«Если возникают вопросы, вам это не нужно»: зачем люди идут на добровольное чипирование

Владислав Зайцев
Юрий Грымов и Светлана Андреевская в программе «Культурный код» расспросили инженера Владислава Зайцева о том, зачем люди добровольно вживляют себе чипы.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Ю. Грымов:

- Добрый день! Это программа «Культурный код». Со мной ведет программу Светлана Андреевская. Здравствуйте!

С. Андреевская:

- Здравствуйте!

Ю. Грымов:

- Мы говорим о культурном коде. Понятно, что мы не говорим, а что вы читали, мы начинали об этом говорить, но поняли, что это не очень правильно. Люди волнуются. И опираться только на чтение, литературу, этого недостаточно. Обычно мы общаемся с людьми на какую-то тему, и человек сам себя проявляет.

Сегодня я бы хотел поговорить о таком явлении, о котором часто слышу, читаю в СМИ, это не книги, не фантастика, это реальность. Я говорю про чипы. Света, у вас есть чип?

С. Андреевская:

- Чипа нет. По крайней мере, я не знаю об этом. Может, он уже есть во мне?

Ю. Грымов:

- Пока сторонники всевозможных заговоров активно выступают против чипирования в России, но при этом я скажу вам совершенно официально, что уже более двухсот человек живут с настоящими чипами. Причем, они вживляли себе их добровольно. И все эти сказки про контроль, они это делают самостоятельно. И один из первых в нашей стране это сделал Владислав Зайцев. Это инженер, молодой человек, который себе сделал чип в виде тройки для поездок на метро. У нас он сегодня на связи. Вячеслав, здравствуйте!

В. Зайцев:

- Добрый день!

Ю. Грымов:

- Владислав, вы внедрили себе в кисть «Тройку», чтобы ездить на метро. Люди изобрели эту карточку, а вы ее себе вшили в кисть, не можете ее теперь засунуть никуда, она у вас может прислоняться. Вы это сделали для чего?

В. Зайцев:

- На самом деле, там не «Тройка» уже, а банковская карточка, но, в первую очередь, это был просто интерес, а каково это? Есть некоторые вещи, которые вы не можете подойти к человеку, спросить, а как оно? Чувак, как это ощущается? Можно подойти к человеку, который прыгал с парашютом, но нельзя найти человека, который платит рукой и спросить, а как оно? Это одна из вещей, которую можно только попробовать. Мне было интересно.

Ю. Грымов:

- Согласитесь, но ведь карточку можно было на скотче прикрутить к кисти? Карточка – это та же кисть, но вы сделали себе операцию, туда внедрили чип.

В. Зайцев:

- Скотч – это немножко другое. Это совершенно другие ощущения. На скотче ее не получится носить, допустим, год. А где-то через четыре месяца я перестал уже ощущать, что там что-то инородное есть.

Ю. Грымов:

- А у вас сколько уже чипов внедрено в организм?

В. Зайцев:

- По-моему, три.

Ю. Грымов:

- Вы не могли бы рассказать про еще два?

В. Зайцев:

- Один – банковская карточка, а два остальных я использую для входа на работу.

Ю. Грымов:

- Фактически ключ.

В. Зайцев:

- Да.

Ю. Грымов:

- Я вспомнил, появилась мода, а я считаю себя не ретроградом, а увлекающимся техникой и так далее, было понятие «умные дома», помните?

В. Зайцев:

- Да. Я, на самом деле, фанат «умного дома».

Ю. Грымов:

- Приведу личный пример. Некоторые мои знакомые это сделали, когда строили себе дом за городом. «Умный дом» - включался телевизор, кондиционер, затемнение, окна, свет. Естественно, они все столкнулись в одной проблемой – это перепады электричества, хотя всякие фильтры на это стояли. Но перепады существовали. И свет включался ночью, кондиционер включался, когда не надо. Были некие сбои. Не боитесь ли вы, что у вас эти чипы, которые под кожей, что будут какие-то сбои?

