Кашин: «Нет ощущения, что Путин играет на опережение, он буквально догоняет ход событий»

Олег Кашин
Олег Кашин и Роман Голованов в программе «Отдельная тема» обсудили прекращение режима самоизоляции, новые меры поддержки и обязательное ношение масок и перчаток.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


О. Кашин:

- Доживем этот день до конца. Летописцы Земли Русской Олег Кашин, Роман Голованов. Роман, здравствуйте!

Р. Голованов:

- Здравствуйте. Меня слышно?

О. Кашин:

- Вас слышно прекрасно. Как у вас дела, Роман? И пойдете ли вы завтра на работу? Ведь Путин намекнул, что можно.

Р. Голованов:

- А все решает же глава региона.

О. Кашин:

- А, да, действительно. Просто на другой радиостанции я сегодня видел анонс, что Екатерина Шульман пойдет в студию и удивился. На самом деле, это тоже такая странная история, в том смысле, что мы наблюдаем статистику – пресловутое плато еще не наступило, Россия вышла на третье место в мире по смертям, но при этом, поскольку все-таки я в глубине души думаю, что они ориентируются не на статистику заболеваемости и смертей, а на другие страны, и на состояние экономики, вот и возникло отсюда это половинчатое решение, когда всероссийский режим изоляции торжественно заканчивается, а потом все спускается на уровень регионов. Действительно, в Москве-то изоляция до 31 мая, поэтому вот то, о чем объявил сегодня Путин, какое отношение имеет к вашей, Роман, жизни? Получается, никакого.

Р. Голованов:

- Если честно, я уже настроился до 31 мая жить на самоизоляции. Кстати, давайте Путина послушаем.

О. Кашин:

- Я всегда с удовольствием. Это такая наша добрая традиция – слушать Путина.

Р. Голованов:

- Владимир Путин – про поэтапный выход из всей этой круговерти с самоизоляцией.

В. Путин:

- Все принятые меры, о которых сказал выше, позволяют нам переходить к следующему периоду борьбы с эпидемией. К началу поэтапного выхода из режимов ограничения. У этого периода есть принципиальная особенность. Прежде всего, такой выход не может быть одномоментным, нужно делать это последовательно, осторожно, шаг за шагом. Кроме того, выход или смягчение режима ограничения должно проходить при строгом соблюдении всех условий, санитарных требований, которые гарантируют безопасность людей.

Р. Голованов:

- Насколько все это растянется? Может быть, так и будут продлевать? Если мы уж берем Москву, то тут вот до 31-го у нас, а потом – ну, давайте уж до 12-го посидим… и так и буду я на фоне леса, а Олег из Лондона, в своем подвале…

О. Кашин:

- Ну, это на самом деле такая уж политология, что называется, настолько любительская, что даже профессиональная, с моей стороны, в данном случае, что да, Владимир Путин очень ярко и очень четко показал, что все хорошие новости будут исходить от него, а плохие новости будут исходить от глав регионов. Такое разделение, опять же, рейтинг во главе всего и, наверное, вот тоже, то уже полузабытое такое мерцающее голосование о поправках в Конституцию, вот оно и оказалось теперь, наверное, снова первым пунктом в календаре Кремля. На какое число они его назначат непонятно, но, видимо, они не оставляют надежды как бы между пиками пандемии его провести. Других объяснений, если честно, у меня нет. Но давайте, наверное, Роман, бросим ложку лоялизма в нашу бочку дегтя, в том смысле, что деньги народу обещали раздавать. Вы слышали про них? Как они вам, Роман?

Р. Голованов:

- Я слышал. И мы можем даже повторить – про пособие на второго ребенка – слова Владимира Путина.

В. Путин:

- Предлагаю в два раза повысить минимальный размер пособия по уходу за ребенком. С 3375 рублей до 6751 рубля. Такое пособие получают неработающие граждане, в том числе, студенты и, как правило, это молодые родители и молодые мамы. Важно их поддержать.

Р. Голованов:

- Деньги – это как и написал Евгений Попов, это одно большое «Ааа».

О. Кашин:

- Ну, наверное, одно большое «А». Другое дело, тоже вот интересная вещь. Вот та самая программа Навального «Пять шагов для России» - раздать всем денег – вы не читаете, наверное, социальные сети российских оппозиционеров…

Р. Голованов:

- Читаю… Где Навальный говорит, что все ?? Путина из любого храма, что надо ??

О. Кашин:

- Да, да, конечно, конечно…

Р. Голованов:

- Как можно быть таким идиотом?

