Кашин: «Сейчас очень легко потерять не только здоровье и деньги, но и человеческий облик»

Олег Кашин
Роман Голованов и Олег Кашин в «Отдельной теме» обсудили прекращение эвакуации россиян из-за рубежа, о списке системообразующих предприятий, куда попали «Макдональдс» и «Фонбет», и об объезде Москвы патриархом.

Скачать передачу [mp3, 42.8 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Доживем этот день до конца. Летописцы земли русской Олег Кашин, Роман Голованов.

О. Кашин:

- Я бы поговорил о самолетах, которых больше нет.

Р. Голованов:

- Мы с этого и должны начать. Потому что не влететь сюда, отсюда не вылететь (я про Россию).

О. Кашин:

- Мне интересно, как вы, Роман, честный лоялист, реагируете на то, что Россия, по-моему, первая из цивилизованных стран, отказалась от своих 25 или 30 тысяч граждан, оставшихся за границей? Какие чувства вы испытываете при этом? Россия своих не бросает, да, Роман?

Р. Голованов:

- Во-первых, надо понять, те, кто там остался, их не вывезут другими самолетами, которые могут летать? Те рейсы, которые делают специально для застрявших людей. На это выделили 1,5 млрд. рублей.

О. Кашин:

- Я и хотел услышать растерянность лоялиста…

Р. Голованов:

- Почему растерянность? Ответьте мне, эти самолеты продолжат летать или нет?

О. Кашин:

- Нет. Именно речь идет о вывозных самолетах. Я сегодня уточнял в одном известном вам министерстве. И, оборачиваясь назад, всего позавчера Путин говорил, что «судя по докладам, которые у меня есть, значительное количество наших граждан, постоянно проживающих за границей, возвращаются на свою историческую родину. Судя по всему, получить медицинскую помощь в местах их постоянного проживания за границей сегодня для них непросто». Сегодня от этих людей Российская Федерация отвернулась. Россия своих бросает, Роман. Шокирующая на самом деле новость.

Вот вы, Роман, честный лоялист. Я наблюдаю нечестных лоялистов, которые в течение последних суток накрутили, что дураки, жирующие буржуи за границей решили отдохнуть, вот теперь посидите за границей. Мало ли почему люди отъехали от Москвы – отпуск, командировка, что угодно. Естественно, у всех денег на период пребывания, если ты там не живешь постоянно, естественно, планы, дома, может быть, больные родители, какие-то дела, работа, которая не всегда может быть удаленной. И Россия им говорит: крутись, как хочешь, снимай квартиру, ищи себе врача. Самолеты не летают, пока, дружище. Российская Федерация: сам погибай и товарища бросай.

Р. Голованов:

- Вы уверены, что все обстоит именно так? Когда вы в этом министерстве общались, вам не сказали, что там есть какие-то люфты?

О. Кашин:

- Знаете, Роман, я вам покажу смешную картинку, которую мне министерство прислало. Она трактуется однозначно. И на вопрос «А как теперь людям вернуться?» - ответ однозначный: «Никак».

Р. Голованов:

- Я пытаюсь понять. Пока я вижу как источник: Россия останавливает вывозные международные рейсы с 4 апреля.

О. Кашин:

- Правильно. Я стал уточнять. Мы видели сообщение из «Шереметьево», что самолет в Нью-Йорк на взлетной полосе, когда он должен был взлетать, остановили, сказали: нет, ребята, потому что обратный рейс отменен, нельзя будет лететь. У меня товарищ, художник, который рисует постоянно картинки к моим статьям, Александр Петриков, тоже застрял в Норвегии. И, я так понимаю, он тоже не вернется в родной Петербург, потому что уже никак. Он тоже уезжал по каким-то своим делам.

Р. Голованов:

- А он рассказывал, как он там живет?

