Кашин: «Собчак поехала в уральский монастырь, Волочкова в Дивеево, история повторяется в виде фарса»

Олег Кашин
Роман Голованов и Олег Кашин поговорили о поездках по монастырям Ксении Собчак и Анастасии Волочковой и о призыве певицы Монеточки поддержать ЛГБТ-сообщество.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Летописцы земли русской Олег Кашин и Роман Голованов будут доживать с вами этот день до конца.

О. Кашин:

- Здравствуйте, Роман. Как у вас дела? И о чем мы сегодня говорим?

Р. Голованов:

- Сегодня я ощущаю себя прокуратором Иудеи, потому что от каждого поворота головы у меня безумная боль. У нас тут меняется погода, и мы обалдеваем. Поэтому я сегодня буду злым, а вы будете добрым полицейским.

О. Кашин:

- Роман, я понимаю, почему у вас всё болит. Что называется, обратите на это внимание. Я не читаю ваш Телеграм-канал, мне шлют, но ваш пост про певицу Монеточку – это какой-то абсолютный ад.

Р. Голованов:

- Я про него скажу, но чуть позже.

О. Кашин:

- Давайте прямо начнем.

Р. Голованов:

- Нет, давайте с Собчак начнем.

О. Кашин:

- Хорошо, давайте с Собчак начнем. Но я думаю, что и с Собчак тоже какой-то ад. Или нет? Я знаю, что вы не любите Собчак, но вы не любите и схиигумена Сергия. Вы за кого в этом конфликте?

Р. Голованов:

- Я за то, чтобы сейчас сжечь напалмом всех в этой истории, что нет здесь хороших и положительных героев. Что одна приезжает туда поливать грязью церковь, что другой там устраивает секту, где дурят людям мозги. Я думаю, сначала нужно объяснить тем, кто не знает. Ксения Собчак приезжает в Среднеуральский монастырь, где живет схиигумен Сергий вместе со своей паствой. Началось с того, что монастырь захвачен, стоят бородатые казаки и не пускают туда никого…

О. Кашин:

- Подождите, Роман. Игра слов. Вы же мне объясняли, что этот монастырь – собственность схиигумена Сергия, он его построил.

Р. Голованов:

- Олег, я вам перечитываю новостные заголовки, из которых всё это событие и разворачивалось. Я теперь объясняю, как все обстоит на самом деле. Приезжает Ксения Собчак, для того чтобы показать, какие все православные – мракобесы, что ковид они все тут отрицают, что ужас, мрак и ад. И получает то, что она хотела. Она же приезжает к тем, кто уже себя выписал из православных, кто ставит себя выше Христа (это я про этого лжестарца Сергия). Он, естественно, там устраивает ад. Сам он там не присутствовал, но я понимаю, что звонки были. И оттого, что ему доложили, он давал приказы, все это и происходило. У оператора Собчак отнимают камеру, чуть не ломают руку. Собчак где-то споткнулась о бордюр, когда пыталась побороться с одной из монахинь, падает. Крики, что Ксению Собчак там избили. Приезжает полиция, пять мотоциклетов с пулеметами летят спасать Ксению Анатольевну.

Слушайте, а какие тут хорошие герои, какие положительные? Про этого старца скажу отдельно. Зачем туда приехала Собчак, его она хотела? Она хотела скандала, хайпа. Она его получила. Шла, споткнулась, упала…

О. Кашин:

- Роман, я люблю и вас лично, и «Комсомольскую правду», но так можно говорить: приехал Стешин в Ливию – хотел хайпа, приехала Скойбеда в Магнитогорск – хотела хайпа. Роман, журналистика – это не когда по шерстке, пресс-релиз пересказываешь, а когда приходишь и своими глазами смотришь. Более того, если смотришь на тех, кого не любишь, и кто тебя не любит, это более правильная журналистика, чем та, когда сверху вниз смотришь: а какой вы клевенький, скажите, пожалуйста. Собчак, при всей сложности отношения к ней, ее съемочная группа, конечно, заняты правильным делом. Сейчас на слуху история схиигумена Сергия, на слуху монастырь – надо ехать, надо снимать кино. Если Собчак кажется слишком шоу-бизнесовой фигурой, а почему, с другой стороны, нет? Одно дело Волочкова в Дивеево. Да, фрик из шоу-бизнеса приехал пропиариться, шпагат сделать. А здесь люди работают, люди поехали рассказать нам о том, что там происходит. Это нормально.

Р. Голованов:

- Да кто же спорит? Я говорю, что туда пришел бы священник, пришел бы журналист, Собчак, кто угодно, они бы поколотили любого, кто туда пытался бы прорваться. И то, что здесь попалась Собчак… Да они даже не понимали, кто это такая. Они вообще не понимали, что будет дальше. Плевать они хотели на то, чья она дочка, им было просто по фигу. Поэтому там это все и завязалось. Если бы она приехала куда-нибудь еще, в другой монастырь, где не была бы секта, где жили бы нормальной, духовной жизнью, поверьте, этого бы не было. Никто бы не бил и не толкал ее.