Олег Кашин

О. Кашин:

- Ну, Роман, не надо говорить, кто идиот, на самом деле, так оно и есть. Это же все политические новости, политические события. И да, если какая-то часть общества уверена, что власть сделала этот шаг под давлением этой части общества, это само по себе делается фактом политики, даже если это неправда. Действительно, сейчас мы видим какой-то процент людей, которые всерьез верят, что это решение Путин принял под давлением оппозиции. Но я, как обычно, сошлюсь на себя, в том смысле, что я говорил, что вот регулярные обращения Путина к нации слишком, наверное, частые для того образа молчаливого сакрального Путина, они всегда следуют за проблемами. То есть, нет такого ощущения, что Путин играет на опережение. Он буквально догоняет ход событий и в итоге уже действительно настолько всех запутал, включая себя, ну, собственно, понятно, это говорил не Путин, это говорил Собянин и его цитата потом исчезала из стенограмм, что бюджеты треснут… то есть, бюджеты, оказывается, не треснут, оказывается, Собянин был неправ. А где тогда от Собянина признание его неправоты? Нет, все сохраняют прежнее выражение лиц, хотя каждую неделю власть принимает взаимоисключающие решения. Вот сегодня, 11 мая, Путин объявил, что завтра заканчивается режим всероссийской изоляции – кого это касается? Кому нужно, меняя уже планы домашней изоляции, бежать на работу завтра? Жителям, может быть, Магаданской области, Чечни, Костромской области? Непонятно. И где эта очередь из губернаторов, которые будут выходить и давать комментарии? Самое главное – все непонятно. И здесь я назову братский народ России – конечно, это британский народ – потому что вчера Борис Джонсон выступил с похожей речью о том, что вроде бы какие-то ограничения снимаются и школы открываются с 1 июня, а в Англии летом дети учатся в школах. Что можно поехать отдохнуть на море. И сегодня вот с таким же чувством, как я слежу за российскими новостями, наблюдаю британские новости, когда мэр самого популярного, наверное, приморского курортного города Брайтон, заявляет о том, что, несмотря на заявление премьера, мы в Брайтоне не ждем никаких гостей – уважаемые гости города, держитесь подальше от нашего города. Хотя Джонсон объявил – из школы, где учится мой ребенок, пришло сегодня письмо от директора, что да, мы тоже слышали о том, что 1 июня открываемся, но мы не знаем как, мы ждем инструкции от правительства, возможно, их не будет. В общем, такая путаница, наверное, тоже неизбежное свойство в любой стране и тут грех показывать пальцем, что вот, дескать , российская бюрократия чего-то не понимает. Она все понимает, но у нее другая система приоритетов. И ей действительно важно сохранять свое спокойствие и комфорт. Во-вторых, обеспечить какую-то политическую непрерывность своего цикла вплоть до уже пресловутого полузабытого голосования по Конституции или осеннего единого дня выборов, который никто, по-моему, не отменял, хотя подготовки к нему нет и времени на нее не остается, как мы понимаем.

Р. Голованов:

- Вот вы говорите, что значит снятие всероссийского режима самоизоляции? Как раз обращение-то было к тем губернаторам, которые начинали подстраиваться под то, что происходит вокруг. Ну, то есть, нужно вводить самоизоляцию, давайте вводить на полную катушку, ведь, наверное, Кремль потом придет, спросит, а как ты тут вводил самоизоляцию, как ты боролся с коронавирусом? И он скажет – да я все остановил – ни одна автомойка у меня не работает, ни один жук не пройдет и все эти коронавирусы мы победим, да и нет их там у нас вообще… Это было обращение-то туда как раз.

О. Кашин:

- Роман, вы знаете, когда еще не было ощущения, что все плохо и было как бы еще более-менее неплохо, ввели ограничения и выглядело это, по сути мудро, хотя не все понимали. В итоге сейчас, когда страна вышла на пик заболеваемости, или выходит, вдруг совершаются какие-то шаги. Ага, Москвы это не касается, и возникает тоже такое очень нехорошее чувство, что для власти важна только Москва – как место, где люди не должны умирать, должны хорошо себя чувствовать и должны быть лояльны власти, а не выходить митинговать. А если уж там в какой-нибудь Северной Осетии будет вспышка заболеваемости, ну, пускай будет, она далеко и не страшно…

Р. Голованов:

- Вот тут вы, наверное, правы. Потому что революции-то где всегда проходили?

О. Кашин:

- В столицах, Роман. Москва – это третья палата федерального собрания, а с учетом слабости первых двух, наверное, да, она важна. Но тогда скажите об этом прямо. Что мы беспокоимся о стабильности в городе Москве, поэтому в Москве будет полноценный карантин до конца месяца, а, может быть, и дольше. Вместо этого нам торжественно объявляют, что все, отсидели, а потом мелкими буквами, как в договоре о кредите, - ну, не отсидели, конечно, еще посидите, пожалуйста. Это тоже к вопросу о стилистике власти, об эстетике власти, тоже, очень тоже беспрецедентный Путин, который говорит старикам – милые мои… понимаю, как вам нелегко, но посидите, пожалуйста, дома… ну, о кей, хорошо, мы, старики, посидим.

Р. Голованов:

- Дед уже давно сидит дома, и терпит… я не знаю, чем это все закончится. У вас крыша еще не едет, нет?

