Кашин: «Медведева избавили от ответственности за непопулярные меры, но он остается»

Олег Кашин
Олег Кашин и Роман Голованов в эфире Радио «Комсомольская правда» поговорили об уходе правительства Медведева, новом премьере Мишустине и о других кадровых изменениях последних дней.

Скачать передачу [mp3, 42.1 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Олег Кашин из Лондона и Роман Голованов из Москвы - вместе с вами будем проводить каждый день!

О. Кашин:

- Добрый вечер. Начнем с генпрокурора Чайки. Юрий Чайка - вечная фигура. Есть еще Игорь Чайка, такой фактурный мужчина, крупный бизнесмен, очень талантливый, яркий, все его знают. И тоже безумно интересно, как успешно или неуспешно, потому что разные бывали прецеденты, сложится бизнес-карьера сыновей Чайки. У него два сына, о них много писали после исчезновения их покровителя сверху.

Р. Голованов:

- На смену Чайке приходит Игорь Краснов.

О. Кашин:

- Я сегодня просто загуглил «Краснов - Кашин». Оказалось, есть, я уже забыл совершенно, это было очень давно. Я лет семь назад просил Бастрыкина передать дело о моем покушении Игорю Краснову. Потому что Краснов - настоящий такой следак - героический довольно и легендарный. В те годы он прославился раскрытием известного многим дела БОРНа.

Р. Голованов:

- У нас есть справка про Краснова.

Справка:

- Игорь Краснов родился в Архангельске, окончил Поморский госуниверситет им. Ломоносова. С 1997 года работал в прокуратуре. С 2007-го перешел в Следственный комитет старшим следователем по особо важным делам при председателе Следственного комитета. В 2016 году назначен заместителем главы Следственного комитета России. 44-летний Игорь Краснов известен тем, что расследовал громкие уголовные дела. Среди них - покушение на Анатолия Чубайса, убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, убийство Московского городского суда Эдуарда Чувашова и деятельность русских националистов-радикалов. Также он возглавлял следственную группу, которая занималась делом об убийстве Бориса Немцова. Расследовал хищения при строительстве космодрома Восточный. Игорь Краснов - генерал-лейтенант Юстиции. В 2011 году он был награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени. В 2014-м - почетной грамотой президента.

Р. Голованов:

- Вот такая история. С одной стороны, у нас такой премьер, которого ждали все. С другой стороны, у нас генпрокурор, которого, по крайней мере, ждали вы, раз пытались свое дело туда передать.

О. Кашин:

- Не только я ждал. Прозвучало очень важное имя - Борис Немцов, дело об убийстве которого вел Краснов. Дело осталось половинчатым. Поверить, что заказчик убийства Бориса Немцова - это какой-то водитель, понятно, только очень наивные люди могут в это поверить. Я только что прочитал в Телеграм-канале Рамзана Кадырова довольно эмоциональный мост о том, что все слухи об отставке Рамзана Кадырова неверны, он останется в Чечне, пошли все к черту. Поскольку мы понимаем, что дело Немцова в том числе и лично Краснов подступался к ближайшему окружению Кадырова, скажем очень осторожно, чтобы лишний раз не скандалить в эфире, я думаю, причем всерьез думаю, что та неожиданная болезнь Рамзана Ахматовича, когда он вдруг куда-то исчез и вроде бы даже уехал лечиться за границу, может быть связана с назначением Краснова генпрокурором. И, может быть, те слухи, которые Кадыров сейчас так опровергает, это он что, как бы знает планы Путина? Путин посвящает его во все свои секретные планы? Я не думаю. Поэтому надеяться на отставку Рамзана Ахматовича назначение Краснова нам дает еще дополнительные поводы.

Довольно важный момент. Поскольку мы много лет наблюдаем за войной между прокуратурой, как даже не институтом, а социальной группой, подмосковные прокуроры - это вообще отдельная семья в широком смысле, - и Следственным комитетом. И, по сути, сегодня произошла победа Следственного комитета над Генеральной прокуратурой.

Р. Голованов:

- Вы все-таки верите в войну «башен»?

