Кашин: «Дудаев и Масхадов – обыкновенные постмусульмане, пытавшиеся идти тем же путем, что и Назарбаев»

Олег Кашин
Олег Кашин и Роман Голованов в «Отдельной теме» поговорили о 89-летии Михаила Горбачева, гибели псковской 6-й роты в Чечне 20 лет назад и новых поправках в Конституцию.

Скачать передачу [mp3, 43.5 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Добрый вечер!

О. Кашин:

- Добрый вечер, Роман. Давайте писать сегодня учебник про что?

Р. Голованов:

- Сегодня историческая дата. Мы знаем, что будет в Конституции хотя бы примерно. Там будут русские…

О. Кашин:

- Что, прошло народное голосование? Народ выразил свое мнение по этому поводу?

Р. Голованов:

- Выразил на президентских выборах.

О. Кашин:

- Два года назад? До пенсионной реформы. Помню, что-то такое было.

Р. Голованов:

- Тогда, когда вы за Собчак голосовали.

О. Кашин:

- Поправки, да. Я не буду притворяться, я читал пересказ поправок в газетах. Много всего интересного. Наверное, пропустил. Что там Госсовет и полномочия президента? Это же самое интересное, наверное? Или не это?

Р. Голованов:

- Не знаю. Я читал интервью Захара Прилепина на «Комсомольской правде», как человека, который вхож в эти дела конституционные…

О. Кашин:

- Да, там я упоминаюсь.

Р. Голованов:

- Это я не помню. Я так не слежу пристально за вами. Знаете, иногда я Кашина где-то оставляю за пределами своего разума. Я там читал, что Захар говорит, что все ищут этого подвоха, думают, что будет с президентом. Где вот он подложил эту мину, чтобы продлить свой срок? А есть ли она там или нет, никто не знает.

Тут я с Захаром соглашусь. Нам сколько раз говорили: есть какое-то тайное правительство, введут вам эти гей-браки, продажу Курил. И будете вы сидеть. А мы с этими страхами живем. И вот теперь это надо закрепить в Конституции, что свою русскую землю мы не продаем и отдельным личностям тут тоже ничего не светит.

О. Кашин:

- Мне очень понравилась фраза в поправках, что Океания всегда воевала с Остазией, если я не ошибаюсь, если там так написано.

Р. Голованов:

- Я не видел этих поправок. Их же еще нет на бумаге. Они в пересказах идут.

О. Кашин:

- Говорят, что 24 страницы. Володин их сегодня предъявил в Госдуме. Посмотрим. Я видел пересказ в газете «Ведомости» самый подробный. Впечатлило, что нельзя принижать роль народа в Великой Отечественной войне. Тема подвига народа, в самом деле, что народ победил вопреки Сталину, большевикам, это такой довольно модный тренд в 90-е годы. Если сегодня любой либерал скажет, что Сталин ничтожество и победил народ вопреки Сталину, это в рамках Конституции, как раз. А если какой-то сталинист скажет, что победил Сталин, то это принижение роли народа.

Р. Голованов:

- Хорошая идея.

О. Кашин:

- Хорошая, но вопрос – нужна ли она в Конституции? Представьте, Роман, вы историк. Зашли в архив. А в архиве написано, что да, не было панфиловцев 28-ми. И вы не имеете права этого произнести, потому что это противоречит Конституции! Довольно дико. И, конечно…

Р. Голованов:

- Почему? Если у вас есть документальные подтверждения, вы что угодно можете произнести. Вы у нас тут в эфире говорите, что можно и что нельзя . И ничего страшного.

О. Кашин:

- Я не говорю, что нельзя, вы прекрасно это знаете. И еще обратил внимание на две интересные вещи. Естественно, про Бога. Компромиссная фраза, что предки завещали на м веру в Бога. И про Советский Союз, что Россия его наследница. Получается, что те предки из СССР, не знаю, товарищ Ленин завещал нам веру в Бога. Товарищ Ленин укрепил нашу веру в Богу, на самом деле. Кровью новомучеников.

О. Кашин:

- Здесь я соглашусь. Именно так, товарищ Ленин веру в Бога укрепил, а многим им вернул, потому что…

Р. Голованов:

- Такую мразь когда увидели, все подумали, Господи, помилуй!

Олег Кашин

О. Кашин:

- Здесь сказано, что СССР не есть наш враг. Сказано, что Россия правопреемница СССР, то есть, она зачем-то берет на себя ответственность за все гадости, которые делала советская власть. И в этом зазоре мы будем долго еще существовать, потому что написано, что мы наследники СССР. Вы, Роман, наследник. Вы хотите быть наследником?