В. Зайцев:

- Сбои как бы непонятны и страшны тем, кто не понимает их причину. Я понимаю эту причину, знаю, что для таких систем, если сбои были в плохом качестве электроэнергии, их можно было бы достаточно легко избежать. Сама автоматика «умного дома», она жрет не очень много, это делается чуть более дорогим фильтром. Или источником бесперебойного питания. Я понимаю, в чем смысл сбоев. И не боюсь их. А если они возникнут, знаю, как сделать так, чтобы они прекратились.

С этими штуками то же самое. Я понимаю, как эта система работает, я понимаю ее ограничение и возможности. Исходя из этих ограничений и возможностей, я могу понять, что возможно плохого, а что невозможно. И все сбои, которые я могу придумать в рамках системы, они меня не пугают по умолчанию.

Ю. Грымов:

- А вот все эти операции вы производили сами? Или вы ходили в клинику, которая вам это делала. Как, вы резали на кухне?

Владислав Зайцев

В. Зайцев:

- Тот, который большой и банковская карта, мы это вставили в салоне. Это долго заживало. Два остальных – это просто маленькая стеклянная капсула, которую, действительно, можно поставить на кухне, просто соблюдая чистоту, условно.

Ю. Грымов:

- Стеклянная капсула под кожу? Но она же может разбиться, если вы рукой заденете о дверь!

В. Зайцев:

- Нет, она под кожей. Кожа амортизирует удары. И она очень маленькая.

Ю. Грымов:

- Получается, вы такой биочеловек, в котором все сконцентрировано, чтобы контролировать какие-то свои действия, облегчать себе жизнь. Мы вот с вами общаемся, вы находитесь в автомобиле, у вас надета маска, вас плохо слышно. Владислав Зайцев – это псевдоним или настоящая фамилия?

В. Зайцев:

- Настоящая. Честно говоря, меня впервые спрашивают об этом.

Ю. Грымов:

- Мы задаем странные вопросы. А какой у вас ник в интернете? Кем бы вы хотели стать? Вы там кто?

В. Зайцев:

- Ник у меня достаточно простой – это первые три буквы фамилии и имени, отчества. И дальше сокращенная форма имени – Влад.

Ю. Грымов:

- А картинка – ваш портрет?

В. Зайцев:

- Картинки разные. В одном из мессенджеров – это картинка, нарисованная моей хорошей знакомой, в другом – это просто кусочек печатной платы, в третьем – фотография с какой-то из конференций, где я с микрофоном что-то рассказываю.

Ю. Грымов:

- Вы сказали про хорошую знакомую, у меня вопрос. А девушки стали больше обращать на вас внимания, когда вы такие достижения чипирования создали в своем теле?

В. Зайцев:

- Знакомятся ли со мной только из-за этого? Нет.

Ю. Грымов:

- Нет, потом.

В. Зайцев:

- Возникают ли вопросы? Да.

Ю. Грымов:

- Они реагируют на это?

В. Зайцев:

- Некоторые реагируют, но, как правило, все спрашивают, можно ли пощупать.

С. Андреевская:

- А можно пощупать?

В. Зайцев:

- Пощупайте.

Ю. Грымов:

- Вот вы приходите с девушкой в кафе, раз руку дали, официант удивился!

В. Зайцев:

- Официант взял, унес ее за стойку к себе.

С. Андреевская:

- Кстати… А как вы наличные кладете на карту?

Ю. Грымов:

- А, у вас отстегивается рука?

Ю. Грымов:

- Нет, в ресторанах я по большей части плачу телефоном, потому что та банковская карточка сейчас не работает.

Ю. Грымов:

- Вы чувствуете, что вы такой передовой, вы это делаете ради какого-то тщеславия или какая-то дань перспективного развития чипирования, которого все боятся?

В. Зайцев:

- Мне кажется, это в большей степени дань какой-то перспективе, интерес к будущему, чем тщеславность.

Ю. Грымов:

- Владислав, вы чувствуете себя каким-то космическим супергероем? Или подопытным кроликом?

В. Зайцев:

- Где-то ближе к подопытному кролику.

Юрий Грымов

Ю. Грымов:

- Согласитесь, мы все, я, ваши родители хотели бы быть какой-то яркой индивидуальностью, сохранять свою территорию, свое мнение, но чипы, чего все боятся, на нас могут влиять как бы изнутри. И то, что уже 10 человек эти чипы внедрили, это говорит о том, что вы не боитесь этого внедрения в наши сознания, нашим руководством, слежкой. Вы этого не боитесь?