О. Кашин:

- Едет, конечно. По-моему, вы наблюдаете лучше всех и чаще всех…

Р. Голованов:

- Ну, каждую пятницу у вас обострение – я уже фиксирую…

О. Кашин:

- Да, да, а, знаете, почему? У меня по пятницам стрима личного нет и я не выплескиваю ничего и прихожу к вам в эфир вот такой надраконенный.

Р. Голованов:

- А от всех ваших подписчиков скажу – давайте не делать дальше стрим, пусть пятница останется такой же огненной…

А мы продолжаем наши карантинные летописи… Хотя завтра-то они, по идее, уже не могут называться полноценно карантинными, но – когда это нас останавливало?

О. Кашин:

- Ну, это вечная проблема языка власти. Когда она говорит одно, имеет в виду другое, а делает третье. И еще интересно – ведь Путин сказал про Сциллу и Харибду – тоже такой нестандартный для путинской риторики образ… Что он имел в виду? Когда Одиссей со своим экипажем проходил между Сциллой и Харибдой, Сцилла съела шестерых, по-моему, да. И у Одессия, собственно, был выбор – или Харибда съест всех, или Сцилла съест шестерых. Кого Путин намерен скормить? Может быть, как раз вот тех экономических министров во главе с Силуановым, которые, очевидно, хватались за сердце, когда Путин рассказывал том, как он будет возвращать народу налоги и всячески опять же обеспечивать экономию. Я думаю, здесь был какой-то намек, что Путин кого-нибудь сдаст.

Р. Голованов:

- Ну, что, давайте еще раз пощекочим нервы Силуанова и послушаем Путина про экономику. Вот мне очень понравилось, что не надо возвращать кредит…

Путин:

- Если в течение всего срока действия кредитной программы предприятие будет сохранять занятость на уровне 90% и выше от своей нынешней штатной численности, то после истечения срока кредита сам кредит и проценты по нему будут полностью списаны. Эти расходы возьмет на себя государство. Если занятость будет сохранена на уровне не ниже 80% от штатной численности, то в этом случае списывается половина кредита и процентов по нему.

Р. Голованов:

- Мне вот интересно представить себе, как Владимир Николаевич Сунгоркин расскажет, что эти кредиты-то получить будет, наверное, очень сложно… а потом возникнут какие-то проблемы, когда там насчитают каких-то уволившихся сотрудников, каких-то мертвых душ… и вот уже к тебе пришел проверяющий. Может быть такое?

О. Кашин:

- Видите, Роман, вы уже сами в душе оппозиционер, который всегда понимает, что от российского государства ждать ничего, кроме гадостей, не получается. И тоже смешно, когда сегодня после выступления Путина…

Р. Голованов:

- Да потому что либералы залезают во власть. И от этого все гниет.

О. Кашин:

- Знаете, Роман, сегодня либералы обрушили еще сайт Госуслуг, а потом вечером власть объявила, что сайт не падал, а его специально…

Р. Голованов:

- А это Белый дом обрушил… но мы про это еще поговорим, про Белый дом, про то, как они унижают нашу победу…

О. Кашин:

- Да, да, настраивали на то, чтобы народ обращался за деньгами. Интересный момент. Вот в Петербурге тоже продлили до 31 мая и, возможно, даже до лета. И получается, что вот тот федерализм, о котором мы тоже и прошлый раз говорили, в пятницу, и весь месяц говорим, он уже доведен до какого-то не абсурда, но на грани, когда действительно есть вечный источник хороших новостей Путин, но эти хорошие новости к жизни людей никакого отношения не имеют. То есть, буквально, как Жеглов, если помните, говорил «проводи его», а потом подмигивает и говорит: «..до автобуса». А человек, думая, что его освобождают, радостно идет, а его потом в автозак грузят. Вот здесь то же самое. Путин выбрал себе такой образ человека, от которого исходят только хорошие новости…

Роман Голованов

Р. Голованов:

- А еще есть момент, Олег. 12-е число – это тот день, когда начинает работать масочный режим.

О. Кашин:

- Роман, а у вас есть маска?

Р. Голованов:

- Да, у меня две маски даже. Я одну стираю, другую надеваю.

О. Кашин:

- Красивые, нарядные?

Р. Голованов:

- Нет, мне кажется, что они ни фига не защищают, потому что они просто как тряпки у черепашек ниндзя, чтобы спрятать свое лицо… она максимум, что защищает – это чтобы я бороду не ходил и не чесал коронавирусными руками… от этого она меня, может, и спасает. Но что интересно. Ведь вводят не только масочный режим, но еще и то, что вам надо носить перчатки. Они снова в моде. Кстати, может, и мода наша поменяется… помните, как были у дворян эти белые перчатки до локтя, вот, может быть, сейчас так же – только кухонные, резиновые – для того, чтобы посуду мыть. И все выйдут на улицу в таких натянутых, как презервативы на руки, перчатках… и будут в них ходить.

