Кашин: «Серп и молот в русском храме возможен только под копытами коня Георгия Победоносца»

Олег Кашин
Роман Голованов и Олег Кашин в новой «Отдельной теме» обсудили витражи с советской символикой в храме Минобороны, возможный выход пандемии коронавируса на плато и слухи о смерти Ким Чен Ына.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Христос Воскресе!

О. Кашин:

- Воистину Воскресе!

Р. Голованов:

- Летописцы земли русской Олег Кашин, Роман Голованов. Наш учебник истории, каким увидят этот день потомки.

О. Кашин:

- Потомки увидят этот день таким, каким он станет через неделю, месяц и так далее. Я не знаю, кто придумал заголовок нам для Ютуба, что мир выздоравливает от коронавируса.

Р. Голованов:

- Эдвард Чесноков.

О. Кашин:

- Поклон Эдварду. Он хороший, я его знаю. Сегодня настроение медийное буквально такое. Я вздрогнул. Я, естественно, ждал, интересно было, что будет, может быть, его министром назначат, встречу Путина с Антоном Алихановым, моим родным калининградским губернатором. Путин его не назначил ни кем, но Алиханов сказал, что намерен начать снимать карантин в Калининградской области. И выглядит это так, что если Калининградская область станет пилотным регионом по снятию карантина, может быть, остальную Россию будут из него выводить.

Тем временем в Москве – вы тоже знаете наверняка про ОРВИ, про то, что людей с ОРВИ приравняли к людям с коронавирусом. И это тоже такая история. Вот смотрите, Роман, я – курильщик, я кашляю всю жизнь, последние двадцать лет. Понятно, скапливается всякая гадость в носоглотке. Как у всех курильщиков. И теперь, да, я иду по улице, я кашляю, ко мне подходит полицейский: ОРВИ. И несет меня куда-нибудь в тигулевку, как говорили в старину. Загадочная история.

Не уверен, что бороться с болезнями полицейскими мерами, как это хочется или принято в Москве, есть лучший способ. Потому что вот это приравнивание орвишников к ветеранам коронавируса, по сути, расширяет круг той пораженной в правах части общества, за которыми гоняется теперь полиция. Это тоже очень странно. И опять же, тот новый федерализм, о котором мы говорили в последние недели. К вопросу о федерализме, тоже такой маркирующий знак. Наш друг Рамзан Кадыров постриг налысо голову, потому что барбершопы закрыты. Интересно, завтра вся Чечня будет бритая налысо, или только люди на зарплате у Кадырова?

Р. Голованов:

- Может быть, люди уже заметили, те, кто постоянно слушают нашу программу, что мы с вами стали меньше ругаться. Просто Олег наконец-то тоже решил выходить из тени и со второй фаланги пропаганды рвется в бой, в авангард, как и мы все. И уже даже на Ютубе себе поставил заставку с Путиным. Поэтому, Олег, я рад, что вы перестаете стесняться своих истинных взглядов.

О. Кашин:

- Сегодня с Путиным, завтра с белым кругом на красном фоне. Просто я узнал, что скайп позволяет менять фон, как в Zoom, и немножко развлекаюсь. Извините, надеюсь, надоест скоро. Что у вас главная новость? Да, мы не ругаемся, но при этом…

Р. Голованов:

- При этом мир выздоравливает от коронавируса, как нам говорит Эдвард Чесноков. И что день ото дня из замерших в карантине стран приходят хорошие новости. В центре европейской вспышки пандемии – северной Италии каждый день все меньше заболевших. Их общее число по-прежнему огромно – 181 тысяча. Но суточный прирост в субботу – 2 %, в воскресенье – 1,7 %, в понедельник – 1,3 %. Такую же динамику показывает и смертность. Да, итальянцы по-прежнему гибнут от коронавируса, но уже не по тысяче в день, как еще три недели назад, а по 400-500 человек.

О. Кашин:

- Вчера радовались, что в России смертность уменьшилась по сравнению с позавчера, сегодня она вернулась к прежней экспоненте. Поэтому дело такое. Я понимаю Эдварда Чеснокова, но на самом деле это выглядит так, как будто мы с вами играем. Закрыли глаза и представили, что мы в тоннеле. Весело в тоннеле? Весело. А давай еще раз закроем глаза, и как будто бы мы в гробу. Весело в гробу? Невесело. Давай тогда думать, что мы опять в тоннеле? Давай. Но это одна и та же комната, одни и те же глаза. Это реально вопрос самоощущения. И да, идет борьба в сознании каждого обывателя и каждого мирового лидера. Борьба внутри. Как быть? А хорошо это или плохо?

А может быть, не так все ужасно? Это буквально та стадия принятия, о которой мы тоже говорим уже, наверное, третий или второй месяц. Да, вот сейчас еще вот-вот, и эти воротилы, у которых «Наташа все уронила» или «коты все уронили», нефть с отрицательной ценой, вообще все рушится, мир рушится, - подумают: ну ладно, ведь не так все страшно, давайте открывать дверь, открывать окна. Посмотрим, что в этом смысле. Это вопрос психологии уже, а не вопрос эпидемиологии.