Р. Голованов:

- Я хочу быть наследником России, у которой есть разные строчки в ее истории. Мы наследники и Рюриковичей, и Ленина, и Сталина, и Ельцина, и Горбачева. Кстати, и будет памятник Горбачеву стоять где-нибудь рядом с памятником Сталину. И ничего в этом страшного не будет.

О. Кашин:

- Памятник Сталину, кошмар. Тем более, памятников Сталину в отличие от памятника Горбачеву уже понатыкано в разных городах России.

Р. Голованов:

- Горбачев пока ходит сам как памятник. Дай Бог ему здоровья.

О. Кашин:

- Памятники бывают и прижизненные. В Донецке есть памятник Сергею Бубке, памятник Кобзону там же стоит очень давно, еще при жизни был поставлен.

Р. Голованов:

- Где стоит?

О. Кашин:

- В городе Донецке.

Р. Голованов:

- Ну, слава Богу, это вы уже признаете Россией.

О. Кашин:

- Конечно, я всегда говорил, что земля русская.

Тоже, интересная вещь. Конституция Российской Федерации – важная штука. Но почему хочется смеяться и шутить? К самом деле…

Р. Голованов:

- Только вам.

О. Кашин:

- Ну, не только мне. Анекдоты про письмо в Простоквашиное или добавить в Конституцию тертое яблочко не придумывал. Вряд ли есть какой-то отдел ЦРУ, который все это сочиняет.

Р. Голованов:

- А вот зря вы так думаете. Думаю, он есть.

О. Кашин:

- Он, конечно, есть, но анекдоты, которые он сочиняет, довольно бездарны. Всегда, когда шутишь по указке, посмотрите на КВН. И к вопросу по КВНу, надо произнести это в эфире, тем более, что можно, Владимир Путин разрешил: азохен вей. Роман! Я к стыду своему не знаю, как это дословно переводится и с какого языка, наверное, все-таки, с идиш. Но когда президент России говорит «Азохен вей! И танки наши быстры!» это стоит того, чтобы это проговорить. Очередная серия интервью Ванденко на сей раз про…

Р. Голованов:

- А нашел. Азохен вей – еврейское междометие, выражающее сочувствие, тревогу, панику или недовольство. Русским аналогом можно считать «какой кошмар».

О. Кашин:

- Какой кошмар – это не звучит. Азохен вей здорово! Вот тоже, наследие СССР – это такое советский антисемитизм застенчивый. Вот слово на букву «ж» говорить уже не прилично, а вот скажешь «еврей» в компании, в гаражном кооперативе и все понимающе захохочут. Азохен вей – смешно! Еврейская тема. Удивительное дело, мне казалось, что это ушло лет двадцать-тридцать назад, когда основная масса евреев уехала. И место того этнического меньшинства, над которым можно смеяться или бояться, заняли, не знаю, кавказцы, потом среднеазиаты. Но нет, Путин говорит «азохен вей» и во мне просыпается мой внутренний член союза русского народа 1907 года, который вдруг хочет пойти на какое-то народное гуляние. Я не знаю, как это происходит, но надеюсь, что среди наших слушателей не только русские, хотя, конечно, русские – наша целевая аудитория.

Р. Голованов:

- У нас целевая аудитория все. Вся страна.

О. Кашин:

- Это у вас вся страна. Я выделяю своих друзей-русских и кланяюсь им всегда в этом эфире.

Р. Голованов:

- Олег, глупо отрицать, но…

О. Кашин:

- Роман, мы же скоро будем государствообразующим народом, мы не были им до сих пор. Ля-ля-ля! Я очень рад.

Р. Голованов:

- И я очень рад, но это не отменяет того, что будут нас слушать и чеченцы, и аварцы, и татары, и буряты, и англичане, и американцы.

О. Кашин:

- Конечно.

О. Кашин:

- Вы все – наша целевая аудитория и мы всех вас любим.

О. Кашин:

- Конечно, но постоянный спор, что такое российская нация, ведь это же плавильный котел, вот слава Богу, Россия светское государство. Статья 15 Конституции России. Вроде и Бог упомянут, и не придерешься. Слава Богу, что перестал играть в то, что мы плавильный котел для разных этносов, из которых получается какая-то выдуманная многонациональная нация. В самом деле, когда есть татары, которые считают себя татарами, никем больше, когда есть чеченцы, когда есть якуты, странно отрицать, что есть русские. И русские имеют больше отношения…

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Давайте ставки сделаем. Вокруг поправок все крутится, Дума планирует 11 марта рассмотреть в третьем чтении законопроект о поправках к Конституции. Это все решится, думаю, 11 марта. Когда мы уже узнаем, когда будет понимание по голосованию? Какого примерно числа, как думаете?

