Исаев: в истории с дамбой губернатор — удобный стрелочник, хотя никаких полномочий у него нет

Спасатели МЧС
Никита Исаев и Валентин Алфимов в программе «Злая политика» на Радио «Комсомольская правда» обсудил, почему региональные власти не имеют никакой возможности повлиять на строительство дамб, подобных тем, что прорвало в Красноярском крае.

Скачать передачу [mp3, 33.3 МБ]

Мы предлагаем читателям полный текст радиопрограммы:


В. Алфимов:

- В студии Никита Исаев и Валентин Алфимов. Это программа о том, что мешает нам хорошо жить, о тех чиновниках, которые не дают нам…

Н. Исаев:

- Жить и спать.

В. Алфимов:

- Самое страшное, что произошло на этой неделе (по-моему, это вина чиновников), это прорыв дамбы под Красноярском. Там число пострадавших выросло до 27 человек. Что произошло?

Н. Исаев:

- Это не вина чиновников, это должностное преступление. Давай называть вещи своими именами. Действительно, в Красноярске трагедия, техногенная катастрофа. Никак иначе ее называть нельзя. Мне странно, почему СМИ так ее не называют. Это изношенность инфраструктуры и алчность предпринимательства, покрываемая коррупционной составляющей во всех органах власти, во всех ее ветвях – исполнительная, судебная, законодательная, правоохранительная и т.д. Это коллапс системы, который выражается в человеческих жизнях, человеческих трагедиях. И трагедиях тех людей, которые становятся и стрелочниками, которых нам регулярно предъявляют.

В. Алфимов:

- В чем причина, по-твоему?

Н. Исаев:

- Причины простые…

В. Алфимов:

- Это золотодобывающая артель – одно из крупнейших предприятий. У них все должно быть нормально, все по закону. Там пять дамб прорвало.

Н. Исаев:

- Это режимный объект, где добывается золото. К этому не подпускают никаких местных чиновников уровня района, даже Красноярского края. Я вчера разговаривал с губернатором Красноярского края Александром Уссом, он говорит: «Да меня туда не пускают. Я могу прийти, поцеловать замок и уйти, потому что не имею на это право». Прокуратура моментально принесет протест по этому поводу – вы влезаете в федеральные полномочия. Более того, даже федералы, Ростехнадзор, который осуществляет контроль, имеет право провести проверку на этом предприятии один раз в два года, с предварительным уведомлением. Естественно, могут быть штрафы за какие-то вещи. Более того, в средствах массовой информации проходило, что им 800 тыс. штраф вынесли и т.д. Но когда добываются тонны золота только официально, а в наших подобных артелях или карьерах такое количество неучтенки (и золота, и меди, и других драгоценных металлов), что понятно, что это не просто коррупция, а это большая мафиозная система, которая существует в стране. И жена начальника участка, который взят под стражу, которого обвиняют в смерти 16 человек, и говорит: если вы проверите все подобные артели, везде условия труда будут такие, потому что хозяева этих артелей не думают вообще о населении, об условиях труда и т.д. Просто рабский труд вахтовым методом.

В. Алфимов:

- Юрий Долотов с нами на связи, спелеолог, геолог. Юрий Аркадьевич, действительно такая тяжелая ситуация во всех артелях, которые только есть у нас в стране?

Ю. Долотов:

- Знаете, я не специалист по золотодобыче, поэтому мне трудно судить. Но почему бы и нет, у нас капитализм, главное – прибыль, а все остальное – по остаточному принципу.

Н. Исаев:

- А вы за что ответственны? Вы говорите, что не специалист по золотодобыче. Вы специалист по чему?

Ю. Долотов:

- По инженерной геологии и гидрогеологии.

Валентин Алфимов

В. Алфимов:

- Здесь мы видим прорыв пяти дамб. Как мы знаем по сообщениям от тех же чиновников, от МЧС, проверяющих органов, которые сейчас в массовом порядке работают на месте трагедии, ни одна из этих дамб не была зарегистрирована, все сделано практически на коленке. И вообще сами работники этой артели буквально за несколько дней до этого говорили: прорвет. И вот оно прорвало.

Ю. Долотов:

- Да, так оно и есть.

Н. Исаев:

- А вы ожидаете таких вещей? Вы можете предположить, насколько велики риски по другим объектам? Либо это стихийная история?