О. Кашин:

- Не уверен, что имею право пересказывать частные беседы. Перескажу другую беседу. Сегодня из событий дня - список предприятий, которые признаны системообразующими. Понятно, что их гораздо меньше, чем любых бизнесов. Сегодня один мой московский знакомый, который зачем-то ехал по Москве, говорил: «Еду и вижу закрытые магазины, кафе и понимаю, что они закрыты навсегда. И такое сильное чувство». И меня оно тоже слегка, Роман, накрыло. Представьте, что эта дверь больше никогда не откроется. Я же на самом деле вырос в таком необычном городе, который до 45- года был столицей большой провинции, город Кенигсберг, немецкая провинция, много театров, много музеев, много магазинов и кафе. Потом, поскольку город советский, областной центр маленький, там не нужно ни столько театров, ни столько кафе. И в этом театре – склад текстильной продукции. Эти колонны, заколоченные окна. Вот такое здание. А вот здесь, наверное, когда-то была вилла богатого человека, теперь здесь вытрезвитель, потому что жить на этой вилле некому.

Знаете, как на Кубе эти знаменитые автомобили 50-х годов, которые уже миллион раз покрасили, миллион раз армейской сваркой приварили им новые бамперы из водопроводных труб, эти «новые автомобили», новые продукты мировой промышленности лет через 20, может быть, так у нас и будут выглядеть.

Роман, я, наверное, нагнетаю. Я хочу уже успокоиться. Я вижу, как у людей наступает стадия принятия, наверное. Вообще, сколько можно? Во-вторых, самое смешное, что мы с вами оба, Роман, для либеральной публики – такая путинская пропаганда. Поэтому если я сейчас разденусь догола и буду кричать «Долой Путина!», все равно я останусь для них пропагандой пропутинской.

Это у меня вторая неделя карантина. У вас первая, вам проще. Потом, я думаю, будем оба сходить с ума.

Р. Голованов:

- Мне интереснее вернуться к истории о тех, кто остался за границей и не может вернуться в Россию. Тут и наступает сумасшествие. Я в эти карантинные вечера сел и посмотрел фильм Пивоварова о тех, кто не может сюда вернуться. И там с конкретными историями. И ты понимаешь: Господи, помилуй, они полетели туда отдыхать. Но ведь у меня тоже были куплены билеты в Италию с 1 по 8 апреля. Слава богу, мне удалось их сдать. Я пытаюсь представить, если бы я не был журналистом, если бы я не жил в атмосфере всеобщего нагнетания, а просто был какой-то вольный дизайнер на вольных хлебах, беру туда и уезжаю. Я остаюсь там. У меня есть какие-то запасы денег, их приходится там проедать, как это происходит с людьми. Нормально, если ты еще в европейской стране. А если ты где-нибудь на Гоа?

О. Кашин:

- Роман, вы видели сегодня в Инстаграме у Скабеевой ролик из Шри-Ланки? Когда русский турист, один из этих 30 тысяч, говорит: «Рестораны закрыты, но магазины работают. Я не могу пойти в магазин за едой, потому что они считают, что европейцы принесли на наш остров заразу, и меня выгоняют из магазина». Выгоняют из магазина, из арендованного жилья. А потом куда? Самолет до Москвы? А нет больше самолета до Москвы.

Р. Голованов:

- Те, кто выбрался, рассказывали об этих мытарствах. Что ты сначала покупаешь билеты, потом их отменяют. А купить билет – это 2 тысячи долларов. Теперь посчитайте, сколько это. А люди, которые туда отправлялись, это не какие-то богачи, как можно подумать, а обычные люди, такие же, как и мы все.

О. Кашин:

- Многие элементарно живут на две страны. У меня жена работает в Лондоне. Если бы у меня была какая-то основательная работа в Москве, если бы я должен был ходить на работу, наверное, я бы летал туда-сюда. Естественно, в какой-то момент один из нас застрял бы. Разные ситуации. Когда я читаю монологи разных благоразумных граждан на тему того, что вот «какие негодяи, уехали, да еще заразу привозят, я давно говорил закрыть границы», - думаешь: вот ты гадина, тебя бы где-нибудь закрыть.

Путин позавчера сказал, что не бросят. В итоге что мы имеем? Странная история.

