Глава союза биатлонистов: «WADA сейчас пытается управлять всем в спорте, это полный абсурд»

Президент WADA
Николай Валуев и Валентин Алфимов в программе «Большой спорт» поговорили с президентом Союза биатлонистов России Владимиром Драчевым о преследовании российских спортсменов, а также с главой оргкомитета Евро-2020 Алексеем Сорокиным о подготовке к чемпионату.

Скачать передачу [mp3, 30.9 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Н. Валуев:

- В эфире программа «Большой спорт» с Николаем Валуевым и Валентином Алфимовым. Как всегда, на «КП» у нас горячие пирожки, поэтому мы решили, мы практически заполучили, можно сказать, за руку привели нашего гостя сегодняшнего. Президент Союза биатлонистов России Владимир Петрович Драчев сегодня у нас в гостях!

В. Алфимов:

- Владимир Петрович, очень много новостей приходит по поводу биатлона и, к сожалению, они все не очень хорошие. К сожалению, связаны они с допингом. Здесь медали отбирают, здесь кого-то подозревают, здесь какой-то суд, там опять Родченков что-то сказал, какие-то подписи ложные… Вы можете нам сейчас буквально за две минуты разложить, что сейчас происходит? Мы, правда, очень переживаем. Но мы в этой информации уже путаемся.

В. Драчев:

- Ну, за две минуты точно не рассказать. Давайте начнем с самого простого. Не очень хороший, конечно, период сейчас в российском биатлоне. Мы пожинаем плоды работы, начиная, может быть, там с 2012-2013 года… В целом мы видим сейчас такой вал негативных моментов, которые очень сильно отражаются на нынешней команде, которая не при чем совершенно… Вы знаете, что Александр Логинов стал чемпионом мира в этом году в спринтерской гонке на 10 км в Италии и через буквально несколько часов мы услышали вот этот опять вал негативных моментов по поводу его бывшей допинговой истории, скандала, который произошел в 2013 году… Но, как вы знаете, это было не только у Александра Логинова, у многих спортсменов в мире происходило, и дальше они продолжали выступать… к сожалению, вот только на Александра идет такая травля… К сожалению все видят вот эту песчинку в чужом глазу, а в своем дерева не замечают.

В. Алфимов:

- Ну, мы же ничего не скрываем, да? Логинов был обвинен в употреблении допинга?

В. Драчев:

- Да, был обвинен. Но там процесс был такой тоже сложный, я не скажу, что в него погружен… Это было, как они говорят, 26 ноября 2013 года.

В. Алфимов:

- Он был дисквалифицирован?

В. Драчев:

- Был дисквалифицирован, полностью всю прошел, два года, и выступает уже, по-моему, четыре года.

В. Алфимов:

- И его Международный Союз биатлонистов восстановил, допускал до всех соревнований?

В. Драчев:

- Да. Как и других спортсменов, так же занимающихся биатлоном. И об этом даже никто не знает, вот из нас, присутствующих здесь, и, может быть, даже и слушателей, что есть еще такие спортсмены…

Н. Валуев:

- Ну, мы сейчас не вспомним, наверное, их фамилии, но они точно есть…

В. Драчев:

- Да, конечно. Но я вам скажу, что негатив идет только в нашу сторону. И опять же мы считаем, что это не наша вина, Союза биатлонистов России, здесь конкретно плохая работа, я считаю, что здесь наш Международный союз биатлона должен пресекать такие моменты. Чего не делается на данный момент вообще.

