Георгий Бовт: Украина остановила свой бешеный шредер, но что будет дальше?

Владимир Зеленский
В эфире программы Радио КП «Бовт знает» политолог, публицист Георгий Бовт отвечает на вопрос, что будет дальше в российско-украинских взаимоотношениях и можно ли надеяться на потепление.

Скачать передачу [mp3, 43.1 МБ]

Мы предлагаем читателям полный текст программы.

А. Челышев:

- В студии Георгий Бовт, политолог, публицист.

Г. Бовт:

- Здравствуйте.

А. Челышев:

- Начнем с обмена заключенными. Событие, которого ждали давно. Событие, которое многих радует. Кто-то считает, что надо готовить следующий обмен.

Г. Бовт:

- Уже сегодня ДНР отпустила человек шестьдесят сразу.

А. Челышев:

- А украинская сторона отпустила?

Г. Бовт:

- Нет, это в одностороннем порядке сделано. Но их осудили еще в 2014 году. И вот они сидели, сидели, решили их выпустить. Ну и хорошо.

А. Челышев:

- Просто Киевом этот жест доброй воли насколько адекватно будет воспринят? Не будет ли он воспринят проявлением слабости?

Г. Бовт:

- Киев воспринял это правильно. Потому что они свой жест доброй воли сделали вчера, когда прошла информация, что они приостановили рвать отношения. Еще остались у нас какие-то соглашения, которые были не разорваны. Они остановили свой бешеный шредер и вручную тоже прекратили все рвать.

И решили наконец подумать. Это жест очень доброй воли. Потому что всякое намерение Киева подумать следует только приветствовать. Не важно даже, до чего они додумаются, но сам факт того, что они начинают думать, это уже хорошо.

А. Челышев:

- Вырисовывается цепочка замечательных событий. Обмен. Заявление Киева о приостановке денонсации. Шаг со стороны самопровозглашенных республик отпустить заключенных. Так и хочется увидеть следующие шаги на пути урегулирования конфликта.

Г. Бовт:

- Осталось только пригласить Путина в Киев с официальным государственным визитом.

А. Челышев:

- Или Зеленского в Москву на 9 мая.

Г. Бовт:

- Уже мелькала эта информация, что вроде его могут и позвать.

А. Челышев:

- Видимо, прощупывается почва. А Зеленский вроде как может и поехать.

Г. Бовт:

- Может быть, это будет хороший повод встретиться с Трампом и Макроном одновременно. Потому что те уже сказали, что они, может быть, приедут. Вообще я чувствую, что на этой годовщине парада готовится нешуточная тусовка. Туда вложена вся мощь российской дипломатии и вся мощь дипломатии кремлевской администрации.

А. Челышев:

- Еще один дипломатический центр принятия решений.

Георгий Бовт

Г. Бовт:

- Этот помощнее будет, чем какой-то МИД несчастный.

А. Челышев:

- Обмен заключенными – это первый шаг к налаживанию российско-украинских отношений?

Г. Бовт:

- Я обладаю скверным характером. Поэтому я придерживаюсь пессимистической точки зрения. Это носит ограниченный характер.

Это лучше, чем было при Порошенко. Это победа здравого смысла. Но ограниченная победа.

Еще предстоит решить главный вопрос. Он состоит в том, что делать с минскими соглашениями. Есть два варианта. И первый – это выполнять. А второй – не выполнять, порвать их и написать новые соглашения.

И мне кажется, что пока по этому вопросу нет единства мнений Москвы и Киева. Москва хочет, чтобы минские соглашения были выполнены. В том числе в двух своих важнейших частях.

А именно: амнистия тех, кого в Киеве называют сепаратистами. И второе – широкая автономия Донбассу. Вплоть до того, чтобы он имел свое вооружение, сам строил свои отношения с Россией.