Р. Голованов:

- Мне кажется, уже пора снимать хотя бы в Москве изоляцию.

О. Кашин:

- Роман хочет на волю, Роман хочет гулять.

Р. Голованов:

- Роман и так может гулять. У Романа код, у Романа есть набор цифр, который он может показать полицейскому. У меня есть этот код, эта печать антихриста, с которой я могу ходить по улицам, и меня не остановит ни один полицейский. И чего? Не хожу я гулять, а сижу на самоизоляции.

О. Кашин:

- Давайте будем спорить о том, что нормально ли сидеть на самоизоляции? Ненормально, конечно. Пора говорить о новой нормальности, связанной с сидением.

Р. Голованов:

- Когда люди просто сидят дома, когда не работают никакие заведения, предприятия, люди начинают разоряться. Для меня должны быть какие-то точки, по которым ты отслеживаешь уровень беды. Для меня эта точка – мой товарищ маркетолог. Он с разными бизнесами работает. И говорит, что одна из компаний, где он настраивает рекламную кампанию, это мебельная компания. Он говорит, что они уже подходят к минусу. Потому что люди не могут тратить деньги, боятся тратить деньги. И от этого вот-вот их контракт будет разорван.

О. Кашин:

- Кстати, странно. В том смысле, что уж мебель в условиях самоизоляции, я думаю, богатые люди должны как-то прикупать. Из серии: ты сидишь дома, наверное, тебе нужен новый. Вы так говорите – маркетологи. Уже как привет из прошлого. Что, была такая профессия – маркетолог? Интересно.

Р. Голованов:

-Она еще и есть.

О. Кашин:

- Пока есть. Пока что-то трепещет. Давайте я понагнетаю немножко. Но пора как-то уже вернуться к тому, что, да, давайте еще раз это скажем: мир не будет прежним. И маркетологов, может быть, не будет столько. И журналистов, может быть, не будет столько. Иногда в Фейсбуке возникает мода на очередной шокирующий пост про какой-нибудь западный город, где все умерли. И сегодня хит про Нью-Йорк.

Российская эмигрантка, изучающая гендерные науки, пишет, что Нью-Йорк вымирает, людей не успевают хоронить. «Заканчиваются пальцы считать всех пожилых активистов, которые жизни положили, чтобы сделать этот город Нью-Йорк столицей ЛГБТКИ+, бились с гомофобией и трансфобией, пережили чуму, но полегли от коронавируса. Похороны по Zoom». Понятно, что плохо, когда люди умирают. Страшно, когда люди умирают. Но когда умирает профессия этих дармоедов, бессмысленных специалистов по научному коммунизму, который теперь переименован в гендерные исследования, вот почему-то читаешь – и не жалко. Конечно, страшно, и сам умереть не хочешь. Но когда рушится вот этот леволиберальный мир, думаешь: может быть, слава богу?

Р. Голованов:

- Вообще демократия показала, что она не может существовать, и это один из не лучших путей.

О. Кашин:

- А как будто бы диктатура показала, что может? То есть мы наблюдаем братскую Белоруссию, где настолько может, что даже на карантин не ушла. И, допустим, сегодня удивительные слухи о том, что умер Ким Чен Ын. Возможно, фейк-ньюс. Представляете, что будет, если он умрет?

Р. Голованов:

- Это вы Южную Корею читаете?

Олег Кашин

О. Кашин:

- Я всегда читаю Южную Корею, естественно. Понятно, что верить не обязательно. Но даже CNN сообщала, что он, по крайней мере, тяжело болен и находится на какой-то вилле в полусотне километров от Пхеньяна. Представьте, мир пришел в колоссальное движение. Было бы странно, если бы какая-нибудь диктатура самая одиозная не рухнула. Может быть, это будет не северокорейская, а туркменская. Может быть, это будет какая-нибудь еще авторитарная система, про которую тоже мы постоянно говорим.

И тоже, вот эти ролики из Телеграм-канала вашего сослуживца Дмитрия Смирнова, когда Путин звонит Силуанову, Силуанов не берет трубку. И Путин не удивляется.

Р. Голованов:

- Ваш прогноз: будут ли снимать у нас самоизоляцию? Кстати, вот у вас в Лондоне как это все будет? Вам снимут изоляцию или будут ее только продлевать?

О. Кашин:

- Я думаю, будут продлевать. Но при этом тоже, у меня районная прачечная после месяца перерыва вернулась к полунормальной работе. До обеда они теперь принимают белье на стирку. И оживают. Но при этом я выходил сегодня в город, город полуживой, ничего не происходит. Поэтому как было, так и остается. Я думаю, люди настроены на долгое пребывание в самоизоляции. Понятно, что ничего хорошего нет. Но, по крайней мере, было бы странно уже сейчас, когда все потери… многие потери понесены, и человеческие, и экономические, подумать: ну ладно, уйдем с карантина. В итоге и здоровье людям не спасем, и экономику не спасем.