В. Алфимов:

- Хорошо. Это история с Логиновым, травля и все остальное… из-за этого Александр был даже вынужден сняться с масс-старта…

В. Драчев:

- Ну, там еще сложнее ситуация. В 5.50 утра пришли карабинеры вместе с прокуратурой, с ордером на обыск, и там ситуация была такая, что вообще всех отодвинули, делали обыск два часа, потом только сумели мы с ними поговорить в течение двух часов, после этого поехали в полицейский участок. К нашему счастью, что Александра отодвинули и я поехал туда вместе с Екатериной Боярских и Александром Касперовичем. Втроем мы там были, нас в 10 с чем-то оттуда выпустили и сказали – мы разрешаем вам участвовать в эстафетах, так как необходимы нужны были переводы тех протоколов и все, что происходило на полицейских участках, необходимо было переводить. К нам ехал специалист, он был в движении, поэтому нам разрешили на час-полтора выйти, для того, чтобы обратно вернуться в этот же участок для дальнейшей работы по подписанию протокола по обыску.

Н. Валуев:

- А можно сказать, что в принципе, по большому счету, и не оставалось-то ничего, кроме как отказаться от этого соревнования, потому что… ну, я уже не говорю о том, что не дали выспаться и все остальное…

В. Драчев:

- Александр отказался на следующий день в масс-старте бежать. А в этот же день у нас практически вся команда была, конечно, не в самом лучшем настроении, выходя на старт эстафет – сначала женская, потом мужская. Понятно, что настроение было очень негативное, но они сумели выступить. Конечно, медали мы не завоевали в этой ситуации... Ну, в такой обстановке сложно было давать там какой-то бой, тем более, выступать на следующий день, да. Александр сказал, что он не готов выступать на следующий день и покинул чемпионат мира.

Н. Валуев:

- Я, может быть, такой фантастический вопрос задам, но, в принципе, сейчас в сборной ведется уже такая психологическая работа, что, ребята, можно ожидать всего, что угодно... В целом они хоть как-то начинают привыкать к этому? Дело в том, что это, наверное, какая-то неизбежность, которая будет нас преследовать и в дальнейшем?

В. Драчев:

- Конечно, привыкать мы не просили и об этом даже не говорили…

Н. Валуев:

- Нет, не привыкать – ожидать.

В. Драчев:

- Ну, как можно было ожидать, когда в 2018 году, в декабре, был у нас вот этот процесс, болельщики, наверное, помнят, в Хохфильцене, в Австрии, такая точно ситуация – пришла к нам австрийская полиция, я срочно вылетал из Москвы, чтобы пройти там все процедуры в нашем посольстве в Вене… и с прокуратурой мы общались, и все там… и в течение двух-трех дней мы там эту тему обсуждали. Но там совсем другое дело. Там было разбирательство по делам нашего бывшего президента IBU Бессеберга, и там же в этих делах проходило большое количество спортсменов, в том числе, и Александр Логинов, и Александр Касперович, его тренер, и еще там много спортсменов было. Но буквально полгода назад мы получили бумаги из прокуратуры Австрии о том, что все дела закрыты и никаких больше в нашу сторону нет замечаний и каких-то, может быть, новых исков. Все закрыто. И тут вдруг мы получаем перед чемпионатом мира опять новые данные о том, что 11-го числа получили дисквалификацию Светланы Слепцовой и перед самой гонкой 13-го числа получили дисквалификацию Евгения Устюгова и заведение совершенно новых, абсурдных дел уже с 2010 года… это вообще просто уму непостижимо, о его биологическом паспорте, как раз вот этот комитет, который BIU, он совершенно новый комитет, созданный в ноябре 2019 года, и вот он начинает новое расследование по старым делам в сторону наших биатлонистов.

Н. Валуев:

- А что такого может быть в плане биологического паспорта?

В. Драчев:

- Это, как они считают, нарушение каких-то и манипуляций, и использование каких-то запрещенных препаратов в то время. Есть там определенная позиция по биологическому паспорту, они считают, что… В паспорт вписываются данные, например, гемоглобина, гематокрита, кровь, какая у тебя есть. Это называется биологический паспорт спортсмена, который есть в тех видах спорта, где функциональное состояние играет большую роль.

Н. Валуев:

- Но он же тоже немножко меняется…

В. Драчев:

- Меняется. Но в определенных параметрах он стоит. И вот этот биологический паспорт – как заявление твоего организма. И вот они считают, что там опять что-то не то, что были какие-то вмешательства… ну, трудно сказать, что они имеют в виду.