О. Кашин:

- Это мы узнаем, как только президент подпишет.

Р. Голованов:

- Как вы думаете, какого числа подпишет?

О. Кашин:

- 28 марта.

Р. Голованов:

- Я думаю, 18-го.

О. Кашин:

- А, да! День Крыма. Конечно, вы побеждаете, Роман. Всерьез народ узнает о новой Конституции, когда тебя забирают в околоток летом и ты говоришь: 51-я статья, а тебе говорят, старик, 51-я статья – это про брак! Думаю, это работает примерно так.

Шутки шутками, понятно, что никогда, и в советские, и в постсоветские годы никто Конституцию с лупой не читал. Самый честный человек Елена Исинбаева, которая сказала, о, прикольная книжка.

Р. Голованов:

- А мы еще честнее ее, мы раньше об этом признались.

О. Кашин:

- Поскольку такое очередное реалити-шоу, как раньше было «Имя Россия», ну, прикольный, как говорят в Англии Table talk, чтобы поболтать на тему того, что они еще в эту книжку напихают, что еще интересного и прикольного. А так 22 числа день рождения Ленина и голосование, на котором вы уже знаете, кто победит.

Р. Голованов:

- Победим мы. Мы всегда побеждаем.

Итак, читаем, что 2 марта 1951 года родился Михаил Горбачев. Тут у каждого будет свое мнение, кто он: великий предатель, разрушивший Союз или великий человек, подаривший нам демократию. Я знаю, что вы сегодня даже созванивались. Удалось?

О. Кашин:

- Мы немножко знакомы. Да, дозвонился. Он был рад, но он в больнице, болеет. Дай Бог ему здоровья. Довольно часто он ложится в больницу. Вы знаете, наверное, что не раз какие-то злодеи вбрасывали в соцсети слухи, что он умер. Надеюсь, чем больше таких слухов, тем больше он будет жить. Я не помню, пережил ли он Керенского, потому что Керенский до сих пор был самый долгожительствующий правитель России, по-моему, за всю тысячелетнюю историю. По крайней мере, здорово, что Горбачев пережил тех людей, которые его топтали, свергали.

Р. Голованов:

- Сравнялись. Керенскому тоже 89 лет.

О. Кашин:

- Между прочим, сегодня еще интересная дата, которая перебрасывает мостик в загадку Горбачева. Сегодня 90 лет статье Сталина «головокружение от успехов», одна из знаковых текстов Сталина. Иезуитская и подлая статья такая, то есть, после полугода коллективизационного террора, после полугода войны против русского крестьянства, против народа Сталин объявил вдруг, что это было недоразумение. И что это были перегибы на местах.

К чему я это говорю? Горбачев из семи понятных лидеров СССР, он первый, кто родился при советской власти. Первый выходец из русского крестьянства южного, человек, который был не вот тем большевиком предыдущего поколения, которые пришли на нашу землю и стали над нашими людьми издеваться. Он сам плоть от плоти народа. И очень показательно, что именно первый в истории русский человек плоть от плоти народа…

Р. Голованов:

- Пришел и не удержал страну.

О. Кашин:

- Как не удержал? Пришел и демонтировал вот этот ад. Вы слово «предатель» использовали. На самом деле, такие странные сближения. Я вам обещал не говорить про марш памяти Немцова, чтобы вас не пугал украинский флаг.

Р. Голованов:

- Да нет, я просто не хотел ругаться из-за этого.

О. Кашин:

- Маленькая ремарка. По всем каналам вижу в репортажах с этого марша Михаила Конева, человека, который был последнюю неделю или месяц где-то рядом с Немцовым. И теперь он который год продает свое бывшее соратничество, рассказывая о том, какие негодяи сейчас ходят на этот марш.

Р. Голованов:

- Продавцов этого марка хватало, которые торговали Немцовым

О. Кашин:

- Понимаете, на митинге это никто не купит. А на телевизоре купят. Поэтому разница есть.

Р. Голованов:

- Почему не купят? Народ ходит, купцов полно, а вот товар.

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Народ на митинги ходит, но хочу подчеркнуть, что предательство, вы говорите, как преступление. Я сам согласен, предательство – это самое большое зло, которое есть. Но во многом предательство культивирует сама власть, поощряя людей из стана оппозиции на то, чтобы они выступали как постоянные наши-ваши герои.

Это ремарка. Горбачев не про это.