О. Кашин:

- Я верю в войну всех против всех. Мы это наблюдаем своими глазами. На днях будет приговор по делу Дрыманова - это предыдущая жертва войны прокуратуры и Следственного комитета. Начальник московского СК, фактурный мужчина, похожий на Берию внешне, его посадили. И Чайка его хотел посадить. Теперь на смену Чайке пришел товарищ Дрыманова, сослуживец, коллега. А Дрыманова в СК, насколько я знаю, уважают и ценят. Я тот еже прогнозист, но готов поставить пол-литра шотландского виски из Лондона, если завтра Дрыманов выйдет на свободу. Поскольку, я думаю, Краснов уже не заинтересован в том, чтобы его коллега и, может быть, даже друг сидел в тюрьме.

Р. Голованов:

- Если что, виски все равно выпьют на «Почте России», до нас виски точно не доедет. Мы начинаем нашу программу как отдельный параграф учебника по истории. Параграф 20-й, страница новая. Потому что все начинается с перестановок, с отставок, с того, что мы ждем, когда уже объявят правительство, будут известны новые имена. Мы три часа жили в информационном хаосе, когда творилось что-то непонятное, мы не знали нового премьера, это было на прошлой неделе. Сейчас мы ждем новых министров. И тут поле для нострадамусов открывается. Чью фамилию ни вбрось - попадешь пальцем в небо.

О. Кашин:

- Теперь нам кажется, что Мишустина мы знали всю жизнь, всю жизнь мечтали о нем.

Р. Голованов:

- Владимир Николаевич Сунгоркин здесь предсказал Мишустина в сентябре 2019 года. Меня больше интересует, куда пойдет Медведев.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Судьба Медведева - я поражаюсь, насколько лихо все списывают нашего Дмитрия Анатольевича со счетов. Да, он ушел, его отправили на пенсию, теперь его не будет. Извините, это заместитель Путина по Совету Безопасности. У Путина больше заместителей нет. Да, Медведев избавился от необходимости говорить «Денег нет, но вы держитесь!», избавился от необходимости нести ответственность за непопулярные социально-экономические меры. Но Медведевым он остается. Медведевым, который, понятно, что с Путиным мы его не равняем, но буквально как Путин, не важно, какую должность он занимает, важно, что для Путина это такой почти сын политический, поскольку человек, напрямую привязанный к судьбе, к жизни Владимира Путина, всегда будет вторым после Путина.

Как мы теперь знаем, в ваших эфирах принято ставить такие ставки, давайте я предположу, что следующего президента России будут звать Дмитрий Анатольевич Медведев. Наверное, его полномочия будут уменьшены в сравнении с тем, что есть сейчас у Путина. По крайней мере, и портрет можно будет повесить на стенку, и награды он будет вручать, и в саммитах нормандского формата участвовать. Здесь не хорошим Медведева, это наш будущий президент, наш друг и все такое.

Р. Голованов:

- Поговорим об истории, которую называют модным словом «транзит». За этим наблюдают как за сериалом. Уже можно серии отсчитывать, как все это разворачивается. Было интервью Медведева, где он сказал: в этой должности не было ничего удивительного. Журналисты спросили: кроме того, что ее не было? Медведев ответил: да, кроме того, что ее не было. Сколько человек всего знали про эти перестановки, отставки? Все думали, что пройдет обычное Послание, обычные ракеты на экране будут. А тут - бабах!

О. Кашин:

- Я романтик. Я думаю, полную картину и с конституцией, и с отставками, и с назначениями, знал и знает один человек. Только Путин знает полностью, что происходит. Наверное, это его беда, его трагедия, что он не может кому-то доверять, тем более - доверять обществу.

Р. Голованов:

- Я думал, человек пять-шесть были точно тех, кто был в курсе.

О. Кашин:

- Я думаю, один знал про поправки к конституции, другой знал про замену Медведева на кого-то, третий знал еще про что-то. А собраться вместе - это как ощупывание слона слепыми - невозможно. Только Путин может слона ощупать по-настоящему, с хвоста до кончика хобота.

Р. Голованов:

- Бессовестно, но очень ответственно мы говорим в нашей программе «Отдельная тема». Идем дальше. История с конституцией уходит гораздо глубже, чем только день сегодняшний. Это же замах на 2024 год. Мы уже увидели эту первую серию сериала?