Ю. Долотов:

- Чтобы построить дамбу, надо пройти очень большой бюрократический путь и потратить существенные деньги.

Н. Исаев:

- Вы хотите сказать, что это сложная процедура, дорогостоящая?

Ю. Долотов:

- Да. Поэтому гораздо проще послать мужиков с трактором, которые загребут непонятно чего в дамбу.

Н. Исаев:

- То есть вы предполагаете, что это непрофессиональные, с государственными органами согласованные дамбы, а некие насыпи, дешевые, незаконные, которые предполагают тоже преступление?

Ю. Долотов:

- Скажем так. Если бы дамбу не прорвало, никто бы на нее внимания не обратил. Но, к сожалению, произошли такие тяжелые последствия.

Н. Исаев:

- А вы предполагаете, какое количество подобных дамб по стране?

Ю. Долотов:

- Я думаю, что очень много. Всегда хочется схалтурить и немного сэкономить денег.

В. Алфимов:

- Я услышал сейчас от эксперта, что все было сделано на коленке, нигде не зарегистрировано. И здесь у меня большой вопрос ко всем проверяющим органам и в первую очередь к губернатору Уссу, у которого на территории все это происходит. Мне непонятна эта история, когда ты, Никита, сказал, что губернатор говорит: «Да меня самого туда не пускают». Я не понимаю, как губернатора, главного человека в регионе, могут куда-то не пускать.

Н. Исаев:

- Валентин, я проведу небольшой ликбез. В стране существует большая территория. Это не территория губернатора Усса, это территория Российской Федерации.

В. Алфимов:

- Территория, за которую он отвечает.

Никита Исаев

Н. Исаев:

- И Путин тоже отвечает за эту территорию. И глава района тоже отвечает за эту территорию. И полпред президент и Генпрокуратура, которая имеет там своего представителя, прокурора по Красноярскому краю и зама прокурора по Сибирскому федеральному округу. Все отвечают за эту территорию. Полномочия губернатора, к сожалению, в нашей стране свелись сегодня к относительно небольшим функциям. Федеральная власть забрала на себя всё – и полномочия, и деньги. И спустила лишь только небольшие полномочия, на которые нужны средства, в местные органы власти – культура, образование, здравоохранение, дороги и т.д. Денег туда только не спустила, выкачала всё. У губернатора нет на это полномочий. Ростехнадзор. Вот вчера в эфире Первого канала мне говорили: это региональное управление Ростехнадзора. Я говорю: конечно, это региональное управление, подчиняется оно Москве, руководителю Ростехнадзора. Губернатор, если включится в решение этого вопроса, это будут просто незаконные действия, это будет его должностное преступление, поскольку он нарушает принцип разделения властей, определенный в конституции. Вы можете сказать: но губернатор все равно хозяин на своей земле, должен прийти. Нет, он ответственный за это все, он удобный стрелочник, для того чтобы это происходило. Губернатор виноват в тех полномочиях, которые у него есть. Есть статья 72-я Конституции РФ – принцип разделения полномочий между Федерацией и регионом. У него относительно небольшие полномочия. Следить за режимными объектами – это не его вопрос.

Более того. И депутаты Государственной Думы от Красноярского края, и сам губернатор, администрация края пишут соответствующие письма с завидной регулярностью о том, что на этих объектах предположительно существуют такие дамбы, не соблюдаются условия труда. Пишут в Роструд (федеральное агентство), Росприроднадзор, Роснедра, которые выдают соответствующие лицензии. В ответ отписки: до свидания, приходите завтра, это не ваши полномочия, не лезьте. Потому что все считают, что губернатор начнет кошмарить бизнес, который несет, видимо, налоги в региональный, местный, федеральный бюджет. Губернатор, видимо, хочет устроить какую-то коррупционную составляющую, лезет туда, куда не должен лезть. Протест будут приносить всякие депутаты Законодательных собраний.

В 2004 году, когда отменили прямые выборы губернаторов, а сейчас нам придумали эти выборы, которые вообще не выборы, убили институт губернаторов в стране. Те губернаторы, которые были (условно, Россель, Минтимер Шаймиев, Лужков) разлива 90-х годов, пока у них не подрезали полномочия, вот тогда с них можно было даже по понятиям спрашивать, не только по закону. Сейчас это невозможно.