В. Зайцев:

- Опять вопрос в том, что если вы понимаете риски, вы можете ими управлять. Я понимаю, как работает эта технология, я разрабатываю примерно такое же железо сам, я знаю, что она может, что не может. И я отчетливо понимаю, что она не может управлять людьми, не может управлять, читать их мысли, например.

Ю. Грымов:

- Пока.

В. Зайцев:

- Очень долго будет продолжаться это «пока». Как минимум, еще лет двадцать.

Ю. Грымов:

- Вот то, что вы в себя внедрили, согласитесь, это делается для того, чтобы экономить время, правильно?

В. Зайцев:

- Экономия времени, она, конечно, есть. Это не драматическая штука, которая позволяет экономить часы в день. Это экономия максимум, минуты в день. Оно само по себе этого не стоит. Но понимание того, как это работает, какие плюсы и какие минусы у тебя есть после этого, это интересно само по себе. Это не ради экономии времени, это ради того, чтобы попробовать.

Ю. Грымов:

- А какие плюсы? У меня карточка лежит в кошельке, я могу карточку приложить, у меня есть телефон, телефон тоже считывает программу. Зачем его резать в кожу-то? Я до сих пор не могу понять. Попробуйте сейчас убедить меня, мне было бы интересно, я экспериментальный человек, зачем это надо мне сделать?

В. Зайцев:

- Я не смогу вас убедить, потому что сама постановка вопроса предполагает, что вы этого не хотите осознанно, а я вам должен привести какие-то аргументы, чтобы вы этого захотели. Этих аргументов у меня нет, потому что вы, допустим, не компания, которая занимается безопасностью. Некоторые компании, которые занимаются безопасностью, им очень интересна сама идея неотчуждаемого от человека пропуска. То есть, есть пропуска, которые лежат в кармане, но которые могут из этого кармана выпасть или которые можно из этого кармана украсть. Метка под кожей принципиально не может не выпасть, не украсть ее, если у человека ее вытащили, он об этом гарантированно знает, потому что у него теперь рана там, простите. И если этот человек имеет какое-то отношение к обеспечению безопасности какой-то серьезной информации, то для него такой пропуск имеет определенные преимущества. Но он это и понимает. Вы не имеете отношения к такой информации, у вас просто не возникает такого запроса. И плюсов для вас в установке такой метки нет.

Ю. Грымов:

- Как это нет таких запросов? Я так же, как и вы, пользуюсь входным ключом, могу поехать на общественном транспорте, рассчитываюсь банковской карточкой. И нас слушают четыреста городов, им интересно. Я пока аргументы не увидел. У вас могут его украсть. Получается, все, что можно украсть, нужно врезать себе под мышку. Распарываем себе на животе карман, запихиваем туда все, что можно украсть. Ну, это же как-то глупо!

В. Зайцев:

Не далее, чем пару минут назад я вам сказал, что у меня нет аргументов ни для вас, ни для людей, у которых нет доступа к чувствительной информации. Я не говорю, что надо вживлять все, я говорю лишь о том, что в некоторых случаях опасность кражи информации некоторой чувствительной перевешивает те неудобства по вживлению одного маленького стеклянного чипа.

Ю. Грымов:

- Но вы же знаете, многие люди боятся даже уколов, травм, а при этом, может, у вас есть какие-то наклонности? Что-то разрезать, вставить? Мы же знаем про таких людей, которые к этому тяготеют. Есть целые салоны, в которых это и делают. Надрезают какие-то этнические всякие вещи, как это делалось в четвертом веке. Может, связано еще и с этим? Желание что-то поместить в свое любимое тело? Через боль?

В. Зайцев:

- По крайней мере, у меня с этим ничего не связано. Я боюсь боли, уколов.

Ю. Грымов:

- И при этом вы режете спокойно, вставляете себе карточку «Тройка».

В. Зайцев:

- Да, потому что в данном случае мой интерес перевешивал недостатки. Так же, как и необходимость сохранять безопасность для некоторых категорий людей, перевешивает эти недостатки по вживлению.