Валентин Алфимов

В. Алфимов:

- Владимир Петрович, расскажите, а почему тренер Логинова Касперович оказался на чемпионате без аккредитации?

В. Драчев:

- Ну, скажу сразу, что у нас есть всего 20 аккредитаций, которые выдаются на всю команду. Если раньше мы могли просить дополнительные аккредитации и, наверное, все помнят, что когда-то приезжал личный тренер, то на данный момент IBU полностью закрыло все лишние аккредитации, дополнительные, и можно брать только 20. И они все выдаются на команду, начиная с декабря. На всех тех, кто ездит в командой. А это смазчики, врачи, массажисты, тренера..

Н. Валуев:

- А мы в пораженном состоянии находимся по отношению к другим командам?

В. Драчев:

- То же самое. Максимальная квота – 20 человек – больше никому не дается, так же, как и Норвегии, Германии…

В. Алфимов:

- А зачем больше-то?

В. Драчев:

- Ну, почему? Вот, например, на личных тренеров просят. У нас ни один личный тренер никогда не получал последние два года… Дают только для тех, кто работает с командой.

Н. Валуев:

- Возникает вопрос – что такого в том, чтобы личный тренер съездил с воспитанником? Ну, оказался на каком-то километре, условно говоря, рядом с ним? Некоторые на самом деле без тренера откровенно не очень комфортно себя чувствуют.

В. Драчев:

- Ну, у нас немножко другой вид спорта. Все спокойно в этом плане. Но присутствие его возможно, и он там был, и ему разрешено было, но ему нельзя было находиться там, где определенные аккредитованные места, где необходима аккредитация… Он мог прийти на стадион, на трибуны, можно было прийти даже на трассу, а он пришел туда, где нельзя. Причем, пришел и его знали в лицо те люди, которые выдают эти аккредитации, и его увидели и спросили – Александр, а что ты здесь делаешь? А у него висит на груди аккредитация. Они спросили – почему у тебя чужая аккредитация? А он взял аккредитацию другого человека, но в принципе раньше на это никто даже и не обращал внимания…

В. Алфимов:

- Владимир Петрович, ну, я пришел бы, взял аккредитацию у вас, например, и пошел бы туда, куда мне нельзя… ну, по идее, да, за это надо наказать.

В. Драчев:

- Обычный штраф в 500 евро, на команду – точно такой был выписан сейчас только что французам на этом же чемпионате мира. Кто-то взял чужую аккредитацию, увидели, оштрафовали – и никаких проблем.

Н. Валуев:

- Вот и надо было это услышать, потому что на самом деле не все знают, что наказание обычное.

В. Драчев:

- Обычное, и оно совершенно не связано с приходом полиции. Не надо связывать аккредитацию Александра Касперовича, которую он взял у украинской команды, с приходом полиции. Это совершенно разные вещи.

Н. Валуев:

- Но вопрос тогда к самому тренеру – может быть, стоило перевернуть у него все, там, где он живет?

В. Драчев:

- Еще раз говорю. Здесь полиция пришла не по этому поводу. Они просто прописали в протоколе, что обращение было со стороны вот этого комитета IBU о том, что у нас присутствует вот этот, вот этот, Логинов живет в гостинице, где проживает вся сборная команда страны, он был дисквалифицирован, у него были старые какие-то истории… вот упомянут был приход австрийской полиции… и рядом с ним проживает в отеле тренер Касперович, его личный, который был так же в тех скандалах замешан и к тому же был буквально два-три дня назад пойман с другой аккредитацией.

Н. Валуев:

- Так мы к самому интересному подходим. Вот это самое заявление так называемое, если кто-то захочет завтра написать подобное заявление, последуют все те же самые действия в отношении спортсмена, может быть, там его тренера рядом, но, скорее всего, спортсмена, может сорваться старт. Тем более, что этот спортсмен, вероятнее всего, будет выступать, как, собственно, и получилось с Логиновым. Хорошо, сорвали. Ведь получилось – сорвали. Дальше. Здесь уже наступают моменты чисто юридического характера. И дальше вот очень интересно услышать – что в результате будет сделано.

