Кашин: «Разносы, которые Путин учиняет плохим боярам, на 21-м году царствования начали приедаться»

Олег Кашин
Роман Голованов и Олег Кашин поговорили о выговоре Путина за невыплаченные надбавки медикам, об уголовных делах за портреты нацистов на сайте «Бессмертного полка» и о речи Сергея Лаврова.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Летописцы земли русской. И мы уже давно не открывали наш бар пятничный «Дикие койоты» имени Олега Кашина и Романа Голованова. Но раз самоизоляция везде снимается потихоньку, вдруг и мы откроемся?

О. Кашин:

- У меня тоже такая ассоциация, что мы открываем бар как в «Швейке». И над барной стойкой, естественно, висит портрет императора. Портрет нашего Владимира Путина, который сегодня выступал. Наверное, надо начать с него, чтобы потом, обсудив официальную часть, перейти к какому-то мордобитию.

О. Кашин:

- Да. Сегодня будет мордобитие. Это мы вам обещаем.

Давайте Владимира Путина прослушаем.

О. Кашин:

- Послушаем внимательно, как он просил.

В. Путин:

- Ведь я назвал конкретные цифры этих выплат! Конкретные цифры за работу с коронавирусными больными. Не за время там пять, десять минут или два часа, а за факт работы. Нет, развели вокруг этого канитель бюрократическую. Считать там чего-то начали, часы какие-то. Я, что, поручал часы считать, что ли? Нет. Надеюсь, что за сегодняшний день, если где-то еще не сделано, будет все сделано окончательно. Повторяю, в понедельник – во вторник к этому еще вернусь.

О. Кашин:

- Канитель такая!

О. Кашин:

- Там еще была фраза про СНИПы-хрипы, но это чуть дальше, наверное.

О. Кашин:

- Это попозже послушаем.

О. Кашин:

- Хорошо. Трек Путина номер один и номер два.

Нет, скажите мне вы, Роман, а на вас производит впечатление разнос, который Владимир Путин учиняет плохим боярам? По-моему, это уже на двадцать первом году царствования начинает как-то приедаться, что ли, выглядит однообразно. Нет?

Р. Голованов:

- Слушайте, у вас-то все пиар, политтехнологи. А есть реальная работа, где есть люди, которые должны исполнять то, что им поручили, а они этого не исполняют. И чуть уже загнались. И думают, что мы здесь вот начнем часы высчитывать, здесь то, здесь се.

О. Кашин:

- Роман, правда, мне интересна логика. А какие это ужасные люди? Откуда они взялись? Кто их назначил? Перед кем они последние двадцать лет несли ответственность? В какой системе они живут? Они эту систему построили, придумали? Ну, нет же, Роман.

Р. Голованов:

- А что поделаешь? Иногда человек сходит с ума даже в той системе, в которую он попадает. И начинается: давайте высчитаем часы, насколько там медперсонал зашел в красную зону, насколько учитель здесь проработал со своими ребятами. А за счет этого высчитаем ему деньги. Сэкономим элементарно. Уровень такого эффективного менеджера. Но сейчас не время врубать эффективного менеджера. Сейчас, если человек врач, который работает в красной зоне, он для нас герой. Он для нас сегодняшний герой!

О. Кашин:

- Роман, так доказываете, будто мы с вами об этом не говорили последние два месяца!

юю

- Такое чувство, что нет.

О. Кашин:

- Путин сделал открытие! Разумеется, врач герой. Разумеется, чиновники, которые высчитывали эти секунды и минуты, плохие чиновники. Но это путинские чиновники. И когда он делает вид, ах…

Р. Голованов:

- Это российские чиновники.

О. Кашин:

- Слушайте, двадцать лет Россией руководит Владимир Путин. До какого-то момента было принято говорить, вот лихие девяностые оставили нам наследие. Когда уже лихие девяностые были тридцать лет назад, уже неприлично об этом говорить.

Р. Голованов:

- Похоже, кто-то из них не вышел, нет?

О. Кашин:

- Не знаю. Уже все министры, поколение моложе меня. Они в девяностые были детьми-школьниками. Откуда это? И вы зря так упрекаете меня в том, что я как-то повернут на политтехнологиях. Извините, у нас культ рейтинга во власти есть. Сегодня, я обращаю ваше внимание, хорошая статья в «Медузе» - разбор «Почему Россия выходит из карантина». И буквально источники, близкие к Кремлю, говорят, что потому что пора проводить голосование по поправкам. И ты думаешь, ой. И потом, да, пора спасать экономику, ты думаешь, ой, ой! На самом деле, это отдельная тема. Ведь, действительно, народ уже настроен на то, что вот-вот уже заканчивается карантин. И куда же мы сейчас пойдем, поедем, в какое кафе или поедем куда отдыхать. Нет. Карантин, плато пресловутого нет. Все продолжается. Просто, действительно, подумали, что слишком дорого обходится. Поэтому пора к станкам.

Тоже неприятное ощущение, которое вряд ли хорошо повлияет и на рейтинги власти, и на вообще политическую атмосферу в стране. Поэтому да, мы Владимира Путина еще не раз увидим, который делает разнос во всех отраслях. Сегодня медицина, завтра строительство, а, говорит Владимир Путин, и так далее. Неужели вы думаете, что это вот какая-то реальная вещь, которая изменит жизнь в стране? К лучшему, к справедливости. Ну, это игра какая-то такая пропагандистская.