Р. Голованов:

- Роман, что доказывает, что это было бы, или что всему виной православие?

Р. Голованов:

- А зачем она туда приехала?

О. Кашин:

- Она приехала снимать фильм.

Р. Голованов:

- Это та гробовозка, которая наконец-то доехала до инквизитора.

О. Кашин:

- Нет, это буквально съемочная группа. Я знаю режиссера со сломанной рукой, Сергея Ерженкова (на «Дожде» работал, в «Медузе» работал). Хороший парень, большой профессионал. Любая фигура типа Собчак, все люди на слуху – это же не блогеры-одиночки, на них работают журналисты, хорошие журналисты. У Дудя работают хорошие журналисты, между прочим, я некоторых знаю по именам. Роман, знаете, как это выглядит? Вы из «Комсомолки», у которой есть Скойбеда, Стешин и другие, и вы конкурента сейчас пытаетесь…

Р. Голованов:

- А кто конкурент? YouTube-канал – это конкурент, это совершенно разные истории.

О. Кашин:

- Аудитория YouTube часто больше телевидения. Дудя смотрят больше, чем Соловьева.

Р. Голованов:

- Это выглядит так только для вас, и только вы пытаетесь это так преподнести. Потому что Собчак – не журналист, в таком понимании, как Стешин, как Скойбеда.

О. Кашин:

- Собчак – нормальный деятель медиа. Я сам давал ей интервью и брал у нее интервью.

Р. Голованов:

- Она вне этого поля, она существует на отдельном пространстве. Она не конкурирует ни с кем. Это Собчак.

О. Кашин:

- А еще есть враги России какие-то. Вот Дудь тоже вне поля…

Р. Голованов:

- Собчак что-нибудь сделает, и об этом будут говорить все, неважно, что она сделает. Она вне конкуренции. Это совершенно другая фигура, другого уровня, другого масштаба, другого восприятия. Но в учебник истории за выборы-2018, я думаю, она попадет.

О. Кашин:

- Попадет как человек, за которого голосовал я. Я действительно за нее голосовал.

Р. Голованов:

- У нее там 2 процента?

О. Кашин:

- По-моему, меньше, около миллиона человек по стране. Но зачем мы об этом, Роман?

Р. Голованов:

- Давайте к схиигумену перейдем.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Я прорекламирую другое медиа, хороший уральский сайт, я сам для него писал одно время – «знак.ком». Там на днях вышло большое интервью журналистики Раисы Ильиной, местной журналистки, которая, собственно, и открыла для широкой публики образ схиигумена Сергия как бывшего уголовника… На эту Ильину нападали, ее чуть не убили. Она уважаемый, заслуженный в регионе человек. Она подробно рассказывает всю историю становления этой…

Р. Голованов:

- Я советую почитать этот материал, очень интересный.

О. Кашин:

- Действительно интересный.

Р. Голованов:

- Схиигумен – кто это такой, откуда он берется? Начнем с того, что вы его поддерживали, выступали в его защиту, когда я здесь, еще до Собчак, до всех этих скандалов говорил: это ужас какой-то, что там творится. Олег Кашин говорил: да нет, это те, за кем пойдут люди. Ну что, вот сломали руку вашему знакомому те, кого вы поддерживали.

О. Кашин:

- Да, так бывает.

Р. Голованов:

- Вот кого вы поддерживали. Аура витала вокруг этого монастыря, где кинулись «уральский пельмень», Дацюк и Олег Кашин защищать схиигумена Сергия.

О. Кашин:

- Роман, не считая эпизода с Собчак, еще раз я вас спрошу. Что такого в том, что люди, для которых схиигумен Сергий духовный отец, если они там находятся с ним? Вам что, надо обязательно это дело разогнать? Я поэтому за слово «секта» и цепляюсь. Это слово, как и «терроризм», слово с заведомо негативной окраской. Все, кто не Русская православная церковь, не Московская патриархия, все секта. Это неправильно. Сейчас опять идет спор про коллектив издания «Медуза». И один из его основателей написал: «Вот у нас была там коммуна». И я подумал, коммуна и секта – это ведь одно и то же. И сейчас в России, по-моему, нет каких-то сущностей, которые бы кто-то извне называл коммуной. Потому что всё называют сектой, любые объединения людей – это секта. И в этом тоже что-то нехорошее.

Р. Голованов:

- А у нас тут секта?

О. Кашин:

- У нас с вами токсичные отношения и абьюзивная пара. Это разные истории. Так вот, называть сектой, пока он не заявил про коронавирус, не пошел против интересов власти, причем власти скорее светской, он был более или менее приемлемый для церковной администрации человек. Когда выступил, оказалось, что вот такой вот негодяй. И в этом тоже есть элемент лицемерия, Роман, я об этом говорю.