Р. Голованов:

- Нет, тут надо ответить на эту ремарку. Если люди готовы продаваться. То они продадутся и власти, и кому-то еще, и дело только цены и стоимости.

О. Кашин:

- Важный момент. Когда на рынке один покупатель – государство – на нем моральная ответственность, чтобы не поощрять…

Р. Голованов:

- Почему один?

О. Кашин:

- А сколько?

Р. Голованов:

- Лондон, Вашингтон, Париж, уверен, кто еще может перекупить? Какая разведка? Тель-Авив.

О. Кашин:

- Роман, детский сад! Какой Лондон?

О. Кашин:

- А что, разве не вербуют?

О. Кашин:

- Не знаю, вербуют, наверное, но агенты разведки на то и агенты, чтобы никто не знал, что они агенты. А в публичном пространстве, не знаю, нас с вами погонят с «Комсомольской правды», куда мы пойдем? На «Эхо Москвы»? Это Газпром.

Р. Голованов:

- Не пойду я на «Эхо Москвы». Есть телеканал «Спас».

О. Кашин:

- Да, который через две итерации доходит до каких-то, извините, денег.

Р. Голованов:

- Дай Бог.

О. Кашин:

- Всем дай Бог. Горбачев, да, вы говорите, не удержал. Что было удерживать?

Вернусь к поправкам. Россия – правопреемник СССР. И эти негодяи из СССР заминировали его так, что с ним ничего не сделаешь. Когда, извините, простейший пример, они нам нарисовали область Нагорно-Карабахскую полную армян, приписали к Азербайджану, чтобы мир там мог быть только при абсолютной полицейщине, колючей проволоке и тоталитаризме. Любое ослабление гаек, свобода гарантировала кровь. Не знаю, был бы Лев Толстой генеральным секретарем ЦК КПСС в этот момент, вот что делать, чтобы армяне и азербайджанцы не начали друг друга резать? Вообще ничего. Это было гарантировано. Та же самая передача Крыма Украине. Нарезка русских областей, чтобы они доставались Украине и Казахстану. Масса всего. И валить все на Горбачева? Извините, если страна создана так, что ее крепость и стабильность зависит от того, чтобы в журнале «Новый мир» не печатали Солженицына или чтобы в магазине не было колбасы, это плохая страна. Чудовищная.

Мы листаем с вами подшивки нашей любимой газеты «Комсомольская правда». Я помню там фельетон, допустим, пепси о том, что в Москве появились киоски фирмы Pepsi Cola, оказывается, какие-то молодые люди вместо того, чтобы идти на завод, идут торговать пепси-колой. Когда торговля пепси-колой делается проблемой для общества – это гнилое общество. Естественно, Горбачев этот гнилой пень пнут или отпустил, конечно, это его подвиг.

Р. Голованов:

- Нет, просто сделать это тонко и аккуратно, чтобы сохранить страну и менять ее внутри или взять и разрушить все до основания. Потом пытаться строить новый мир.

О. Кашин:

- Роман, до какого основания? Вы живете в Москве. Она похожа на разрушенный город?

Р. Голованов:

- Теперь нет. Мы сами рассказывали несколько передач назад про хозяйственников, которые сюда приходили, про Петербург и так далее. Про мэров у нас были отдельные программы.

О. Кашин:

- А теперь возьмите не мемуары современников, а элементарно фотографии догорбачевского СССР. Москвы, легендарного образцового города 75-го года. По одежде людей, по автомобилям, по очередям, по вывескам посмотрите, какой это был благодарный город. Конечно, кошмар, Владимир Семенович Высоцкий, помню, писал кому-то, что возвращаясь из Парижа, он видит Москву как разоренный войной город. Естественно, советские 70 лет были позорным недоразумением. И вопрос, как от этого недоразумения избавиться малой кровью, не знаю, по-моему, кровь, спровоцированная перестройкой, была минимальной, наверное. Только в тех точках, где уже просто настолько большевики заминировали Карабах, Чечню, Приднестровье, что там, наверное, было неизбежно. В остальном? Да нормально. И то, что эти 18 миллионов коммунистов, ни один из них в 91-м году не вышел защищать свою коммунистическую партию и советскую родину, наверное, это показатель, чего она стоила.

Смотрите, точку «А», как в фильмах про Листьева было, похороны Черненко, и точку «Б» - 91-й год. Вот вам, Роман, куда хотелось бы попасть? В 85-й год, где у вас была одна судьба, если вы журналист, работаете в отделе комсомольско-молодежной морали и обличаете верующих, потому что верующий был враг комсомола (те самые советские предки, которые завещали нам веру в Бога). Или в 91-м году, когда поезжаешь в Дивеево…

Р. Голованов:

- И на разборки с братвой приезжаешь. Пацанчик на «адидасе». И там тебя и грохнули.