О. Кашин:

- Ужасно, да. На самом деле вот тоже интересно. Когда-то Путин называл презервативами белые ленты, которые надевали на себя участники митингов, а теперь да, теперь буквально эта практика оказывается… тем более, что кто-то не может позволить себе купить перчатки, а будут надевать на руки презервативы. Перчаточный режим – это отдельная спорная тема, мы тоже это обсуждали, потому что руки люди моют, а перчатки мыть как-то особенного навыка нет и вряд ли он нарастет, поэтому речь о том, что да, ты будешь хвататься за всякие вирусные места перчатками, потом этой же перчаткой будешь лицо чесать, потом будешь домой приходить, класть перчатки на тумбочку и эти коронавирусы будут расползаться по дому, превращая его в вечный источник заразы… Вот тоже на самом деле вопрос – сейчас, когда они вводят эти новые меры, как бы отменяя старые и делая вид, что это какая-то оттепель, они рассчитывают на что все-таки? На снижение зараженности или на подспудное приобретение стадного иммунитета, когда люди начнут заражать друг друга? Я еще в глубине души думаю, что это такая легкая капитуляция власти перед летом, когда она понимает, что народ не удержишь дома больше месяца, будет хорошая погода и люди будут ходить гулять. И, чтобы полиция миллионы людей не пыталась загнать в дома обратно, потому что это невозможно, как вот нельзя указом президента восход солнца запретить, так и здесь – власть мирится с тем, что люди все равно пойдут куда-нибудь гулять и делает вид, что это от нее исходит.

Р. Голованов:

- Я с вами не соглашусь. Я как раз думаю, что президент и отвечает-то и за восход, и за закат солнца, и его должность – это трон. Это не мои мысли, это я Доренко цитирую…

А вот про перчатки. Давайте к ВОЗ обратимся. Там тоже поднимали эту тему – перчатки спасут от короны или нет? И вот отвечают так. «Нет, вы в большей степени защищены от COVID-19, когда не пользуетесь резиновыми перчатками, но моете руки, чем, когда носите перчатки. Возбудитель короновирусной инфекции COVID-19 может загрязнить резиновые перчатки»…

О. Кашин:

- Я ж так и сказал…

Р. Голованов:

- Вот это меня и пугает. Потому что – одно дело, когда ты ходишь и постоянно себе на руки прыскаешь всякие жидкости, а потом уже у тебя ладошки трескаются и шершавые становятся, потому что ты льешь и льешь на себя всю эту зарази химическую. С другой стороны, вот эти перчатки. Будешь ли ты их мыть? Да вряд ли… А вот теперь юридический вопрос. Это же новая кормушка для товарища сержанта или лейтенанта… Вот представьте – вы выходите на улицу, маска у вас есть, перчаток нет. Это штраф? Да. По закону, это штраф – 4000 рублей.

О. Кашин:

- По закону? Или по указу мэра, который по понятиям буквально… у нас же много теперь очень странных правовых норм, которые ни на чем не базируются, но, по крайней мере, Собянин их подписал. На самом деле, Роман, вот вы начали как-то выступать с позиции критика полиции, что тут меня тоже напрягает, потому что я привык, что вы всегда защищаете товарища майора… Давайте я выступлю тоже с позиции странной. А именно с позиции, наверное, либертария, потому что мы как-то с вами оба говорим, и меня это прямо вот физически тоже начинает раздражать, говорим, как какие-то заключенные, которые ознакомились с новым порядком, вывешенным администрацией на доске объявлений. Государство сегодня в лице Путина объявило – разбирайтесь, как хотите… можете на работу ходить, можете то, можете сё – главное, не болейте! И здесь уже действительно вопрос осознанного выбора. Что надо оставаться дома, несмотря на все разрешения, не потому, что как бы можно, а потому, что ты рискуешь заразиться, выйдя из дома. То есть, нужна личная человеческая воля, нужен выбор свободного человека. Мыть руки не потому, что там положено перчатки носить, а потому, что с грязными руками тоже можно заболеть и умереть… То есть, на самом деле вот именно сейчас у каждого человека выбор свободы, но свобода в пользу самоизоляции, когда уже тебя формально не заставляют, но – давайте ничего форсировать, не нужен нам стадный иммунитет, потому что слишком велики, очевидно, будут потери от его приобретения.

Р. Голованов:

- Продолжая о штрафах, еще вопрос – как это все будут доказывать? Например, вот идешь ты в маске. А если ты ее скинул на подбородок, будет это в счет или нет? По идее, за это штрафовать не должны, потому что нет четких указаний в документе, что должны быть закрыты нос, рот и т.д.

О. Кашин:

- А есть еще люди, которые носят маску на ротовой как бы дырке, но при этом нос свободен…

Р. Голованов:

- А я их понимаю. Потому что дышать невозможно… но, давайте я вас процитирую?

