«Если дать перспективу, люди будут пить меньше»: нужна ли России культура пития

Застолье
Юрий Грымов, Светлана Андреевская в программе «Культурный код» поговорили о культуре пития в России, о том, как она воспринимается иностранцами и как выглядит на самом деле.

Мы предлагаем полный текст радио передачи.


С. Андреевская:

- Здравствуйте, это Светлана Андреевская. Юрий Грымов – ведущий этой программы. Режиссер, художественный руководитель театра «Модерн». Тема программы животрепещущая. Мы вспомнили про нее после того, как Совет Федерации задумался одобрить повышение возраста продажи алкоголя – с 18 до 21 года. Это произошло пару дней назад. И мы с Юрием подумали и решили поговорить на эту тему – о культуре пития в России. Есть мнение, что Россия ассоциируется только с медведями, водкой и балалайкой. Так ли это до сих пор? Иностранцы называют Красную площадь, медведей, водку, балалайку и вспоминают Владимира Путина.

Не только Совет Федерации выступил за эту инициативу. Но и Минздрав Российской Федерации. По словам заместителя министра здравоохранения Олега Салагая, повышение минимального возраста продажи поможет не только снизить прямые риски для здоровья, но и сократить количество ДТП, преступлений и других негативных социальных последствий. Вместе с тем некоторые врачи все-таки с осторожностью относятся к этой инициативе. Алексей Казанцев, главный врач медицинского центра «Корсаков» в Москве считает, что запрет нужно вводить поэтапно. «Необходимо учитывать, что был печальный опыт тотального запрета 80-х годов». Напомню, что еще в начале ХХ века Николай II на три года запретил водку. И даже есть такай байка, слух, версия, гипотеза, что народ за три года так протрезвел, что подумал: а что же с ними делает власть?

Алексей Казанцев говорит, что в 80-е годы вырубали все виноградники. Была большая волна наркотической зависимости среди молодежи. «Я потом этих пациентов встречал, кого-то в виде наркологических пациентов, а у кого-то была предрасположенность к развитию психических заболеваний. Употребление наркотиков послужило пусковым механизмом для возникновения хронических психиатрических заболеваний. И они уже стал пациентами психиатрических клиник». Алексей Казанцев предлагает поэтапный сценарий. Вначале оставить легкий алкоголь, потому что такой алкоголизм менее злокачественный, чем более крепкие напитки.

Некоторые эксперты говорят, что затянувшийся карантин, режим самоизоляции смогут спровоцировать волну женского алкоголизма в России.

Ю. Грымов:

- Думая про эту передачу, про то, как она будет звучать, кого приглашать, алкоголь – вроде бы горячая тема. Мы понимаем, что сегодня в изоляции люди себе позволяют так называемый антидепрессант. Хорошо это или плохо – большой и серьезный разговор. Но то, что это большая история, и культура пития – важная составляющая современного человека, когда мы говорим про культурный код, мне кажется, туда это тоже входит. У нас сегодня передача посвящена алкоголю.

Светлана, скажите, вот что же такое у нас происходит, когда сегодня обсуждается, что алкоголь надо продавать с 21 года. В 18 лет человек идет в армию. То есть ему доверяют автомат, танк, ракету. Он служит защите нашего государства. А водку он может купить только в 21 год. Есть какая-то несправедливость?

С. Андреевская:

- Не согласна. Здоровье побережет. В армию нормально сходит. Навыки приобретет. Зачем ему пить так рано?

Ю. Грымов:

- Вы считаете, что ничего страшного? Такая дистанция очень большая. Но по дороге до 21 года он подвержен всевозможным соблазнам. И мы знаем, что если не прививать культуру пития и не разговаривать об этом, как делают в европейских странах, то люди переходят к более страшным явлениям – наркотики и так далее.

С. Андреевская:

- Как вы подростку объясните культуру пития?

Ю. Грымов:

- Будем тренироваться. Я долго думал, кого пригласить. Все об этой проблеме знают. Многие люди, понятно, выпивают. Кто-то относится к этому с уважением, кто-то прячется. Но очень мало людей, которые готовы на эту тему поговорить откровенно. Учитывая, что мы говорим с людьми яркими, экспертами, с людьми, которые могут хотя бы честно поговорить про свою жизнь, я пригласил для этого своего друга, удивительного музыканта, лидера группы «Танцы Минус» Вячеслава Петкуна.