Р. Голованов:

- Нет никакого лицемерия. Потому что раньше надо было запрещать походы в этот монастырь, раньше надо было обращать внимание и всё как-то аккуратно, сглажено выводить на нет. До Собчак над ним шел церковный суд…

О. Кашин:

- Роман, ты можешь есть людей, но пока ты не задеваешь интересы Кремля, у тебя все в порядке. Вот как заденешь… Я не понимаю историю про Потанина. Он же всегда сливал все это дело в чистые полярные реки Таймыра. Почему за него сейчас так взялись? Может быть, «Норникель» хотят отжать у него?

Р. Голованов:

- Послушайте нашу программу с Владимиром Николаевичем Сунгоркиным «Что будет», там всё рассказали уже.

Давайте договорим про схиигумена Сергия. Тут важно обозначить, что он сам себя уже давно выписал из православия и поставил выше Христа. Поэтому приписывать его к православным, мазать одной краской тоже нельзя. Конечно, покаяние, исправление – это дело внутреннее. Тем более это схимник, который и занимается тем, что идет потихонечку к тому, чтобы встретиться с Христом в царствии небесном. А здесь что мы видим? Выходит такой боевик на амвон и начинает нам рассказывать политические лозунги. Это тоже далеко неправильно.

О. Кашин:

- Роман, эти боевики у нас в программе бывали. Но когда они лояльны…

Р. Голованов:

- Кто?

О. Кашин:

- И Смирнов, и Ткачев, конечно же.

Р. Голованов:

- Нет. Где боевики?

О. Кашин:

- Абсолютно такой же типаж.

Р. Голованов:

- Не надо клеветать на честных людей.

О. Кашин:

- Когда Смирнов нам объясняет, что лучший это друг это мусульманин, естественно, для них это образец такой…

Р. Голованов:

- Да когда христиане затравили просто ни за что.

О. Кашин:

- Вот-вот, плохие христиане, долой христиан…

Р. Голованов:

- Нет, Олег, вы хороший христианин, я смотрю.

О. Кашин:

- Я хороший, нормальный.

Р. Голованов:

- Смирнов лучше всех нас.

О. Кашин:

- Сейчас, Роман, я буду вас учить христианской любви к геям.

Р. Голованов:

- Олег, я смотрю, вы этой любви уже научились, хорошо ею овладели. Ну, давайте, покажите мастер-класс.

О. Кашин:

- Нет, мастер-класс у меня будет в другом жанре, а именно – выразительное чтение текстов Романа Голованова. Позволите?

Р. Голованов:

- Да я сам могу его зачитать.

О. Кашин:

- Нет, интереснее, чтобы я читал.

Р. Голованов:

- Ну, давайте попробуем. Но для начала контекст.

О. Кашин:

- Потом контекст. Давайте вначале текст. «Нет больше певицы Монеточки, затерялась в копилочке сатаны, хлопающая ресничками винишко-тян решила играть в Земфиру до конца. Давайте копнем глубже, чем на один штык лопаты. Мы посмеиваемся над пиратским флагом содомитов, а представьте, что все Монеточки выросли. Одни обросли ипотеками, пеленками и кусачими начальниками, им уже не до дури в голове, а у немалой части извращения из мозгов не выветрятся, они будут лояльны, например, к гей-параду. А что, это же праздник и карнавал. Ну-ну, карнавал. Монеточка легализовала грех. Извращенцы в нашей стране начинают подавать голос с торфяных болот «Собаки Баскервилей», потихоньку выползают своим бесовским шабашем со зловонных топей в наши города. Можно промолчать, пусть детки хулиганят. Но под молчание ягнят вы профукаете страну. Девочку Лизу слушают ваши дети. И кто еще встанет на колени и покается перед Содом и Гоморрой за поправку «брак – это союз мужчины и женщины»? Пора очухаться. Стрелы летят вовсю и звенят мечи, Волан-де-Морт вернулся».

Роман, теперь расскажите контекст. Что она натворила, почему ее больше нет?

Роман Голованов

Р. Голованов:

- «Советская формула жить в обществе и быть свободным от общества применительно к Собчак работает как привилегия. И чем более общество ограничено в своих возможностях, тем безусловнее привилегированный статус».

Олег, вы мастер пропаганды. Кажется, у вас это очень хорошо получается. Товарищ Геббельс подтянул бы вас на свою работу.

О. Кашин:

- Роман, два мира – два Шапиро. Но все-таки расскажите мне, что же сделала она за гадость, певица Монеточка? Что она сделала такого, что ее больше нет, и вы ее так проклинаете?

Р. Голованов:

- Я ее, во-первых, не проклинаю. Она прокляла сама себя.

О. Кашин:

- Монеточка – «в копилке сатаны». Роман, вы же далеки от наркотиков. Откуда это берется? Монеточка «в копилке сатаны, а если копнуть глубже на один штык лопаты»… Это просто какой-то ад, Роман, вы в аду.