Р. Голованов:

- Слушаем дальше. Владимир Путин анонсировал разбирательство с чиновниками.

О. Кашин:

- По СНИПам. Маленькая ремарка, Роман, чтобы было понятно слушателям. Если он там скажем «СНИПы-хрипы», ну, вот вы, когда в компании какой-то говорите какое-то слово, а потом рифму к нему, вы не хрипы имеете в виду? Это вот как про маслице было у Солженицына в «Одном дне Ивана Денисовича»…

Р. Голованов:

- Давайте Путина.

В. Путин:

- Послушайте меня. Послушайте внимательно. Мы договорились, и было четко и ясно сказано, что эти деньги должны быть выплачены за работу с больными с коронавирусной инфекцией, а не за какие-то часы, минуты и так далее. Были названы конкретные сроки, конкретные цифры этих платежей. В начале следующей недели предметно обсудим, подведем итоги по всем субъектам Федерации, я хочу это подчеркнуть. По всем без исключения. Как выполнено это поручение.

О. Кашин:

- В общем, не та цитата. Но у нас много Путина в нашей фонотеке, поэтому… И тоже. Они в Кремле сидят и тоже выбирают такие диски или флешки с очередными треками Путина. Может, вот этот или этот?

Он ругался, мы это обсуждали, когда один губернатор сказал, что готов построить больницу для больных коронавирусом, вот год на проектирование, два года…

В. Путин:

- Мы обсуждали вопрос строительства. Он обратился с просьбой о строительстве инфекционной больницы. Год! Он мне сказал, что год нужно будет на проектирование, еще два года на строительство.

Послушайте. В конце июля уже будет этот объект сдан. Вот я прекрасно отдаю себе отчет, что происходит в этой сфере. Мы много раз это обсуждали. Всякие СНИПы-хрипы, примазывающиеся к этому виду деятельности квази-участники процесса, они… Послушайте, их нужно, наконец, зачистить, в конце концов!

Р. Голованов:

- Ну, вот. Вот так все было.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Я пытаюсь вспомнить это имя. Рип ван Винкль, который спал двести лет, проснулся и, соответственно, пришел в ужас от того, что увидел. СНИПы, оказывается, открытие. Много лет народ выл от того, сколько формальных бюрократических условий для строительства, для эксплуатации зданий, для всего на свете. Все эти расстояние между домами, чтобы там танк мог проехать. Все противопожарные меры. Вообще, все эти ведомства, у которых одна функция – проверять и собирать взятки или не взятки.

Оказывается, в 2020 году эта проблема дошла до Владимира Путина. Наверное, эта история о том, что в России нужно жить долго. И желательно долго быть у власти. Вот ты двадцать лет руководишь, ты заметил, что проблема со СНИПами. На самом деле, если от излишней зарегулированности строительной сферы, всех этих сфер удасться избавиться хотя бы сейчас на плато коронавируса, это будет то, за что мы скажем спасибо коронавирусу, как бы это ни звучало. Но, конечно, это комично, потому что, боже мой, оказывается, есть СНИПы.

Р. Голованов:

- Ну, что? Давайте в родной Калининград пойдем?

О. Кашин:

- Я пропустил. Там мужик, наверное, возложил венок на кладбище, да?

Р. Голованов:

- Да.

О. Кашин:

- О, как я вас уже научился читать!

В. Путин:

- Вы принимали участие лично непосредственно в создании этого нового центра?

- Так точно!

В. Путин:

- А вы как долго исполняете обязанности начальника?

- Семь суток.

В. Путин:

- Понятно. А начальник где?

- Должность вакантна.

В. Путин:

- Что?

- Должность вакантна.

В. Путин:

- Вакантна? Сергей Кужугетович, (не слышно) я услышал.

Р. Голованов:

- «Я услышал».

О. Кашин:

- Я контекст не понял? Это калининградский военный какой-то, который там?

Р. Голованов:

- Владимир Путин после доклада о строительстве военного госпиталя в Калининграде, спросил у и.о. начальника медцентра Ивана Кленова, как долго он занимает эту должность. И понеслось!

О. Кашин:

- Понял. А я подумал, что вы реально хотели меня как-то подколоть на тему моего земляка, который возложил, прости господи, на 9 мая венок на кладбище немецких солдат.

Р. Голованов:

- Я же не вы, Олег.

О. Кашин:

- Сейчас его порицают. Просто не знаю, то ли это кладбище, вряд ли оно одно, но я про открытие одного кладбища, будучи еще калининградским репортером «Комсомольской правды» писал. И был настроен так же, как вы, был даже моложе, чем вы сейчас. И вот, как вы про меня вчера говорили, что мне пойдет черный мундир…

Р. Голованов:

- Вы бандера. Про это мы еще поговорим.

О. Кашин:

- Мы это еще обсудим. Да. Я тоже писал, знаете, что вот немецкий подрядчик, присланный из Германии, который строит это кладбище в рамках договоренности России и Германии, вот я с ним общаюсь. А сам смотрю ему в глаза. И примеряю мысленно ему эсэсовскую фуражку. И вот когда я ее примерил, я уже понимаю, что передо мной враг.

Такой я был молодой и глупый.

Р. Голованов:

- А сейчас?