У нас в гостях рок-музыкант. Всегда же с роком, рок-н-роллом связаны наркотики, алкоголь. Они как бы все время сопровождали эту музыку. Плохо или хорошо – это другой разговор. Интересно, осталось ли это в прошлом? Когда рок-музыкант выходил на сцену, не заканчивал даже свою программу или одну песню, падал в оркестровую яму или заваливали барабанную установку. Сегодня зрители недовольны таким выступлением. Возникает вопрос: а почему вы недовольны? Вы получили полный комплекс эмоций, прекрасное исполнение музыки, удивительные песни, тексты, драйв. И вот артист еще пьяный на сцене. Это и есть рок-н-ролл! Сегодня зрители этому возмущаются.

Слава, когда ты поешь на трезвую голову, есть отличие от того, когда поешь на пьяную голову?

В. Петкун:

- Как и все. Думаю, что водить машину на трезвую голову тоже проще, чем на пьяную. Хотя на пьяную выступать, конечно, проще, чем на трезвую.

Ю. Грымов:

- А почему? Ты как-то по-другому видишь зрителей?

В. Петкун:

- Как-то и время по-другому течет, и настроение не нужно дожидаться, пока оно нагрянет. С помощью алкоголя приходит быстро.

Ю. Грымов:

- Если ты выступаешь выпивши, концерты длиннее или короче?

В. Петкун:

- По-разному. Иногда случилось, правда, не часто, когда ты вообще не помнил, прошел концерт или еще предстоит. Было пару раз.

Ю. Грымов:

- Бесконечный концерт. Но ты чувствовал в тот период, когда были все-таки такие злоупотребления, некую тяжесть? Сейчас, я знаю, ты не употребляешь. Но тогда тебе это было хорошо или это было тяжело?

В. Петкун:

- Как и все, сначала хорошо, потом очень хорошо, потом похуже, потом тяжело. Это нормально. С возрастом становилось все тяжелее и тяжелее. Особенно когда был какой-то каскад концертов и соответствующего настроения. Конечно, приходилось потом заниматься здоровьем.

Ю. Грымов:

- Многие артисты выступают на корпоративах. Приходится выступать перед пьяной компанией. Корпоративы, свадьбы. Как это – выступать артисту трезвому, когда перед ним пьяные зрители?

Вячеслав Петкун

В. Петкун:

- С годами концерты становятся все более и более на автомате. Всегда же говорят, что надо зацепить зрителя, надо ввести его в определенное состояние, какую-то атмосферу создать, отдельную окружающую среду. А когда зритель просто изначально пьяный, ты входишь в зал, и они все уже в нормальном настроении, то, возможно, это даже проще.

Ю. Грымов:

- А какие-то курьезы были на концертах, когда что-то себе позволяли те самые зрители?

В. Петкун:

- Бывает. Честно говоря, у меня такая кармическая ситуация, она происходит постоянно. Это «Нотр-Дам-де-Пари». Песня «Белль», которую обязательно нужно спеть. Мы ее не поем. О чем говорим сразу, если возникает такое вопрос. Если не возникает, тоже, если это корпоратив. Но всегда, дойдя до определенного момента, у людей возникает желание это послушать. А моя попытка объяснить им, что я не Змей Горыныч и не могу исполнять трио одним ртом…

Ю. Грымов:

- Они просят тебе спеть по пьяни.

В. Петкун:

- Помнишь старую историю, когда люди со своими дисками к ди-джеям подходили. Примерно то же самое. У них есть некий встроенный диск из песни «Белль», которую они хотят слышать, особенно когда настроение их совпадает.

Ю. Грымов:

- Музыканты, которые выступают сегодня, некоторые вообще, мне кажется, пишут песни только для того, чтобы их исполнять за столом. У Лепса про водку. Не кажется, что музыканты специально сочиняют песни на эту тему, чтобы людям было хорошо?

В. Петкун:

- Я очень редко, если говорить обо мне, пишу песни на заданную тему. Потому что очень часто, фактически всегда, начиная писать песню, я не всегда знаю, с чего она начнется. А когда я знаю, с чего она начинается, то я никогда не знаю, чем она закончится. Мне это сложно. Я не могу писать гимны для футбольных клубов, еще что-то. У меня это просто не получается. Я так не умею. Видимо, это кому-то другому надо вопрос задать.

Ю. Грымов:

- Путешествие по гастролям, ты много ездишь, выступаешь по клубам, концертным площадкам. Какой из всех городов для тебя был самый пьяный? Где были самые пьяные зрители? Ты вышел и понимаешь, что в зале люди уже никакие?