Р. Голованов:

- Да, я в аду. Я каждый день в 9 часов вечера погружаюсь в ад, где мне надо одному из главных вельзевулов объяснить, почему этот ад надо взять и разрушить вокруг, и начать строить нормальный мир, который существует пока что за пределами этого ада. Олег, когда выходят сейчас с флагами ЛГБТ-сообщества и развешивают их на окнах американских посольств, когда «БМВ», «Мерседес» окрашивают свои логотипы в ЛГБТ-флаги, когда выходит Монеточка и говорит: «Мне стыдно за то, что я традиционной сексуальной ориентации, за то, что у меня есть эти привилегии», - об этом же речь. Знаете, можно зачитать любой текст в таком духе, и будет очень смешно.

Смотрите посыл. Сейчас даже безотносительно Олега. Выходит девочка и говорит: мне стыдно за то, что у меня есть привилегии, которые существуют у традиционной сексуальной ориентации, мне стыдно, что их унижают, что-то с ними делают… Послушайте, никто их не унижает, никто с ними ничего не делает. Мне кажется, это маленькое озлобленное меньшинство, которое пытается загрызть большинство, это и есть тот зарождающийся маленький фашизм, в котором мы окажемся. Почему важно взять и принять поправки? Потому что там как раз и прописаны эти пункты: брак – это союз мужчины и женщины. Сейчас мы смеемся: зачем нам надо это прописывать? А вот затем, что потом Олег Кашин будет на каком-то главном YouTube-канале вести итоговую программу и рассказывать: вы представляете, они подают голос, эти мракобесы… И будет зачитывать наши тексты как какую-то жуть.

Олег, жуть – это то, что говорит она, эта мерзкая, отвратительная и страшная. Потому что это мины, заложенные в нашу историю и в нашу страну, которые рванут и все здесь уничтожат. Вас, кстати, обломками не завалят. Почему, вы сами поняли.

О. Кашин:

- Потому что я в подвале. Роман, надеюсь, хотя бы вы поняли, что вы сейчас сказали. По-моему, это какой-то набор абсолютно не связанных между собой слов.

Давайте я заострю беседу и рискну тем, что мы с вами больше никогда не будем разговаривать. Я понимаю, что разговариваю с абсолютным, настоящим классическим фашистом. Вы, Роман, фашист.

Р. Голованов:

- И вы фашист. Получается, тут два фашиста с разных сторон.

О. Кашин:

- Нет, про меня мы сейчас не говорим. Такого рода ненависть к тем людям, которые каким-то образом не соответствуют вашему представлению о человеческом идеале, абсолютно калькированы оттуда, из Европы 30-х годов. Я смотрю и у меня отваливается челюсть. Вот «БМВ» сделала логотип – кошмар, зашквар. Сочетание этого еще с этой тюремной советской гомофобией дает на выходе такой рвотный эффект. Я понимаю, все это ради поправок. Вы (в широком смысле – вы) хотите разбудить в народе дух адского животного из советской тюрьмы, чтобы народ понял: да, я скотина, поэтому должен голосовать за поправки. Но это, Роман, омерзительно. Вы отравляете свою душу прежде всего, отравляете атмосферу общественную. И если завтра где-нибудь кто-нибудь в Петербурге на улице Рубинштейна, в Москве на улице Арбат или в городе Кургане на улице Ленина зарежет человека, который покажется ему геем, вы, Роман, будете нести ответственность. Не перед гражданским судом, не передо мной – перед Богом. Вы берете грех на душу.

Р. Голованов:

- А вы на себя берете роль бога.

О. Кашин:

- Я комментирую. Вы, Роман, берете грех на душу, разжигая ненависть в российском обществе.

Р. Голованов:

- Я ненависть не разжигаю, Олег.

О. Кашин:

- Роман, не обманывайте себя. Вы именно разжигаете ненависть, ненужную ненависть, на пустом месте, ничем не оправданную. Ненависть к людям, которые в российских условиях не могут вам ответить.

Р. Голованов:

- Вы уже ответили за всех них.

О. Кашин:

- Я беру на себя… Я натурал натуралович натуралов, но мне неприятно, когда мои соотечественники, соплеменники ведут себя, как абсолютные дикари. Не делайте из России Чечню, Роман, пожалуйста.

Р. Голованов:

- Олег, вы делаете из России Чечню, что приходится эти слова говорить. Потому что если их не говорить, не произносить… Да даже сказал. Началось: ты разжигаешь ненависть, я сейчас скажу с замахом на то, что мы не будем вести программу… Олег, зачем вы опять этими приемами, отработанными здесь уже тысячу раз?

О. Кашин:

- Роман, я надеюсь, вы меня услышали. Это такая история. У нас есть регион, где их убивают. Сегодня по телевизору я видел Валерия Фадеева. Он был когда-то моим главным редактором. Во что он превратился? Такой чиновник, отвечающий в России за права человека. И он говорит: «Мне никто не жаловался на нарушения прав геев в России, в том числе в Чечне». Алё, ты где-то прочитал, что бога нет, и тебе будет даровано вечное счастье и богатство? Нет, в аду будешь гореть.