Раз уж начали, надо досидеть, наверное. Я тот еще агитатор за самоизоляцию. Но главное – последовательность. Вернемся к тому, как официальная Россия туда-сюда металась на заре коронавируса. И похоже, что мечется до сих пор. Вот этот разговор с Алихановым – мы увидим, как Калининград снимает изоляцию, и что будет. Если там будет вспышка, то кто за нее будет отвечать?

Р. Голованов:

- История Белгорода. Там же тоже Савченко призвал всех выходить на работу.

О. Кашин:

- Савченко – русский Лукашенко. Может себе позволить. Посмотрим. Но вот опять же, в Чечне не выпускают по субботам из дома вообще никого. Даже здоровых людей.

Р. Голованов:

- У нас в эфире звучат серьезные люди. Экс-министр здравоохранения Вероника Скворцова сейчас нам все и расскажет.

В. Скворцова:

- Мы недалеко от пика, и те математики, которые работают в агентстве, каждый день обновляют прогноз, и они считают, что до мая мы точно будем на плато. Это, скорее всего, конец этой — следующая неделя. Соответственно, дальше сколько времени мы будем на нем, трудно достаточно сказать. Но потом нам придется столь же долго спускаться.

О. Кашин:

- «Столь же долго спускаться» - это зловеще звучит. Да, заболеваемость и смертность будут падать, но при этом снимать карантин не нужно будет. Люди будут так же сидеть дома? Шутки шутками, до конца заявленных российских выходных остается всего 9 дней. Дальше – майские праздники, про которые тоже все понятно. О'кей, хорошо, две недели. А дальше что? Ясности хотим от российских властей. Мы понимаем также, что ясности у них нет ни в каких вопросах.

Давайте обратим внимание, смежная тема – нефть. Ночью пост Медведева прекрасный в Фейсбуке был о том, что случилось с нефтью, который Медведев трижды переписывал в течение ночи. И понятно, что ночь, нефть, Медведев – это очень все романтически звучит. Но это показывает растерянность. Понятно, что он уже не премьер, он уже непонятно кто. Но вот дословно, он пишет о том, что происходит в отношении нефтяных фьючерсных контрактов, напоминает картельный сговор. И дальше он предлагает принцип «бери или плати» - take or pay. Он от себя пишет, как пенсионер, сидящий в Совбезе? Или как представитель российского руководства? Если у российского руководства трижды в течение часа меняется позиция по этому так называемому «картельному сговору», а по коронавирусу она у них меняется? По срокам карантина, по всему? Очевидно, тоже они сидят и внутри себя мечутся, нет у них конечной позиции.

Р. Голованов:

- Дальше пойдем по серьезным людям. Президент Российского медицинского общества, профессор, доктор медицинских наук Евгений Ачкасов послушаем.

О. Кашин:

- У нас фестиваль синхронов? Давайте послушаем и Ачкасова.

Е. Ачкасов?

- Прогнозы, и меня это радует, оправдываются. Пик как раз должен прийти на конец апреля – где-то 28-30 апреля. Пока все идет как по математическим расчетам. Все эпидемии не более нескольких месяцев. Причин этому несколько. И элиминация этого вируса из общества различными мероприятиями. Меры, которые сейчас у нас реализуются: самоизоляция, ограничение доступа на определенную территорию вновь выявленных случаев, это иммунизация населения. Но при этом надо сказать, что вирус все равно никуда не исчезнет. Он все равно будет существовать. Сейчас есть мнение ученых о том, что вирус может стать сезонной инфекцией, такой же, как грипп. С учетом того, что будет разработана вакцина, то это будет уже протекать в более легких формах.

О. Кашин:

- Вот тоже, так звучит, как будто бы пришла эпидемия, сейчас вот она прошелестит и уйдет. А как будто бы жизнь не поменялась. Наверное, самым реалистичным, я сейчас подумал, прогнозом будет, да, о'кей, снятие режима самоизоляции такого-то числа. Но какое снятие? Относительное снятие. Допустим, да, можно выходить из QR-кода, можно то, можно се. А митинги нельзя проводить, допустим. Или еще какие-то мероприятия.

Р. Голованов:

- Мы вчера как раз митинг обсуждали. Причем даже не митинг, а целое побоище.

О. Кашин:

- Во Владикавказе, вы имеете в виду. По-моему, все общество с обеих сторон любых разделительных линий едино в том, что митинг во Владикавказе был плохой. Даже оппозиционеры российские не пытаются присоседиться к этому митингу, потому что за митингом стояли ковид-диссиденты и вот тот живущий в Петербурге осетинский певец, который гражданином СССР считает себя и выступает и с этих позиций тоже.