Р. Голованов:

- Я не думаю, что все так однозначно и просто, что сейчас выйдет Мария Захарова и скажет: всё, мы не вернем людей обратно, рейсы отменяются, живите там, как хотите. Как это сделал Лукашенко, когда он взял и сказал: они сами уехали, мы их предупреждали.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Лукашенко вообще молодец. Вы знаете, белорусский футбол, и сегодня перенесли матч из Витебска в Борисов, потому что в Витебске уже карантин какой-то, а в Борисове еще хорошо. И, как говорят белорусы, для болельщиков Витебска будут бесплатные автобусы до Борисова. Действительно, это фантастика – белорусский футбол, который делается буквально частью мировой истории, в том числе букмекерской.

Р. Голованов:

- Но ведь и опасен этот футбол. Потому что в Италии во многом вирус и получил свое распространение через то, что люди собирались вместе на стадионах, а потом возникали очаги.

О. Кашин:

- Разумеется. Я получил интересное сообщение: «Олег Владимирович, а вы не думали, почему нам не говорят имена умерших? Если это война, должны быть списки погибших». И я действительно задумался – почему. Я понимаю, что похороны, наверное, медийно нагнетают, пугают и придавливают. Но не афишировать ни имена, ни лица… На самом деле во многом из-за этого многие не понимают масштаба того, что на нас наступило. И сегодня в одном разговоре прозвучало: а вдруг все закончится – картины Рембрандта, пирамиды Хеопса, фильмы Эйзенштейна – из-за какого-то идиотского вируса? А ведь это страшно, Роман.

Р. Голованов:

- Я читаю, что нам в чате пишут: «Букмекерская контора «Фонбет» попала в список системообразующих предприятий.

О. Кашин:

- Здесь мои антипутинские (или антимишустинские) когти тут же уберутся, потому что я тут вообще не вижу проблемы. Да, это букмекерская компания «Фонбет», которая, очевидно, сейчас тоже бедствует, потому что спорта нет. Ставки на что ставить вообще? Только на белорусский футбол или на то, когда закончится карантин. Но, во-первых, мы знаем, что она спонсор Континентальной хоккейной лиги и сборной России по футболу. Во-вторых, она какая-то настолько гигантская, там какие-то сотни тысяч людей работают в разных городах, что, несмотря на комментарии представителя Минфина (а ее по квоте Минфина признали системообразующей компанией), анонимный начальник в Минфине сказал в комментарии ВВС: «А черт его знает, как она попала, я просил ее убрать». На самом деле я не вижу здесь проблемы, хотя допускаю, что вице-премьер, который когда-то возглавлял Континентальную хоккейную лигу, по старой памяти ее вписал в последний момент. Но в принципе гигантская компания, там тоже работают люди. Плюс она реально важна для спорта. Пусть будет.

Действительно, список интересный, смешной. Вот в нем новосибирского «Вектора» нет. То учреждение, которое занимается главным, что есть сейчас, выработкой вакцины и производством тестов, его нет. Может быть, есть какая-то хитрость, что оно подчиняется какому-то федеральному ведомству, а значит, проходит по особой категории. Но тоже привет всем патриотам, там есть «Макдоналдс», есть «Бургер Кинг» и нет тех… Вот у нас была руководитель сети кафе «АндерСон», есть «Теремок» патриотический, который всем грубит в соцсетях. Их нет. Есть «Макдоналдс». Тоже нормально на самом деле, потому что «Макдоналдс» и гигантский, и системообразующий, у «Макдоналдса» чеченские связи, это тоже важно, наверное. Такой список. Как Владимир Николаевич Сунгоркин говорил, когда Мишустин сядет, лоббисты будут вписывать. Ну да, лоббисты вписывают. И никуда от этого не деться, всегда будут довольные, всегда будут недовольные. И всегда потом в Инстаграме какая-нибудь знакомая руководителя букмекерской конторы будет хвастаться, как ей оформили спецпропуск какой-нибудь. В общем, стандартная история. Но это Россия.

Р. Голованов:

- Только важно сказать, куда Мишустин сядет. Сядет за стол писать документы.