Р. Голованов:

- Кто?

О. Кашин:

- Валерий Фадеев будет гореть в аду.

Р. Голованов:

- Хватит, Олег! Вот это омерзительно.

О. Кашин:

- Еще, Роман. Поскольку среди российских людей наверняка есть люди, которые практикуют, что называется, однополый секс, они будут трижды гореть в аду, потому что они таким, как они, попытаются испортить жизнь. Это абсолютное скотство.

Р. Голованов:

- Я не знаю, кто и что. Вы говорите, что все знаете, все понимаете. Я не знаю. Это личное дело.

О. Кашин:

- Вы пишете про Монеточку – «копилку сатаны». Естественно, вы не понимаете, вы бредите, Роман. Вы воспроизводите лозунги, которые…

Р. Голованов:

- По ходу, по скайпу я от вас подхватил коронавирус. Ну, бывает, ничего страшного.

Я не слышу Олега!

О. Кашин:

- Олег выключил себе звук, потому что переслушивал беседу. Давайте срочно менять тему! Проехали.

Р. Голованов:

- Почему? Тут есть продолжение этой истории. Вы говорили про протесты. Что вас там зацепило?

О. Кашин:

- Какие протесты?

Р. Голованов:

- Про флаги ЛГБТ. Вы мне писали про геев.

О. Кашин:

- Мы это обсудили.

Р. Голованов:

- То, что ужас, ад, что нельзя допускать. То, где надо затыкать рты…

О. Кашин:

- Роман, мне еще раз прочитать ваш текст про Монеточку?

Р. Голованов:

- А пусть люди зайдут и сами прочтут.

О. Кашин:

- Заходите в мой фейсбук, потому что заходить в телеграм-канал Романа Голованова…

Р. Голованов:

- Вы сперли текст уже?

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Естественно, спер, потому что образцовый текст. Я еще раз проговорю. Понятно, что у нас остается два дня до окончания всенародного голосования. Понятно, что гомофобская тема кажется, наверное, политтехнологам самой перспективной, более перспективной, чем пресловутое обнуление, хотя и за обнуление начал агитировать даже Дамир Юсупов знаменитый, который посадил самолет в кукурузу. Естественно, гомофобская тема работает больше, чем обнуление.

Роман, вот этот пионер Роман…

Р. Голованов:

- Я читаю комментарии просто под этим постом у вас в фейсбуке!

О. Кашин:

-Давайте похохочем, Роман.

Р. Голованов:

- Да ладно, все. Не будем всех разжигать и ворошить. Ваших подписчиков.

О. Кашин:

- Нет серьезно. Вот завтра другой Роман скажет, а вот люди на радио «Комсомольская правда», которые с бородой, тоже какие-то стремные. Давайте их куда-нибудь…

Р. Голованов:

- Они говорят об этом постоянно. Регулярно ваши друзья с телеканала «Дождь», где этот омерзительный просто ролик вышел, где они там «смотрим в 2036 год». Вы чего, ребята, делаете журнал «Безбожник» там?

О. Кашин:

- Телеканал «Дождь», дышащий на ладан, полузапрещенный, маргинальный, маленький…

Р. Голованов:

- Маргинальный маленький безбожник!

О. Кашин:

- Господи, главного безбожника у нас в студии зовут Роман Голованов, потому что вся ваша эта активность абсолютно антихристианская. Давайте бороться с частью человеческого общества, чтобы оно как-то себя чувствовало униженным и оскорбленным. Это, Роман, Ветхий завет, то, что во многом было отвергнуто Христом. Вы против Христа идете буквально.

Р. Голованов:

- Ага, то есть, я Каин, а вы мой Авель?

О. Кашин:

- Вы даже не Каин. Были в Новом завете отрицательные герои, не будем показывать пальцем.

Р. Голованов:

- А, я Иуда?

О. Кашин:

- Вы предаете христианство! Вот этим самым буквально. Этим своим людоедским подходом к теме гомофобии.

Р. Голованов:

- А кто же вы из Нового завета тогда?

О. Кашин:

- Кто я? Не знаю, кто.

Р. Голованов:

- Ну, да. Ну, да.

О. Кашин:

- Кто без греха, пусть бросит камень. Наверное, я…

Р. Голованов:

- А про блудницу была речь в тот момент.