В. Алфимов:

- ВЦИОМ провел опрос. И этот опрос показал, что наши сограждане мечтают о лидере государства, который совмещает качества героев близких им фильмов. Короче, если бы мы выбирали, как в Америке, из терминаторов всяких, продюсеров телевизионных, мы бы выбрали Штирлица.

Н. Исаев:

- Так мы же выбрали его. У нас такой президент.

В. Алфимов:

- А если бы мы выбирали непосредственно из героев, то был бы Штирлиц. На втором месте профессор Преображенский.

Н. Исаев:

- Это нам в очередной раз говорят: вы правильно выбрали своего президента. Если Штирлиц это Путин, то профессор Преображенский занял, я так понимаю, второе место. А кто у нас профессор Преображенский сейчас на политической авансцене? Может быть, Вассерман или Федотов, которого вчера отставили из Совета по правам человека? Хотя этот Федотов вообще ничего не говорит, я никогда не слышал этого человека с точки зрения его вербальных возможностей.

В. Алфимов:

- У нас на связи политконсультант Алена Август.

Н. Исаев:

- Алена, все уже высказались по поводу Штирлица, Путина, профессора Преображенского и Плейшнера…

А. Август:

- Там был еще Данила Багров.

В. Алфимов:

- Данила Багров на третьем месте в целом, но среди молодой части аудитории он лидер.

Н. Исаев:

- А Данила Багров это, наверное, Навальный.

А. Август:

- Вряд ли.

Программа в студии Радио КП

Н. Исаев:

- Алена, что это такое? Нам эту историю в головы встраивают, что вы правильно выбрали Путина? Либо это действительно органическая история, и все, что происходит, достаточно естественно для нашей страны?

А. Август:

- Когда люди выбирают героев, они не задумываются над тем, почему. Они идут за своими чувствами. И желание, чтобы во главе государства стоял человек достаточно сильный, вдумчивый, который может нас как бы защитить от каких-то внешних и внутренних врагов, видимо, есть. Насколько это ложится на образ Путина? Ну, не всегда Штирлиц и Путин равны.

Н. Исаев:

- Тихонов играл. Он такой флегматичный дядя, все время грустный, все время у него что-то не получалось, его пытаются поймать, схватить, а он ходит на эти явки и т.д. Как-то все это немножко странно.

А. Август:

- Знаешь, судя по нашей внешнеполитической ситуации, Путину тоже не сильно весело пока.

Н. Исаев:

- А мне кажется, он развлекается. Когда он о внутренней ситуации говорит, он грустит, он флегматичен. А когда ему нужно сказать про Сирию, когда он едет в Саудовскую Аравию, когда эти шейхи, Макроны и Трампы, ему же прекрасно.

А. Август:

- Но он-то работает в открытую, ему не нужно в стане врага притворяться кем-то из них.

Н. Исаев:

- А мне кажется, нужно притворяться.

А. Август:

- Ему полегче в этом плане, чем Штирлицу. А вообще, мне кажется, этот довольно шутливый опрос показывает, насколько общество у нас разнообразное и поляризованное. Потому что Преображенский и Штирлиц это вообще из разных опер. Туда же еще попал и Данила Багров. Это говорит о том, что смысл, который можно извлечь для государственных структур и для всех, кто занимается общественными движениями и течениями: ребята, давайте учиться разговаривать друг с другом. Потому что молодежь у нас про Данилу Багрова, кто-то у нас про Штирлица, а кто-то про Преображенского.

Н. Исаев:

- А ты считаешь, что Данилу Багрова они помнят? Это уже 15-20 лет назад было.

А. Август:

- А это же не про то, что помнят. Они вообще могли даже толком фильм не посмотреть.

Н. Исаев:

- Профессор Преображенский. Я вот Валентина спросил, кого он на нашей политической сцене видит сегодня профессором Преображенским.

В. Алфимов:

- Рошаль.

А. Август:

- По профессиональному признаку, конечно, можно Рошаля туда… Мне кажется, это наш такой либеральный слой, не тот, который носится по митингам и акциям…

Н. Исаев:

- А тот, который махнул рукой давно…

А. Август:

- Тот, кто говорит: ребята, разруха в головах. Преображенский на самом деле четко расставлял акценты. Другое дело, что он с транспарантами не носился. Но он говорил довольно дельные вещи.

Н. Исаев:

- И он такой жесткий парень был. Я бы не сказал, что он такой травоядный меланхолик был.