А в Киеве минские соглашения видят только в виде одного пункта: переход контроля границы в донбасской части под контроль украинских вооруженных сил. И изгнание оттуда всех, кого они называют сепаратистами.

А. Челышев:

- Получается, все население.

Г. Бовт:

- Вооруженные части. Там среди населения опросы разные. Население подустало от своего состояния и непонятного статуса.

Поэтому там довольно сдержанные настроения. Они не то что проукраинские, они говорят о том, что мы – часть Украины, и вообще поря всю эту ерунду завязывать и договариваться по-хорошему.

Но население будет не первым, кого там спросят о том, что там надо прекращать и чего там восстанавливать. Это дело большой политики. И договариваться будут Киев и Москва. При участии наших западных партнеров.

А. Челышев:

- Украина настаивает на том, чтобы встреча в нормандском формате состоялась в сентябре, но конкретной даты пока нет. Это заявление Зеленского.

Г. Бовт:

- Они могут настаивать на чем угодно. Но я так понимаю, что Путин с Макроном, вернее, так, Макрон с Путиным, потому что это была его инициатива, предложили именно сентябрь.

Но потом было такое заявление нашего президента, которое меня насторожило. Оно было о том, что надо, мол, хорошо подготовиться, прежде чем собираться. Объективно говоря, с этим трудно спорить. Мне кажется, это свидетельствует о том, что Москва пока не видит конкретных потенциальных договоренностей, которые там можно было бы достигнуть, помимо того, что уже сделано.

А. Челышев:

- А какие же договоренности имеет в виду Киев?

Г. Бовт:

- Мне кажется, это подвергнуть ревизии минские соглашения. Именно для этого они хотят видеть там американцев.

Потому что спецпредставитель президента США по Украине Курт Волкер в гробу видал эти минские соглашения и с самого начала говорил, что их надо похерить. И они хотят американцев туда призвать, чтобы те это слово там употребляли почаще.

А мы настаиваем, что минские соглашения, и только на основе их мы готовы договариваться. Европейцы не могут так сказать: давайте мы порвем эти соглашения. Потому что они под ними подписывались. И Меркель, и предшественник Макрона на президентском посту, они выступают их гарантами. Поэтому им неудобно.

Но если мы скажем, что мы не против ревизии, тогда они скажут: о, и хорошо! Но мы говорим, что мы против ревизии пока. Потому что непонятно, что мы за это получим.

Хорошо, мы откажемся от минских соглашений. Завтра там всех наших друзей в лице руководства ДНР и ЛНР надо либо эвакуировать сюда, включая всех членов их семей и лиц, которые участвовали во всем этом.

Надо организовать из них небольшую слободку, городок военный. И чего-то с ними делать. Иначе их просто посажают там. Подвергнут репрессиям.

Кроме того, у нас исчезает такой мощный фактор нашей внешнеполитической дипломатии как пистон в заднице киевской власти, которая сразу проведет референдум о вступлении НАТО, сняв вопрос о территориальной собственной целостности и ликвидировав конфликт на своей территории. И противопоставить этому будет особенно нечего.

Мы же не зря туда вошли. Что с этим делать – я не знаю. Пока решения в Кремле, мне кажется, нет. Оно как бы есть…

Антон Челышев

А. Челышев:

- Вошли, что называется, условно говорят.

Г. Бовт:

- Да, через военторг. Через заднюю дверь военторга. Сначала вошли в военторг, закупились, а потом вошли туда.

А. Челышев:

- Послушаем освобожденных украинских заключенных – Кирилл Вышинский и Игорь Кимаковский.

К. Вышинский:

- Я понимаю, что Зеленскому, как и в этой истории со встречей обмененных, иногда приходится идти еще по инерции… Ну, 5 лет это формировалось, он заложник в чем-то. Он заложник политической системы, которая существует на Украине. Слава тебе, господи, он ее разрулил. Потому что, если бы у него не было большинства в парламенте, он бы все время был в каком-то шпагате, без правой или без левой руки. Он это разрулил.