О. Кашин:

- Многие меня ваши коллеги меня ею и считают. Ничего страшного в этом не вижу. Да. Опять же, это Новый завет. Это основа нашей культуры, а не инстаграм Рамзана Кадырова. Тоже вот сегодня смежная тема. ГУВД Петербурга выложило в социальных сетях видео с двумя парнями 99-го года рождения, которые на улицу Рубинштейна, а мы знаем, это одна из двух главных барных улиц Петербурга, на полицейской машине, думаю, на грязи просто пальцем, не гвоздем написали неприличное слово. И вот эти парни, как чеченцы на беговой дорожке, стоят перед камерой и говорят: приношу извинения российской полиции. И понятно, что под угрозами, под унижением людей полицейские заставляют извиняться. Не в уголовном кодексе, ни в административном нет этой нормы, что человек должен извиняться перед полицейским. Эта норма есть в инстаграме Кадырова! И как я уже говорил, не бывает так, что есть Россия монолитная, гомогенная, и в Чеченской республике такой вот тоталитаризм с унижениями, извинениями и даже убийствами, а в Петербурге птички поют и солнышко светит. Нет! В итоге, и Петербург становится Чечней. И Москва станет Чечней, если эту заразу не остановить. И эти истории, как женщину убили недавно, как они заявляют, упала с лестницы в приступе эпилепсии, они, в итоге, станут историями по всей России. Потому что вы, Роман, опять же, сегодня подыгрываете чеченизации России. Я уже заикаться начинаю, потому что у меня нервы сдают от разговора на эту тему в таком формате.

Р. Голованов:

- Давайте дальше пойдем.

О. Кашин:

- Давайте,

Р. Голованов:

- Что у нас? Волочкова в Дивеево?

О. Кашин:

- Это, опять же, антисобчак, да. Мы помним их вечный конфликт, они однажды его публично обсуждали. Он начался с истории 2002-2003 годов, когда они обе были влюблены в одного мужчину в Петербурге, не могли его поделить. И воевали. И продолжают воевать, по сути. Ксения поехала в этот монастырь, Волочкова в Дивеево. И история повторяется в виде фарса.

Расскажите, Роман, что она там делала и с кем она там ругалась.

Р. Голованов:

- Мне кажется, что это заказная история. И что специально куда-то берут, десантируют Волочкову, потому что просто так на всей этой ниве не может это разворачиваться. Потому что есть какая-то пусть это будет конспирология, Олег Кашин потом прочтет стенограмму очень смешно на стриме, мы все похохочем, уписаемся от веселья. Но все равно: берут и отправляют вот эту балерину, которая накрывает своим шпагатом всю страну, в монастырь, чтобы еще раз все опошлить. И все высмеять. Это продолжение Собчак. И мне кажется, что какие-то тайные агенты, причем, не из оппозиции, работают на этой прекрасной ниве, когда надо губить все в стране.

О. Кашин:

- Я ровно об этом, потому что, знаете, есть такой набор людей, например, музыкант Паук, причем, легендарная фигура во многом. Или Джигурда. Вот я помню ситуации, когда в Москве, допустим, строят очередную ерунду в зеленом дворе, люди протестуют, естественно, жильцы. Вдруг там появляется Джигурда. И говорит: жильцы, я с вами, я против застройки! И все такой: ой, блин, Джигурда. Расходимся. Или выборы мэра – то же самое. Честная напряженная борьба. Появляется Паук, говорит…

Р. Голованов:

- Появляется Собчак.

О. Кашин:

- Например, президентские выборы, появляется Собчак. Это такая давняя дуболомная политтехнология. И вполне может быть, что Волочкову втащили в это Дивеево. Может, Росатом как-то, поскольку их епархия, как мы понимаем. Может, губернатора Никитина, еще что-то. Но выглядит это, как какой-то вот информационный шум, а бывает еще информационный кал. Вот любая новость с Волочковой – это информационный кал. И давайте избегать его будем каким-то образом.

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- Про Потанина вы еще говорили. Интересно будет послушать ваше мнение.

О. Кашин:

- Да вы же мне сказали, что вы уже все обсудили в программе «Что будет»?

Р. Голованов:

- Это наша программа.

О. Кашин:

- Моя сейчас партия будет называться «Неуверенная Россия», потому что а) я не сомневаюсь в том, что компания «Норильский никель» довольно свободно и неуважительно относится к таймырской экологии. Думать, что она как-то заботится о природе Крайнего Севера нашего нет никаких оснований. Мы видим это и в видео, и в фотографиях, как мертвые деревья растут в какой-то полярной реке. Естественно, это страшно, там какая-то жидкость с запахом выливается в эту реку. Все понятно.

Но так же мы понимаем, что есть в гигантском мире российских больших денег, как в бульоне, три последних каких-то кусочка жира, связанные с частным капиталом 90-х годов. Это Потанин – «Норникель», это ЛУКОЙЛ – Алекперов, это «Альфа» - Авен Фридман. Все остальное у нас теперь росгостранснефть и так далее. Все это контролируемые государством компании, государственно-монополистический капитализм. И понимая весь ужас экологического загрязнения Норильского региона, я так же понимаю, что если завтра вместо частной компании «Ноникель» появится государственная компания «Росникель» во главе с каким-нибудь ветераном госбезопасности, который будет отвечать за никель у Владимира Путина, я прекрасно понимаю, что к экологии этот «Росникель» будет относиться точно так же. Но его уже не покритикуешь, как не покритикуешь многие государственные корпорации.