О. Кашин:

- И виноват Горбачев. Понимаете, виноват Горбачев! Удивительно, да? Тем более разборки. В каком году происходит действие сериала «Бригада»? Советская мафия времен Горбачева – это был анекдот с южным колоритом, потому что Закавказье, Средняя Азия, но что такое ореховские бандиты 89-го года? Это дети, конечно, по сравнению с тем, что было уже в постсоветской России в 90-е годы.

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- Вот и померялись бандитами.

О. Кашин:

- Бандит – последняя ассоциация, которая возникает с этой эпохой. Первая, не знаю, либо голод, талоны на водку, на мыло. Фильмы в кинотеатрах «Такси-блюз» и «Маленькая Вера», группа «Аквариум», «Кино» и абсолютный воздух свободы. Самого свободного государства в мире, которого нигде больше не было. И за эту свободу Михаилу Горбачеву, конечно, спасибо. И я счастлив, что он дожил до того времени, когда мы об этом говорим открыто. При Ельцине это был не так очевидно. И при Ельцине это не поощрялось.

Р. Голованов:

- Вот это и есть та Конституция, о которой мы мечтали. Когда мы можем нормально поговорить про Горбачева, про Сталина без того, что кто-то срывается в безумную истерику. И оры, крики и удары по столу.

Продолжаем. Будем говорить про шестую роту, про чеченскую войну, все это причины чего? Распада Союза или тех мин, которые нам заложили большевики- коммунисты?

О. Кашин:

- Не причины, а последствия.

Р. Голованов:

- Да, последствия, извиняюсь.

О. Кашин:

- Вы сказали, что мы забыли в пятницу об этом поговорить. Интересно, почему мы забыли? Мы поднимали схожую тему – Евгений Родионов, буквально православный мученик, которого заставляли чеченцы снимать крест, он не согласился, его зверски убили. Шестая рота – да, подвиг двухтысячного года, он довольно долго замалчивался или не акцентировался. Я помню, мои знакомые активисты, иных уж нет, в 2005-м году, когда улицу в Южном Бутове назвали улицей Ахмата Кадырова, проводили так называемое «раскадыривание», вешали на место табличек «Улица Кадырова» Улица псковских десантников. И полиция их искала, гоняла, хотя времена были вегетарианские.

Да, случился компромисс. Кадыров стал амбассадором как бы этой памяти, очень неловким, потому что на месте гибели, а этот памятник мы видели по телевизору, стоит такой похожий на древнехристианский крест, скорее, круг с выщербленными уголками, чтобы был похож на крест. И надписью в четыре буквы Ника – языческая богиня победы. Почему Ника? Причем здесь Ника? Почему прямо не написать, что на этом месте погибли десантники? Это загадка. Понятно, что это компромисс. И вот когда режиссер Сокуров на каком-то заседании СПЧ или совета по культуре говорил президенту, что он не понимает, как Звезду Героя России одновременно носят и бывшие чеченские боевики, люди, которые воевали против них, Путин ответил в духе риторики нашей святой многонационалочки. И это не убедительный ответ.

Р. Голованов:

- Можно попробую я? Почему? Я тоже об этом много думал. Как могут люди, которые бегали тогда по лесам, были в этой «зеленке», стреляли по нашим десантникам быть героями? А потому что потом они вышли из этих лесов. Оставили автоматы. И пошли утихомиривать эту войну. Неизвестно, если бы они не оставили тогда автоматы, продолжили, чем бы все это закончилось.

Вы бы, может, и радовались бы. Для вас было бы спокойнее, если бы кусок Россиикуда-то взял и пропал. А для нас нет. Для того, чтобы у нас под боком построили новый ИГИЛ, что и пытались сделать боевики, я не хочу. Чтобы срочники улетали не куда-то в другой город России, может, кто-то еще и чистит писсуары зубной щеткой, а ехали бы туда куда-то в Чечню, воевали и оставляли свои жизни. Возможно, до сих пор. Мы не знали, что бы было. Возможно, мы видели бы теракты один за другим. Это у нас все под боком. И благодаря тому, что они оставили автоматы, пошли брать власть в свои руки, я безмерно благодарен.

Помните, у нас Баранец сказал: готов пенсию всю свою отдавать, лишь бы не было войны.