О. Кашин:

- Естественно, за стол.

Р. Голованов:

- Давайте пройдемся по оперативным новостям. Находящимся за рубежом и сообщившим о себе будет оказана необходимая социальная помощь.

О. Кашин:

- А как?

Р. Голованов:

- Возвращаемся к истории россиян, которые находятся там. И я вижу, что там русские начинают собираться, кооперироваться. У кого есть какая-то вилла, где он может принять людей, он их принимает к себе. История одного мужчины: «Ко мне подошли парень с девушкой и говорят: «Мы на последние деньги купили себе палатку. Подскажи, где нам ее поставить, чтобы нас не разгоняли». Он говорит: «Идемте ко мне. Заселяйтесь, будете жить у меня». Олег, какая помощь может быть?

О. Кашин:

- Социальная помощь от российского государства в Великобритании. Я представляю, как ко мне прилетит в голубом вертолете социальный работник или мне на карточку деньги упадут. Тоже интересная история, как такие бытовые, человеческие новости медленно, несмотря на то, что у нас прямая связь по скайпу, интернет, оптоволокно, доходят до людей. Я наблюдаю сегодня, как в Фейсбуке вдруг русскоязычные жители Германии наконец-то достучались до россиян, которые с такими глазами читают эти посты о том, что власти Германии любому, кто фрилансер, у кого работа сдельная, кто заявит о своих проблемах с работой, выдают разовые пособия в 5 тыс. евро. Все пишут, как о какой-то сказке. Нажимаешь на кнопку на сайте, заполняя анкету – тут же падает на карточку эта сумма, от 5 до 15. Обычный перевод в Германии идет дня три, а здесь просто какие-то вертолетные деньги, деньги разбрасывают с вертолета. Мы видим, как деньги разбрасывают с вертолета в других странах. Мы видим, как правительство выплачивает 80% зарплаты тем, у кого простой, а в некоторых странах правительство объявляет длинные выходные, чтобы, не дай бог, не объявлять карантин. Понятно, как к этому относиться.

Я не пытаюсь здесь размахивать какими-то флагами. В том смысле, что мы понимаем, что русские люди пережили 90-е годы, еще в генетической памяти много всего, включая коллективизацию и большевистский террор. Русские люди никогда не рассчитывают на государство. Знаете, как у советского ветерана, который, оказавшись даже в ГДР, приходит в магазин, а там 100 сортов колбасы. И у него такая слеза по лицу течет: а за что же мы воевали, а кто победил? И здесь то же самое. В Германии власти раздают по 5 тыс. евро каждому, кто об этом попросит. Что в Российской Федерации, напомните мне, Роман?

Р. Голованов:

- О чем напоминать? Я могу включить синхрон мэра Москвы Сергея Собянина.

О. Кашин:

- Да, прекрасный синхрон.

С. Собянин:

- У нас были планы ввести жесткий пропускной режим, судя по тому, как проходили предыдущие выходные, когда огромное количество людей решило расслабиться. Но ситуация изменилась, и на этой неделе граждане ведут себя очень и очень корректно, выполняют те рекомендации, которые даны были мной, президентом, правительством РФ. Поэтому я не вижу пока необходимости введения жесткого пропускного режима.

О. Кашин:

- Роман, это не та цитата. Мы имели в виду слова Собянина о том, что если людям помогать, то бюджет треснет. Бюджет много от чего не трескается. Уж про бюджет Москвы разговаривать можно бесконечно. Причем я даже не благоустройство имею в виду, которое, конечно, прекрасно, и Москва похорошела. Эти экранчики с телеканалом «Москва-24» в метрополитене, еще какие-то вещи. Уж Москва бы про бюджет, который треснет, если помогать людям… А зачем тогда всё? Зачем нужна власть, зачем нужно государство, если оно отказывается от поддержки людей, когда все люди оказались в беде? Роман, я не понимаю.