Ю. Грымов:

- У нас есть такая традиция – блиц. Мы сегодня еще попробуем набрать еще одного человека, который себе уже двадцать лет назад, как вставил первый чип. У нас будет такая возможность, Светлана?

Светлана Андреевская

С. Андреевская:

- Да.

Ю. Грымов:

- Александр Викторович Волчек, это врач из Новосибирска, акушер-гинеколог, он выйдет с нами на связь. Он сейчас на работу, принимает роды. И как только у него появится возможность, он присоединится и поговорит.

Я хотел бы потихоньку перейти к разговору к блиц-опросе. О вас. О человеке, который пропагандирует чипы, имеет целых три. Итак, первый вопрос. Продолжите фразу: я боюсь…

В. Зайцев:

- Умереть.

Ю. Грымов:

- Три суперспособности, которыми я хочу обладать?

В. Зайцев:

- Вечной жизнью, умение читать мысли, полет.

Ю. Грымов:

- Для меня больше всего важно, что думают обо мне…

В. Зайцев:

- Не совсем понял. Кто думает?

Ю. Грымов:

- Что для вас важно, что про вас думают люди?

В. Зайцев:

- Да мне не особо важно, что про меня думают люди.

Ю. Грымов:

- Мое главное отрицательное качество?

В. Зайцев:

- Лень.

Ю. Грымов:

- Получается, что отчасти эти чипы связаны с этим?

В. Зайцев:

- Ну, нет. Лень в смысле, когда мне надо что-то делать, а я не делаю.

Ю. Грымов:

- Смысл моего существования сегодня заключается в…

В. Зайцев:

- В том, чтобы сделать что-то большое и крутое.

Ю. Грымов:

- А что такое для вас крутое?

В. Зайцев:

- Это то, что влияет на множество людей.

Ю. Грымов:

- Но вы говорите о чипах, что это перспектива, и вы делаете их уже сейчас, когда кто-то у виска крутит, кто-то расстраивается, ищет заговор. Это относится к этому крутому?

В. Зайцев:

- Очень частично, потому что я трезво осознаю перспективы всего этого. Мне кажется, оно не пойдет в массы. А для меня много людей – это миллионы.

Ю. Грымов:

- Моя любимая серия из сериала «Черное зеркало»?

В. Зайцев:

- Я не люблю весь сериал «Черное зеркало».

Ю. Грымов:

- О, как интересно! Я просто хочу сказать, кто не видел сериал, хочу его рекомендовать, я люблю этот сериал. Вопрос был не просто так, потому что весь этот сериал, несколько сезонов посвящены тем самым перспективным развитиям технологий, алгоритмам интернета, лайки, чипы и так далее.

Вы считаете, что этот сериал неудачный?

Программа в студии Радио КП

В. Зайцев:

- Я считаю, что этот сериал подменяет проблемы людей, общества страхом перед технологиями. Например, там есть серия, где мама через какой-то девайс наблюдает за жизнью дочери в прямом эфире. Эта проблема не технологий, это проблема доверия в семье, того, что мама не может отпустить от себя дочь и прочее. Они говорят, что это страшный чип, который внутри дочери, который во всем виноват. Именно из-за него возникла такая ситуация, именно из-за него они ссорятся. Но ведь это не так. Сами технологии не делают жизнь ни лучше, ни хуже, они нож. Этим ножом можно отрезать колбасу, а можно убить человека.

Ю. Грымов:

- Согласен, но есть же искушение? Мать переживает за свою дочь. И посредством этого чипа может подглядывать за дочерью, которая долго не приходит с прогулки. Она беспокоится. Это искушение ради безопасности дочери.

В. Зайцев:

- Мы живем в мире искушений. Почему вы оправдываете мать, которая лезет в жизнь дочери тем, что у нее есть возможность? А если они живут в одной комнате? Это тоже искушение? Это тоже оправдывает, что она лезет в дневник дочери, например.

Ю. Грымов:

- Мать же это делает по любви. Между прочим, чипы тоже в дальнейшем перейдут в частную жизнь человека, и в нашу жизнь эти чипы будут вмешиваться без нашего разрешения.

В. Зайцев:

- Огромное количество войн в мире начались из-за благих целей. Это их оправдывает?