Понятно, что чумных бунтов люди всегда ждут в такой ситуации, когда вдруг оказывается, что умереть от болезни – не самое страшное, что с тобой может произойти. Я бы ждал новостей в контексте приключения нефти – и с рублем. А новости с рублем они отражаются на повседневности гораздо быстрее и ярче, чем новости с болезнью. И значит, будут новости, связанные с политикой. То есть очередное – уже пятое или шестое по счету – обращение Владимира Путина к нации, который скажет: а что? Что теперь власть может предложил человеку, чтобы удовлетворить его недовольство, возмущение?

Вот сейчас я зашел на сайт ТАСС, и там самая популярная новость – «Песков пообещал ознакомиться с планом «Пять шагов по преодолению коронавируса». Я понимаю, что, условно говоря, сто тысяч навальнистов кликнули на эту новость, и она стала популярной, но сам факт. Кому-то пришло в голову Пескова спрашивать, Песков об этом отвечает. ТАСС об этом делает новость.

Это что значит? Сейчас мы в ситуации, когда можно представить себе всё. Выходит президент и говорит: я знаю автора «пяти шагов» много лет, люди ему частично доверяют, часть общества, почему бы и нет, вот, пожалуйста, пускай он преодолевает. Вот такое гражданское общество тоже возможно. Давайте думать о нем.

Р. Голованов:

- Вы эти «Пять шагов» смотрели? Я видел ролик на Ютубе.

О. Кашин:

- Боюсь темы Навального. Потому что любое слово может быть использовано против тебя. И опять скажут: вот, это человек, который в рамках кремлевской пропаганды борется с Навальным. Я не смотрел его «Пять шагов». Я скажу, что ознакомлюсь.

Р. Голованов:

- «Пять шагов вперед и десять шагов назад». Все как мы любим.

О. Кашин:

- Это завтрашняя тема – день рождения Ильича. Тоже из серии – несбывшаяся судьба России. Понимаете, что в другой жизни у нас завтра должно было быть голосование по поправкам в конституцию. Теперь, когда конституцию отменяет даже не Собянин, а какие-то уже непонятные московские санитарные врачи, думаешь: какие поправки, какая конституция? Нет закона. Вот у тебя ОРВИ – ты поражен в правах. Вот, пожалуйста, конституции нет. Как говорили: Англия живет без конституции, и ничего. Теперь можно говорить: Россия живет без конституции. Да и тоже ничего.

Р. Голованов:

- «Олег, в Англии люди на самоизоляции тоже без денег сидят?» - это спрашивают слушатели.

О. Кашин:

- Очевидно, всем плохо. Я наблюдаю криминальные новости ежедневные. Особенно на востоке Лондона постоянно кто-то на кого-то нападает и грабит, больше, чем раньше. Честно скажу, у меня между домами есть пространство – маленькое парковочное место. Часть нашей территории, которую мы снимаем. Туда можно зайти с улицы. Вчера туда зашел какой-то непонятный африканец. Я подумал: ну, сейчас придется защищать свое имущество и семью от этого непонятного африканца. А он туалет искал, оказалось. Но уже ждешь таких новостей. Лиса приходит, не стесняясь, ест еду, которую мы выбрасываем. Раньше ночью приходила, а теперь днем не боится приходить.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Вам не страшно сейчас в Лондоне оставаться?

О. Кашин:

- Если что, вы меня спрячете в Москве? Нет, на самом деле, естественно, дискомфортнее. Не вопрос – выйти из дома и пойти куда-нибудь гулять. Вопрос, что придешь ты в свое любимое гулятельное место, а там либо трупы валяются, либо разбойники пируют. А место – улица Пикадилли, Гайд-парк, знаковые места. Я читаю про Нью-Йорк, в Центральном парке Нью-Йорка идет складирование трупов или чего-то такого. В этом же посте безумной феминистки из Нью-Йорка. И думаешь: да, Центральный парк, сам в нем не раз гулял, енотов смотрел, которые ночью по нему ходят. А теперь там, что называется, «где стол был яств, там гроб стоит…». Ужасно на самом деле.

Р. Голованов:

- Следом вопрос: «Правительство Англии не дало людям денег? Деньги с вертолетов разбрасывали вам на голову?»

О. Кашин:

- Правительство Англии в лице его премьера болело в это время. Вы меня так спрашиваете.

Р. Голованов:

- Это не я спрашиваю.

О. Кашин:

- Я к народу обращаюсь.

Р. Голованов:

- Народ у нас плохенький, да?

О. Кашин:

- Нет, народ у нас прекрасный. Но настоящие эмигранты сидят в бункерах под охраной ФСО. А Русь, сердце Руси бьется в том числе и в Лондоне. Конечно, я не принадлежу ни к какому английскому обществу. И если власть здесь будет помогать бизнесу, естественно, меня это не касается. Я – человек, работающий в России. И все интересы которого в России. Не важно, где я сижу своим задом.