Р. Голованов:

- Олег, я тоже не понимаю. Вы что, хотите, чтобы я сейчас кинулся защищать? Вы этого от меня ждете? Вы сказали, что я честный лоялист. И я тоже надеялся, что людям будут раздавать деньги. Ну а что мы видим? Сейчас будут эти бесплатные кредиты для предпринимателей. Мне очень интересно пообщаться с людьми, которые не из медиатусовки, не из каких-то грантовых тем, а обычные предприниматели.

О. Кашин:

- Сегодня по нефти интересно. После отказа сделки по ОПЕК вроде бы нормально с саудитами договариваются. Путин сказал, что саудиты хотели уничтожить американское производство сланцевой нефти, у нас таких планов нет. В общем, интересные вещи звучит.

Сегодня был патриарший объезд по МКАДу с иконой «Умиление».

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Слышите топот? Это не всадники из Карачаево-Черкесии, это дети бегают, мы дома на самоизоляции. Мы пообещали, что у нас будет кто-то из предпринимателей, чтобы обсудить, как сейчас бизнесу живется. Дмитрий из Нижнего Новгорода дозвонился. Дмитрий, мне подсказали, что у вас две автомойки. Расскажите, сейчас приезжает хоть кто-то свою машину помыть?

Дмитрий:

- У меня сеть автомоек. У меня их 6 штук. Я их арендую, плачу аренду, у меня работают рабочие. Я предприниматель, открыл ИП полтора месяца назад. Я даже выразить не могу, как это все…

О. Кашин:

- Только без мата, пожалуйста.

Дмитрий:

- Закрыли всё. Автомойка. Там нет толпы, нет скопища людей. Машина заехала, помылась, потом выехала. Я попытался взять кредит. Меня спросили о доходах.

Р. Голованов:

- Кредит, который под 0%?

Дмитрий:

- Они даже не знают, что это такое. То ли им деньги не выдает Центробанк на эти операции, то ли как…

О. Кашин:

- Дмитрий, если вы не будете работать, сколько вы протянете – плата за аренду, зарплата работникам? И что собираетесь делать дальше – все бросать, продавать за тысячу рублей, чтобы хоть кто-то купил с долгами?

Дмитрий:

- День-два… Мы продержались почти неделю. У меня работники ноют. Я не могу из своих средств платить, они не накоплены. И так бизнес копеечный. У меня тоже семья, дети, их надо кормить. Я не могу из своих средств выплачивать людям. И нарушить этот период, чтобы мне дали 300-500 тысяч… Я вообще не понимаю разницу. Заедут у меня машины по очереди – одна, вторая, третья. В магазин тоже заходят толпы людей. Я не пойму, какой вред я приношу?

О. Кашин:

- Я вижу, ваше настроение такое, что пора карантин заканчивать и скорее все открывать, даже если люди умрут и заболеют. Так или нет?

Дмитрий:

- Мне кажется, людям скоро будет без разницы, заболеют они или нет. Просто им будет есть нечего.

Р. Голованов:

- Вот у вас 6 автомоек, там работают люди. Они зарплату получат в мае? Или в июне они могут рассчитывать на то, что останутся у вас? Или вы планируете всех увольнять?

Дмитрий:

- Они у меня не останутся уже. Они не вытерпят, и каждый будет искать какие-то выходы, какую-то другую работу (не знаю, правда, какую). Если в ближайшее время все это не закончится, будет очень многим плохо. Сейчас уже очень многим плохо. Кто-то старается работать подпольно, но рисковать с нашим государством, наверное, плохо.

Р. Голованов:

- А сколько у вас человек? Сколько людей вы кормите?

Дмитрий:

- В общей сложности 17 человек.

Р. Голованов:

- И все 17 просто остаются без работы? Получается, что их семьи тоже без дохода.

Дмитрий:

- Естественно.

Р. Голованов:

- У нас была владелица сети кафе «АндерСон» Татулова. Она нам сказала, что предприниматель на то и предприниматель, чтобы что-то предпринимать. Поэтому он предпримет и из этого выберется, и хоронить их рано. Скажите, что вы думаете делать, как можно выкрутиться из всей этой белиберды?