О. Кашин:

- Бывают фильмы, к которым прилагаются снятые за кадром бэкстейджевые смешные моменты, когда какой-нибудь герой романтический падает в лужу, или еще что-то. И вот в этом фильме, хочу обратить внимание, может, с хохотом в лице, с плевками и показыванием пальцем, но выразить соболезнования членам рабочей группы, которых мы видели. Очень странный был набор. Писатели, спортсмены, которым как бы было поручено готовить эти поправки. И ближайшее заседание было у них назначено на вторник. Оказывается, они уже не нужны. Не успели их объявить, как уже понятно, что не они, понятно, что это кремлевские юристы, видимо, Лариса Брычева традиционная, которая всегда такие вещи пишет, - уже написали поправки и уже внесли в Госдуму. То есть вот та потешная Учредиловка продержалась еще меньше, чем оригинальная. «Караул устал» еще до того, как Захар Прилепин и Елена Исинбаева сели заседать. По-моему, безумно смешно.

Р. Голованов:

- Зачем вы так? Если бы принимали все это в одиночку, если бы не было никакого общественного совета, то сказали бы: вот, все уже решили за нас. Все сделали без нас.

О. Кашин:

- Они и так решили. Совет не посоветовался. Его собирали один разно познакомиться. И все. Видимо, какой-то из бессонных ночей они все это обсудили быстренько и внесли в Госдуму. Правда, им забыли сказать, что больше собираться не нужно. Здесь повод для иронии. Не было общественного обсуждения. Но чего уж там, последние годы, я тоже сегодня видел видео Жириновского двухлетней давности, где он пересказывает эту историю про перераспределение полномочий. Жириновский, на самом деле, вот мы провожаем ельцинскую конституцию, конечно, по праву это конституция Ельцина и Жириновского. Потому что на том всенародном голосовании в 1993 году, на котором приняли конституцию России, у Ельцина не хватало сторонников по стране. Его партия «Выбор России», партия Гайдара набрала немного голосов. Не было такого, что все россияне будут голосовать «за». Голоса конституции принес Жириновский - лидер тогдашней самой популярной партии, который призывал голосовать за эту конституцию, как бы намекая на то, что завтра он, Жириновский, станет президентом, и ему нужны будут эти безграничные полномочия. Поэтому, конечно, это его конституция. Понятно, что, провожая ее, кланяясь ей напоследок, мы кланяемся Владимиру Вольфовичу.

Р. Голованов:

- Для чего Путин решил разрубить весь этот ельцинский узел, вот эту всю политическую систему, которая была сделана еще тогда? У нас прошел опрос: хорошо ли вы знаете действующую конституцию? 39 % ответили: знаю в общих чертах. 27 % - зачем, она все равно не работает. 21 % - совсем не знаю, но надо бы знать. 13 % - знаю хорошо.

О. Кашин:

- А вы, Роман, как? Я, наверное, знаю в общих чертах.

Р. Голованов:

- Я тоже. Особенно сейчас, когда пришлось ее перечитывать и сравнивать, понимать, чего вообще там поменяли, что передвинули.

О. Кашин:

- Есть такие бренды, связанные с конституцией, которые уже, я надеюсь, навсегда. Для меня, для моего протестного поколения первый пункт - это стать 31. Она гарантирует свободу собраний, демонстраций и митингов. Благодаря Эдуарду Лимонову, который сделал цифру 31 брендом, мы знаем наизусть номер этой статьи. Второй пункт, более важный, хотя и менее попсовый, это статья 51, которая позволяет не свидетельствовать против себя, не давать показания на себя и своих близких. И очень многие, и я в том числе, оказываясь в лапах российских правоохранительных органов, либо на митинге, либо еще где-то, не раз пользовались этой статьей. Действительно, это краеугольная важная статья.

Р. Голованов:

- А вы сидели в застенках?

О. Кашин:

- Я бывал в обезьянниках, как, наверное, каждый человек, живший в Москве.

Р. Голованов:

- По хулиганке?

О. Кашин:

- Сходил не на тот митинг, как в наше время принято. Понятно, что сегодня никто не застрахован.

Р. Голованов:

- Когда я вас увидел, сразу понял - подозрительный персонаж.