В. Драчев:

- Мы уже написали открытое письмо на IBU и на действия комитета, который инициировал все эти действия полиции Италии, и получили ответ, очень в таком негативном ключе в нашу сторону, что, мол, зачем вы выпускаете в эфир и что мы это не писали, а это просто был обмен информацией с полицией. Они написали, что это был просто обмен информацией, которую мы донесли до полиции Италии, а что они сделали, это уже их выбор. Так они пытаются теперь говорить.

Н. Валуев:

- А какие шансы, что у них получится доказать, что они как бы сбоку припеку здесь?

В. Драчев:

- А вот дальше уже работают адвокаты, которые у каждого спортсмена есть – у Логинова свой адвокат, у Касперовича свой – они на данный момент знакомятся с теми документами, что послужили приходом полиции. Ну, пока мы получили определенные документы на итальянском языке, сейчас пытаемся это все переводить, ну, думаю, в ближайший месяц мы уже точно узнаем, что будет предъявлено или не предъявлено нашим тренеру и спортсмену.

Н. Валуев:

- Владимир Петрович, мы хотели расспросить, что сейчас происходит вокруг скандала с Родченковым, с этими подписями. Но начнем с наших девушек.

В. Алфимов:

- Да, с девчонками тоже все не так хорошо. Сейчас в Лозанне наши биатлонистки Зайцева, Романова, Вилухина пытаются отсудить свои олимпийские медали Сочи-2014, которые у них хотят отобрать. Скоро будут рассматривать дело Устюгова. Кто участвует в процессе от федерации биатлона, как участвует Союз биатлонистов, чем помогаете? Антон Шипулин, например, говорит, что каждый спортсмен бьется сам за себя.

В. Драчев:

- Антон Шипулин прав, потому что здесь были поданы иски от спортсменов, а не от организаций, и они защищают в КАСе индивидуально. Мы знаем, кто помогает, поддерживает в целом всю эту ситуацию, но это самостоятельные выходы, начиная с 2017 года.

Н. Валуев:

- Деньгами помогают?

В. Драчев:

- Финансами помогают. Как раз это, наверное, самая важная составляющая. Потому что все адвокаты, юристы работают.

Н. Валуев:

- Во всех этих историях звучит одно. У всех создается впечатление, что игра идет в одни ворота. Вот эта организация IBU, у нее какой-то свой бюджет есть?

В. Драчев:

- Да, за 50 миллионов евро на данный момент.

Николай Валуев

Н. Валуев:

- Бюджет немаленький. А почему бы нам не выставить счет за последнюю историю - мы в масс-старте не выступили, понесли моральные потери. В конце концов, мы можем их оценить в те же самые 50 миллионов, к примеру.

В. Драчев:

- Мы сейчас рассматриваем этот вопрос с адвокатами и с юристами из Швейцарии, общаемся с австрийскими, чтобы подать иск на эти действия. Сейчас смотрим, кто это будет - IBU или комитет, или это физические лица, которые информировали полицию. Но мы сейчас должны понять, чем этот процесс закончится. Если там ничего нет, никакие данные не подтверждены, а сборная команда России на чемпионате мира, получилось, лишилась выступления, плохо выступили, не смогли нормально показать себя, наш лидер не участвовал в масс-старте. Извините, моральный ущерб можно требовать и за медали, и за все что угодно, в том числе от всех болельщиков и от всей нашей страны.

Н. Валуев:

- Насколько я помню, даже из своего процесса, когда я сам дрался, считают всё, вплоть до этой неполученной выгоды, затраченных нервов… Знаете, американцы доходят до такого, как нам кажется, абсурда, но это тоже считается и учитывается в суде, что он мог оказаться в определенном месте, завести какие-то связи, оказаться в каком-то рейтинге промоутеров, менеджеров и т.д. И это учитывается.