Р. Голованов:

- Мне-то самое главное хочется понять. Тут одни ругают, что должны сейчас деньги с вертолетов сбрасывать. В том числе и вы про это говорили.

О. Кашин:

- Сегодня Греф сказал, что не надо.

Р. Голованов:

- А что в Лондоне происходит? Как у них?

О. Кашин:

- Роман, я сижу в подвале. И выхожу иногда к лисичке. Какой Лондон? Нет никакого Лондона! Новая жизнь – Лондона нет.

Р. Голованов:

- Для меня Москва тоже то, что я открываю в новостях.

О. Кашин:

- Я вчера прочитал, что пабы до декабря будут закрыты. Важная лондонская история. Пабы – это важно. Школа непонятно когда откроется. А так – какие деньги? Где деньги?

Р. Голованов:

- Оксимирон больший англичанин, чем вы.

О. Кашин:

- Конечно. Я же говорю, я – русский человек, у меня Россия в душе, бьется сердце русское.

Р. Голованов:

- Наше сердце двух русских летописцев еще бьется, не остановилось. Дай бог, мы этот день с вами доживем до конца.

О. Кашин:

- Роман, вы про Ким Чен Ына обещали… В итоге, он жив или нет? Я переживаю. Даже не за него, а рядом с Россией, он граничит с Приморским краем, очаг нестабильности, где голодные северные корейцы одичавшие бросаются на пограничную проволоку. И никто их не сдерживает. Какой-то апокалипсис, нет?

Р. Голованов:

- Зачитываю новость. Ходят слухи, что северокорейский лидер скончался 21 апреля в 7 утра 14 минут по местному времени. В северокорейском военном госпитале после неудачной операции из-за отказа нескольких органов. Последний раз на публике он появлялся 12 апреля на совещании политбюро. Слухи о том, что Ким имеет серьезные проблемы со здоровьем, гуляли с начала этого года. В СМИ были подробные публикации. И в 2014 году, когда лидер Северной Кореи исчез на сорок дней. По неподтвержденным данным, в начале января этого года Ким перенес операцию в Китае, после которой в Пхеньян из Франции были приглашены два известных кардиолога. Олег, ну…

О. Кашин:

- На него посмотришь, видно, что нездоровый человек. Безумно толстый. И все такое. Там же третье поколение этих большевистских диктаторов. И даже у Ким Чен Ира, его папы, был ребенок 30 лет, которого можно было сделать вождем. У этого дети пятилетние и на нем, если что, династия прервется. История КНДР, как этого царства Кимов, она закончится. Понятно, это тот уровень аналитики, которую мы можем себе позволить. Дай бог ему здоровья, потому что сегодня умрет он, завтра мы, всем будет грустно.

Давайте ближе к России вернемся. Мы не проговорили важные вещи. Знаете, Минобороны признало, что в военном университете девять заболевших коронавирусом. Но это так звучит, но, на самом деле, это случилось после суток ора, крика в социальных сетях, что там, конечно, не девять, а 999. Фейк-ньюс, понятно, но об этом пишут на форуме военного университета. Там болеют все. Там всегда болеют все. Там никакой связи с внешним миром нет. Там люди в истерике бьются, поэтому это скупое сквозь зубы признание Минобороны - признание серьезное. Проблемы. И есть вспыхивающие новости, там колония исправительная в Еврейской области, допустим, в ней коронавирус. Еще где-то. Такие сюжеты гораздо интереснее, чем вот эти официальные сводки от ФМБА. Просто, видимо, людей, которые в режимных учреждениях, просто не считают.

И маленькая ремарка, Роман. Поскольку вы обещали не спорить, я воспользуюсь этой слабостью вашей сегодняшней. Тоже про Минобороны интересный момент. Этот храм минобороновский знаменитый, который уже оброс легендами, ступени из переплавленных немецких или каких-то военных штук, танков или чего-то еще. И вот там сделали витражи с боевыми орденами российскими, советскими. Понятно, это логично, военный храм. Но мы понимаем, как пел Егор Летов, «на фуражке на моей серп и молот и звезда». И вот эти сатанинские символы, под которыми убивали священников, сносили храмы, теперь в виде витража, извините, понятно, это орден Отечественной войны, но теперь в виде витража серп и молот в русском храме. Это что такое?!

Р. Голованов:

- Олег, это же орден Победы.

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Орден Отечественной войны, орден Победы, не помню, есть ли там серп и молот, там Спасская башня Кремля. Но они почему-то выбрали самый именно с точки зрения советской символики безупречный орден. Он весь из нее состоит: звезда- пентаграмма советская. Должно же быть какое-то чутье, сделай ты медаль «За отвагу»! На ней танк и надпись «За отвагу». Еще что-то. Люди не понимают, что такое серп и молот в контексте русского православия. И вот сейчас, да, появятся вот эти замполиты, которые скажут, да, правильно, это орден и так далее. Это серп и молот!