А он еще заложник того, что наделал Порошенко. Он какие-то сигналы посылает. А как они будут дальше развиваться, это вопрос уже политической воли, дадут ли ему это сделать, потому что там сопротивление есть.

А. Челышев:

- Мне показалось, или Вышинский фактически хвалил Зеленского?

Г. Бовт:

- А чего, он должен был его ругать за то, что он его отпустил? Зеленский на самом деле старается делать какие-то новые шаги свежие.

Он хочет продвинуться по пути урегулирования. Он хочет ликвидировать эту занозу. Но понимание того, как это сделать, разнится между Москвой и Киевом. В целом ряде пунктов оно непримиримое пока. У Зеленского свои интересы, у нас – свои. Мы не хотим урегулирования на позициях Зеленского.

А. Челышев:

- Послушаем Игоря Кимаковского, еще одного бывшего заключенного.

И. Кимаковский:

- Меня арестовывали, сопровождали, пытали, со мной вели следствие люди, которые не говорят на русском языке, а думают на русском языке.

И когда я был в судах, многие политзаключенные, а я знаю это по общению, мы их простили. Знаете, почему? Они слабые. Они не сумели понять нас, нашу позицию.

При мне они хаяли своего же президента Порошенко, вора и так далее. А нас ни за что пытали, держали, приговаривали и так далее. И когда я стоял перед обменом 17-го года и перед этим обменом, я стоял в суде, стояли люди. И они все заложники ситуации.

Говорю, что я тут не подсудимый. А вы все заложники ситуации. Вот вам что скажут, вы будете это делать. Как бараны. И мне жалко, что народ Украины русскоязычный теряет свою пассионарность. Мне за них стыдно. И я их простил.

А. Челышев:

- Игорь Кимаковский еще в 2014 году попал в плен украинский. Волонтер из Санкт-Петербурга.

Г. Бовт:

- Он не зря употребляет слово «пассионарность». Не знаю, почему он усмотрел в русских на Украине пассионарность, а в русских в России пассионарности такой нет или есть, или как?

А. Челышев:

- Его пытали украинские пассионарии русскоговорящие.

Г. Бовт:

- Всегда можно говорить о том, что люди выполняли приказ. Те люди, которые его пытали, они сотрудники силовых структур.

А. Челышев:

- Он расставил реперные точки: они думают на русском языке. Это всем нам приятно слышать.

Г. Бовт:

- Это интересный момент.

Программа в студии Радио КП

А. Челышев:

- И второй момент – он их простил.

Г. Бовт:

- Интересно, насколько русскость подавлена и что чувствуют люди, которые служат государству, которое подавляет их идентичность.

По сути дела, это сложный философский вопрос. Речь идет о том, что они ставят гражданство выше национальности.

Через это проходят многие государства. Современное государство построено именно на этом. То, как оно начало складываться еще в девятнадцатом веке и даже раньше, когда начали складываться национальные государства.

Они рано или поздно все пришли к тому, что гражданство выше национальности. Российское государство на этом тоже строится. Российское гражданство выше весит, чем национальность калмык, чеченец, русский и какой угодно.

Некоторые считают, что российское государство должно перестать стесняться того, что оно фактически мононациональное. Более 80 % наших граждан – русские. И оно должно назвать себя русским государством.

А. Челышев:

- Какими будут следующие шаги на пути сближения, если они будут сделаны в ближайшее время?

Г. Бовт:

- Я их не вижу, кроме частичных. Это могут быть шаги по ослаблению взаимных санкций. Киев приостановил работы бешеного шредера рвать оставшиеся соглашения с нами. Но это не значит, что будут заключены какие-то новые. Может быть, будут сделаны какие-то шаги навстречу здравому смыслу и возобновлено какое-то транспортное сообщение, которое было прекращено. Давайте договоримся о возобновлении полетов прямых. Но для этого нужно отменить то безумие, которое творилось при Порошенко на границе. У нас безвизовый режим сохраняется. Но при этом кого-то мы пускаем, кого-то не пускаем. Что с приказом Порошенко, который был, чтобы российских мужчин до 60 лет не пускать? Он же формально не отменен.