О. Кашин:

- Сейчас старый и глупый. Но это как-то чуть более статусно.

Так вот. Сейчас там просто скандал. Действительно, как же так, пропаганда нацизма. Вот он, человек с этим венком, который пошел на кладбище, встал в один ряд с теми людьми, которые фотографию Гиммлера загрузили на «Бессмертный полк». Кстати, по ним дело возбудили уголовное.

Р. Голованов:

- Но про это попозже.

О. Кашин:

- Да. Так вот.

Р. Голованов:

- Лучше бы про «семь дней» поговорили.

О. Кашин:

- Слушайте, понятно, прежнего начальника сняли, нового назначили. Калининградские военные госпиталя, на самом деле, не худшие. У меня в одном дедушка умер. Не в смысле, что там залечили до смерти, а просто там хорошо лечили, это с 45-го года.

Вот. Сбили вы меня. Я хочу сказать тем, кто следит вдруг за этим скандалом про военное немецкое кладбище. Так странно, да? Вот когда-то, не так давно, уже при Путине заключали договоры Россия и Германия, губернатор и мэр этого города открывали мемориал, где лежат немецкие солдаты. Что они, должны быть зарыты как собаки? Конечно, хорошо, когда есть надгробие. В Волгограде много таких мемориалов, потому что там вперемешку русские и немецкие кости.

Проходят годы. И вдруг оказывается, что это какое-то вражеское кладбище. А его что, враги открыли? Нет, его губернатор Егоров открывал. Вот какая-то дикая история.

Р. Голованов:

- Давайте продолжать. Теперь о несвободе поговорим.

О. Кашин:

- О несвободе слова, наверное. Вы имеете в виду выступление Сергея Лаврова сегодняшнее на тему из западной прессы, которая вошла в клинч с российской официальной позицией? Мы вчера уже об этом говорили, о публикации «Financial Timеs». И сегодня Лавров призвал не репрессировать или как там было, не устраивать судилище, не казнить, что-то такое, журналистов. И я тоже вынужден уточнить свою вчерашнюю позицию. Я сказал, что Мария Захарова опровергла сообщение «Financial Timеs», а она не опровергала. Она просто сослалась на российских специалистов, которые опровергают, это совсем другое. Она не врач. Вот такое уточнение с поправками.

Р. Голованов:

- Но он же так же сказал, что не нужно готовиться к большей свободе, когда мы выйдем из всего этого ужаса, что мир не будет прежним.

О. Кашин:

- Вы знаете, сегодняшний Лавров вообще удивительный. А как он про историков сказал? Про историю, что давно мы предлагали отдать историю историкам. И это реально все-таки так довольно перпендикулярно поведению официальной Москвы в последние годы, поскольку официальная Москва, как раз, в тех или иных проявлениях историю у историков просто с концами отобрала. И историков выгнала, как выгнала то Мироненко из Росархива, когда он пытался сказать, что подвиг двадцати восьми панфиловцев выдуман.

Понятно, история для России сегодня, уже много лет политический инструмент. Когда Лавров говорит…

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Про это после новостей. Рубанемся.

О. Кашин:

- Вы, Роман, переносите какой-то сложный разговор на после новостей.

Р. Голованов:

- Я не переношу. Просто как удочкой закидываешь, подтягиваешь. Чтобы люди не ушли от нас после новостей.

О. Кашин:

- Как дед с батей опять поругались по пьяни. Каждую пятницу одно и то же. Испортили всем праздник. Вот не дам я вам испортить праздник!

Р. Голованов:

- Я ругаться особо не хочу.

О. Кашин:

- И я не хочу.

Р. Голованов:

- Просто хочу бандерой вас назвать.

О. Кашин:

- Я самый не ругающийся человек на свете.

Р. Голованов:

- Да у вас с кем не возьми, везде скандалы.

О. Кашин:

- Это миф и иллюзия.

Р. Голованов:

- С Навальным есть скандал?

О. Кашин:

- Я Навального вообще не упоминаю. Мораторий у меня.

Р. Голованов:

- А есть скандал-то с ним?

О. Кашин:

- Нету. У меня ни с кем нет скандала. С Соловьевым нет скандала, Роман.

Р. Голованов:

- Да, мы честные журналисты.

О. Кашин:

- Так вот. Свобода. После карантина не будет свободы. Мы согласны с Лавровым. Правильно? Я согласен.

Р. Голованов:

- Я вообще за тотальный контроль.

О. Кашин:

- Это понятно. Но он сказал, допустим, что выездных виз не будет, это мир, да. Но при этом… Когда были вообще выездные визы? В Советском Союзе они были. А так, что такое выездная виза? Когда судебные приставы за копеечные неоплаченный штраф тебя не выпускают из России, это выездная виза или не выездная? Тем более, что иногда это применяют точечно, чтобы кто-то конкретно не успел уехать на какую-нибудь конференцию.

Если сейчас введут, я фантазирую, введут иммунные паспорта, ты не болел коронавирусом – сиди в Российской Федерации. У тебя есть антитела, хорошо, можешь выезжать только в стране ОДКБ. Допустим. Если у тебя нет какой-нибудь справочки, то же самое. Может, дурной пример, но переезжая туда, где я сейчас живу, я ходил в поликлинику, делал себе флюорографию, справку о том, что у меня туберкулеза нет. Если бы у меня был туберкулез, наверное, я бы не смог переехать.