Р. Голованов:

- Это тоже часть нашей истории.

О. Кашин:

- Роман!

Р. Голованов:

- Тут же главное, как относиться ко всему этому. Ко всем этим событиям. Понимаете, когда заходишь в храм Митрофания Воронежского, там прямо над входом изображены Соловки. Те истории, когда чекисты отводят людей на расстрел. И…

О. Кашин:

- На фресках сам факт убийства показан, да?

Р. Голованов:

- Да.

О. Кашин:

- Это разумно, это правильно.

Р. Голованов:

- И вот, с одной стороны, как это воспринимать?

О. Кашин:

- Здесь все корректно.

Р. Голованов:

- Чекисты, там у них серп и молот. На лбу горит. Ну, понимаете… История, она двоякая.

О. Кашин:

- Показаны как сатанинское отродье, это нормально. Когда звезда с серпом и молотом показаны как сакральные символы в русском храме, думаешь: что это такое? Понятно, что храм проходит все ступени согласования. Через людей, которые далеки от веры, в общем. Я, несмотря на то, что министр крестится, проезжая Спасскую башню на параде, мы можем понять, что он, скорее, советский человек, выходец из советской номенклатуры. Понятно, что он об этом не думает. Но был бы там хотя бы один батюшка, который не побоялся бы сказать: эй, подождите! Это серп и молот! Это знак, противоречащий знаку православного креста.

Р. Голованов:

- Олег, когда вы смотрите на серп и молот, у вас возникают в голове одни истории, то есть именно те, которые и должны возникать, как у человека, который помнит историю нашей церкви начала ХХ века. Что там происходило. И все вот эти ужасы. Но понимаете, что это, с другой стороны, символ нашей победы. Вот эта звезда. Именно этот орден. Символ того, что мы победили фашизм. И не надо сейчас играть во власовцев, доморощенных фашистов, приравнивать, что вот все, что было в Советском Союзе, был ужас и мрак. Нет. Там были наши люди…

О. Кашин:

- Роман, все, что было в Советском Союзе по отношению к православию и церкви, да, это ужас и мрак. Даже тогда, когда Сталин ради союзников и ради общественного мнения легализовал церковь, по сути, воссоздав ее под своим руководством. Поэтому все, что касается православия в Советском Союзе, ужас и мрак. И серп и молот в русском храме возможен только в одном контексте, когда, извините, Георгий Победоносец его попирает копытами своего коня. Как сакральный символ в храме – это надругательство. И министра обороны или его замов, отвечающих за это, нужно привлекать по закону о чувствах верующих. Потому что был прецедент, было дело Pussy Riot, а теперь такое надругательство! Представьте, я приду и нарисую серп и молот в Храме Христа Спасителя? Меня посадят - и правильно сделают. А здесь само Минобороны нарисовало эту же антихристианскую символику в своем храме.

Р. Голованов:

- Олег, все же не так, вы это понимаете.

О. Кашин:

- Все не так, Роман, однозначно.

Р. Голованов:

- Не так однозначно. Вы сами меня этому учите постоянно, что не надо смотреть на мир как на белое и черное. Ведь так?

О. Кашин:

- Ох, так-то так, но церковь как раз и нужна, чтобы отделять добро от зла. Нет, Роман?

Р. Голованов:

- Да, но, однако, у каждого после смерти будет свой разговор со Спасителем. Если смотреть на христианское учение…

О. Кашин:

- Со Спасителем, Роман, а не с Владимиром Ильичом, который принес в Россию эти знаки и кровь, капающую с них. И до сих пор орошает…

Р. Голованов:

- Этот орден висел на гимнастерках и на кителях людей, которые приносили нам Победу.

О. Кашин:

- Вы знаете, я, как внук одного воевавшего ветерана, другого не воевавшего, у обоих был этот орден. В том числе полученный тотально по статусу ветерана в 85-м году. Его давали всем, включая, думаю, ветеранов СМЕРШа, ГУЛАГа и так далее. Поэтому человек с этим орденом по умолчанию не есть святой и герой. Этот орден, как самый массовый, как однажды использованный при Горбачеве как юбилейный, тоже очень спорная святыня. И от создателей этих витражей, от утверждателей этих витражей требовалось, конечно, чувство повышенного такта и деликатности. И они этим пренебрегли. Понятно, что спор бесконечный. Тупиковый. Я высказался, вы высказались. Поехали дальше. Что у нас дальше, Роман?

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- Кстати, мне интересно. Это точно тот храм? Который мы сейчас обсуждаем. Или нет? Это точно в том храме?

О. Кашин:

- Если это фейк-ньюс, то это фейк-ньюс, но я читал в издании «Знак», что да, вот новый главный храм вооруженных сил.