А. Челышев:

- И многих не пускают.

Г. Бовт:

- По этой части ничего не изменилось. Чего гонять самолеты, если половину пассажиров можно отправлять обратно? Что-то надо с этим делать. Киевские шаги пока очень осторожные. А у нас есть энергетическое эмбарго, которое действует с 1 июня. Мы только по спецразрешениям правительства поставляем туда топливо. Мы тоже должны отрабатывать назад? В обмен на что? Ключевой момент – минские соглашения. Киев, по сути дела, занимает в этом вопросе принципиально ту же позицию, что занимал Порошенко. Он не хочет их выполнять. Но Порошенко мог говорить, что Рада не ратифицирует, а Зеленский так говорить не может, потому что в Раде у его партии абсолютное большинство.

А. Челышев:

- Когда подписывались минские соглашения и Украина при этом присутствовала, принимала участие в их разработке и принятии в формате четверки, - как Порошенко на это согласился?

Г. Бовт:

- Долго сидели. И ушли в ночь. Порошенко уговаривали и Меркель, и Олланд. Тогда войска, которые пришли через военторг, они были настроены достаточно решительно на продолжение военных действий. Это была игра на повышение ставок. Порошенко потом стал говорить, что… может быть, он не собирался их выполнять.

А. Челышев:

- Такой великий дипломат Порошенко, что сидел и на голубом глазу обманывал Меркель с Олландом?

Г. Бовт:

- Почему нет? Может быть: давай подпишем, а там посмотрим. Меркель с Олландом - для них в первый момент было главным остановить военные действия. На фиг им сдалась война в Европе? Надо тогда принимать другие решения было. А они не хотели, чтобы это усугублялось. А Москва давала понять, что она готова идти до конца. Играла все время на повышение ставок. Ни Берлин, ни Париж не были готовы играть на повышение. И Порошенко не был готов. Там только один человек был готов играть на повышение ставок – и мы знаем этого человека.

А. Челышев:

- А сейчас почему так рвется в нормандский формат Зеленский?

Г. Бовт:

- Он надеется, что под разговор о том, что мы, может быть, снимем санкции с России, может быть, вернем ее в «восьмерку», может быть, ослабим давление насчет технологий, насчет еще чего-то, - и под это мы попросим их пересмотреть свою позицию насчет минских соглашений и согласиться на их пересмотр.

Программа в студии Радио КП

А. Челышев:

- Есть ли у него основания так думать?

Г. Бовт:

- Я думаю, что можно ставить такой вопрос, но для этого нужно ответить на другой вопрос: а что мы за это получим? Помните, как Путин говорил о конфетке в потном кулачке. Вот у него конфетка в потном кулачке есть, если он ее отдаст, он чего получит взамен? Он получит взамен гарантии, что Украина останется нейтральной державой, что она не вступит в НАТО? Или снятие санкций? А нам Конгресс невменяемый по этому вопросу, который никогда на это не пойдет. Он что получит? Ничего. На фиг ему членство в «восьмерке»? Мы и без «восьмерки» живем уже пятый год – и ничего, не умерли. Санкции, скорее, не работают, чем работают. Они работают, но обозначился предел, дальше которого не готова идти даже Америка. Если ты загонишь нас полностью за Можай в экономическом плане, то мало не покажется всей мировой экономике. У нас хоть и 2 % мирового ВВП, но это 2 % мирового ВВП. Вы, когда с Турцией начали воевать, турецкая лира посыпалась, сразу все мировые рынки это почувствовали. А рубль – не турецкая лира.