А. Август:

- Абсолютно. Просто он жил внутри своей реальности и не старался переустроить все в стране.

Программа в студии Радио КП

Н. Исаев:

- Алена, а какие тенденции ты видишь и наблюдаешь? Мы же все говорим сейчас о транзите, что будет завтра, что будет после Путина, как это будет происходить. Давай поразмышляем, какой герой может родиться для русского человека через 10-15, может быть 20 лет, либо особо ничего не поменяется?

А. Август:

- Хотелось бы, чтобы появился какой-то новый герой.

Н. Исаев:

- Человек-паук.

А. Август:

- Мы всё еще в плену каких-то очень древних мифов смысловых. Но в том-то и беда, что у нас сейчас нет собственного насыщенного смыслового поля.

Н. Исаев:

- Мы же придумали 4 ноября как День народного единства. Вот были Минин, Пожарский и т.д. Были у нас былинные герои – Илья Муромец, Алеша Попович, Добрыня Никитич и т.д.

В. Алфимов:

- День Петра и Февронии теперь празднуем.

Н. Исаев:

- Вот они способны стать для русского человека такими героями, которые могут лидерами страны быть? Богатырь, защитник…

А. Август:

- Они никогда не уходили из когорты героев, о которых говорят, которые несут в себе какие-то исторические смыслы. Другое дело, насколько они актуальны.

Н. Исаев:

- 20 лет назад Георгий Константинович Жуков занимал первое место. Вот он ушел. Почему?

А. Август:

- Потому что для определенной части людей, которых все больше, потому что старики умирают, молодежь рождается, наша Отечественная война так же далека, как война Белой и Алой розы.

Н. Исаев:

- Алена, я с тобой не соглашусь, потому что мое мнение, что нас сейчас прокачивают в последние 5-6 лет Великой Отечественной войной, что мы победили фашизм и т.д.

В. Алфимов:

- К огромному сожалению, война уходит из политической повестки, из общественной повестки. Поэтому сейчас всё прокачивают, прокачивают. Чтобы напомнить, чтобы впитать, вдолбить, в конце концов, в молодые неокрепшие умы, что война это все-таки важно.

Н. Исаев:

- Я считаю, что это про другое. Потому что у нас нет других побед, нам нечему радоваться другому, мы пытаемся жить прошлым, мы пытаемся идти вперед, пятясь взглядом назад. И русскому человеку нужно ощущение победы. А последняя победа, очевидно, была 9 мая 1945 года.

В. Алфимов:

- И Сирия не катит на роль, пусть второстепенной, но все-таки победы?

Н. Исаев:

- Пока не катит. Потому что Сирия не закончилась, имеет какие-то промежуточные истории, и не более того. Поэтому: нас все обступили, мы боремся с фашизмом, а все вокруг фашисты.

В. Алфимов:

- Валерий Трапезников, экс-депутат Госдумы, токарь с 50-летним стажем, говорит, что Александров Невских не хватает.

Н. Исаев:

- Александр Невский, хан монгольский – кто-то так считает. Это к вопросу, что война Алой и Белой розы и т.д. Нет желания защитников, которых в войне сейчас делают, нужен тихий, скромный ФСБшник, который красиво заходит в наше сознание.

В. Алфимов:

- Но он есть. Дмитрия Медведев заявил, что в экономике России все впорядке.

Программа в студии Радио КП

Н. Исаев:

- Это экономика какая – его экономика, экономика членов правительства, экономика государственных корпораций, которые питаются от нашего правительства и т.д.?

В. Алфимов:

- Об этом он сказал в ходе заседания консультативного совета по иностранным инвестициям. Он говорит: «Очевидно, что в целом у нас все в порядке, увеличивается объем промышленного производства, товарооборот, макроэкономические показатели России…» И низкая инфляция.

Н. Исаев:

- Она стала чуть выше, чем раньше, 2,8 была в позапрошлом году, сейчас 4,5, говорят. Есть экономика двух вещей. Есть макроэкономика, которая представляет из себя государственные финансы, назовем это так, то, что есть в бюджете, что есть в так называемом внутреннем валовом продукте, то, что обозревают наши властители умов. Это одна история. А есть история жизни простых людей, качества их жизни, потребительских возможностей, и то, что они могут купить в магазине, сколько это стоит, какая у них пенсия, есть ли у них вообще эта пенсия как таковая, есть ли у них какие-то социальные возможности – найти работу, перекантоваться каким-то образом и выжить на грибах и ягодах. Вот такая экономика.