В. Петкун:

- Рейтинга самых шокирующих городов нет. Но, действительно, когда испытывал такой шок морально-культурный, это Дни городов. Когда тебя приглашают на День города, ты играешь. Собирается весь город, с детьми, с машинами, велосипедами, старики, бабки, молодежь. Я был в одном городе, там градообразующее предприятие – алкогольный завод, это в Сибири. Это было ужасно. Дети теряются, драки. Когда речь идет о Дне города, я всегда готовлюсь к чему-то такому.

Ю. Грымов:

- К экстремальному.

В. Петкун:

- Скорее, к неприятному. И сожаление всегда испытываешь. Первая мысль о том, что надо как-то с алкоголем завязывать в будущем, как минимум, мне пришла, когда ты видишь такое. Давай называть вещи своими именами – такое свинское состояние людей. Ты себя тоже видишь, глядя на них. И понимаешь, что как-то это все не очень эстетично, как минимум.

Ю. Грымов:

- Может быть, тогда нужно воспринимать те события, которые происходили в роке, раньше их было больше, когда артисты напивались и падали в барабанные установки, может, они специально?

В. Петкун:

- И я падал. Я где-то в октябре два раза упал в барабанную. Мы играли в Питере. Барабаны стоять на небольшом возвышении. И их подвинули довольно близко ко мне. И я никак не мог приловчиться. Первый раз я просто упал в барабаны. Сразу, сделав шаг назад. И потом через какое-то время тоже. При том, что концерт был нормальный. Естественно, этот концерт был воспринят как что-то, где я ползал на четвереньках. Думаю, действительно смешно было со стороны.

Ю. Грымов:

- Для многих это был настоящий драйв рок-н-ролла. Артист никакой, барабаны заваливаются.

В. Петкун:

- Нет, знаешь, у нас вообще очень потребительское отношение в последнее время. Я думаю, что это следствие вот этой бескультурно-массовой атаки со стороны СМИ на население. Потому что очень потребительское отношение превалирует над всем. Ты должен веселить, делать то, что им нравится. Один шутник из Comedy Club мне жаловался: это невозможно просто, я не могу ни в аэропорт зайти. Мне это состояние знакомо по началу 2000-х, когда был «Нотр-Дам», еще что-то. Я говорю: а что ты хочешь? Ты у него как домашнее животное, которое в телевизоре живет. И ты его веселишь. Он тебя видит. Он тебя воспринимает как какую-то куклу. Поэтому и такое отношение.

Ю. Грымов:

- Барабанные установки стоят на возвышении. Так еще их закрывают оргстеклом. Это делается не только для звука, а чтобы музыканты не падали в барабанную установку?

В. Петкун:

- Нет, это делается специально. Чтобы музыканты не глохли. Самое опасное для ушей – это тарелки. Они режут по верхним частотам. И потом просто уши не слышат ничего.

Ю. Грымов:

- Барабанщики, наверное, практически все глухие. Они же внутри находятся.

В. Петкун:

- Сейчас все барабанщики модные, они играют в наушниках. Поэтому им – по барабану!

Юрий Грымов

Ю. Грымов:

- Когда мы уходили на перерыв, я задал вопрос Славе, что такое для него культурный код и, может быть, стоит уже начать говорить про культуру пития? Потому что просто алкоголь не исчезнет за столько сотен лет… Слав, вот культурный код и культура пития для тебя?

В. Петкун:

- Ну, культурный код – это, видимо, ценности какие-то простые, это то, что ты, воспитывая детей, вот передаешь им какие-то определенные, или создаешь какие-то навыки, да. Я хочу, чтобы они много читали, я хочу, чтобы они слушали разную музыку, я хочу, чтобы они знали историю. Ту историю, которую нельзя переписать, та, которая не меняется, то есть, действительную историю. Я хочу, чтобы они были терпимы ко всему. Собственно говоря, из этой трансляции каких-то качеств, которые я пытаюсь им привить, я так понимаю, это и есть культурный код. То есть, ты своим детям плохого не посоветуешь, собственно говоря.

