Игорь Писарский: «Вангую – ничего у нас после пандемии принципиально не переменится»

Игорь Писарский
Колумнист сайта Радио «Комсомольская правда» о том, что привычки человека гораздо сильнее любой изоляции и пандемии.

Большая компания немолодых людей несколько лет назад собралась в одном из московских ресторанов. Был там и я.

Это наш 10 «Б» класс отмечал 35-летие с момента окончания школы. Со многими с того давнего выпускного вечера я и не виделся. И знаете, что меня поразило больше всего?

Нет, не то, как нас меняет время – это как раз нормально. Я остро ощутил, что жизненная траектория каждого из нас была абсолютно предопределена и предсказуема в юношестве. Я просто не умел ее понять.

Вот образцовая мамаша, готовящаяся стать бабушкой. Вот мелкий предприниматель, владелец пары хозяйственных магазинчиков. Вот бывшая покорительница сердец, а сейчас одинокая трижды разведенка. Вот этот парень всегда был «темной лошадкой», ты кто, друг? Ааа, следователь, подполковник – как же я не сообразил?

Ни один из нас не выкинул фортеля, не поразил меня нелогичным выбором, не совершил того, чего нельзя было бы натренированным глазом разглядеть треть века назад.

Я не про карму и фатум, но про естественную реализацию характера, способностей, темперамента, воспитания, которые в нас заложены.

Балбес остался балбесом, лидер лидером, старательная хорошистка столь же старательно обустраивает семейное гнездышко. Все можно и нужно было предвидеть — я просто не умел!

К чему я об этом, сейчас же надо про коронавирус? ОК, давайте про коронавирус.

Горожане гуляют в парке

Вангую – ничего у нас после пандемии принципиально не переменится. Слишком многое было заложено всем долговременным опытом предыдущей жизни.

Дистанционное образование покажет свою неэффективность – дети вернутся в школы и ВУЗы.

Число работников на удаленке существенно не вырастет, хотя технически работодатели будут предоставлять такую возможность.

Люди будут посещать кафе и рестораны и ходить в кинотеатры, они не перейдут массово на онлайн-доставку еды и просмотры фильмов через стрим-сервисы.

Это я про нас утверждаю, про тех, у которых все заложено и предопределено предыдущим до-вирусным опытом. А как проверить это мое утверждение? Да никак – не умеем разглядеть будущее пока.

Современная социология обучена ловко и быстро делать срезы текущего состоянии – это получается неплохо.

Сколько процентов населения считает, что жизнь переменилась кардинально? Отвечаем! Сколько пьют по утрам кофе, сколько чай, а сколько водку? Скольким нравится Путин, а скольким Стас Михайлов и как коррелирует эти величины? Отвечаем! Отвечаем! Отвечаем!

Отлично, ВЦИОМ! Спасибо. Теперь давайте попробуем заглянуть хотя бы на пару-тройку недель вперед.

Сколько людей поддержит голосование по Конституции? Сколько самоизолированных будут испытывать глубокую депрессию к маю? Сложнее ответить, понимаю.

Мы ведь и сами в себе не уверены – как там еще повернется? А еще дальше в будущее? Каким стану я через несколько лет? В каком обществе буду жить? Что и кто будут меня окружать?

О! Никакой ВЦИОМ пока отвечать на эти вопросы не научился: развилок много, неопределенностей. А ведь как с нами, семнадцатилетними, все наверное, можно было разглядеть, провидеть…

Вот, мне кажется, дерзкая задача для социологов и футурологов. Ребята, научитесь предвидеть если не техногенные и биологические изменения, то хотя бы предсказуемый сценарий социального поведения.

А если от ВЦИОМА пока ответа нет, ну что ж, сами поживем-увидим.