Р. Голованов:

- Да, но мы сейчас с вами обсуждаем новости, которые ссылаются на Ярослава Бутакова. И там пишется, что строящийся главный храм Вооруженных Сил, говорят…

О. Кашин:

- Говорят, но там фотографии есть. И давайте представим, что это фотошоп и так далее. Допустим, даже если речь идет о словах Пескова, есть вероятность, что это неправда. Но пока нам ее не опровергли, это правда. Давайте увидим, когда они будут освящать храм. И если там не будет серпа и молота, мы скажем…

Р. Голованов:

- Я сейчас на ленте отыскал новость 3 октября. У меня в голове сомнения.

О. Кашин:

- Это естественное состояние, да.

Р. Голованов:

- Когда ты обсуждаешь новость, а потом начинаешь понимать, что, может, этой новости нет. Открываю. 3 октября 2019 года: в главном храме Минобороны появятся витражи с изображением орденов.

О. Кашин:

- Такие дела…

Р. Голованов:

- Но тут другой орден – орден с башенкой.

О. Кашин:

- Видимо, это другой, потому что там же и георгиевский орден, царский висит. И, наверное, орден Славы тоже там должен быть. И орден Отечественной войны, но фотография есть, да?

Р. Голованов:

- Ордена разные. Там есть ордена и с крестами, и со звездами. Это часть нашей истории.

О. Кашин:

- Могли бы избежать серпа и молота.

Р. Голованов:

- Олег, почему один орден мы должны оттуда брать и выковыривать?

О. Кашин:

- Потому что так бывает.

Р. Голованов:

- Потому что Олегу Кашину…

О. Кашин:

- Это не Олегу Кашину! Это любому христианину! Серп и молот должен быть как император Нерон, не знаю. Это серп и молот!

Р. Голованов:

- Итак, продолжаем. Зачитываем новость. Российские банки запустили анонсированную Путиным льготную ипотеку. Несколько банков с 20 апреля начали принимать заявки от граждан. Ипотека по 6,5% годовых в рамках программы льготного жилищного кредитования. О начале приема заявок сообщили ВТБ, ДОМ.РФ, Альфа-банк, Промсвязьбанк.

Давайте послушаем умных людей, потом мы вернемся, вице-президента Российской гильдии риэлторов Константина Апрелева.

К. Апрелев:

- Большая часть населения имеют перспективу потерять работу, если еще ее не потеряли. Второе, что в этой экономической ситуации оценить перспективу на пять, шесть, десять лет вперед, что они сохранят за собой доходы, смогут уплачивать ипотеку, вот, наверное, это главный вектор. Не сама по себе низкая ипотека, а то, что риски увеличиваются кратно для людей. И брать ипотеку в этой ситуации, в общем, это нести достаточно высокие риски. Потерять и первый свой взнос, потому что в ипотеке есть сегодня и первый взнос.

Р. Голованов:

- Нам на одной из программ задали вопрос, я постеснялся его задавать доктору экономических наук Олегу Кашину, а теперь не стесняюсь. Олег, человек спрашивал: а сейчас кредиты можно брать?

О. Кашин:

- Я тоже его слышал, нашего эксперта. Наверное, он умный человек. Но я не думаю, что кто-то сейчас и берет кредиты, и дает кредиты. Уж не знаю, формально это есть или нет, но и с точки зрения берущего, и с точки зрения дающего, по-моему, самый рискованный период, когда никто не знает, что с тобой будет завтра. Понятно, что их не нужно брать. Я сообразил, что знаю людей, которые брали кредиты месяц назад. Интересно, как у них будет жизнь.

Грустно. Но, на самом деле, я предвкушаю, как какие-то люди, а такие люди всегда есть, будет говорить: а вот зачем помогать ипотечникам? Как было с валютными ипотечниками, помню, когда у них начались проблемы из-за падения курса рубля, реально многие комментаторы разжигали: а зачем эти дураки брали кредит в валюте? Поэтому, не знаю, совпадает ли это с теми самыми «Пятью шагами», которые Песков обещал прочитать, но я скажу так: помогать сегодня нужно буквально всем. И никто не должен ворчать, что помогают кому-то не тому. Вот нам в форуме тут пишут, что да, сейчас в аэропорту Еревана застряла куча российских граждан, на которых всем плевать. И этим российским гражданам тоже нужно помогать. Даже если они кому-то не нравятся по какой-то причине.

Р. Голованов:

- Мы с вами сегодня, когда готовились к программе, обсуждали новость Агаларова, это такой…

О. Кашин:

- Он хорошо сказал. У нас синхрона нет?

Р. Голованов:

- Я зачитаю. «Я сижу в этом офисе, как капитан маленького кораблика. И смотрю, как он тонет. И ничего не могу сделать, никак повлиять на это невозможно. Корабль численностью 15 тысяч человек просто медленно идет ко дну. На глазах у капитана корабля, который даже не может откачать воду, потому что просто не дают возможности».