Дмитрий:

- Наверное, буду продавать все оборудование. Если появится какой-то шанс, и то не в банках где-то… Говорят, что предпринимателям будут давать беспроцентные ссуды. Все это просто полное вранье. Если получится, я буду занимать у друзей.

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Не боитесь, что друзья могут выбивать бейсбольной битой долги? Друзья, они друзья до какого-то предела.

Дмитрий:

- Ну, не знаю. Посмотрим. Время подумать еще есть. Но ситуация такая…

Р. Голованов:

- Накопленных денег у вас вообще нет, что ли, чтобы хотя бы зарплату выплатить, аренду?

Дмитрий:

- У меня люди получают зарплату под расчет за сутки. Несколько человек работают, они получают расчет с утра. То есть сутки отработали – с утра получили. Задолженности у меня перед ними нет никакой.

Р. Голованов:

- То есть вам ничего не мешает отправить их домой.

Дмитрий:

- А делать нечего. Тут ситуация такая, что другого пути нет.

О. Кашин:

- Дмитрий, а вы в 90-е работали или вы молодой?

Дмитрий:

- Я еще учился.

О. Кашин:

- 90-е помните? Когда было больше безысходности, печали, ада?

Дмитрий:

- В 90-е годы мне было намного легче.

О. Кашин:

- Помимо молодости, почему?

Дмитрий:

- Не было таких жестких… Я понимаю, были какие-то бандитские разборки, что-то еще. Но это не мешало работать. А то, что происходит сейчас, непонятно. Тем людям, которые вроде не создают ни толп, ни массовых скоплений, почему им не разрешают работать?

Р. Голованов:

- Спасибо, Дмитрий! Это наш слушатель. Вы вместе с нами пишете эту историю. ужасную историю.

О. Кашин:

- Маленькая заметка на полях. Заметьте, человек, который столкнулся с крушением бизнеса, пока рассуждает о том, что было бы здорово прекратить карантин. Как будто бы это выход. Наверное, должен быть какой-то компромиссный выход. Потому что реально мы видим, что экономика, национальная экономика, по крайней мере, долго не протянет таким вот образом. Но реально уже выбор стоит именно так. Позволим умереть кому-нибудь ради того, чтобы выжили остальные. И это такой выбор – не дай бог никому.

Р. Голованов:

- А это перед всем миром сейчас такой выбор стоит, Олег!

О. Кашин:

- Перед всем миром – да. Но мир, оказывается, разный. И мы наблюдали это тоже на примере самолетов, с которых начинали сегодня говорить, и с этой раздачи денег с вертолета. И тоже ремарка. Дмитрий сказал, что в 90-е были бандиты. Открываю сейчас калининградскую «Комсомольскую правду». И сегодня там убили выстрелами, пять раз в упор, естественно, как полагается, местного бизнесмена, который принуждал кого-то, другого бизнесмена, заключать договор о поставках песка. Явно очевидно бандитская разборка.

Тоже, Россия, 2020 год. И до сих пор же где-то валяются, и регулярно мы слышим: но зато в 90-е было хуже. Что в 90-е было хуже? Да, в 90-е убивали людей, все бегали абсолютно голые. Но сущностно 90-е, собственно, продолжаются до сих пор. Когда люди говорят: а вот тогда было лучше, тогда было хуже… Да нет, тогда было так же на самом деле. И вот как легко слетает этот налет цивилизации, наверное, со всех. Потому что мы думаем: вот последние двадцать лет, ну, было принято вежливо общаться между собой, допустим. Давайте ждать, когда люди начнут друг на друга орать. Потому что это же тоже очень быстро приходит. И вот мы с вами, Роман, как бы пионеры, наверное, этого жанра, иногда орем друг на друга в эфире. Но, конечно, тоже это довольно печально.

Потому что, да, любой человек сегодня стоит на рубеже между цивилизацией и варварством. Очень легко потерять не только здоровье, деньги и чего еще бывает, а человеческий облик, культуру. Она разрушается на глазах. И это уже видно по каким-то признакам вот таким, как я уже говорил, как румянец на щеках смертельно больного.