О. Кашин:

- Какими бы мы с вами ни были подозрительными, Россия - общая. И конституция - общая. И все - общее. И никто не имеет права ни вас из народа исключать, ни меня. Хотя ценз оседлости для потенциальных президентов России - тоже интересный пункт в этих поправках в конституцию. Когда Путин объявил, что будет такая поправка, мы всю неделю гадали, как будет с крымчанами. Та же Наталья Поклонская, у которой, очевидно, есть серьезные амбиции политические, представить себе, что она пойдет завтра на выборы президента, а ей говорят: нет, Наташа, вы живете в России меньше 25 лет, поэтому, извините, вы лишенец.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- И по старому варианту конституции она тоже не могла пойти. Потому что там был срок 10 лет.

О. Кашин:

- А теперь в этих поправках написано, что люди, живущие в тех местах, которые к России были присоединены, они проходят по категории обычных россиян. Я не очень большую вероятность вижу в том, что даже после Путина, после Медведева, еще кто после них будет, после Навального в ближайшее время будет президент России из Крыма. По крайней мере, шансы у них есть.

Р. Голованов:

- Завтра этот вопрос зададим Наталье Поклонской, которая обещала прийти к нам в гости. Самый важный вопрос. При всей этой модели, при всех этих перестановках, переменах уже сейчас мы можем понимать, где будет Владимир Путин после 2024 года? Или случатся досрочные президентские выборы у нас?

О. Кашин:

- Почему-то в досрочные и президентские, и госдумовские выборы я очень верю. Как-то слишком лихо они скорость набрали. И будет странно, если в январе 2020 году все так ежедневно вертится, заставляя нас с перехваченным горлом это обсуждать, а в феврале все заглохнет на четыре годы. Представить себе такое невозможно. Поэтому, да, логично было бы провести все выборы досрочно и успокоиться. Очевидно, и самое простое, иначе вообще зачем бы об этом шла речь, Путин видит себя в какой-то такой внесистемной должности.

Р. Голованов:

- Это Госсовет?

О. Кашин:

- Госсовет либо Совет Безопасности. Но очевидно - Госсовет. Потому что иначе зачем бы его вносили в конституцию. Все сегодня в этих поправках ждали подробностей, что глава Госсовета является пожизненным правителем России, имеющим право на все. А здесь очень скромно вписали, что деятельность Госсовета регулируется федеральным законом. Поэтому решение вопроса о будущем Путина немножко отложено. Владимир Путин, при всей своей внешней репутации жесткого, решительного человека, на самом деле гораздо более мягкий, чем хочет казаться.

О. Кашин:

- Роман, давайте этот наш с вами час будет свободным от советизма. Это русская программа, русские люди обсуждают русскую жизнь.

Р. Голованов:

- Я хоть русский, но по-большевистски раскочегарился, когда прочитал про губастую даму из «Дома 2», которую зовут Алена Водонаева. Читали? На всю страну свой понос из головы!

О. Кашин:

- Понос, но это огромный прогресс, как ни странно.

Р. Голованов:

- Давайте людям объясним. Алена Водонаева прославилась на «Доме 2», где жила в вип-домике с разными кобелями. Она набрала каких-то подписчиков в инстаграме, два миллиона, поверим, что они не накручены. Сначала она пишет: нечего плодить нищету, пусть бабы делают аборты. Потом выступает президент с посланием, где рассказывает про материнский капитал, про помощь на первого ребенка. И, как вы думаете, кто вылезает из своих кустов? Вот это вот чудовище на своих когтях и говорит, что вот этот миллион быдло просто пропьет. И наплодит нам нищеты.

А теперь, Олег, попробуйте ее защитить.

О. Кашин:

- Роман, я слушал вас, у меня шевелились остатки волос, потому что Алена Водонаева, как женщина, эксплуатирующая сексуальный образ, вряд ли заслуживает таких злых слов в ее адрес.

Р. Голованов:

- Почему злых? Они не злые!

О. Кашин:

- А какие?

Р. Голованов:

- Они разбомбительные!

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Хорошо. Действительно, теперь скажу, почему это прогресс. Потому что мы помним времена. Не так давно на моей памяти, когда слово «быдло» и другие плохие слова в отношении простого народа звучали из гораздо более статусных серьезных уст. Помню статью ныне покойного Марка Захарова, который тогда был почти политическим мыслителем, «могут ли рабы выбирать?». О том, что демократия России не нужна, потому что народец ее темноват и туповат. Раньше, лет пятнадцать-двадцать назад о быдле говорили властители дум, серьезные и влиятельные люди. Теперь об этом говорит всего лишь какая-то непонятная девушка из реалити-шоу. И, кроме нее, такое отношение презрительное к людям вытеснено уже.