О. Кашин:

- Ну, да. И слово «национал-куколдизм» мы, по-моему, в эфире произносили. Нет, правда, вы произносите стандартную, я часто слышал ее из разных уст, речь о победе над терроризмом. И она навевает на меня, простите, зевоту.

Р. Голованов:

- Давайте расскажите правду нам.

О. Кашин:

- Какая правда? Правды здесь, наверное, нет. Это зловонная яма, в которой барахтаются и продажные чиновники, генералы девяностых, трупы русских солдат, вот та коробочка, если помните фильм «Чистилище», когда коробочка хоронила ребят, когда танки ездят по трупам русских солдат, чтобы просто не надругались над ними чеченцы. Страшное время было, конечно. Слава Богу, что оно кончилось. Вопрос: кончилось ли или накрыто как Чернобыль мраморным саркофагом мечети «Сердце Чечни»?

Давайте поиграем. Я вспоминал 93-й год, начало войны. Мы обсуждали убийство Листьева, те времена, когда война только начиналась. И в среде московских демократов, российских тоже, еще не отрефлексировавших, что это, на самом деле, такое, конечно, было популярно отношение к Чечне, как к очередному осколку империи, который восстает против нее. Как когда-то Чехословакия, Венгрия, Прибалтика и так далее. И вот ты смотришь на этих бравых людей, которые еще не были никакими исламистами. Зря вы, Роман, Дудаев, Масхадов – это были такие вполне обыкновенные советские постмусульмане, которые пытались идти тем же путем, которым пошли другие их единоверцы – Назарбаев, Каримов и так далее. И да, ты верил в то, что это чеченцы борются за независимость и так далее. И когда сегодня ты видишь этих бывших боевиков, которые буквально продались за Звезды Героев России, за эти золоченые мечети, думаешь, получается, что они и тогда были такие ненадежные? Понятно, что это игра. Это такой черный юмор истории. И вот что делать с ними? Я не думаю, что нынешнее положение вещей, когда вот этот нескончаемый поток пенсий Виктора Баранца затыкает постоянно в динамике дырку, из которой при любом ослаблении денежного потока опять хлынет кровь или гексоген, не думаю, что это идеальное решение проблемы. Но если оно вас сейчас радует, я не могу отговаривать вас или говорить: Роман, очнитесь, это же ужасно! Наверное, главное, чтобы вам было хорошо.

Р. Голованов:

- А что сделать?

О. Кашин:

- Я не знаю. У нас есть отдельные национальные республики. Мы что, должны просто плюнуть на всю культуру, сказать, что вот я – русский Олег Кашин, я пришел, я воин-победитель из Лондона. И сейчас приеду, и вас жизни буду учить. Все встали! Что они должны сделать? На колени упасть? Что вы от них хотите? Объясните!

Да, мы во многом по позициям, в том, что русские должны быть и все такое, схожи. Но что вы от них-то хотите? Чтобы они перед вами на коллеги упали? Сапог целовали?

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Роман, ваша главная ошибка сейчас, когда вы говорите, что я воин-победитель. Мы с вами совершенно не воины-победители. И совершенно не потому, что мы не принимали участие там в боевых действиях. Нет. В итоге, победителем оказался, собственно, клан людей, которым досталась республика в обмен на их лояльность Москве. Это похоже на прежнее замирение Кавказа, когда там имама Шамиля обвешивали какими-то российскими орденами и так далее. Понятно, что это контрпродуктивный путь.

Какой путь продуктивный и правильный? Загадка. Ведь в ту Чечню уже цивилизованную, очеловеченную и европейскую пришли вот эти новые чеченские традиции, которые сейчас выдают за старые. И объясняют, что в Чечне всегда убивали геев. Это неправда. Или в Чечне всегда женщины ходили в платках. Неправда. Женщины в Чечне нормально ходили и в мини, и во всем на свете.

Р. Голованов:

- Это когда?

О. Кашин:

- До 99-го года, как минимум. Все поздние советские годы. Опять-таки…

Р. Голованов:

- Я слышал эти истории. Я пообщался, кстати, с русскими женщинами, которые жили в Грозном после распада СССР. И да, рассказывают, что вышел ты в мини, сразу на тебя накидываются эти парашютисты с гор, тащат куда-нибудь изнасиловать.

О. Кашин:

- Парашютисты с гор, Роман! Это сейчас! Пускай девушка сейчас пройдет в мини сейчас по городу Грозному, особенно если девушка чеченка. Это разные истории.

Р. Голованов:

- Но это было и тогда.

О. Кашин:

- Геноцида русских людей там не было. Геноцид падал на грозненский рынок в виде авиабомб российских. И на этом рынке торговали и покупали люди тогда еще разных национальностей.