В. Драчев:

- Все можно туда написать, и дальше будем рассматривать. Но это уже будет суд гражданский или государственный суд Австрии. Потому что мы должны подавать только туда.

В. Алфимов:

- Под делом Зайцевой, Вилухиной, Романовой подписи Родченкова (это тот самый бывший директор Московской антидопинговой лаборатории) были признаны экспертами поддельными.

В. Драчев:

- Эти подписи не Родченкова. На что в течение какого-то времени ответил - насколько мне известно, что два заявления были подписаны его факсимиле или электронной подписью, а остальные были подписаны вообще другим человеком. Но Родченков подтверждает правдивость всех тех документов, которые там предъявлены МОК в этот суд. Может быть, подписи не те, но документы он подтверждает, что все это есть в деле.

Н. Валуев:

- Условно говоря, он подтверждает и готов подписаться под всем сказанным.

В. Драчев:

- Да, все сказанное он подтверждает, и там даже есть какая-то нотариальная доверенность о том, что все, что там написано, является правдой. Эти подписи в 7 документах не его, а в 2 он дал добро на свое факсимиле.

Н. Валуев:

- Только есть один момент. По крайней мере, по той информации, что просочилась в прессу, они признаны недействительными. Они похожи, но они не те. Но ведь на основании именно тех подписей наши девчонки были отстранены, обвинены и т.д. К примеру, их обвинили бы чуть позже. Ситуация могла бы развиваться совершенно по другому сценарию. Вокруг чего будет выстраиваться наша защита?

В. Драчев:

- Наша защита уже выстроилась. На данный момент заседание уже закончено, и суд будет принимать решение в течение 2-3 недель.

Н. Валуев:

- Очень многих интересует, скажем так, в случае сценария, когда всё доказали, подписи неверные, могут ли вернуть медали? Или заведут сразу новое дело в результате подтверждения Родченковым всего того, что там написано?

В. Драчев:

- Здесь мы можем только гадать.

В. Алфимов:

- Владимир Петрович, вы верите, что медали вернут?

В. Драчев:

- Знаете, мы всегда верим, что они - наши, и всегда знаем, что наши спортсменки чистые. Но в нынешней ситуации сказать, что гарантированно будет возврат медалей… 50 на 50, я бы так сказал. Шанс есть, конечно, но действия, которые ведутся, они ведутся очень некорректно. Конечно, всегда есть шанс, но практика подтверждает, что… И позиция сейчас такая наша в целом, что мы, в том числе и биатлон, не в самом лучшем защитном поле, и поэтому на нас нападают.

Н. Валуев:

- Получается какая-то странная вещь. Я сам сдавал не раз допинг-контроль, помню эти баночки, крышки, которые потом не открыть. Получается, их можно открывать, и не по разу, и как-то с ними манипулировать? Во всем этом звучит одна мысль - что ВАДА, по сути, не соответствует самой себе. Все строится на сдаче допинга, который не может быть сохранен.

В. Драчев:

- Я бы сказал по-другому. Общественная организация (ВАДА), которая сейчас пытается управлять всем в спорте - и МОК, и федерациями, и странами. Для меня это полный абсурд. Общественная организация так интересно сделала все эти действия, что они сейчас управляют. Это какой-то нонсенс. Здесь, конечно, надо менять. И МОК однозначно нужно сделать какие-то изменения. Потому что не может такого быть, чтобы какая-то организация, ВАДА, делала все. Сейчас по закону, который они приняли, они могут делать всё практически с любым видом спорта.

Н. Валуев:

- МОК тоже подписывал договоры с ВАДА. Кстати, это очень удобно МОКу. На самом деле МОК в лице Томаса Баха самоустранялся от этих скандалов.

В. Драчев:

- Да.

В. Алфимов:

- Стартует этап Кубка мира в Чехии. Он пройдет без зрителей. Наша команда туда едет.