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- Слушайте, какой-то очень сложный эфир у нас получается. Мне кажется, что с каждой программой как-то все сложнее и сложнее идет. И страшнее и страшнее новости мы с вами получаем. Что же будет дальше-то, Олег?

О. Кашин:

- Одному из умерших в Москве было 34 года. Он страдал хроническим бронхитом, имел проблемы с сердцем и поджелудочной железой. Больной в течение четырех суток был подключен к аппарату ИВЛ. Вот люди – поколение уже. То представление изначально, помните: а вот умирают только китайцы. Потом: умирают только старики. Сейчас – 36 лет, журналистка в Перми. 34 года – сейчас. Вчера – 39 лет в Москве. Снаряды рвутся просто рядом. Не знаю, похож ли я на сохраняющего спокойствие капитана, надеюсь, похож. Хотя внутри меня клокочет паника.

Р. Голованов:

- Летописцы земли русской по-прежнему в эфире.

О. Кашин:

- Сегодня мрачные, готичные летописцы. И вот буквально осталось дождаться, пока сгорят Бадаевские склады. Давайте это отгоним срочно. Давайте сохранять спокойствие. И говорить об иконе «Умиление», которую Патриарх провез…

Р. Голованов:

- Слово пастыря в нашем эфире.

О. Кашин:

- Я спрашивал – на чем. На «Мерседесе». Нормально, умеренно. Но с мигалками. По МКАДу.

Р. Голованов:

- В этом я как раз не вижу никакой проблемы, на чем он провез, как он сделал. Мог бы пролететь на самолете. Самолет еще дороже стоит, чем любой «Мерседес». Чего тут деньги считать? Вертолет? Так вертолет тоже дорого стоит. Тут на чем ни провези, докопаются до всего. Пешком пройти? Я не знаю, сейчас на улице у нас нельзя выходит людям пешком. Надо находиться на режиме всем самоизоляции. Нечего по улицам ходить пешком, как предлагал Олег. Еще скажите – разуться и босыми ногами по МКАДу прошлепать. Это уже перебор какой-то будет.

О. Кашин:

- Даже на танке, может быть, и стоило бы. Но это уже вопрос эстетики, которая не очень имеет отношение к происходящему. Общего восприятия. Что такое – черный представительский автомобиль? Это власть. Это Путин поехал или Мишустин по Рублевочке. А здесь, не знаю, не хочу…

Р. Голованов:

- У нас же есть закон, по которому Святейший Патриарх должен охраняться сотрудниками ФСО. Если уж когда-то в жизни выдастся разговор с Патриархом, я обязательно его спрошу самое главное, что меня волнует. Вот он – монах. И ему приходится, ведь это по закону так, ему приходится находиться в сопровождении людей, охраны. Я уверен, ему самому это не в радость, что его постоянно сопровождают, окружают. Потому что он, как монах, хочет и должен оставаться и с молитвой тоже.

О. Кашин:

- Какой закон? Российский закон про ФСО? Да поменяйте закон. Конституцию только что меняли в хвост и в гриву.

Р. Голованов:

- А у нас так нельзя. Потому что у нас же есть светская власть, которая переживает, чтобы потом Олег Кашин что-нибудь такое бы нам не рассказал, не сказал, чтобы что-то не случилось. Должна быть безопасность. Вот ее и обеспечивают – эту безопасность. Сказано сидеть дома – все сидят дома. Вот так мы живем. Что с этим сделаешь? Я очень ждал 16 часов. Даже не самого объезда, а того, что все люди, и я тоже к этому призывал и сам в этом участвовал, собрались, чтобы помолиться и почитать акафист Пресвятой Богородице – похвала Богородице, который сегодня вечером в храме читали.

Суть была не в том, чтобы уставиться в телевизор и смотреть, как едет машина или что там происходит. Суть была в том, чтобы вы смотрели на иконы и молились в этот момент. Люди, которые этого не поняли, вы не из нашей православной секты, извините. Мы о вас молимся. Мы за вас переживаем. И мы вам желаем здоровья. И надеемся, что после этого к вам никакой коронавирус не пристанет.