Я наблюдаю с интересом. Моя коллега, знакомая и подруга Елена Костюченко из «Новой газеты» сейчас в Норильске. Пытается вывезти пробы воды и земли оттуда. Ей не дают. Оказывается, это нельзя. Кто бы мог подумать! Естественно, я за Костюченко! Но так же я понимаю, что очень велик риск, что мы сейчас все вместе хором подыгрываем каким-то людям, которые пытаются у Потанина отжать его компанию. Вот такая история.

Р. Голованов:

- Какая разница нашим слушателям, кому принадлежит этот «Норникель»? В чем замес?

О. Кашин:

- Нет замеса, просто есть гипотеза, что если вообще завтра сто процентов всей окружающей реальности будет контролироваться из одного как бы кабинета, то окажется, что этот кабинет уже позволяет себе все, что угодно вплоть до людоедства буквально. Вспомните, как зарождалась хотя бы мобильная связь в России. Было два оператора, три оператора, «Билайн», МТС, «Мегафон». Они постоянно соревновались, кто дешевле. У кого связь лучше, кто быстрее. В итоге, довольно быстро мобильная связь и мобильный интернет стали общедоступными, стали достоянием последней бедной бабушки-пенсионерки. Все хорошо. Потому что свобода, конкуренция.

У нас есть соседнее государство, есть Тркменистан, не знаю, где интернет и мобильная связь контролируется буквально из одного кабинета. Кстати, сегодня день рождения у нашего любимого Гурбангулы Бердымухамедова. Мы его поздравляем!

И в этом же Туркменистане мы знаем, что, допустим, нельзя открывать форточки, потому что гадалка нагадала Гурбангулы, что его убьет снайпер из форточки. Поэтому нельзя форточки открывать даже в этом жарком городе.

Так работает диктатура. Если диктатура в политике, то она будет и в экономике. Если в экономике, то она почему-то оборачивается голодом. Поэтому любой крупный частный игрок гарантирует нас от завтрашнего голода, по крайней мере, немножко позволяет его отсрочить.

Р. Голованов:

- Продолжаем. Итак, сегодня День партизан и подпольщиков.

О. Кашин:

- Я вас поздравляю. Вы партизан, я подпольщик, поскольку я в подвале сижу, а вы ведете против меня партизанскую войну. На самом деле, это продолжение нашего вечного разговора о современной попытке отрефлексировать историю Второй Мировой войны в России. По-моему, это курьез, почему сегодня? 29-го июня 41-го года секретная директива от ЦК ВКПб об организации партизанского движения. Она, действительно, была секретная, она не публиковалась. И как бы формально в советской историографии считалось, что народ сам поднялся на партизанскую войну против немцев. На самом деле, нет. Народ поднимали, поднимало НКВД. И эту директиву рассекретили при позднем Горбачеве в июне 91-го года. Я помню журнал «Известия ЦК КПСС» июньский, где она была впервые опубликована. И прошло 20 лет, в 2010 году президент Медведев этот рассекреченный день объявил праздником партизан и подпольщиков. Понятно, что праздник привязан к войне, но так же там ничего не написано. Мы понимаем по контексту, что это Вторая Мировая война, а так сегодня профессиональный праздник партизан и подпольщиков. И у меня даже вопрос. В России есть, как известно, исламское подполье. Исламистское, с которым борется ФСБ. Могут ли подпольные ваххабиты считать сегодняшний праздник своим профессиональным? Или приморские партизаны, люди, которые 10 лет назад убивали полицейских в Приморском крае, когда мстили им за пытки и всякие полицейские безобразия. Некоторые из них погибли при штурме, некоторые сидят в тюрьме на долгих сроках.
Вот какие меня посещают вопросы в эти тяжелые и суровые дни.

Р. Голованов:

- Да все просто. Когда вносился законопроект по инициативе Брянской областной думы, то было написано: в знак памяти самоотверженной борьбы в тылу врага партизан и подпольщиков, внесших значительный вклад в победу советского народа над фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-45-го годов.

Олег, тут все ясно.

О. Кашин:

- Мне из Брянска сегодня писали. В прошлом году, когда там отмечался этот праздник, по городу реально гнали костюмированную колонну пленных немцев.