Р. Голованов:

- Тут даже сложно что-то сказать. Была площадь «Минутка», что там происходило, стояли дома, домой нет. Люди лишились квартир. Сейчас они ходят и не могут понять, где получить компенсацию.

О. Кашин:

- Роман, мы одинаково относимся к украинской АТО в Донбасее, но, наверное, разными путями к ней пришли.И для меня, современника обеих чеченских войн, конечно, это было второе ухудшенное, поскольку оно украинское, второе издание нашей российской операции по восстановлению порядка в Чечне, которое было, безусловно, главным преступлением российской власти в 90-е.

Нельзя было развязывать войну против граждан Российской Федерации. По факту это была не операция против терроризма. Терроризма тогда не было. Не операция по восстановлению конституционного порядка, а буквально война против собственного народа, если мы считаем жителей тогдашней Чеченской республики собственным народом. К сожалению, власть в Москве из-за своей упертости, не знаю чего, не захотела признавать Джохара Дудаева президентом Чеченской республики. И с этого, с амбиции все и началось. К сожалению, печальная черта Российского государства. Оно всегда не ставит в грош жизнь своих подданных. Как солдат, так и мирных людей. Выкосили этой войной буквально значительную часть моего поколения. Спасибо за это и Павлу Грачеву, и Борису Николаевичу, и всем тем, кто тогда говорил, что надо воевать. Не надо было воевать.

Р. Голованов:

- А что надо было? Оставить. И чтобы теракты продолжались по всей стране.

О. Кашин:

- Теракты не начинались тогда. Дудаева…

Р. Голованов:

- А с чего все начиналось? Просто люди массово стали убегать из Чечни, бросая все, что есть.

О. Кашин:

- Люди массово так же бежали из Кызыла, из Якутска, из Нальчика! Люди бежали много откуда внутри России. Даже из Казани бежали люди. И не повод же бомбить эти города, откуда они бегут.

Р. Голованов:

- История, когда просто врываются в твою квартиру боевики, приставляют автомат ко лбу, потом в соседней квартире находят девочку и отца со вспоротыми животами, телевизор еще работает и кровь на полу не остыла.

О. Кашин:

- Вы не поверите, Роман, в 90-е и в Москве такое было!

Р. Голованов:

- То, что я сейчас рассказываю, было только в адрес русских, за которых вы, как говорите, здесь заступаетесь, в чем я начинаю сомневаться и не верить.

А давайте поговорим об истории, которая взорвала все, что можно – это сухой лед и банная вечеринка. В двух словах. Есть блогер Екатерина Диденко. Никогда не знал про нее раньше. Она называет себя аптечным ревизорро – показывает, как дешевле купить таблетки в аптеке. Она устроила по случаю своего дня рождения вечеринку в бане. Муж купил 25 кг сухого льда, выкинул их в бассейн, а после четверо людей прыгнули в этом бассейн, где бурлил сухой лед. Пошел пар углекислый газ. Один смог выбраться, почувствовав, что задыхается, трое задохнулись и захлебнулись. Там еще долго продолжалась съемка. Из-за этого пара не понимали, живы люди там или нет.

Меня, знаете, что больше всего волнует? Почему все кинулись травить девушку? Почему сейчас ее обвиняют, что ты хайпишься на смерти мужа? Мне ее жалко даже очень.

О. Кашин:

- Да, вернусь к тому, что когда по телевизору обвиняют Навального и Яшина, кто там еще ведет марш Немцова, что они хайпятся на его гибели, конечно, обыватель уровнем ниже будет ругать эту девушку.

У меня к вам встречный вопрос. Вы знали про сухой лед, что нельзя прыгать в бассейн, где он положен? Я вот не знал, например, хотя по химии имел пятерку. Мы не проходили сухой лед, мы проходили адские формулы.

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- Почему я знаю? Вся эта штука связана с одним моим знакомым.

О. Кашин:

- Нашим знакомым.

Р. Голованов:

- Давайте не будем его сейчас афишировать. Надеемся, что мы сможем договориться об интервью.

Я вообще не понимал, зачем нужен сухой лед в таких промышленных масштабах?

О. Кашин:

- Мороженое возить.

Р. Голованов:

- Для вечеринок, оказывается. Если туда засыпать сантиметров пятнадцать, залить немного воды, то ничего страшного не случится.

О. Кашин:

- Не знаю. Вы, наверное, ходите на вечеринки какие-то.

Р. Голованов:

- Нет, не хожу.