Ю. Грымов:

- Сегодня у нас еще один гость – врач Александр Викторович Волчек. К врачам я отношусь очень уважительно. Тем более он врач-гинеколог, а я снимал фильм «Казус Кукоцкого» про врача-гинеколога. Но он не просто врач-гинеколог, это человек, у которого уже 6 чипов, насколько я знаю.

Александр Викторович, вы являетесь тем человеком, который популяризирует чипы. Владислав, которому я задавал вопрос, зачем это нужно сделать мне, он на самом деле не ответил. Вы не могли бы ответить, зачем вставлять чипы, и какие?

А. Волчек:

- Если у вас возникает такой вопрос, то вам это и не нужно. Потому что чипы решают проблему. Если нет проблемы, вам хватает карточек и телефона – пожалуйста, живите, как привыкли. Проблема возникает, когда карточки начинают теряться. А теряются в основном не банковские карточки, а карты контроля доступа в учреждения или куда-то еще. В основном первые люди, которые приходят за чипами, они решают именно эту проблему. А потом уже появляется интерес, что еще можно такого сделать, потому что это абсолютно никак не влияет ни на здоровье, ни на жизнь.

Ю. Грымов:

- Согласитесь, очень много разговоров про эти чипы. Александр, я уже понял, что и у Владислава, и у вас все крутится вокруг этих ключей. Ключ в пальце, карточка в ладошке – это для меня довольно просто. Но люди боятся. Многие говорят, что один из признаков грядущего конца света, прихода антихриста – чипы. Многие привязывают, что чипы – это начало этого влияния изнутри. Сегодня он ключ, а завтра его прошивают, и он влияет на вас. Вот это может произойти в ближайшее время.

А. Волчек:

- В ближайшие 100 лет это вряд ли произойдет, потому что уровень технологий пока не дошел до этого. Это ответ на один из ваших вопросов. Ответ на вопрос о конце света. Люди не очень внимательно читают всю эту литературу. Откровения Иоанна Богослова и комментарии к нему дают достаточно точный ответ, что является «меткой зверя». У «метки зверя» есть один из основных признаков – неотчуждаемость. Иными словами, если у вас в руки чипы, эта «метка зверя», вы лишились руки и «метка зверя» пропала, значит, это была не «метка зверя».

Ю. Грымов:

- Насколько я знаю, у вашей супруги тоже есть чип.

А. Волчек:

- Есть.

Ю. Грымов:

- Это тоже ключ?

А. Волчек:

- Да. Она потеряла четыре карточки и была очень рада, когда лишилась возможности их терять.

Ю. Грымов:

- Я понял, Александр, как нужно говорить, зачем нужны чипы. Эти чипы нужны для рассеянных людей.

А. Волчек:

- В общем-то, да.

Ю. Грымов:

- Потому что я никогда не терял ключи. Банковские карточки я один раз терял, случайно оставил кошелек на крыше машины и уехал, а потом, во время дороги, эти карточки упали с крыши машины.

Вы не видите опасности в чипировании? Вы не думаете о том, что в этом есть какой-то смысл, что люди не просто так этого боятся? Я сейчас не про ваши ключи и карточки. Есть опасность именно влияния на человека посредством чипа?

А. Волчек:

- Этой опасности абсолютно не существует. Про Билла Гейтса все узнали от Михалкова. Никто не смотрел презентацию, никто не читал его доклад. Вы читали?

Программа в студии Радио КП

Ю. Грымов:

- Да, я читал. И эта информация появилась не от Михалкова. Общественное мнение сформировалось благодаря Михалкову, но про Билла Гейтса разговоры идут давно. Билл Гейтс, который потратил 50 миллиардов долларов на благотворительность, не будет заниматься такой ерундой, о которой сегодня все пишут. Это просто несерьезно для человека с таким состоянием, имея такой жизненный путь, который он прожил как бизнесмен, как человек науки, по большому счету. Поэтому когда сегодня говорят о чипировании, связанном с Биллом Гейтсом, я считаю, что это глупость. Но опасность накаляется, многие об этом говорят, это топ-новости – про чип.