Что касается пития, ну, ты знаешь, я очень скептически с возрастом стал относиться вообще к этой теме, я вижу в ней, с одной стороны, специфику определенную. Она как бы экономическая, идеологическая. С другой стороны, я понимаю, что все люди разные и есть те, кто могут сесть, условно, выпить две рюмки под какую-то закуску и пойти спокойно спать – это только улучшит их состояние физическое, психическое и т.д. Такие люди есть. А есть те, кто до победного конца идет всегда в этом смысле. Вот я отношусь к ним. Мне очень сложно… я всегда питал надежду, что есть такой момент, когда я могу вот попить, попить с друзьями и остановиться. Но дело в том, что контролируешь себя уже значительно хуже, настрое на определенные вещи, на какое-то веселье, на что-то такое с горы катящееся, да, с большой скоростью…

Ю. Грымов:

- То есть, ты говоришь о том, что ты все-таки себя контролируешь и сегодня ты не хочешь…

В. Петкун:

- Ты знаешь, я просто вот сейчас не пью уже пять месяцев и это состояние мне очень нравится, оно очень творческое, у меня появилось много времени, моя голова не занята этим всем, и я, наверное, каждый вечер думаю о том, что хорошо, что я сейчас не бухаю…

Ю. Грымов:

- Слав, спасибо огромное, но вот к нам сейчас подсоединился Игорь Борисович Косарев, президент союза производителей алкогольной продукции… то есть, вот ты сейчас только что разочаровал Игоря Борисовича тем, что ты пять месяцев не употребляешь алкоголь – для него, наверное, это крушение, потому что он все-таки системно на этом зарабатывает, да, и у меня первый вопрос к Игорю Борисовичу – скажите, пожалуйста, как так вы допустили, что Россия стала аж на седьмом месте по употреблению алкоголя... Вот литовские горячие парни – на первом месте, а у вас проблемы, вы плохо руководите, наверное, индустрией или вы слишком стали нравственны?

И. Косарев:

- Во-первых, я действительно был благодарен, и благодарен одновременно двум состояниям. Во-первых, потому, что есть люди, которые чисто по русской традиции умеют отрываться так, что не особенно об этом задумываться. Ну и есть те, которые могут контролировать себя, к которым, к сожалению, отношусь я. Я вот как раз из той самой категории, которые могут спокойно выпить две рюмки и с чувством такого счастливого состояния спокойно пойти спать и так далее…

Ю. Грымов:

- Но вы – производитель алкоголя, вы не соскакивайте… у нас отвечаю я за то, что не вижу греха выпить и держу себя в руках всегда, считаю, что это часть культуры, да. Вячеслав Петкун говорил, что все-таки было прошлое и он не стесняется об этом говорить открыто, а не каждый готов об этом говорить открыто, но вы же эту заразу производите, если мы говорим в основном про водку, да. Ведь водка – это все-таки серьезный удар?

И. Косарев:

- Я практически дошел до сути первого вашего вопроса… если вы не возражаете, я закончу. Значит, есть два аспекта, которые очень сильно влияют на эту цифру – там седьмое или десятое место… Первый аспект называется «объем легального потребления». Потому что наш любимый Минздрав очень любит считать легальные цифры. Вот сколько продается через магазины – вот это его главный показатель. Поэтому он выбрал для себя такую особенную и специфичную цель для наступления. Чем меньше люди покупают алкоголя легально, тем у них лучше положение среди мировых минздравов и т.д. То есть, если коротко, они борются с теми, кто торгует алкоголем легально. При этом совершенно не задумываются о том, сколько алкоголя продается нелегально… Вот возьмем обычную, стандартную бутылку водки 0,5. Цена у нее на сегодняшний день 230 рублей в магазине. Из них 180 – это акцизы и налоги. И любой человек, который производит эту же самую водку с минимальными трудозатратами и практически нулевым риском с точки зрения уголовного законодательства зарабатывает 180 рублей. Представьте себе, как в этой стране, с этим уровнем законопослушности бороться с такого рода явлением? А Минздрав считает – неважно, сколько они там продают нелегально, важно, что через магазины продается меньше. И мы будем отчитываться седьмым местом, потом двенадцатым, потом еще каким-то… проще говоря, пьют, но пьют на 30% нелегальный алкоголь…

Ю. Грымов:

- Но это же катастрофа! Потому что они пьют-то суррогат! Как правило, они пью вообще ужас какой-то, и травятся! Вы сейчас сказали, что все эти данные занижены, то есть, никто не хочет знать правду, да. Но вот у нас сейчас на связи появился Денис Семенихин, автор трех книг, создатель крупных каналов на Ютюбе, Инстаграмм, исполнитель главной роли в новом художественном фильме «Бодибилдер», лауреат паремии Тэффи за шоу «Взвешенные люди». Здравствуйте, Денис.