О. Кашин:

- Давайте.

Р. Голованов:

- Это еще разберемся, кто идиот.

О. Кашин:

- Хорошо, да, но давайте еще заклеймим позором московский метрополитен, наверное, который торгует масками. Все-таки в разных странах маски раздают бесплатно, если обязательный масочный режим. А здесь 30, 50 рублей… и, если покупаешь по маске в день, то, если по 50 рублей в день, то получается 1500 в месяц. А для многих это сумма… сегодня Путин говорил про 3000 в месяц на ребенка, то, извините, полторы тысячи в месяц на маску тратить… на самом деле, не круто. Это половина путинских вертолетных денег, да…

Р. Голованов:

- Да, вот, вот, нашли, куда их можно потратить…

О. Кашин:

- Да, да, на маски, в подарок метрополитену.

Р. Голованов:

- По идее, маска должна идти вместе с билетом, если ты проходишь, прикладываешь свою Тройку, заходишь в метро или в автобус, тебе уже должна идти маска, бонусом. На самом деле, выгоднее власти раздавать маски людям… потому что тогда-то можно и сократить, наверное, число зараженных… Если это действительно работает.

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Да, Роман, пока мы не перешли к следующей теме, я хочу маленькую речь произнести, злоупотребляя положением… мы пытались сегодня позвать в эфир любимого многими телеведущего криминального Эдуарда Петрова и он категорически отказался приходить, а с пятницы ему ежедневно звоню и он от меня всячески уклоняется. А что было, зачем он мне нужен?* Он в пятницу же в одном из популярных стримов на Ютубе сказал, что на журналистов просто так не нападают, вот, например, Кашин взял что-то у кого-то, не вернул и за это получил по башке. Это какая-то дикая сплетня, дикая неправда, неприятная неправда, буквально порочащая и мне хотелось, конечно, услышать уважаемого члена общественных советов МВД, ФСБ и т.д., лауреата премии ФСБ Эдуарда Петрова, звезду ВГТРК, но он, сказав глупость, действительно начал прятаться и, понятно, что уже никогда, наверное, не поговорит. Я через общих знакомых выяснял, он продолжает настаивать на этой своей гнусноватой версии, не имеющей никакого отношения к реальности. Эту одну из версий придумали для того, чтобы прикрыть Андрея Турчака, реального заказчика и организатора покушения на меня. Мне жаль, что Эдуард Петров подыгрывает преступникам и трусливо уходит от прямого разговора. Позор Эдуарду Петрову! И, если начальство Эдуарда нас слушает, хотел бы сказать, что у вас плохой подчиненный…

Р. Голованов:

- Олег, можно одно слово? У меня вопрос – а почему вы не подаете в суд? Если вы считаете, что человек неправ, то можно подать в суд и разобраться по закону. Тогда вы уже докажете, что эта версия никогда не существовала, что она выдуманная и т.д. Почему не обратиться в суд?

О. Кашин:

- Версия про Турчака уже подтверждена уголовным делом…

Р. Голованов:

- Нет, вот история про то, что вы у кого-то брали деньги… вам говорят, что вы взяли деньги и за это было на вас покушение. Почему не обратиться в суд и там это не доказывать?

О. Кашин:

- Роман, это тоже вот такая путинщина… подавайте в суд, если что-то не нравится…

Р. Голованов:

- Почему путинщина? Мы в правовом государстве живем или нет?

О. Кашин:

- Мы живем в полуправовом, чего уж там… где преступник может оставаться на должности… и действительно, хорошо, прежде чем подавать в суд, можно, наверное, поговорить. Я понимаю, он не обязан был следить за моей историей, он может ошибаться, может заблуждаться, он там говорит, что ему Нургалиев показывал какие-то бумаги, что тоже, конечно, полное вранье, но в общем как бы хорошо, если Эдуард Петров хочет, чтобы я на него подал в суд, я поднапрягусь и подам, хотя понятно, что это нелюбимое мое занятие. Но, если он записал мой телефон и отказывается говорить, наверное, это плохо… вы знаете, что он нашим продюсерам сказал, что никогда не придет в нашу программу, да?..

Р. Голованов:

- Не так было дело.

О. Кашин:

- А как?

- Р. Голованов:

- Во-первых, это надо спросить у продюсеров, но, как мне передали, что просто у него нет времени.

О. Кашин:

- Роман, Слушайте, вот вы зачем-то опять начинаете играть на стороне Эдуарда Петрова…

Р. Голованов:

- Я ни на чьей стороне…

О. Кашин:

- Роман, я дословно вам цитирую сообщение сейчас. Он сказал, что никогда к нам не придет…

Р. Голованов:

- Я просто не уверен за интерпретацию… вы пытаетесь притянуть человека за слова и сами сейчас бросаете вот то, за что можно потом сказать и вам… у человека не было времени…

О. Кашин:

- У человека было время, я знаю поминутно его расписание в последние дни, поскольку он вернулся из Красноярска, где участвовал в аресте Быкова. Сколько он спал после этого ареста, я знаю, потому что, что называется, он не в вакууме живет. Он не хочет разговаривать. Он сказал неправду и теперь трусливо пытается от этого уйти. Если вы будете его еще защищать, я опять скажу – фу, Роман, позорище… не надо его защищать.