Такого рода механизмы, когда полная свобода, но при этом ты должен собрать какие-то справочки, в итоге, ты оказываешься не свободным человеком. И уж в России-то это делать умеют, на самом деле. Вы тоже это прекрасно знаете.

То, что ты сторонник Навального, это не проблема. А вот то, что у тебя нет этой формы тра-та-та номер 75, да, поэтому ты не имеешь права завести банковский счет. Так бывает. И счета блокируют, чего только не делают. Отдельная тема – блокировка страничек в соцсетях. Понятно, мы вчера говорили про Кадырова, которому заблокировали инстаграм. Сегодня на Украине Зеленский продлил запрет на ВК, «Одноклассники». Но тоже мы прекрасно знаем, что российские социальные сети – это одно время был неиссякаемый источник уголовных дел по лайкам, постам неочевидным. И, между прочим, даже эта статья в «Financial Timеs» о том, что в России какая-то не та смертность по коронавирусу, ее перепечатал ряд изданий, включая МБХ-медиа, как бы жутко это для вас не звучало, но есть такое издание, оно принадлежит Ходорковскому. И генпрокуратура требует заблокировать МБХ-медиа, потому что оно перепечатало эту статью. Понятно, что запрещать, совершенно правильно говорят российские дипломаты, «Financial Timеs» в России не лишал аккредитации, потому что это скандал, а уж МБХ запретить – милое дело.

Р. Голованов:

- Конечно, надо запрещать, Когда какое-то медиа содержится на деньги беглого олигарха Ходорковского, послушайте только! Беглый олигарх Ходорковский сидит где-то там, по-моему, где-то недалеко от вас. И занимается черти чем!

Р. Голованов:

- Чем Роман?

Р. Голованов:

- Да черти чем! Когда пытается у нас в стране, где мы все живем, где мы, русские люди, обитаем, он пытается здесь развязать революцию. И послушайте, к кому мы пытаемся припасть. Это к людям, которые где-то там за рубежом занимаются откровенными провокациями!

О. Кашин:

- Вы знаете, Роман, вот…

Р. Голованов:

- Подождите! Берем, например, такого чувачка, которого зовут Леня Волков. Тоже! Эта та же шайка-лейка, которые тоже говорят!..
О. Кашин:

- Да подождите! У меня моратория на навальнистов, не хочу…

Р. Голованов:

- А у меня нет ни на что моратория.

О. Кашин:

- Снимаю наушники. Так вот, нет!

Р. Голованов:

- Снимайте наушники.

О. Кашин:

- Не дождетесь пока.

Р. Голованов:

- У меня идет фонтаном. Так вот, очередной Леня…

О. Кашин:

- Что мне ваш Леня Волков? Ну?

Р. Голованов:

- Да ладно!

О. Кашин:

- Правда, вот у вас есть кумир…

О. Кашин:

- Ребята, у вас здесь в стране все выше за 70% - это статистика смерти. Подождите! За клевету надо брать и сажать! Или надо, чтобы здесь занимались вот этой вот ерундистикой? Чего мы прислушиваемся к какому-то беглому олигарху Ходорковскому?

О. Кашин:

- У нас сегодня такая наполовину юмористическая программа, то есть, один ведущий юмористический, второй зверино-серьезный. Я зверино-серьезный. И вот вы говорите, олигархи, медиа, так далее. Сейчас, как раз, выясняют, какому олигарху принадлежит влиятельная деловая газета «Ведомости». Все указывает на то, что Игорю Сечину, как раз, совершенно не беглому олигарху, совершенно российскому.

Роман Голованов и Олег Кашин

Р. Голованов:

- Мы про беглого олигарха, который здесь начудил дел, причастен к убийствам, мы сейчас говорим…

О. Кашин:

- К каким убийствам? Про что?

Р. Голованов:

- Подождите. Вы не слышали про заказные убийства?

О. Кашин:

- Слышал. По заказу чеченских властей убит Борис Немцов. Последнее самое громкое убийство. А вы о чем?

Р. Голованов:

- А, ну, все. Олег, я ни о чем. Олег, все оставляю только вам.

О. Кашин:

- Спасибо. Так вот, олигархи тоже…

Р. Голованов:

- Ходорковский у нас святой человек. МБХ, вы святой.

О. Кашин:

- Роман, мы говорили в начале программы, что вы с некоторых пор списывать на девяностые годы все какие-то гадости, которые есть сейчас, это странно.

Р. Голованов:

- Он ни в каких девяностых. Он здесь и сейчас.

О. Кашин:

- Он в девяностых. Если вы лично с ним пообщаетесь, вы увидите, что он в девяностых живет. Он живет в 2003-м году.

Р. Голованов:

- А давайте его на интервью позовем?

О. Кашин:

- Давайте. С удовольствием. Но вам, думаю, запретят.

Р. Голованов:

- Ну, тогда не будем звать.

О. Кашин:

- Я с удовольствием. Давайте позовем.

Р. Голованов:

- Мне было бы интересны дебаты с ним. Хотя, знаете, преступнику давать публичную площадку тоже сложно.

О. Кашин:

- Он помилован, во-первых. И…

Р. Голованов:

- Не, он преступник. На стриме надо у вас проводить.