Р. Голованов:

- Мне интересно, чем зарабатывает Алена Водонаева?

О. Кашин:

- Она деятель шоу-бизнеса. Она популярна, здесь все нормально. Роман, я придумал такой сюжетный ход. Давайте я скажу некую чудовищную вещь, а вы, как серьезный и политкорректный человек, мне заткнете мой поганый рот.

Если бы я принимал это решение, немножко бы разграничил. Не все регионы у нас одинаковые. И мы знаем некоторые регионы в югу от Ставрополя…

Р. Голованов:

- Так, фашизм пошел!

О. Кашин:

- …в которых рождаемость и так в порядке. Может, стоило бы выделить, допустим, вымирающие регионы, то есть, те самые русские области Нечерноземья от Сибири до Дальнего Востока…

Р. Голованов:

- То есть, вы хотите сделать неравными русские регионы? И регионы на Кавказе. Чтобы это было разделение. А почему?

О. Кашин:

- Разумеется.

Р. Голованов:

- Вы хотите сделать русскими ущербными?

О. Кашин:

- Нет, я считаю, что русские нуждаются в большей защите, безусловно, как народ…

Р. Голованов:

- То есть, без денег русские не могут рожать, так?

О. Кашин:

- Скажем так, без денег кавказцы и среднеазиатские эмигранты, которые, как мы знаем, тоже регулярно получают российские паспорта, все равно будут рожать. А для вымирающего народа, который нуждается в поддержке…

Р. Голованов:

- Я вас расстрою, вы русских понизили в правах.

О. Кашин:

- Не надо русским денег?

Р. Голованов:

- Нет, надо. Но надо, чтобы выдавали всем.

О. Кашин:

- Почему?

Р. Голованов:

- Чтобы могли люди купить себе жилье.

О. Кашин:

- Чтобы купить себе жилье в кишлаках и в аулах Дагестана, думаю, большие деньги не нужны.

Р. Голованов:

- Как это ужасно слушать!

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Я предупреждал, вы затыкайте мне рот, потому что я говорю…

Р. Голованов:

- Давайте я заткну вам рот. Евгений Попов, который ведет программу «60 минут» мы послушаем. После всей этой программы скандал разразился, Водонаева еще написала ужасов, как же ее не так поняли на программе про роды.

О. Кашин:

- Ей Ольга Скабеева хорошо ответила. Достойно.

Р. Голованов:

- Давайте послушаем Евгения Попова.

Е. Попов:

- Здесь просто играет роль не личность и выдающиеся формы Алены Водонаевой, а именно грамотности, если хотите, потому что если мы внимательно прочтем положение о материнском капитале, то мы узнаем главное, что его нельзя пропить. На эти деньги нельзя ничего физического купить. И прямо сейчас эти деньги нельзя обналичить. Поэтому тут просто надо разбираться, нужно объяснять людям, что им голову запудрили вот такими мыслями, которые высказывает Водонаева. Она просто не права по фактологии. Невозможно материнский капитал превратить в бутылку водки, в попойку и неблагопристойное мероприятие. Его можно превратить в жилье, в образование и еще ряд функций весьма полезных. И то со временем, не сразу. Здесь важно, скорее, просвещение, а не личность.

Р. Голованов:

- Олег, про то, как стало легко быть популярным. Есть вот Водонаева, кто она такая? Откуда она взялась. И по щелчку пальцев она раскручивается.

Есть другие блогеры-миллионники, которые по щелчку пальцев тоже благодаря новым соцсетям набирают огромную аудиторию. Могут нести любую околесицу! Как легко получать славу в нынешнее время!

О. Кашин:

- Нет, Роман, абсолютно.

Р. Голованов:

- Достаточно разразиться словесным поносом и набрать себе на этом почитателей.

О. Кашин:

- Роман, в том же «Доме 2» участвовали за 15 лет сотни молодых людей. И лишь единицы из них, включая, как раз, Алену Водонаеву стали звездами.