Р. Голованов:

- Я не защищаю, Олег… просто вы пытаетесь… Олег, давайте уйдем от этой темы, она никому неинтересна, кроме вас…

О. Кашин:

- Слушайте, это важная тема. Вот скажут там – Роман Голованов гей – и я буду говорить: ну, это никому неважно, никому неинтересно. Меня оклеветали в эфире большой аудитории, так сказать…

Р. Голованов:

- Нет, я сказал, что давайте тогда подавать в суд…

О. Кашин:

- Ну, он популярный ведущий, его все знают, все любят, ему все доверяют, а доверять ему нельзя, видимо, потому что он…

Р. Голованов:

- Ну, почему нельзя, Олег? Вы огульно обвиняете всех…

О. Кашин:

- Нет, последний раз мы его видели, когда он допрашивал Голунова и говорил, что Голунову придется отвечать за его слова. А сам Эдуард Петров отвечать за свои слова отвечать не хочет. Эдуард Петров, правда, повел себя очень некрасиво.

Р. Голованов:

- Я вам и говорю, если вы хотите, чтобы кто-то отвечал за свои слова, подавайте в суд. А если вы не подаете в суд, значит, вы это спускаете. Честно, я живу просто по такому принципу. Я ни на кого никогда не подавал в суд, потому что…

О. Кашин:

- Роман, я за вас рад. Я судился не раз в России. Неинтересная процедура и довольно унизительная для всех – и для истца, и для ответчика. Я еще раз в эфире призываю Эдуарда Петрова с нами поговорить здесь, по телефону. Ну, если он опять не хочет, то, собственно, до суда дойдет, наверное, тоже. Не поленюсь однажды.

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- Однажды. Все. Вот это самое главное, что нужно было услышать. Это значит, что никогда.

О. Кашин:

- Роман, давайте с вами поспорим на сто долларов, что я на него в суд подам.

Р. Голованов:

- Нет, у меня и так слишком маленький гонорар за программу, поэтому не отнимайте у меня последний хлеб…

О. Кашин:

- Ну, правда, он нехорошо поступил, мне это не нравится и я предупредил, что хочу сделать объявление. Ладно, к прошедшему позавчера Дню Победы. Как вы оцениваете его? Насколько он был удачный, сложившийся, насколько он войдет в историю? Мне он кажется провальным абсолютно, я ждал чего-то более пронзительного, что ли, более воодушевляющего, а в итоге маленькие осколки прежней казенщины, из которых не складывается слово «вечность» и особенно, знаете, эта одинокая фигура Путина на крыльце Кремля… Как будто бы Наполеон в 1812 году с кремлевской стены наблюдает за пожаром Москвы.

Р. Голованов:

- Нет, Олег, можно все черной краской испачкать, везде можно найти грязь…

О. Кашин:

- Опишите белой краской, Роман.

Р. Голованов:

- Вот как этот день проходил для меня. Во-первых, воздушный парад. Вот это, я считаю, было круто. Я смотрел один парад и еще поглядывал на то, что происходит в Белоруссии, смотрел парад, который проводит Лукашенко. Это было здорово. Дальше выступление Путина. Слушайте, вы скажете, что оно не было эмоциональным, оно не было мощным, вы скажете, что это не тронуло ваше сердце.

О. Кашин:

- Вы знаете, вот сегодняшние были моменты про «милые мои» более эмоционально, конечно. А там – ну, дежурное выступление. Причем, их было три. У Могилы Неизвестного солдата. На этом странном мини-параде на Соборной площади и уже вечером, во время Бессмертного полка. Тоже – зачем нам три Путина в течение дня, - загадка. Но опять же – это такой режиссерский, наверное, подход. Да, про Лукашенко вы хорошо сказали, в том смысле, что его не показали по федеральным каналам в итоговых программах, как будто бы не было парада в Минске. Вчера не было ни одного упоминания. А по белорусскому телевидению, я сегодня смотрел сюжет, там, наоборот, показывают, что те, кто обличает Белоруссию, в том числе, за нарушение карантина во время парада, те примкнули к нацистам и ведут себя, как Гитлер, и во время этого, когда ведущий говорит про Гитлера, показывают кадры московского Кремля. То есть, такая ссора с белорусами. А на фоне ссоры с Вашингтоном тоже очень странно… тоже надо говорить про твитт Белого дома… в твитте Белого дома выложили ролик, где Трамп говорит, что мы с англичанами победили немцев. Не бог весть что, тем более, что там по контексту, насколько я понял…

Р. Голованов:

- Олег, подождите, мы сейчас к этой теме перейдем.