О. Кашин:

- Сюда нельзя.

Р. Голованов:

- Он преступник. Тут вы запретили.

О. Кашин:

- Да. И запретил я. Думаю, все вас услышали, Роман.

Хорошо. О чем мы говорим дальше?

Р. Голованов:

- О том, что вы из девяностых.

О. Кашин:

- Я из восьмидесятых вообще. Много об этом думал вечерами, мысленно гуляя по Калининграду 89-го года, когда там еще памятник Ленину стоит, горком партии, обком партии. Какие-то такие вещи, понятно, детство. По крайней мере, да, я оттуда. И когда включаешь телевизор, играет группа «Аквариум». Сегодня у группы «Аквариум» новый сайт. Я обращаю внимание всем. Они впервые за двадцать пять лет сделали новый сайт. Это большая веха в жизни нас, поклонников группы.

Р. Голованов:

- Отлично. Олег, вы-то вот к этому не склоняетесь, что вот эти фейки про 70%, про то, что все занижают, что все правда, на самом деле.

О. Кашин:

- Роман, я никому вообще не верю. И, естественно, я, в первую очередь, не верю официальной позиции российской стороны.

Р. Голованов:

- А Ходорковскому верите?

О. Кашин:

- Какому Ходорковскому?

Р. Голованов:

- МХБ-медиа.

О. Кашин:

- МБХ-медиа, которая перепечатала ту статью из британской газеты, которую мы вчера обсуждали. Можно верить, можно не верить. Мы прекрасно знаем, как официальная Россия, допустим, скрывала потери военные, полувоенные, паравоенные в Донбассе, в Сирии и так далее. Когда семье погибшего в зубы вставляешь какую-то сумму денег, чтобы они даже не подтверждали, что у них кормилец погиб. Было такое. Мы это наблюдали.

Понятно, что смерти от коронавируса – немножко другое. Это и большая численность людей, и другая категория людей, когда уже патриотизмом особенно не уговоришь молчать. Поэтому я думаю, что если бы смерти были более массовыми, мы бы об этом знали. Хотя бы в том смысле, что знакомые знакомых постоянно кого-то теряют.

К вопросу о знакомых знакомых. У вас же тоже есть знакомые, которые болеют коронавирусом.

Р. Голованов:

- Про них вы все знаете из новостей.

О. Кашин:

- Про них мы знаем из новостей.

Р. Голованов:

- Про всех моих знакомых.

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Да про моих тоже. Это тот довольно узкий слой, который попадает в новости. Наверное, это какое-то более-менее репрезентативное отражение общества. Ну, что? У меня у мамы в Калининграде знакомые умирают. Еще там…

Говорить, а вот мы не видели каких-то…

Р. Голованов:

- Я просто ко всяким зарубежным провокаторам и что-то типа беглым олигархам не верю и презираю. Почему мы должны брать и склоняться…

О. Кашин:

- Роман, вы идеальный гражданин Российской Федерации. Вот вы не верите западной прессе и беглым олигархам.

Р. Голованов:

- Вы почитайте. «Там не делают вскрытия, доктор Мясников рассказал, как считается смертность». Статья Романа Голованова опубликована на сайте. Берите и читайте. Там будет опровержение. Здесь доктор медицинских наук Олег Кашин вам расскажет. А медбрат Роман мало что может подтвердить. А вот авторитетный человек!

Продолжаем. Вот мы говорили про тех подонков, которые загружали фотки нацистов на сайт акции «Бессмертный полк». И вот их всех нашли. Это десять граждан, которые живут в разных регионах России. Остальные – это люди из-за рубежа. Их IP-адреса удалось вычислить. Что тут сказать? Если эти негодяи думают, что это смешно, что весело пошутили, давайте теперь посмеемся вместе с ними, когда их отправят на одно не очень приглядное место – на нары.

Я уверен, что это была организованная провокация, Сами по себе они так не могли делать. Тут уже не открутишься тем, что, дядя, я пошутил. Группа, причем, фашистская. Если уж мы берем, что-то типа бандеровцев таких современных, которые устроили интернет-провокацию.

У нас есть те вещи, за которые нельзя миловать. Это оправдание нацистов, бандеровцев и прочих мерзких преступников. Мы против этого. И Следственный комитет ими займется. Найдет и посадит.

О. Кашин:

- Я заслушал вашу речь, Роман. Теперь вы заслушаете мою.

Первая ремарка. Какие-то воображаемые негодяи виртуальные, которых неизвестно сколько. Неизвестно, существуют ли они. И Роман испытывает к ним воображаемую ненависть, пытается ее материализовать. И получается неубедительно.

Во-вторых, когда говорят, что вот какое-то число людей из разных стран мира, вот даже пользователь интернета моего, дедовского уровня внутри себя, конечно, громко хихикает. Потому что, если считать меня дедом, прадед Бастрыкин открывает для себя VPN, Тоr. Была нашумевшая история – дело Дмитрия Богатова – математика, который создал, как это правильно назвать, входной узел сети Tor. Вот сидит математик Богатов у себя дома в Москве. А кто угодно может под его Iайпишником зайти и что-нибудь написать. И какой-то мужик непонятный, может, провокатор, может, реальный активист призвал выходить на митинги. И Богатова, как человека, которого поймали по айпишнику, арестовали за призывы к массовым беспорядкам. В итоге за него вступился даже Сноуден, его защищали всем миром. Его остояли.