А. Волчек:

- Опасность в основном связана с какими-то городскими легендами. И этим легендам достаточно много времени на самом деле. Люди не очень хорошо разбираются в современных технологиях, они ожидают от них всегда чего-то большего. Нет центральной иерархии знаний у людей. И они начинают бояться… Помните, боялись сотовых телефонов, еще лет 5 назад, наверное, боялись бесконтактных платежей. И это совершенно нормально. Просто есть определенный процент людей, которые эту боязнь продолжают дальше и потихонечку выходят в стадию клиническую. Психиатры говорят, что около 20% всех шизофрений, которые выявляются, связаны с ощущением того, что государство поставило вам в голову чип.

Ю. Грымов:

- Это страхи. Александр, скажите, кто является ориентиром для вас сегодня? Я говорю сейчас про науку, про технологии, про то, что вы спокойно вживляете себе 6 чипов. Кто является для вас ориентиром, за кем вы наблюдаете и нам советуете понаблюдать, за каким человеком в науке, в технологиях?

А. Волчек:

- Понаблюдайте за визионерами, за Курцвейлом, который занимается именно футурологией, то есть прогнозированием того, к чему могут нас привести технологии. Понаблюдайте за тем же самым Биллом Гейтсом, который достаточно опытен в том, чтобы анализировать то, что будет дальше. Понаблюдайте за современными биотехнологиями, в том числе за биохакерами. Не теми, которые едят таблетки в надежде, что у них будет вечная жизнь, а теми, которые занимаются генетическими экспериментами. Скорее всего, вы получите какую-то картину будущего, более реальную, чем у писателей-фантастов.

Ю. Грымов:

- Александр, у нас передача называется «Культурный код».Чип, код – все это близко. Как вы думаете, может ли войти эта традиция чипов в понятие нашего культурного кода? Любой современный человек будет считать себя культурным только тогда, когда у него появится чип? Тот самый чип, который позволит ему сегодня пока только открывать дверь. Для меня это вообще неубедительно, я дверь открываю по старинке. У меня бурная фантазия, я себе могу представить. Ну, подношу я руку – открывается дверь. И что в этом такого?

А. Волчек:

- Дело немножко не в том, что вы подносите руку. Вы представляете это как какой-то процесс сродни тому, как вы достаете карточку из кармана. Дело в том, что у вас это движение будет абсолютно естественным, и вам не надо будет думать: сейчас я поднесу руку. Вы просто беретесь за ручку двери – дверь открывается.

Ю. Грымов:

- Я уже понял, люди, которые имеют чипы и вживляют себе тот самый ключ, от этого получают, может быть, какое-то эротическое удовольствие. Потому что серьезно говорить о том, что в этом есть какой-то…

В. Зайцев:

- Меня, честно говоря, немножко смущает, что вы к абсолютно технологической штуке сначала хотите присовокупить какое-то удовольствие от внедрения в себя, теперь эротическое…

Ю. Грымов:

- Я хочу разобраться.

В. Зайцев:

- Мы говорим о технологии, а вас тянет на сексуальное. Я не могу вас осуждать, но немножко странно, мне кажется.

Ю. Грымов:

- Какая у вас ломка, когда у вас чип есть, а дверь открыта. И что вам делать? А у вас целый чип.

Я понял одну вещь. Вячеслав Зайцев и Александр Волчек, которые поставили себе много чипов, по большому счету, это Маши-растеряши. Они себе вставили только то, что можно потерять. Они ключики вшили себе в локти, поставили банковские карточки. То есть это все сделано ради того, чтобы не потеряться. Вот такие рассеянные люди. Вячеслав, это связано с рассеянностью? Потому что про технологии я так и не понял. Дверь я могу открывать и по старинке.

В. Зайцев:

- Я могу с уверенностью сказать, как бы вам этого ни хотелось, это не связано ни с какими сексуальными извращениями и удовольствием вставления в себя неких предметов. Я не очень хочу знать, почему вы так топите за эту тему, какие предметы в себя вставляете. Но это не связано в том числе и с потеряшкой. Я, к счастью, не терял бумажник. Я потерял в жизни один телефон в 7 лет, и с тех пор у меня все нормально. Это связано скорее с интересом к технологии, к попытке понять, как эта технология работает, какие плюсы она дает, чего вы, например, совершенно не пытаетесь делать. Вас не интересует технология, не интересует то, как она работает. Вас интересуют внешние проявления.