О. Кашин:

- Да я к тому, что Белоруссия и Вашингтон одинаковые враги России теперь. Бедная Россия, одинокая…

Р. Голованов:

- Нет, Олег, Белоруссия нам никакой не враг, не надо заниматься разжиганием. Если опять вернуться к прошлому году, День Победы всегда был таким семейным праздником. Для меня День Победы это нечто такое семейное, сакральное, когда есть возможность еще раз вспомнить историю своих прабабок, прадедов, которые воевали… вот у меня дед был на Тульском оружейном заводе, просился на фронт, его не пускали… вот чудом выжила моя бабушка во время войны… Вот все это – это и есть та мощь парада, та мощь победы, которая в нас заложена. Если для вас важна внешняя вот эта…

О. Кашин:

- Нет, Роман, подождите, сколько вашей бабушки в процентах, допустим, этой девочки, которая на гвоздях стояла, про которую мы говорили? Или сколько вашей бабушки в этом споре с трамповским твиттом…

Р. Голованов:

- Ну, что вас-то …

О. Кашин:

- Это пошлятина, нет? Дикость какая-то…

Р. Голованов:

- Ну, идите девочке это скажите в глаза. Идите…

О. Кашин:

- Девочка маленькая, ей еще предстоит психологическая реабилитация. Но при этом использование ее как вот этого паттерна пропагандистского, оно и вас дискредитирует…

Р. Голованов:

- Вы такие мерзости говорите, иногда мне просто жутко это все слушать… Особенно, когда вы по святым вещам идете своим танком…

О. Кашин:

- Танк, Роман, сам по себе святая вещь в нашей российской парадигме…

Р. Голованов:

- Нет, ваш танк – он с другим символом…

О. Кашин:

- Ой, ой, давайте меня еще фашистом объявим…

Р. Голованов:

- А вы сейчас называли Кремль фашистским, ну…

О. Кашин:

- Это лукашенковское телевидение называет Кремль фашистским, я, наоборот, выбирая как бы между Лукашенко и Путиным, выбираю Путина.

Р. Голованов:

- Вот! Вот мы только это и оставим в программе!

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Да, мы начали говорить про твитт Трампа, что американцы и британцы победили Гитлера и как-то бомбануло у многих в России, было смешно и на самом деле даже приятно, в том смысле, что, когда несимпатичные тебе люди не празднуют праздник, а занимаются своей какой-то ерундовой войной, как бы они отдают праздник тебе. И я спокойно отмечал 9 мая, наблюдая через соцсети, как все вот эти наши звезды эстрады и медиа так натужно пишут американцам – вы знаете, американцы, ведь на самом деле красный флаг был над рейхстагом! Такая пошлятина… это как вот там, не знаю, какие-нибудь латыши пишут – мы, латыши, молодцы… Если страна великая, то ей не нужно ничего доказывать. Великобритания, про которую в России никто не помнит, хотя она первые два года с Гитлером воевала в одиночку буквально, второй, вернее, год… британцы же не обижаются, когда в России все уверены, что немца победили только советские, без союзников. И у нас же хороший тон смеяться над союзниками – ха-ха, их мало погибло, хотя, извините, полмиллиона погибших при высадке в Нормандии тоже о чем-то говорит.

Р. Голованов:

- Олег, можно мне буквально секунд 40, чтобы вы не перебивали?

О. Кашин:

- Да пожалуйста.

Р. Голованов:

- Вот то, что написал Белый дом, это, конечно, омерзительно ужасно, но самое жуткое, это когда внутри нашей страны появляются такие власовцы и подонки, которые начинают спрашивать…

О. Кашин:

- …такие, как я…

Р. Голованов:

- Ну, вы тоже прямо гуляете по этой линии иногда, когда говорите про день Победы, особенно вот сейчас. Я был в ужасе, но я стерпел. Например, вот Евгений Чичваркин, беглый экс-бизнесмен, называет все, что происходит, российское победобесие. Вот есть еще отвратительный персонаж, которого называют писатель Виктор Шендерович. «На 9 мая ноги моей тут не будет, заранее уеду…». Например, вот ваш любимый Алексей Навальный. Я посмотрел Навальный лайф, в твиттере что размещено – «День Победы превратился в отвратительно карикатурное мероприятие»…

О. Кашин:

- Роман, маленькая ремарка. Пресловутый Навальный тоже по-английски написал Белому дому, что, как же так, вы забили про Советский Союз… Вы за Навального, Роман, задумайтесь, вы – навальнист.