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Я вздрогнул от слова «наша с вами православная секта». Православная церковь все-таки. Но при этом интересный аспект. Здесь я процитирую коллегу из газеты «Собеседник», журналиста Ролдугина, который обратил внимание, что Патриарх выбрал конкретную икону. Это не только вопрос духовности, но и вопрос политики. Икона кому принадлежала?

Р. Голованов:

- Серафиму Саровскому.

О. Кашин:

- Нашему любимому святому, я думаю. Серафим – это Дивеево. Дивеево – это Росатом. Росатом – это Кириенко. И дивеевское братство – Кириенко, Мишустин. Вот не собянинская икона какая-то.

Р. Голованов:

- Олег, я не завидую апостолу Петру, когда он с вами встретится и когда вы начнете ему рассказывать про Царство Небесное.

О. Кашин:

- Как оно устроено. Я понимаю, как это звучит. Но из песни слова не выкинешь. Взял бы он «Троицу» Андрея Рублева – люди бы сказали: о, Третьяковка! Министр культуры.

Р. Голованов:

- Да что ж такое! Вы смотрите на какие-то вещи, которые… Вы сказали: мы не православная секта. Вас это зацепило. А с чего начиналось христианство? С небольшой группы людей, которые ушли в свои катакомбы, там сидели, причащались во время агапы. Жили своей общиной. Почитайте деяния апостолов, там написано, как жили первые христиане. Из этого уже разрослась большая церковь. Не то что маленькая секта, с которой отправлялся апостол Павел бороться, как один из представителей фарисеев, и разбираться, а что же там, кто такие христиане и что нам с ними делать.

Не важно, с какой иконой объезжал, что там было. Самое главное, что было совершено, это молитва. Я вчера включил Александра Глебовича Невзорова на «Дожде».

О. Кашин:

- А вы потом окропили святой водой ваш монитор или телевизор?

Р. Голованов:

- Я не кроплю телевизор святой водой. И после вас тоже не кроплю наше рабочее место.

О. Кашин:

- После меня не нужно совершенно. Я не бес точно.

Р. Голованов:

- Невзоров убедительно говорит, со ссылкой на Иерусалимскую Патриархию, что схождение Благодатного огня будет перенесено. Якобы кто-то из Иерусалимской Патриархии говорит: надеюсь, Господь поймет нашу эпидемиологическую ситуацию. Это полный фейк. Ничего такого не было. Люди, не верьте.

По поводу Пасхи. Скорее всего, пройдет она для нас дома. Но это тоже не так важно. Потому что приходит тьма вопросов: а как же мы будем святить куличи, вербу, как мы будем христосоваться? Так смысл не в куличах и христосовании. Смысл – в молитве. И Пасху никто не заберет. Потому что она внутри тебя. Христос воскрес – и этого никто не отменит никогда. Так что Пасха случится, хотите вы этого или нет. Будете ли вы включать богослужение на телевизоре или придете в храм. Главный вопрос – причаститься. Я надеюсь, что у людей будет такая возможность. Можно позвонить в ближайший храм настоятелю, священнику. И пригласить домой, чтобы он смог причастить. А исповедь уже может проходить и онлайн, и по телефону.

О. Кашин:

- Слово пастыря – святое дело. Если мы ждем второго пришествия, то Спаситель не будет разбираться, кто в этом году святил куличи, а кто – нет. Будут более важные вопросы и задачи. Сегодня получился очень мрачный эфир. Не думайте, что мы нарочно. Мы веселые парни. И жизнь прекрасна. И все будет хорошо. Наступают выходные. Наконец-то вы будете дома, в кругу семьи, все будет хорошо. Всех обнимаем, всех любим. Гитлера победили - какой коронавирус?

Р. Голованов:

- Наконец-то будете дома, в кругу семьи – как в этот понедельник, вторник, среду и четверг. Вот такая христианская любовь просто била сейчас из радиоприемников. Надеюсь, никому уши не оторвало.