Д. Семенихин:

- Да, здравствуйте.

Ю. Грымов:

- Денис, я обратил внимание на ваш Инстаграмм, он очень популярный, там 1,2 миллиона подписчиков, это такой большой, уважительный портал… но меня удивило следующее. У вас всего-навсего 11 людей, на которых вы подписаны. И, что самое удивительное, они все такие же, как вы, они все занимаются здоровым образом жизни, качаются… и самый отмороженный – это Шварценеггер, который курит и иногда виски употребляет… Вот круг ваших интересов, получается, всего-навсего эти 11 человек?

Д. Семенихин:

- Ну, мы сейчас, конечно ушли в сторону вот этой специфической истории с соцсетями… я просто стараюсь проводить поменьше времени, несмотря на то, что веду свои площадки, стараюсь поменьше времени проводить в этом бездумном автоматическом листании ленты… Я выбрал просто тех людей, которые…

Ю. Грымов:

- У вас больше миллиона подписчиков! Значит, они что-то находят, листая вашу страницу и видя, как вы на природе качаете мышцы. Значит, им это надо?

Д. Семенихин:

- Возможно, им это надо. Им это нужно, а моя задача отделиться, так как я почувствовал, что людям это ценно, я стараюсь делиться, но тоже не с высокой регулярностью, иногда у меня и две недели не бывает постов, то есть, я не порабощен соцсетями, но действительно стараюсь делиться. И здесь я не вижу параллели в том, что, если у меня миллион подписчиков, то я должен быть подписан на миллион человек. Нет…

Ю. Грымов:

- Нет, круг интересов же тоже может быть в соцсетях… Ну, хорошо, вот сейчас мы говорим с вами про алкоголь, да. У нас на связи сейчас человек, который производит алкогольную продукцию и, в частности, у нас прекрасный музыкант, Вячеслав Петкун, который употреблял и который уже не употребляет… Вы где? Вы вообще в какой компании? С теми, кто бухает или совсем не бухает?

Денис Семенихин

Д. Семенихин:

- Моя история, конечно, совсем специфическая и мне не хотелось бы звучать как моралист какой-то, уж точно, потому что люди разные, и правильно сказали ребята, что у всех все по-разному с алкоголем. Но у меня в семье, в широком понимании слова, то есть, у меня дед академик был, который пил, но контролировал; отец – выпускник мехмата МГУ, - который пил и не контролировал. И я с детства видел все вот эти беды, можно сказать, определенные травмы, которые наносят окружающим, когда есть один человек и есть другой человек, в состоянии альтернативном, так скажем…

Ю. Грымов:

- Вы сами употребляете алкоголь?

Д. Семенихин:

- Сейчас отвечу. Естественно, это во мне воспитало какой-то, видимо, некий не то чтобы блок, я сам не знаю, в чем причина… короче, я не пью сейчас, но это не заслуга моей силы воли, что я, знаете, хочу, но держусь… Вот мне 49 лет сейчас и я сильнейшей силой воли держусь… Нет, просто нет у меня такой потребности…

С. Андреевская:

- Зачитываю сообщение. В частности, нам пишут: «Не может быть культуры пития, как и культуры убийства или культуры воровства. В США – с 21 года!»… В общем, призывают всех выгнать из эфира, потому что мы втягиваем россиян в алкоголизм…

Ю. Грымов:

- Можно, я отвечу? Значит, я до сих пор увлекаюсь живописью. Когда Микеланджело получил первые деньги, он думал, на что их потратить. И, когда его мать спросила – на что ты потратишь свои первые деньги, которые тебе заплатили за работу, он сказал – я потрачу их на женщин. Она ему сказала – а тебе нужны женщины, которые продаются? Он говорит – нет, такие женщины мне не нужны. Микеланджело подумал и сказал – наверное, я потрачу их на алкоголь, на что мать ему сказала – алкоголь это традиция, это не просто удовольствие. Поэтому, когда мы вычеркиваем алкоголь из своей жизни, а в русском человеке все-таки заложена любовь к алкоголю, потому что мы северная страна… поэтому я бы не стал так категорично говорить… Мы рассуждаем. Потому что одно дело – выпивать, другое дело – напиваться…

С. Андреевская:

- Еще есть вопрос к Игорю Борисовичу. Во время пандемии, самоизоляции снизились ваши обороты или, наоборот, вы растете?