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Сильно ведь, да? Исторические слова. На самом деле, я думаю, что люди, которые одними из первых не стесняются произносить эти слова, их дальше будет все больше. И мы сможем выбирать, какой афоризм прощальный более эффектен, более красив. Да, то, о чем я говорю уже второй месяц в нашей программе: жизни, которая была до карантина, уже не будет просто никогда. И выиграет тот, кто первый это поймет. И поймет, что надо как-то меняться.

Р. Голованов:

- А как меняться?

О. Кашин:

- Я не знаю, я не умею меняться. У меня работа простая: сиди и пиши статьи на текущие или вечные темы. И разговаривай с Романом Головановым. Но если бы у меня был бизнес, я бы, наверное, поседел уже давно.

Р. Голованов:

- Поседел бы?

О. Кашин:

- Полысел. Лысеть некуда. Остатки волос могли бы поседеть.

Р. Голованов:

- Кстати, вы говорили, у вас зарплата в рублях?

О. Кашин:

- Да.

Р. Голованов:

- Как с рублевой зарплатой сейчас в Лондоне жить?

О. Кашин:

- Откровенно говоря, поскольку сейчас сидишь дома, особенно не ходишь по магазинам, расходы немножко снизились. Но, конечно, никакого удовольствия не доставляет, что там, заказ очередной пиццы для ребенка за ту же цену обошелся в тысячу рублей вчера, а сегодня в полторы. Это главное ощущение от падающего рубля. Мне, конечно, грустно от падающего рубля. И страшно наблюдать за падающей нефтью. Упавшей. И не понимаю тех людей, которые говорят: а, это все понарошку. Это спекулянты и барыги. Нет, это та нефть, которая кормит российский бюджет. И теперь ее нет.

Р. Голованов:

- Олег, а вам очень страшно? Про панику. Мы с вами обсуждали, что люди сейчас на самоизоляции сходят с ума потихоньку. И начинают друг на друга ругаться.

О. Кашин:

- Роман, вы меня наблюдаете чаще остальных через это окошко в скайпе. По-моему, пока держусь, но при этом панику я начал нагнетать давно, примерно месяц назад в наших эфирах постоянно. И, наверное, ежедневное ее нагнетание контрпродуктивно, но при этом, да, понятно, когда просто смотришь в будущее и его не видишь, его нет, наверное, такое ощущение, с которым нам какое-то время еще придется прожить. А когда оно закончится, когда мы поймем, какое будущее, нам захочется вернуться во времена неопределенности. Чтобы хоть какая-то надежда была. Сейчас чем хороша неопределенность? Есть надежда, что мы ее как-то переживем. А когда придет ясность? Когда окажется, что все настолько плохо? И что будет? И тогда мы с вами начнем друг на друга орать и бросаться разными предметами через мониторы наших компьютеров.

Р. Голованов:

- Спрашивают: Олег, сегодня прочитал, что британские медики снизили статус коронавируса до обычного гриппа. Это правда?

О. Кашин:

- Понятия не имею. Не спрашивайте меня про британскую повестку. Я принципиально стою на русской повестке.

Р. Голованов:

- Тот британский ученый, который что-то изобретает, можете почитать в его статьях, очень интересно получается.

О. Кашин:

- Конечно. Я доволен своими статьями. Читайте их на сайте Republic.ru. Можно подписаться за деньги. Это и есть моя зарплата.

Р. Голованов:

- Обалдеть. Хочу вернуться к теме, которую мы с вами обсуждали. И которую мы с вами проговаривали. Это тот ужас, та истерика, истеричность, в которую скатываются люди на самоизоляции. Как из нее выходить? У вас есть рецепты и советы?

О. Кашин:

- Вам, верующему и воцерковленному человеку, думаю, советы не нужны. Вам сегодня проще всех, потому что, кроме надежд на Бога, никаких надежд нет. Я отсылаю вас к прекрасному посту нашего коллеги Дмитрия Ольшанского о Первой мировой войне. Сегодня у него в Фейсбуке. Он сравнивает коронавирус с Первой мировой. И говорит, что это вот то же самое мировое переживание, которое было сто лет назад. Я с ним согласен. Думаю, вот стиль нашей жизни тотально уже изменился. И наступит новая эпоха, в которой будет и расцвет каких-то наук, искусств и так далее. И какая-то новая нормальность, которая кажется нам пока чем-то ужасным.

Р. Голованов:

- Даже в начале ХХ века, когда люди проживали эпидемии, у них были те же самые переживания. Да, мы сидим дома на самоизоляции, это из статьи я вспоминаю цитату, и мы выйдем в какой-то новый мир. Но в какой они тогда вышли? Мне кажется, мы в такой же новый мир выйдем, как и они тогда.

О. Кашин:

- Да.

Р. Голованов:

- И мы вернемся к вам завтра, я очень на это надеюсь.