Р. Голованов:

- Нет, Олег. Мы не навальнисты, потому что он может сколько угодно прикрываться своими сладкими речами и, когда его ютуб-канал открываешь, там он очень красиво рассказывает, ой, что сейчас сделают с парадом, все это отвратительно, липецкие там губернаторы, никиты михалковы, зачем там детям стоять с картонными фотографиями. Да потому, что вот у этого персонажа есть задача – чтобы в нашей стране просто забыли свою историю, уничтожили ее, растоптали, наплевали. А уже лет через 20-30 ми увидим плоды, когда не Белый дом, а уже школьники будут писать примерно то, что было написано на том твиттере. И вот тут самое жуткое – когда внутри твоей страны появляются вот такие предатели, которые выходят и начинают откровенную околесицу и мракобесие разносить… И вот тут как раз высекать их не надо, но надо просто разоблачать и говорить правду!

О. Кашин:

- Прекрасно. Так вот, чем яростнее вы привязываете себя и своих единомышленников к великой победе, тем сильнее вы убиваете вы убиваете великую победу. Я еще старое поколение, я понимаю, что там вот вы и все люди, которые там рэпер Тимати, певица Валерия и другие, которые там лаяли на Трампа, что, а, как ты забыл Советский Союз, что это не победа, победа – это другое. Победа – это люди, которых большей части уже нет и которые совершенно, естественно, представить себе реально воевавшего ветерана, который прыгает, улюлюкает и говорит – можем повторить – невозможно. Нормальный ветеран всегда отводил глаза и говорил – не хочу вспоминать.

Р. Голованов:

- А мы благодарны этому ветерану…

О. Кашин:

- Я тоже благодарен. Но, Роман, пожалуйста, не заставляйте меня думать, что великая Победа – это вы и есть…

Р. Голованов:

- Нет.

О. Кашин:

- Вот не надо, не надо. Великая победа отдельно от вас. Она, слава богу…

Р. Голованов:

- Тогда она отдельно от всех, Олег. Потому что вот такие, как Навальный, хотят оторвать победу от народа… выходит вот этот пижон Дудь и говорит – а ты, что, победитель?..

О. Кашин:

- Роман, вот посмотрите на лицо рэпера Тимати, который был одним из публичных инициаторов этой атаки на твиттер Белого дома, рэпер Тимати не есть великая победа и, если вы нам докажете, что он лицо великой победы, то…

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- Олег, победа – она вокруг нас…

О. Кашин:

- Слушайте, победа не вокруг вас… когда вы говорите – мы победа, поэтому мы против чехов или там мы победа и мы против поляков… нет, нет… вы просто против чехов… Ну, как, вся внешняя политика России основана на отсылках к 45-му году. Российская Федерация не имеет никакого отношения к 45-му году. И, когда она ставит свои отношения с Чехией, где пророссийский президент, между прочим, ставит отношения в зависимости от этого бессмысленного, идиотского памятника Коневу, этим вы губите победу, губите память о ней, размениваете ее на текущую политическую чепуху…

Р. Голованов:

- Нет, нет, вот сейчас мне приходится деду объяснять, в чем смысл политики… А в том, что, когда вот эти такие простейшие моменты начинают забывать, начинают на них закрывать глаза, история начинает повторяться. И давайте вот пошлый пример, но – какой уж есть. Это Украина. Что там происходило в Одессе, когда люди отмечали… вы сколько угодно можете ухмыляться… вы поговорите там с людьми, которые не могут нормально встретить День Победы, у которых парад цензурируют… вы там пойдите, посмейтесь…

О. Кашин:

- Роман, вы в Бобруйск ездили?

Р. Голованов:

- Нет.

О. Кашин:

- Вот! И не надо ездить. Такой разговор – а ты в Одессе был? Не был в Одессе.

Р. Голованов:

- И я не был в Одессе. Но вы откройте, посмотрите…

О. Кашин:

- И что это должно значить? Какое это отношение имеет к памятнику Коневу? Какое отношение это имеет к рэперу Тимати, к твиттеру Белого дома? Какое это все отношение имеет к 9 мая 1945 года? Спорить о войне можно. Спорить о победе можно. Обсуждать можно. Неприкосновенных тем нет. За мысли о преступлении наказывать нельзя ни вас, ни меня, ни Трампа, ни пресловутого рэпера Тимати.

Р. Голованов:

- Я и не призывал наказывать…

О. Кашин:

- Абсолютной финальной правды нет. Она еще не написана. Архивы не открыты. Откройте архивы все советские с 1941 года, я думаю, тогда даже рэпер Тимати в ужесе убежит и скажет – не напоминайте мне о 9 мая никогда больше. Поэтому, думаю, архивы и закрыты…

Р. Голованов:

- Ну, конечно, Олег, все именно так… Архивы постепенно открываются и я уверен, что, да, есть такие факты, от которых стоит держаться подальше, но война – это ужас, война – это страх, кровь… А Победа, которую мы отмечаем, - это радость. Потому что все это закончилось, все это осталось позади. Поэтому, когда ветераны все это видели, они отводили глаза, а мы радуемся, что мы победили…

О. Кашин:

- Вот и берегите эту радость, не разменивайте ее на мелкополитическую чепуху!