В. Драчев:

- Они там. У нас половина команды и не уезжала, они там тренировались. Часть у нас выезжала в Минск на чемпионат Европы. Александр Логинов вылетал домой увидеть семью и немножко отдохнуть от этой напряги.

В. Алфимов:

- Прогноз?

В. Драчев:

- Мы всегда в биатлоне рассчитываем на хороший результат. Есть гонка - есть шанс. Это биатлон, это стрельба. Любой спортсмен даже на этом чемпионате мира, который, например, для женской команды прошел неудачно, но в любой гонке наши спортсменки могли бороться за медали. Это дает большую надежду на окончание этого Кубка. Будем надеяться на наших спортсменов и ждать результатов.

А. Вдовин:

- Ровно 100 дней остается до начала чемпионата Европы 2020 года, который пройдет в 12 городах, и одним из этих городов станет Санкт-Петербург. Поэтому мы сегодня встретились с главой Российского оргкомитета Евро-2020 Алексеем Сорокиным.

Сначала про визовый режим. Как будет осуществляться выдача виз во время Евро?

А. Сорокин:

- К сожалению, для наших граждан, выезжающих на чемпионат Европы в другие европейские города, визы будут, хотя мы высказывали инициативу об отмене виз или послаблении визового режима для футбольных поездок. При этом УЕФА как правообладатель турнира определенную работу провел со всеми странами, нам обещали максимально облегченный режим для тех стран, где нужна виза, в Шенгенскую зону. Без сомнения, все посольства будут предупреждены о том, что такие обращения будут. Мы надеемся, что никаких проволочек или задержек наши обладатели билетов не испытают.

А. Вдовин:

- То есть копию билета надо прикладывать, и, скорее всего, никаких проблем не будет?

А. Сорокин:

- Да, все как обычно. Просто надо указывать, что это именно поездка на футбол.

А. Вдовин:

- Гости, которые к нам едут, мы им визовый режим облегчаем?

Алексей Сорокин

А. Сорокин:

- У нас сам факт наличия Fan ID является существенным послаблением визового режима, как нам кажется. Все те, кто получит Fan ID, могут въехать без визы, как мы и обещали. В отличие от чемпионата мира будет возможность въехать и по электронному Fan ID. При этом практика распространения точно такая же, по почте.

А. Вдовин:

- Паспорта болельщиков - это только российская история?

А. Сорокин:

- Да, другие страны не стали вводить эту систему, но на нее очень серьезно смотрят наши катарские коллеги применительно к чемпионату мира-2022. И даже были уже какие-то заявления моего коллеги, директора комитета Хасана аль-Тавади, о том, что они всерьез задумываются о применении такой же системы.

А. Вдовин:

- Когда можно обращаться за получением Fan ID?

А. Сорокин:

- Уже давно можно. Уже почти 30 тысяч распространено по болельщикам, люди имеют их на руках.

А. Вдовин:

- За время чемпионата мира было подготовлено очень много хороших баз, это составило большое наследие чемпионата мира. Сейчас вы тоже готовите базы?

А. Сорокин:

- Сейчас никаких новых мы не готовили, мы использовали те, которые уже были в нашем каталоге во время чемпионата мира. Мы предложили нашим коллегам из УЕФА в общей сложности 5 баз. Из них была выбрана одна сборной Финляндии, это Репино (Зеленогорск). Плюс, естественно, та база, на которой будет жить наша сборная.

А. Вдовин:

- Я так понимаю, вы про Новогорск говорили?

А. Сорокин:

- Да.

А. Вдовин:

- Где будет жить сборная России, когда будет приезжать в Питер, это уже известно, это уже выбрали?

А. Сорокин:

- Нет, выбрать это нельзя, потому что у нас две предматчевые гостиницы - «Коринтия» и «Астория». У команд, будь то Россия или не Россия, нет возможности остановиться где-то еще, это правило абсолютно любого турнира, чемпионата Европы или мира. Именно там будет организована безопасность на должном уровне, будет все приспособлено для пребывания команд. Поэтому здесь большой свободы для команд нет.