Когда говорят, что иностранные IP-адреса, тут можно в лицо Следственному комитета хохотать. Но при этом хохотать ему в лицо не хочется, потому что есть у меня, Роман, такое подозрение, по тому, как лихо и быстро все они взялись за разоблачение этих скрытых фашистов, что сами скрытые фашисты, а есть там какие-то стажеры центра Э, которые для создания такого яркого уголовного дела немножко подсуетились. Если не так, давайте рассуждать. На сайте «Бессмертного полка» сидят модераторы. Вполне, наверное, патриотические люди. И если эти люди не знают в лицо, допустим, Гитлера, может, они не настоящие патриоты? Может, они плохие патриоты? Я бы на месте российских силовиков, если встал такой вопрос, взял бы по списку модераторов «Бессмертного полка». И проверил бы, нет ли среди них скрытых вредителей?

Р. Голованов:

- Я думаю, если так проходила модерация среди живых людей, думаю, с ними разберутся. А проходила ли она тем, что сидят живые люди и отбирают по каждому, вот это вопрос. Там сколько миллионов должно было прийти? Сколько миллионов выходит по всей стране на «Бессмертный полк»? Попробуй отследи.

О. Кашин:

- Роман, вы можете в день пролистать тысячу фоток? Я могу. Я довольно часто это делаю, когда мне в руки попадает какая-то фотосъемка. Да, на пятьсот-семьсот фотографий. И выбираю три снимка. Это не проблема. Есть такая работа – бильдредактор. И две тысячи модно за день пролистать. И уж Гитлера отличить… Боже мой.

Я не исключаю, я уже говорил, что могли какие-то российские люди, которых, так или иначе, возмущает официальное празднование 9 мая. Могли так по-дурацки похулиганить. Украинцы есть, повернутые на нашем «Бессмертном полке».

Р. Голованов:

- Бандеровцы есть такие. Некоторые в твиттер загружают фотографии Бандеры.

О. Кашин:

- Про это поговорим. Но нет, я имел в виду… Украинский политический юмор, он, на самом деле, тупой и пещерный. И у них есть такое культовое выражение «дед на палке». Они реально думают, что если сказать русскому человеку «дед на палке», то мы взорвемся. Была история, когда украинцы от имени спикера Госдумы Володина слали по прессе стихи, написанные якобы Володиным, где по вертикали получалось «дед на палке». Вот сидит такой шутник в министерстве пропаганды украинском и хохочет. Придумал шутку!

Ерунда какая-то. Настолько это все вымученная история. Со всех сторон.

Бастрыкин, Бастрыкин! Все ли дела Следственного комитета вы расследовали? Все ли преступники пойманы? По убийству журналистов в ЦАРе, по убийству Немцова, да даже по покушению на Кашина! По массе всего! Слушайте, вы создали свое псевдо ФБР! В итоге, превратились в какой-то филиал военно-географического общества, которое расследует злодеяния гитлеровских изуверов. Все понятно с гитлеровскими изуверами, их уже в Нюрнберге осудили. Многих повесили. Зачем сейчас превращаться в такую пародию? Я не знаю, товарищ Бастрыкин.

Р. Голованов:

- Ну, не знаю. Кашин постит в твиттере фотографию Бандеры с георгиевской ленточкой.

О. Кашин:

- А кого она оскорбляет? Советских или украинских?

Р. Голованов:

- Я вам вчера пытался ответить. Меня новости прервали. Мне очень понравилась история, которая…

О. Кашин:

- Итак, Роман и волынская резня. Итак, пожалуйста!

Р. Голованов:

- Олег, а что смешного?

О. Кашин:

- Ничего смешного.

Р. Голованов:

- Когда мы читаем про погромы, которые во Львове устраивали бандеровские мерзавцы. Когда мы про Бабий Яр читаем. Олег, ну, вы же нормальный человек!

О. Кашин:

-Это, Роман, такое чисто «до чего ж мы гордимся, сволочи!». Вот в Советском Союзе, где от Бреста до Владивостока в те годы НКВД заполняло черепами и косточками всякие ямы и урочища, есть несколько регионов, где сопоставимые с НКВД зверства совершали не энкавэдэшники. Аплодисменты, да! Действительно, Бандера уникальный злодей по меркам Советского Союза. Сейчас, на днях в Твери, если знаете, из тюрьмы с центральной сняли мемориальную доску. Очевидно, это связано с конфликтом с поляками. В этой тюрьме убивали польских офицеров в рамках того, что мы называем Катынь. Не только в Катыни их убивали, но и в городе Твери. Доска была посвящена и полякам, и русским. И вот эти негодяи в прокурорских погонах или каких там силовых, готовы надругаться и забыть память русских убитых от большевизма ради того, чтобы как-то скорчить рожу полякам. А поляки на эту рожу даже не смотрят. Это отвратительно, Роман.

Я разделяю ваш пафос, что вскрывать, вспарывать животы беременным женщинам – это преступление, не имеющее срока давности. И бандеровцы, естественно, были очень не правы, совершая львовскую резню. Но я так же хочу сказать, что вооруженное антисоветское сопротивление после войны на территории Западной Украины, которое, по сути, закончилось ничьей. Не то, что добили последнего бандеровцы, а замирились. При Хрущеве. И выпустили старых бандеровцев.