А. Челышев:

- Это рубль! Перейдем к американским делам. Прокомментируйте слухи о назначении на должность советника по нацбезопасности Майка Помпео. И шпионский скандал.

Болтона уволили якобы за то, что он не был согласен со многими предложениями Трампа.

Г. Бовт:

- Как он его терпел-то?

А. Челышев:

- Он его сам назначил.

Г. Бовт:

- Каким стоическим терпением надо обладать, особенно для такого человека как Трамп.

А. Челышев:

- Он попытался.

Г. Бовт:

- Полтора года получается. Он его назначил в марте 2018 года.

А. Челышев:

- Говорят, Помпео – претендент номер один. Нынешний госсекретарь, бывший директор ЦРУ.

Г. Бовт:

- Госсекретарь по весу посильнее фигура, чем советник по национальной безопасности. Они сравнялись в последнее время практически. Но так по формальному статусу – чего это его понижать должны? Мне кажется, он другого найдет.

А. Челышев:

- Помпео будет совмещать. Он будет как Генри Киссинджер в свое время.

Г. Бовт:

- Интересное решение.

А. Челышев:

- Логично. Вот тебе кнут и пряник. С двумя папками будет приходить Помпео к Трампу. И они будут выбирать.

Г. Бовт:

- Да, это прецедент Киссинджера. Может быть, так и состоится. В голову Трампу трудно залезть. Но если это так, тогда это продиктовано тем, что Помпео с Болтоном были на ножах в последнее время, они ссорились. В частности, из-за того, кому вести российское направление. Оно по факту перешло к Болтону в силу его ястребиных взглядов. Контакты Помпео – Лавров сменились контактами Болтон – Патрушев. Особо ничего хорошего из этого не получилось.

А. Челышев:

- Помпео – не ястреб?

Г. Бовт:

- Помпео тоже ястреб. Но он такой, менее ястребиный ястреб. Зато он может встречаться на троих. Один Помпео, а там – Патрушев и Лавров.

А. Челышев:

- И мы тоже приедем с двумя папками.

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- А мы будем сидеть там Патрушев и Лавров. Интересная конфигурация.

А. Челышев:

- Назначат Помпео?

Г. Бовт:

- Не знаю. Все равно что гадать на кофейной гуще. Предсказать ходы Трампа довольно трудно. Там называют еще несколько фигур.

А. Челышев:

- Говорят, что пять человек хотят.

Г. Бовт:

- Это специфическая должность. Она не подлежит утверждению Сенатом. Это считается член офиса президента. Это должен быть абсолютно послушный человек. Кто еще с Трампом будет работать? Это уже будет четвертый советник по нацбезопасности в его администрации. Фактически, должность расстрельная. Его тоже могут снять, поскольку его легко назначить. Можно снимать хоть каждую неделю. Кто пойдет? Выбор может быть в пользу таких людей, которые по весу не очень значимые.

А. Челышев:

- Поговорим о скандале шпионском, разразившемся несколько дней назад. CNN сообщила, что 26 месяцев назад ЦРУ осуществило операцию и эвакуировало из Москвы своего высокопоставленного агента в высших эшелонах власти Российской Федерации. Оказалось, что больше всего на эту роль подходит Олег Смоленков, который работал в администрации президента.

Г. Бовт:

- А до этого в посольстве Российской Федерации в США.

А. Челышев:

- И имел доступ…

Г. Бовт:

- Москва говорит, что он не имел такого уж доступа.

А. Челышев:

- Послушаем Эдварда Чеснокова, зам. редактора отдела международной политики. Насколько серьезным был у Смоленкова доступ к гостайне?