А. Вдовин:

- Сколько уже продано билетов на матчи в Санкт-Петербурге? Наверняка у вас мониторинг есть в режиме реального времени.

А. Сорокин:

- По секрету можем вам сказать, что уже более 70% билетов распространено во время первой и второй волн продаж. Но еще какие-то возможности для приобретения будут. Билет можно купить, обменять, сдать обратно только на УЕФА.ком. Билетные центры в городах открываются только для решения каких-то проблем, таких в классическом понимании касс в городах проведения Евро открыто не будет. Плюс, как вам известно, большая часть билетов будут электронными.

А. Вдовин:

- Была такая информация, что часть билетов утекла из РФС.

А. Сорокин:

- Поскольку это тоже электронная история, утечь, наверное, это не могло. Но по заявлению РФС, оказалась там, где не должна была оказаться.

А. Вдовин:

- Как вы среагировали на эту историю?

А. Сорокин:

- Если есть таковое деяние, им должны заниматься компетентные органы. РФС, на мой взгляд, предпринял все меры, для того чтобы эту ситуацию поправить.

А. Вдовин:

- Будут ли организованы фан-зоны в Санкт-Петербурге и других городах?

А. Сорокин:

- Мы почувствовали идущее от них стремлении что-то организовать у себя для просмотра матчей. Мы предложили централизованно всем городам это сделать, написав письма и отправив информацию о том, каким правилам подчиняются подобные зоны публичного просмотра. И я уверен, что будет более 20 городов, которые, несмотря на какие-то ограничения, которые, естественно, у УЕФА есть (это их турнир), все равно будут организовывать зоны публичного просмотра. Сразу оговорюсь, финансово оргкомитет в этом не участвует, это исключительно выбор города.

А. Вдовин:

- У вас есть уже список этих городов?

А. Сорокин:

- У нас список есть, но некоторые города еще окончательного решения не приняли.

А. Вдовин:

- В Санкт-Петербурге у вас есть понимание, где будет располагаться зона, там же, где и на чемпионате мира?

А. Сорокин:

- Будет даже две подобные зоны - футбольная деревня на Конюшенной площади и зоны публичного просмотра на Дворцовой площади. Дворцовая площадь будет работать, начиная с матчей плей-офф, с ¼.

А. Вдовин:

- А в Москве?

А. Сорокин:

- У нас сильная уверенность, что в Москве будет зона публичного просмотра.

А. Вдовин:

- Но локация пока неизвестна?

А. Сорокин:

- Об этом, скорее всего, должен заявить город. Еще раз говорю, эти зоны это не ответственность оргкомитета, каждый город должен сам… Причем отчасти город это делает еще и для продвижения себя как точки притяжения горожан.

А. Вдовин:

- Во время чемпионата мира была такая отличная история, когда в московском метро показывали матчи чемпионата мира, было очень удобно. Сейчас к вам город обращался с просьбой поделиться правами?

А. Сорокин:

- Как ни странно, действительно, такой разговор на рабочем уровне был. Мы окажем всяческое содействие и поддержим любую инициативу.

А. Вдовин:

- На Евро-2020 в России за два года было выделено 3,5 млрд. рублей. На что эти деньги? В представлении обывателя, вроде все уже потратили на чемпионат мира-2018.

А. Сорокин:

- Это, конечно, не так. Это вообще все совокупные траты. Часть этих трат у города, часть у оргкомитета. У нас с городом абсолютное понимание, разделение полномочий зафиксировано в соответствующих документах. Отдельная статья - это эксплуатация и донастройка временной инфраструктуры. Временная инфраструктура составляла очень существенную составляющую во время чемпионата мира. Несмотря на то, что большая часть сохранилась, это надо, во-первых, адаптировать к Евро, во-вторых, привести в порядок и, естественно, содержать. Это тоже требует значительных затрат. IT-инфраструктура - тоже достаточно дорогостоящая история, потому что все идет вперед, и технологии уже сейчас отличаются от тех технологий, которые были два года назад.