Ю. Грымов:

- Нет, Игоря Борисовича не слышно… Тогда я отвечу. Когда я готовился к программу, я читал, что от 20 до 30 процентов увеличилось употребление алкоголя…

С. Андреевская:

- Тут некоторые слушатели, очень активные, пишут, что не надо никакой контрафакт покупать, я, типа сам делаю… А как быть, если ты не пьешь, а друзья не понимают… Но, знаете, Юрий, меня зацепила такая фраза – у нас привита любовь к алкоголю. Честно говоря, я первый раз такое слышу. Почему у нас привита любовь к алкоголю? Кто нам привил эту любовь к алкоголю?

Ю. Грымов:

- Ну, это же было сделано очень давно. Почитайте русскую литературу, посмотрите российские картины… там всегда есть обязательно не просто человек выпивающий, а прямо откровенный алкоголик, поэтому не надо делать вид, что мы не знаем, что такое водка. Водка – это один из образов России. К сожалению или нет, но так же, как и саке в Японии. А если вы говорите про привыкании, знаете, что меня поразило больше всего? Что самое большое привыкание вызывают как раз очень хорошие напитки, очень дорогие, качественные напитки. Это правда?

Игорь Косарев

И. Косарев:

- Вы знаете, если коротко, то уровень потребления примерно соответствует уровню прошлого года. То есть, если мы берем первые четыре месяца 19-го и 20-го, то у нас плюс два процента. То есть, если коротко, то начало апреля было характерно тем, что там было плюс 8, а сейчас это все выровнялось и примерно одинаково. При этом некоторые исследования показывают, что растет процент потребления самогона. Потому что люди находятся дома, им нравится этот технологический процесс и т.д….

С. Андреевская:

- Да это просто дешево… денег нет у людей, поэтому и самогон..

И. Косарев:

- Нет, нет, самогон – это не дешево. Если коротко, то сейчас самое дешевое нелегальное потребление – это из медицинского спирта бодяжить водку, потому что он достаточно легко достается..

С. Андреевская:

- Не рассказывайте это в эфире…

И. Косарев:

- …Самогон делать достаточно дорого и достаточно опасно, потому что вы знаете прекрасно, что, если не отделить легкие летучие спирты типа метанола, то загнуться можно очень быстро… Но народ просто находясь на самоизоляции должен чем-то заниматься и вот они, видимо, технологические процессы осваивают, поэтому вот…

Ю. Грымов:

- Ну, хорошо, да, но мне все-таки хотелось бы от вас услышать, от человека, который производит алкогольную продукцию, и мы слышим, как наши радиослушатели против употребления алкоголя, и считают, что это вообще не нужно, и вообще истории алкоголя не может быть… вот для вас, для человека, который производит алкоголь, что для вас культурный код?

И. Косарев:

- Вы знаете, вот мы все сбрасываем со счетов, что такое алкоголь, а алкоголь – это антидепрессант. То есть, все прекрасно знают, что у нас есть тяжелые таблетки, когда люди попадают в те или иные ситуации, и у нас есть алкоголь, который гораздо более легкий и не вызывающий такого объема привыкания, но, тем не менее, позволяющий людям смириться с той или иной ситуацией. Поэтому объем увеличения потребления алкоголя или его уменьшения зависит от того, как люди живут. Очень сильно зависит от этого.

Ю. Грымов:

- От уровня культуры. Я думаю, что все-таки от уровня культуры?

И. Косарев:

- От уровня культуры. От уровня состояния твоей жизни. От степени безнадежности, которая у тебя есть, и так далее… Поэтому вот я вижу очень устойчивый тренд по снижению потребления алкоголя связан с тем, когда у людей появляется перспектива, карьера, необходимость воспитания детей и остальные прочие вещи, то люди очень внимательно следят за тем, в каком состоянии они находятся. И культурный код русских – нам нужно создать людям перспективу, возможность развития и так далее, и тогда они будут пить гораздо меньше….

Ю. Грымов:

- Да, Игорь, спасибо огромное. Денис, а вот для вас, для человека, который пропагандирует здоровый образ жизни, культурный код в чем? У вас есть какой-то ответ?

Д. Семенихин:

- Я считаю, что люди, которые относятся к себе созидательно, они не хотят создавать себе помехи и, тем более вредить своему организму. Нам дан этот организм - единственный на всю жизнь…