В. Алфимов:

- За грибочки и ягоды сейчас налоги собирают.

Н. Исаев:

- Если мы сейчас это с юмором обсуждаем, то в ряде регионов, которые я регулярно проезжают, для них это огромная проблема. И валежник. Нам вроде сказали, что отменили штрафы по 5 тысяч рублей, которые были. А знаешь, какой регламент и процедура согласования сбора этого валежника? Иными словами, экономика у Медведева, может быть, в порядке. Я вот смотрю показатели. Рост 1,2%, где-то 2% промышленного производства, инвестиции какие-то растут, внешние, внутренние и т.д. В конечном итоге на людях это вообще никак не отражается. Это отражается на наших государственных корпорациях. Если раньше бежали в бюджет или к Набиуллиной в Центробанк, это обваливало рубль в два раза (это было в декабре 2014 и в декабре 2015 годов) – с 35 рублей до 60, а в 2015-м – с 45 до 80 рублей аж доходило. И получали эти госкорпорации по триллиону рублей, чтобы заплатить иностранным кредиторам, которым они должны. Сейчас эти государственные корпорации просто приходят в бюджет или в Фонд национального благосостояния, в который отгружаются регулярно деньги из наших налогов, и получают деньги на свои инвестиционные программы. Получают деньги класть шпалы бесконечные, притом что эти шпалы, которые кладут в РЖД, не платят налог на имущество, не платят НДС.

В. Алфимов:

- То есть ты хочешь сказать, что даже иностранные инвесторы, которые к нам приходят, они тратят наши деньги?

Н. Исаев:

- Нет. Я имею в виду бюджетные деньги, о которых я говорил, - Фонд национального благосостояния…

В. Алфимов:

- Я про него и говорю. Это же наши деньги.

Н. Исаев:

- Конечно, наши деньги. Они идут в наши государственные корпорации. Закрываются дырки нашим государственным корпорациям. Внешэкономбанк Шувалов возглавил, сразу же пришел к Путину и сказал: у меня дырка 400 млрд. рублей, дайте мне, пожалуйста, 400 млрд. рублей. Я понимаю, что не все понимают, что такое 400 млрд. рублей. Это бюджет Красноярского края, который только что мы обсуждали. Что такое бюджет Красноярского края? Если его обнулить, в Красноярском крае нечего будет вообще финансировать.

Или Газпром замечательный. Мы же обсуждаем, какие контракты у футболистов, которые играют в «Зенитах» и т.д. Но мы не обсуждаем, куда мы ведем природный газ в Китай («Сила Сибири»), а Китай только что разведал месторождение у себя 100 млрд. кубометров. И вообще непонятно, будем ли мы продавать этот газ. Но Газпром уже провел все эти трубы. Которые в три раза дороже, которые пошли дальше своим подрядчикам. Прибыль себе не оставил. Налоги в меньшей степени платит и т.д. И получает эти триллионы рублей на свои инвестиционные программы, которые, по большому счету, чтобы деньги прокрутить.

То же самое касается национальных проектов, которые сейчас Дмитрий Медведев активно продвигает, - 26,7 трлн. рублей. Чтобы люди понимали, это полтора российских бюджета на год в целом. Если посмотреть национальный проект, допустим, «Культура», мы увидим просто строительство зданий. Что такое строительство зданий по-русски, мы отлично знаем, по каким сметам все это происходит. Мы отлично знаем, как расторговываются все эти конкурсы – либо на единственного поставщика с понятными фамилиями, либо это происходит в интересах каких-то родственных и иных структур. Люди это наблюдают каждый день.

В. Алфимов:

- Тут я с тобой поспорю. Мы недавно обсуждали нацпроекты у нас в эфире. В целом, если посмотреть цели нацпроектов, задумки, то это достаточно здравые идеи – поднять демографию, улучшить здравоохранение, образование, дорогие сделать.