Ю. Грымов:

- Ну, как меня не интересует? Владислав, у меня все-таки есть фантазия. Я прекрасно понимаю, что у меня лежит карточка, она же – ключ от двери. Я могу иметь эту карточку в бумажнике и прислонить. Нет, вы режете себе кожу, вставляете туда. Что меняется? Вы становитесь кошельком.

В. Зайцев:

- Я делаю такой вывод на основе того, что примерно 40 минут два разных человека пытались объяснить, что вам этот чип не нужен, если у вас нет такого запроса, но вы по-прежнему пытаетесь что-то сделать, чтобы мы убедили вас поставить чип. Мы не Билл Гейтс, мы не хотим, чтобы у вас был чип, он вам не нужен. Если у вас будет чип, вы на следующий день придете на радио и будете рассказывать, как он вам совершенно не улучшает жизнь. Мы не хотим этого.

Ю. Грымов:

- Владислав, я хочу понять, насколько ваша жизнь стала лучше.

Программа в студии Радио КП

В. Зайцев:

- Давайте я приведу вам простой пример. Есть люди, которым нравится что-то в себя вставлять. Но вовсе не обязательно, что то, что нравится этому человеку, должно понравиться кому-то другому, или что кто-то другой найдет в этом какие-то плюсы для себя. С чипированием абсолютно та же самая петрушка. Те плюсы, которые получаю я, они совершенно не значимые для вас, например, или для какого-то другого человека.

Ю. Грымов:

- А в чем значимость для вас? Вы вставлять себе любите?

В. Зайцев:

- Примерно уже 50 минут я вам пытаюсь это объяснить. Судя по тому, что вы даже не понимаете, что я пытаюсь объяснить, я делаю вывод, что вам они не важны.

Ю. Грымов:

- А вам чем важны - карточкой пользоваться или прислонять кулак?

В. Зайцев:

- Вы не можете понять искренний интерес к технологии. Для вас технология это страшный демон, который пытается что-то с вами сделать.

Ю. Грымов:

- Нет.

В. Зайцев:

- Да. Вам нравится сериал «Черное зеркало». Вы смотрите этот сериал и говорите: да, это всё технология, она мешает нам.

Ю. Грымов:

- Владислав, я вас удивлю. Знаете, перед чем я преклоняюсь? Я преклоняюсь дару Микеланджело, который без всякой технологии смешивал краски и рисовал великие шедевры, а не вставлял себе ключик в пальчик…

В. Зайцев:

- Вы не понимаете прикола технологии. Вы считаете, что старые картины – это красиво, а технологии – это фигня какая-то новая. Я инженер, я понимаю, как работает технология, я понимаю, как ее делать. Я в восхищении от того, как работает техника. А вы этого даже не можете понять.

Ю. Грымов:

- Вы в восхищении только оттого, что технологии позволили вам в кожу внедрить ключ. Технологии позволили вам под кожу вставить карточку, а люди этого делают. Я не могу понять, зачем это делается.

В. Зайцев:

- Я в восхищении оттого, что у меня под кожей работает микроскопический кусочек кремния с миллионами транзисторов, который общается по радио со считывателем, причем, не имея собственного источника питания. Это уровень технологий, который был просто немыслим вашему Микеланджело, для него это была бы магия. Вот от этого я в восторге. Вы не понимаете, как это работает, не понимаете, какое количество труда люди вложили, для того чтобы этот маленький кусочек кремния где-то под кожей мог работать. Для вас технология – это просто что-то внешнее.

Ю. Грымов:

- Владислав, я уже понял, что я консерватор, хотя никогда таким не слыл. Но сегодня я консерватор, какой-то ограниченный человек. Ничего страшного. У меня один вопрос. Самые важные слова, сказанные вам, которые вы услышали в своей жизни?

В. Зайцев:

- Мне кто-то сказал, что я не бесконечен, что все то, что я делаю, все то, что я могу, все мои стремления, они когда-то закончатся. И что обязательно оставить что-то после себя, что может жить вечно. Я над этим думаю уже примерно 10 лет.

Ю. Грымов:

- Спасибо большое.