Р. Голованов:

- Это для вас так. Давайте откроем их инстаграмы, вы увидите сотни тысяч подписчиков.

О. Кашин:

- Просто тех, кто не стали звездами, мы даже не помним по именам. Популярность блогера, а народ не обманешь. И когда какие-то структуры, близкие к власти, пытаются сделать своих звезд, раскручивая им ютубы, телеграм-каналы, народ на это не реагирует. И эти люди, в итоге, закупают себе ботов для аудитории, потому что их никто не смотрит и не читает. А, допустим, Дудь без всякого этого делается суперзвездой.

Р. Голованов:

- Это отдельная тема. Это отдельная серьезная тема.

О. Кашин:

- Дудь – это уже почти политик, но вот даже вот Кашин, вы знаете мену, Олега Кашина. Для людей пятнадцатилетних никакого Кашина, меня, нет. Есть Даня Кашин, легендарная суперзвезда, который говорит на понятном им языке. И народ молодой отвечает ему взаимностью. Это магия, это химия. И ни в каких лабораториях такую химию не соорудишь. Поэтому да, Водонаева своей популярностью добилась, не знаю чем, харизмой, этими формами, как будто бы эти пресловутые формы что-то плохое. Это нормально. Она такой же герой нашего времени, как и другие люди, которых показывают или не показывают по телевизору. И она тоже русский народ, вот что главное. Ни я, ни вы не имеете права исключать Водонаеву из русского народа. Мы будем неполноценными, если будем отбрасывать каких-то людей, которые мне, вам, Евгению Попову не нравятся.

Р. Голованов:

- «Материнский капитал обналичивать за взятку». Ну, это уже уходит в прошлое. Это сделать, как минимум, трудно. Я сколько уже расследований прочитал, когда это было в прошлом, можно было за сто тысяч получить материнский капитал.

О. Кашин:

- Даже если кто-то за взятку его обналичивает, это не есть аргумент против материнского капитала. Если кто-то что-то ворует, не значит, что надо запретить деньги. Я не думаю, что нам с вами принципиально, когда мы думаем о ребенке, об очередном ребенке думаем, что вот нам дадут денег, тогда будем рожать. Думаю, что и вы, и я, нормальные люди, у которых отцовские инстинкты работают чуть иначе, они к деньгам не привязаны.

Р. Голованов:

- Вот нам тут пишут: «на каждом заборе: официально обналичим материнский капитал». Ничего, мы поищем, где эти листовочки на заборах висят. И придем.

О. Кашин:

- Про это тоже пишет Водонаева, что есть такие заборы.

Р. Голованов:

- Продолжаем. Итак, мы пришли затыкать поганые рты нашим врагам, врагам нашего народа. Олег, вы понимаете, о чем мы будем говорить – про выступление Владимира Путина и про тех, кто клевещет про истинные итоги Второй мировой войны. Слушаем, что говорит президент про новый портал, где будут рассекречены документы.

В. Путин:

- Мы не позволим вот этим попыткам представить историю в совершенно дурном свете. Хочу еще раз подчеркнуть, мы этот поганый рот этот заткнем. Этими документами навсегда, чтобы не повадно было.

Р. Голованов:

- Это в адрес Польши, в адрес Прибалтики, где так любят пересматривать все, что было почти восемьдесят лет назад. И как все это развивалось, как набирал обороты третий рейх, как приходил Гитлер, как дальше шла война. И кто-то даже хочет поставить в один ряд третий рейс и СССР. Есть же такие, Олег?

О. Кашин:

- Наверное, есть. Ничего про них не знаю, но вот про архивы знаю и помню. Извините, если скажу что-то неприятное для Владимира Путина, хотя немножко маленький реверанс. Я в начале программы говорил, что вся картина транзита власти есть только в его голове. Очевидно, ему одиноко. Здесь то же самое. Ему одиноко. Он вынужден сам один заниматься этими вещами.

Р. Голованов:

- Мы его поддержим. Не надо! И поможем всякую гадину забить и затоптать.

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Всякую гадину. Но вредную вещь я еще не сказал. Вот он говорит про архивы. «Мы откроем архивы, и все удивятся». Я помню, была архивная коллизия. Несколько лет назад с панфиловцами открыли архивы. Оказалось, что подвига панфиловцев не было. Политрук Клочков не говорил «Велика Россия, отступать некуда!». Стало неловко. Начальника архива Мироненко сняли, Мединский сказал, что неважно, что там было на самом деле, важно, что миф святой. Поэтому архивы – это такая бритва…

Р. Голованов:

- Я уверен, что эта фраза могла быть произнесена в любом батальоне, в любой роте.