Р. Голованов:

- А вот в этом ужас-то и произошел! Эту падаль надо было просто задушить, забить.

О. Кашин:

- Роман, осторожнее. Например, самые знаменитый в российской элите украинец Медведчук, он потомственный бандеровец. Путин об этом сам говорит. У него папа сидел в лагерях.

Р. Голованов:

- Сын за отца не в ответе.

О. Кашин:

- А, да. Это выражение Сталина. Расскажите, пожалуйста, Медведчуку, что он должен от своего папы отречься, чтобы вам нравится. Думаю, Медведчук своим папой гордится. И, на самом деле, история двадцатого века – сделать ее как линейное противостояние сил добра под красным флагом и сил зла под свастикой, нельзя. Это лицемерия и это неправда. Я могу вам прямо сказать в лицо, которое вы закрыли, Роман. Под красным флагом в двадцатом веке совершалось очень много самых кровавых ужасных злодеяний. И все разговоры о том, что режимы советский и большевистский, не только сталинский, советский и гитлеровский режим сравнимы, по крайней мере, между собой, эти разговоры имеют право на существование.

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- Я уже не перебиваю. Вы выскажитесь.

О. Кашин:

- Да, мне жаль, что у нас, у русских последнее организованное антибольшевистское сопротивление было задушено в 21-м году, когда маршал Тухачевский, ваш советский маршал, подавлял антоновское восстание. После этого, к сожалению, мой народ, наш с вами народ не смог подняться, потому что, действительно, столько, сколько он перенес от советской власти, никакие украинцы не переносили ни от кого. И когда сейчас нас, людей восьмидесятых-девяностых годов рождения, не поживших в Советском Союзе, по сути, сейчас нам явочным порядком навязываю наследование большевистскому режиму, я, конечно, протестую против этого. И когда мне говорят, а вот на параде показывали красные звезды, красное знамя и памятник Горькому, Захар Прилепин радуется, а я возмущаюсь. Потому что я не хочу быть наследником советского режима. Для меня это…

Р. Голованов:
- Ну, вы и не наследник. И не наследник Победы тогда. Я уже не зачитываю сообщения, которые мне постоянно сюда приходят. «Расскажите про родственников Кашина».

О. Кашин:

- Вот именно, Роман. Победу вы с репером Тимати, про которого мы говорили…

Р. Голованов:

- Подождите! Вы говорите про Медведчука. А вот ваши родственники? Где они были?

О. Кашин:

- Мой дед потерял руку в Сталинграде. Второй учился в институте иностранных языков в Москве, в 45-м закончил. Поехал в Вену служить. Считался ветераном. Формально.

Р. Голованов:

- То есть, вы отрекаетесь от своих родственников?

О. Кашин:

- Абсолютно нет. Но, поверьте, Роман…

Р. Голованов:

- Подождите! Я слушал, слушал! Вот вы говорите, что есть Медведчук, у которого отец был украинским националистом. Об этом говорил Путин. Мы это приняли. Дальше говорите, что у вас дедушки воевали. Трагедия, потерял дед руку под Сталинградом. Другой тоже воевал. Мы это тоже принимаем.

О. Кашин:

- Роман, послушайте!

Р. Голованов:

- Дайте ответить.

О. Кашин:

- Ремарка. Ну, хорошо.

Р. Голованов:

- Вы ставите в один ряд советских солдат и тех украинских нацистов, которые здесь уничтожали людей. Вы ставите в один ряд Сталина и Гитлера. И потом вы говорите, как это? Медведчук не отрекается от своих предков. А мы должны разобраться с большевизмом.

Вы от своих дедов готовы отказаться? Которые нам здесь заслужили победу! Когда вы такие ужасы и гадости говорите, постите портрет Бандеры с георгиевской ленточкой у себя в твиттере. Вы на что намекаете? Ваш дед посмотрел бы ваш твиттер, что бы он вам сказал?

О. Кашин:

- Роман, тут я в лицо слегка смеюсь, хотя неловко, потому что, действительно, ходите про тонкому льду. Ну, семьи, в путинской этике, опять же, касаться не круто. Но я могу ответить.

Р. Голованов:

- Хорошо. Подловил, Кашин.

О. Кашин:

- Да. Я могу ответить. Вот, поверьте, я много людей в жизни видел. Но больших антисоветчиков, чем мои воевавшие или полувоевавшие деды я не встречал. Конечно, стандартный человек, который пережив двадцатый век, русский, который воевал, я по детству помню…

Вот когда дед превращается при слове «ветеран» в фигуру для демагогии, это просто слово и термин. Это не биологический объект. Это просто слово, которое ничего не значит. Когда я помню реальных фронтовиков вокруг меня, потому что дед жил в научном городке, где были люди одного поколения, все мужчины за шестьдесят воевали. И людей, которые бы хорошо относились к советской власти, там не было тоже. Это стандарт. Если ты помнишь войну, если ты воевал, ты сталинистом будешь очень вряд ли.

Я тоже помню, как возникали сталинисты-ветераны. Из каких-то кругов типа ДОСААФ, еще чего-то. Такие бодрые и крепкие военные пенсионеры, у которых биография типа «отслужил в ГДР, на Кавказе, в Чехословакии». И вот теперь мы за товарища Сталина! И там круг «Военно-исторического журнала», круг журнала «Наш современник». Поклонники писателя Ивана Шевцова. Сложная история.