Э. Чесноков:

- Центр приветствует всех русских агентов, которые прямо сейчас приникли к динамикам длинноволновых радиоприемников и расшифровывают эту шифровку. Мы поговорили с большим количеством источников, в том числе знавших Смоленкова лично. Выяснили его психологический портрет. Смоленков Олег Борисович родился в 1969 году. Ему 50 лет. На момент бегства было 48. Это не безусый юнец, которому можно заморочить голову. Человек вполне сложившийся. Другой источник, который знал его лично, когда он в середине нулевых работал в посольстве России в Вашингтоне, рассказывал, что этот человек жаловался на то, что не видит для себя перспектив в МИДе, что ему там мало платят. Это был где-то 2005 год. Мотив прозрачный. По поводу степени допуска к гостайне. Есть три степени допуска. У него была вторая. Она позволяет иметь доступ к информации под грифом «Совершенно секретно». У Смоленкова вроде бы второй допуск к совсекретным материалам, а за границу выезжать можно, чем он и воспользовался и всей семьей вылетел в Черногорию в июле 2017 года.

Г. Бовт:

- Сейчас запретят выезжать, мне кажется. Все уже затаились, кто имеет второй допуск.

А. Челышев:

- Есть ли информация о том, когда Смоленков мог вступить на кривой путь?

Э. Чесноков:

- По нашей информации, он не был завербован в США в привычном понимании этого слова. Он вступил в контакты с людьми из Лэнгли. И он эти контакты реализовал сейчас. Речь шла об однократной услуге. Возможно, в 2016 году он что-то передал американской стороне, имея доступ к внешнеполитическим документам России, что вошло и в «досье Кристофера Стила», и в финальный доклад Мюллера. Этот источник упоминается без имени, что есть источник в Кремле, который что-то вещает. Наша версия, что им ущерб был причинен, но он был незначительным.

Г. Бовт:

- Но домик ему за миллион все-таки купили.

Программа в студии Радио КП

А. Челышев:

- У Скрипаля такого нет.

Э. Чесноков:

- У ЦРУ очень много провалов. Сноуден сбежал, Бредли Мэннинг. Эти люди по идеологическим соображениям предали американское государство. И им нужно сделать то, что называется красивый кейс. Вот, смотрите, человек на нас поработал. Они не могут сказать, что это была однократная услуга. И вот мы его эвакуировали героически и дом ему за это красивый подарили. Рекламный ролик.

Г. Бовт:

- Промоакция.

А. Челышев:

- Когда Смоленков покинул страну, как отреагировали в Москве?

Э. Чесноков:

- Его уволили за отсутствие. За безвестным отсутствием. И это очень странно. Это или какой-то хитрый план, или просто головотяпство. Никто не спохватился. Вроде бы формально было уголовное дело возбуждено по факту его исчезновения в Черногории. Но никто не спохватился. Наши источники были не в курсе, что он может быть агентом. Тогда бы началась разработка. Да, это стало для нас неожиданностью.

А. Челышев:

- Что об этом истории думаете вы?

Г. Бовт:

- Я не знаю, насколько верна информация, что он был одноразовым агентом. Мы это не можем проверить. В этом деле много странных обстоятельств. Странно, что его якобы никто не хватился. Хватились и уволили по отсутствию. Человека, который имеет доступ к секретности. Человек, который был в приятельских отношениях с помощником Путина по внешнеполитическим вопросам Ушаковым, бывшим послом России в США. И вон он вдруг пропадает вместе с семьей в Черногории. Ну и черт с ним. Я в это не верю. Скорее всего, были предприняты какие-то расследовательские действия по следам происшествия. И у спецслужб сразу зародилась единственно верная версия о том, что он был секретным агентом американцев.

А. Челышев:

- Если человека хватились после того, как он не вернулся из отпуска, нельзя говорить, что он постоянно был под колпаком. Тогда с какого перепуга американцам его спешно вывозить из страны?

Г. Бовт:

- Тут деликатный вопрос. Был ли он под колпаком? Чтобы работать по таким людям, нужно какое-то разрешение. Или, когда по ним начинают работать, то, наверное, информируют вышестоящее начальство.

А. Челышев:

- Когда чего-нибудь наработают.