О. Кашин:

- Конечно. Но конкретно ее придумал журналист газеты «Красная Звезда» Кривицкий.

Р. Голованов:

- Если ее и не было, ее обязательно надо было придумать! И выразить то, что говорили тогда все.

О. Кашин:

- Понимаете, Роман, в полемике с поляками даже такого рода аргументы. «если этого не было, значит, надо было придумать», наверное, не работают.

Р. Голованов:

- А чей сапог выбил немецкую задницу из Польши?

О. Кашин:

- Советский и польский, разумеется. Но еще раз скажу, если начинать в этом копаться, то мы придем к тому, что Нюрнбергский процесс, реально, нуждается в ревизии.

Р. Голованов:

- Ого! Куда пошел!

О. Кашин:

- Конечно. Потому что он был компромиссом между союзниками – Советским Союзом и западными союзниками. Все договаривались не касаться тех тем, которые токсичны для других, как та же самая Катынь, причем, советская сторона. Прокурор Руденко знаменитый, который так же, его ручки в крови были и по массовым репрессиям в нашей стране, настаивал…

Р. Голованов:

- Вот мы послушали Польшу. Мы там не отмечаем 75 лет освобождения Варшавы, прислушались к тем, кто громит плиты надгробные на могилах советских солдат в Польше. И начинаем ревизию. Как думают поляки? Что все начнется расширяться, государство на восток. Но они забывают про Запад? Нет?

О. Кашин:

- Поляки думают, что государство начнет развиваться на восток?

Р. Голованов:

- Они требуют ревизию.

О. Кашин:

- Я думаю, Роман, что это была мечта и для нас с вами, если бы поляки, захватив Львовскую области и соседние области, сделали бы Украину чуть менее бандеровской, антироссийской. Может, это было бы и неплохо, но понятно, что…

Р. Голованов:

- Это первая история. И тогда все границы тоже придется пересматривать?

О. Кашин:

- Роман, границы непрерывно пересматриваются на протяжении последних уже тридцати лет с распада Югославии, с разделением Чехословакии.

Р. Голованов:

- А кто там с Чехословакии начинал всю эту дележку?

О. Кашин:

- Я имею в виду 92-й год – разделение ее на Чехию и Словакию. И Крым – последнее. Это непрерывный процесс, конечно, который еще будет идти, я уверен. И еще многие города и области будут у разных стран отбирать. У нас и так нынешняя карта Европы, Азии сверх меры полна непризнанных территорий. У меня подруга была на Северном Кипре в июле.

Р. Голованов:

- Это турецкий Кипр.

О. Кашин:

- Но его никто турецким не признает. На всех картах Кипр един, а это ведь неправда. И неправда, что Нагорный Карабах часть Азербайджана. Неправда, что Крым – Украина. Неправда, что Абхазия и Южная Осетия – Грузия. Понятно, что нужна какая-то потсдамская-ялтинская конференция, чтобы все собрались и решили…

Р. Голованов:

- Вот! Я нашел эту фразу. Сентябрь 1938 года. В Париже польский посол сообщает послу США: начинается религиозная война между фашизмом и большевизмом. И в случае оказания Советским Союзом помощи Чехословакии Польша будет готова к войне с СССР плечом к плечу с Германией. Польское правительство уверено в том, что в течение трех месяцев русские войска будут полностью разгромлены. И Россия не будет больше представлять собой даже подобие государства.

О. Кашин:

- У меня более короткая цитата. «Главе германского государства господину Адольфу Гитлеру. Прошу вас принять мою признательность за поздравления и добрые пожелания в отношении народов Советского Союза». Это Иосиф Сталин, да.

Р. Голованов:

- Эту тему мы продолжаем завтра с Поклонской. Но сейчас у нас веселая новость от репера Гуфа, которого задержали в аэропорту, когда он летел в Таиланд. Он устраивает дебош в лучших традициях гангстеров. Он, тряся цепями, пытается сопротивляться полиции.

До завтра!