Еще раз скажу. Война, победа русского народа, который был поддержан Богом, я считаю., тогда, Бог оказался на нашей стороне, разумеется, никак не связана с советской властью, с диктаторами советской власти, которые проливали кровь. И все хорошее, что было в этих советских годах, это было сделано вопреки советской власти, вопреки коммунистической партии, вопреки во многом красному знамени.

За моей спиной стоят мои деды, которые вам, наследнику советской власти, смеются тоже в лицо. А, может, даже и плюют, Роман.

Р. Голованов:

- Да, Олег. Хорошо. Может, на этом поставим точку в этой нашей ругани? Потому что она уже далеко зайдет.

О. Кашин:

- Как хотите. Не я ее начинал.

Р. Голованов:

- Пойдем дальше. У нас есть Зеленский, который на три года запрещает российские соцсети у себя в стране. Что вы про это думаете, Олег?

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Это он зря делает, Роман. Вот я в Великобритании часто пользуюсь российскими социальными сетями. Потому что они родные и прикольные. Я сегодня там разбирал свой фотоархив.

Чем больше ограничений в интернете, тем глупее и не свободнее страна. Понятно, Зеленский всегда маневрирует между востоком и западом. Между бандеровцами и условными медведчуковцами, но ему трудно. Но при этом мог бы не предлевать запрет. Думаю, половина Украины была бы счастлива. Естественно, соцсети объединяют нас гораздо сильнее. Там же не только ВКонтакте, там даже Касперского он запретил. И Яндекс, по-моему, пробки. Какие-то такие проекты

Зря. Глуповато, конечно.

Р. Голованов:

- Можем к чату перейти. Много вопросов нам сыпется.

О. Кашин:

- Месиво. Там про Платошкина пишут. Давайте про Платошкина поговорим.

Р. Голованов:

- «Как могут вещать настоящий патриот Платошкин и фашист Кашин на одной радиостанции!».

О. Кашин:

- Отлично! Привет, дорогие товарищи платошкинцы. Я вас почему-то очень отдельно люблю. Вы какие-то очень милые.

Р. Голованов:

- Я же не сталинист, честно. Я не коммунист.

О. Кашин:

- Но приходится им быть, Роман.

Р. Голованов:

- Да не приходится! Знаете, я понимаю ужасы, которые понес от советской власти мой народ. Мой народ лишился веры, сам от нее отказался, уничтожил православные храмы, скидывал с колоколен священников. Потому что в безбожие он ушел в момент революции. Это был мой народ. И он ушел туда.

Он и ваш народ, Олег!

О. Кашин:

- И вот сейчас получается, что вы против народа. Я, как раз не считаю, что,..

Р. Голованов:

- Я не против народа. Я за то, что народ, который шел по безбожному пути, уходит…

О. Кашин:

- И народ получил наказание, правильно?

Р. Голованов:

- Народ получил наказание в виде Советского Союза.

О. Кашин:

- Ой-ей-ей!

Р. Голованов:

- И потом это сразу был мертворожденный младенец, который…

О. Кашин:

- Представьте себе, Роман, еврея, который говорит, что евреи предали там не знаю, что. И поэтому Гитлер их правильно сжигал. Фу, Роман! Позорище!

Р. Голованов:

- Нет, у евреев было другое испытание. Это 40 лет пути, где они искали свою Землю Обетованную.

О. Кашин:

- И за это о ни получили Холокост.

Р. Голованов:

- Олег, вы… Не надо подлости говорить.

О. Кашин:

- Какие подлости? Вы сейчас говорите, что русский народ отказался от Бога и, собственно, заслужил себе такую судьбу. Нет, конечно, Роман.

Р. Голованов:

- Нет, он сам себе ее устроил. Это наш свободный выбор, Олег.

О. Кашин:

- Пока не открыты архивы, даже так говорить нельзя. Потому что элементарное…

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- Можно говорить. Где учился Сталин? В семинарии. Большинство революционеров – выходцы из священнических семей.

О. Кашин:

- Да нет! Из какой священнической семьи Троцкий? Или Зиновьев? Ну, Роман! Боже ты мой!

Р. Голованов:

- Кто шли на революцию, происходили из православной России.

О. Кашин:

- Кто?

Р. Голованов:

- Все они. Где они родились?

О. Кашин:

- Троцкий? Свердлов?

Р. Голованов:

- Что было до 17-го года? Скажите мне, пожалуйста!

О. Кашин:

- Роман, ну, кошмар!

Р. Голованов:

- И кто увел ее в советчину?

О. Кашин:

- Роман, не читайте советские книги! Кто увел? Ленин ее увел!

О. Кашин:

- А Ленин откуда был? Какое образование получил?

О. Кашин:

- Из ада был!

Р. Голованов:

- Учил Ленин закон божий, объясните мне!

О. Кашин:

- Ленин экстерном закончил казанский университет!

Р. Голованов:

- Боже, Кашин! Не надо выдумывать! Я вас прошу! Это уже переходит все границы!

О. Кашин:

- Роман за Ленина, да.

Р. Голованов:

- Вернемся к вам!

О. Кашин:

- Или не вернемся.