Программа в студии Радио КП

Н. Исаев:

- Конечно, здравые идеи. Но если развивать культуру, давайте развивать людей, давайте развивать человеческий капитал, давайте развивать преподавателей, давайте развивать образовательные центры, давайте вкладываться в технологии. А у нас не хотят это делать. Потому что возвратность этих средств будет через 15-20 лет. Это так же, как с лесом. Посадить сейчас дерево и заботиться о нем, которое вырастет через 70-80-100 или даже 120 лет, никому неинтересно, потому что жить в ту пору не доведется ни мне, ни тебе. Так и здесь. Никому не нужно думать о том, что будет происходить через 15-20 лет. Важно, что сейчас построили здание, здесь отработали на кирпичах, здесь - на песке, здесь - на бетоне, здесь - на цементе, здесь - на шпалах, рельсах и т.д. Это временщики, которые сегодня у власти. А нам говорят о том, что мы прекрасно себя ощущаем, чувствуем, у нас экономика растет и т.д. Только люди этого обстоятельства вообще не чувствуют.

Только что я вернулся из Приморья. Депрессивная ситуация в регионе, я тебе скажу. Но нет вообще никакой оппозиции, которую, очевидно, нужно создавать. Люди, которые проголосовали против власти, все равно им сказали: нет, будет то, кто отсюда нужен. Что, считают, что этот протест куда-то уйдет? Эти заявления, которые делает Медведев, они кого-то успокаивают? Я не очень понимаю, кого они успокаивают.

В. Алфимов:

- Тем временем поставщики гречневой крупы предупреждают торговые сети о том, что у них повышаются цены. То есть поставщики предупреждают, что у них цена вырастет на 20-25%, в общем, гречка станет дороже.

Н. Исаев:

- Про гречку регулярно это говорят. Если посмотреть графики, все не столь плачевно. Но в любом случае мы должны понимать, сейчас середина октября, мы буквально недавно собрали урожай. До Нового года цены скорректировались, упали, сейчас есть некий переизбыток. И до Нового года они будут держаться. Под Новый год начнется резкое возрастание цен, но это спекулятивная история, потому что мы подходим к новогоднему столу, а дальше новогодним январским праздникам. А дальше пойдет резкое повышение цен. И не потому, что у нас этого урожая не хватает. Нам хранить негде. И дальше мы начинаем закупать картошку в Египте, во Франции, в Израиле. Начинаем закупать то, что сами способны производить, в Белоруссии, потому что мы не готовы серьезно конкурировать по этому поводу, молочку в скандинавских странах и т.д. А по каким ценам это происходит, мы отлично понимаем. А на каком сырье это происходит в большинстве своем, мы тоже знаем. Здесь ловим рыбу, отправляем туда, они делают консервы, присылают нам. Валим у нас лес, отправляем в Китай, возвращаем обратно мебель. Я сейчас проводил «круглый стол» в Приморье, и лесопромышленники говорят: мы вложили уже деньги в лесопереработку здесь, у себя. Потому что нам сказали, что запретят экспорт кругляка.

В. Алфимов:

- Кто сказал.

Н. Исаев:

- Председатель лесопромышленников Приморского края. Через год отменили запрет на экспорт кругляка в Китай.

В. Алфимов:

- Но все равно пусть работают.

Н. Исаев:

- Китайцы демпингуют, закупают дешевле и привозят сюда продукцию в три раза дороже. Мы бы делали это гораздо более эффективно. Я говорю: «Что вам надо?» - «Дайте, пожалуйста, мораторий на 10-15 лет, чтобы мы построили свое производство. Мы даже прибыль заработаем, если вы через 15 лет нас хотя бы обманете и отмените все эти протекционистские меры. Но мы сейчас уже вложились, стоят предприятия, они не работают. Все это делают китайцы». Они спрашивают: а почему? Я говорю: «Не знаю. Наверное, это политическое решение в Москве». Мы дружим с Китаем, по пять раз с ними встречаемся. Вот оно, решение. Мы платим за гарантии безопасности, которые в мире сейчас Китай нам предоставляет. Китай сейчас всем предоставляет гарантии безопасности, на кого прыгают США, - Венесуэле, Северной Корее, Ирану.

В. Алфимов:

- Сговорились американцы с китайцами?

Н. Исаев:

- Еще нет. Это основные соперники, очевидно. И Китай сейчас поднимает ставки. И русские идут в той же самой череде по гарантиям безопасности. Просто у русских есть бомба, и они об этом иногда говорят.

Вот это нужно понимать, когда мы делаем заявления относительно качества жизни людей, макроэкономических показателей и т.д. Люди на земле наблюдают абсолютно иное.