О. Кашин:

- Нам с вами нужен сухой лед, чтобы с друзьями провести время, давайте не будем спекулировать.

Р. Голованов:

- Я просто не хожу в клубы. Не знаю, как все происходит.

О. Кашин:

- Я хожу в английские клубы, как вы понимаете. Понятно, что любой разговор на эту тему повернется к тому, что мы с вами выше этой блогерши культурно и морально, что неправда. Представить, что мы с вами съели соленый огурец на русский вечеринке с самогоном и отравились, подавились, понятно, какие-то идиоты будут над нами смеяться.

Давайте я воспарю над этой бытовой ситуацией. И скажу. Когда общественная дискуссия в России подавлена по всем направлениям, когда мы с вами, ругая Кадырова, обсуждая Кадырова, каждый держит ногу на горле собственной песни, естественно, когда возникает тема, по которой вроде бы нет ни страхов, ни методичек и так далее…

Р. Голованов:

- Будут еще. Все будет.

О. Кашин:

- Будет. Но у людей душа раскрывается: а вот давайте мы отыграемся на этой блогерше за то молчания, которое мы имели в виду по другим ситуациям.

Я тот еще футбольный болельщик. Когда какой-то футболист «Зенита» выступил с критикой главного тренера, его стали после этого всячески прессовать. И я писал, что Путина ругать каждый умеет, а вот настоящая свобода – это преодолеть какие-то корпоративные рамки. То же самое здесь. Наши люди, которые в публичном пространстве, участники ток-шоу Малахова, Соловьева и кого угодно, авторы газет – все они настолько ограничены и внутри, и снаружи, что любая свежая струя, даже если это струя углекислого газа от бассейна, где сухой лед, спасает буквально! Вот сегодня ты должен говорить о том, как правильно Россия ведет политику свои в Сирии. И понимаешь, что тебе это не интересно. А тут у девушки муж погиб, вот она плачет в сторис, вот у тебя об этом есть мнение.

Я наблюдаю людей, которые дают на эту тему комментарии. И понимаю каждого, на самом деле, что человека на работе, действительно, унижают, кредит у него, еще что-то, все плохо. А тут можно сказать, а вот эта дурочка устроила там такую вечеринку. Это так работает, это самые низменные инстинкты, но это так работает и медиа, тем более в условиях полусвободы, по крайней мере. А то и значительной части несвободы.

Р. Голованов:

- А это не что-то такое первобытное? Когда хочется взять и кинуться толпой на одного человека, просто показать, что да я-то умнее. А она дура.

О. Кашин:

- Слушайте, всякие низменные инстинкты народа у нас часто сознательно культивируются кем? Тем единственный игроком на рынке, про которого тоже мы говорили. Иногда игрок хочет, как авто статьи, которой мы 90 лет отмечаем сегодня – «Головокружение от успехов» - хочет показать, что народ дикий, темный, ему нужна сильная рука.

Кстати, завтра важный момент. Будет суд по организации «Новое величие», сфабрикованное эшниками, как это обычно у нас бывает. И завтра прокуратура будет просить сроки. И вот им скажут там по 10, по 15 лет, все будут говорить, конечно, с нами надо построже, как же иначе? А то будет анархия и терроризм. Это реально разные стороны одной и той же медали. И атака на эту девушку, и атака на каких-то оппонентов власти. Серьезно. Я не иронизирую.

Р. Голованов:

- Давайте мы эту историю оставим до завтра. А теперь поговорим про фейки. Нас попросили разоблачить парочку историй, которые связаны с коронавирусом в России. Я зачитаю. В сети появилась фейковая аудиозапись, на которой девушка просит максимально распространить информацию о том, что в Москве 20 тысяч заболевших коронавирусом. Формулировки все по канонам: ходим в масках, не ходим в места скопления людей, никуда не ездим, бережем друг друга. И эти все истории стали набирать массовый характер, в том числе, в комментариях. И промелькнул фейк, что Папа Римский заболел. Как мы уже выясняем, это распространяется из Украины. Никакого тут нет фашизма и пренебрежения. Если наши боты будут атаковать какие-то украинские соцсети, то украинские боты атакуют и наши.

О. Кашин:

- Роман, передайте им, что Бандера умер от коронавируса. Обсудим завтра, от чего умер Бандера, да?

Р. Голованов:

- Думаю, что рано или поздно мы к этому и придем. И конец нашего сериала будет, что Бандера, правда, умер от коронавируса.

Спасибо вам!

О. Кашин:

- Скорее бы наступило завтра!

Р. Голованов:

- Завтра, да. И «Новое величие». Как я этого жду.