Игорь Писарский: «Все, граждане, кончился спорт»

Мяч в маске
Колумнист сайта Радио «Комсомольская правда» Игорь Писарский порассуждал о том, как изменилась спортивная жизнь в России из-за карантина.

Пандемия выбила из нашей жизни ряд вещей, которые раньше казались неизменными. Живое дружеское общение, возможность путешествий, обязательность похода на работу.

Да о чем говорить, когда свежую рубашку и выглаженные брюки сейчас по утрам надевают, пожалуй, лишь самые стойкие из нас.

Но и в этом скорбном ряду профессиональный спорт занимает особое место.

Он был рядом всегда: в заголовках новостей, в спортивных трансляциях, в обсуждении перспектив любимой команды, в ожидании большого чемпионата.

И вот его нет больше с нами.

Хорошо ли шли дела у наших спортсменов, плохо ли; гнобили ли нас за дело или безвинно международные федерации и Олимпийский комитет, бойкотировали ли американцы нашу Олимпиаду, а мы американскую, большой спорт как часть жизни, культурный феномен и предмет национальной гордости существовал всегда.

Война войной, а Лига Чемпионов по расписанию: и вот ты, бросая дела, подруг и застолья, ровнехонько к началу матча перед телевизором в боевом спортивном прикиде: тапки, халат и пара бутылок пива.

Болельщик с пивом

А ежеутренний заход на спортивный сайт? Результаты, сплетни, прогнозы. Голы, очки, секунды – как без этого?

Потому что это любовь.

Бездарно слитые матчи, очевидные договорняки, обвинения в допинге на государственном уровне и даже Мутко с его великим «Фром май харт» неспособны эту любовь поколебать. Она, как всякая любовь, иррациональна.

Но все, граждане, кончился спорт.

Совсем.

Что там осталось? Киберсимуляторы? Ну это, извините, сродни резиновой женщине (да простят меня поклоннки киберспорта и резиновых женщин).

Чемпионат Белоруссии по футболу, единственный выживший в эпоху коронавируса? Эти футболисты уже, на безрыбье, стали звездочками – примеряют футболки Роналдо и Месси; самые упоротые фанаты, наверное, даже успели выучить фамилии игроков. Но это же суррогат. Нельзя подсаживаться на суррогаты.

Больше всего жаль спортивные телеканалы – им, беднягам, совсем показывать нечего: по двадцать пятому разу эпохальные победы двенадцатилетней давности да вызывающая зевоту наигранно азартная перекличка комментаторов, которым нечего комментировать.

Болельщик с пивом

Было время, когда я болел за футбольную команду (сейчас я ей, в лучшем случае, симпатизирую и болею за футбол в целом). Тогда не подверженный этой заразе товарищ спросил меня: А почему именно Спартак? (ЦСКА, Зенит, Локомотив – неважно).

– Ну как, – отвечаю, – мне нравится этот тренер, там сейчас любопытные игроки, молодежи талантливой много.

– А если, – продолжает вопрошать ничего не смыслящий в футболе товарищ, – они поменяются: все игроки вместе с тренером перейдут в другую команду, ты тогда за другую команду будешь болеть?

Он-то без подвоха меня спрашивал, но я с удивлением для себя самого понял: нет, останусь я с прежней командой. Не за игроков с тренером болею я, а за цвета и флаг.

Извините за несвойственный пафос, но по другому не получается.

Прожить без большого спорта можно – никто на себя руки, слава Богу, не накладывает из-за отсутствия спортивных трансляций.

Но жизнь без любви лишается чего-то важного.

Впрочем, истинная любовь не ржавеет – мы воссоединимся, вы главное, не расслабляйтесь там, ребята.

Тренируйтесь пока, увидимся.