Г. Бовт:

- Делятся своими подозрениями. Или не делятся.

А. Челышев:

- В администрации президента есть особый отдел?

Г. Бовт:

- Мне кажется, там полно людей, которые могут составлять собой совокупный особый отдел. Вообще сама по себе администрация – один большой особый отдел. Может быть, здесь имела место халатность со стороны тех, кто должен был держать его под колпаком. Чтобы потом эту халатность как-то замазать, это дело особенно сейчас пытаются пригасить.

А. Челышев:

- А не слишком ли много халатности?

Г. Бовт:

- Сделаем еще одно предположение. Оно заключается в том, что он обеспечивал себе гарантию своей безопасности, дав понять тем людям, которые могли подсыпать ему полоний, «Новичок» подвезти, он же особенно не скрывался, он под своей фамилией в Вирджинии так и жил. Может, он дал понять, что если с ним что-то случится, то в сейфе в одном укромном месте лежит такой компромат, что вам мало не покажется. Поэтому его и не трогали. И сейчас не тронут.

А. Челышев:

- Я изначально не верю в то, что американские СМИ вот так взяли и раскопали эту историю. Лэнгли молчал. А они вот такие молодцы. Не поверю ни за что.

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- Кстати, слив. Давайте теперь свяжем еще одно обстоятельство с этим сливом. Увольнение Болтона. Одна из версий состоит в том, что там говорят, что его уволили за разногласия по Афганистану, по Ирану, и так далее. Есть еще одна версия. Что его уволили за то, что он был одним из источников, который сливал информацию из администрации, работая против Трампа. Может быть, вслед за этим сливом его и уволили. Но допускать открыто, что Болтон, советник по национальной безопасности, сливает CNN, которую Трамп иначе как Fake News не называет, это вообще позор полный. Это надо завуалировать и затушевать. Поэтому с американской стороны нет никаких недоумений по этому поводу. И они эту версию распространять не будут. Но мы можем позволить себе сделать любые предположения. Потому что нам начхать на CNN и на всю американскую администрацию вместе взятую.

А. Челышев:

- Я выдвину еще одну версию. Она чисто шпионская. Вся эта история с тем, что журналисты CNN якобы об этом узнали, мы сейчас все мусолим фамилию Смоленков, это не более чем операция прикрытия. Точнее, отвлечения внимания. А на самом деле агент продолжает работать. И это не Смоленков.

Г. Бовт:

- Здорово! Вот это круто!

А. Челышев:

- Смоленков кого-то вербанул напоследок. Или параллельно были два человека.

Г. Бовт:

- Круто. И вообще Смоленков ни при чем. Его выкрали в Черногории с семьей. А потом сказали: Смоленков, давай мы тебе дадим миллион баксов, купим тебе дом. И ты будешь изображать из себя бывшего агента, живя под своим именем. И молчать об этом. Ход?

А. Челышев:

- Ход.

Г. Бовт:

- И пусть все запутаются.

А. Челышев:

- Смоленков еще где-нибудь всплывет? Скрипаль пока не всплывает.

Г. Бовт:

- Что значит – всплывет?

А. Челышев:

- Он же покинул свой дом. Исчез в неизвестном направлении.

Г. Бовт:

- Вряд ли он поехал в Москву. Сделаем смелое предположение. В Америке есть несколько городков под названием Москва. Может, он туда и отправился. Ну что, Петров и Баширов выезжают?

А. Челышев:

- Мне кажется, они уже там. Они уже на хвосте.

Г. Бовт:

- Смоленков, бойся!

А. Челышев:

- «Вы разберите домики других чиновников за бугром, а потом порассуждаете, чьи это агенты» - пишут нам слушатели.

Г. Бовт:

- Не в бровь, а в глаз.

А. Челышев:

- Нам на это ответить нечего. Есть домики и покруче. На этом мы нашу программу заканчиваем.