Помимо прочего, чего я ворчу? Вот представьте себе, вот наше представление о партизанах, когда там пришли немцы, мужики из деревни подумали, а не пойти ли нам в лес воевать с немцами? На самом деле, нет. Мы прекрасно знаем, что когда приходят немцы, мужики из деревни говорят, ну, хорошо, будем жить с немцами. И живут с немцами, возделывают огороды. Тем временем прилетает на парашюте какой-нибудь человек из НКВД, вот улица Старый Пименовский переулок в Москве называлось имени Медведева много лет. Медведев – это один из самых известных деятелей партизанского движения. Естественно, генерал госбезопасности, который командовал партизанами подробно. У него книга была. Естественно, все партизанские отряды контролировались госбезопасностью, управлялись ею. И шантажом, силой людей в них как бы вербовались, забирались. И когда нам говорят, что вот там 2 июля 43-го или 44-го освободили Минск, партизаны устроили стихийный парад в центре освобожденного города, ты думаешь, какой стихийный парад? Какие партизаны? Выходят непонятные люди из леса с оружием. И вот ты смершевец, ты особист, ты поверишь им всем, что они партизаны? Конечно, это абсолютная байка! Конечно, речь шла об организованных отрядах, которые управлялись ведомством Берии. И поэтому, в том числе, Берию надо считать маршалом победы. И сели вы этого стесняетесь, то и остальное ваше представление о войне немного лицемерное.

Р. Голованов:

- Я хотел еще раз вернуться к теме, с которой мы начинали. Про Монеточку, про тех, кто поддерживает ЛГБТ-движение. Просто очень важно высказаться. Остыли горячие головы, Олег высказался на те темы, которые хотелось, программа выполнена.

Олег, у меня есть моя позиция. Я не считаю, не призываю ни в коем случае убивать, бить, резать кого-то ни в коем случае нельзы. Даже близко к этому подбираться нельзя. Устраивать кому-то травлю тоже нельзя. Но когда мы видим ужас, наша сила в том, что мы можем сказать, что это ужас, это мрак, это то, после чего тут будет мертвое море. Я хочу это сказать, я это говорю. Вы можете над этим посмеяться.

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Понимаете, вашей позиции цены бы не было, если бы она была независимой и была бы связана с каким-то конфликтом. Когда вы повторяете зады Вячеслава Володина и Петра Толстого, но чуть радикальнее, это выглядит как, знаете, есть какое-то серьезное животное в лесу, а есть маленький шакал рядом. Вы выступаете в роли этого шакала.

Р. Голованов:

- А вы в роли кого?

О. Кашин:

- В роли лондонского сидельца в подвале. Это отдельная история.

Р. Голованов:

- Московский шакал и лондонский шакал.

О. Кашин:

- Кому я поддакиваю? Я могу сказать, кому вы поддакиваете, я кому? Певице Монеточке?

Р. Голованов:

- Да вы всем поддакиваете, кто против меня!

О. Кашин:

- Абсолютно нет, Роман. Против вас есть плохие люди, я их осуждаю.

Р. Голованов:

- Так вот, если я хочу что-то сказать, говорю. Никто не может вводить цензуру, запрещать, угрожать и шантажировать. Мое полное право говорить о том, что когда выходит девушка певица Монеточка, у которой есть аудитория, которая может влиять на умы молодых людей, я могу предупреждать в яркой форме, в эмоциональной, как угодно, чтобы это услышали. Я это сказал, это люди услышали. Они поняли, что их дети слушают эту девочку. И что когда возникает вопрос : брак это союз мужчины и женщины, зачем нам это нужно? У нас же работает горячая линия, постоянно вопрос: зачем? А вы включите этот ролик и послушайте. И вы поймете, зачем это закреплять. Для чего это нужно? Потому что все нормальные адекватные люди не хотят жить в аду, содоме и гоморре. У нас есть Россия – это один такой оплот.

О. Кашин:

- Нормальные люди хотят, чтобы их не трогали. Не лезли в их частную жизнь.

Р. Голованов:

- Вы лезете в частную жизнь! Я не лезу.

О. Кашин:

- Роман, вы лезете, включая незнакомых людей, разжигая у ним ненависть.

Р. Голованов:

- Ни в коем случае!

О. Кашин:

- Имеющий уши, да услышит вас, Роман!

Р. Голованов:

- А почему вы-то не слышите? У вас уши есть и закрыты хорошими наушниками, но вы меня не слышите!

О. Кашин:

- Я ваш пост про Монеточку читал. Это позор!

Р. Голованов:

- Позор – это вы! Поддерживаете извращенцев.

О. Кашин:

- Я поддерживаю Монеточку, Она автор лучшего альбома 2018 года.

Р. Голованов:

- Монеточка замечательная певица, но все! Закончилась Монеточка, как та Монеточка, которая была.

О. Кашин:

- Монеточка может закончиться. Вы превращаетесь в деятеля, который чем заметен? Призывает кого-то запретить, похоронить, ликвидировать. Что это такое, Роман? Это плохо.

Р. Голованов:

- Вот я запрещаю Монеточку. Я сегодня запрещаю Монеточку. Не будет Монеточки на нашей радиостанции. Будет Земфира вместо Монеточки. Мы будем слушать Земфиру, радоваться. Так и будем жить!

Обсуждаем актуальные новости Ставропольского края. Подробности громких событий, аналитика и комментарии экспертов – на радио «Комсомольская правда»
Обсуждаем актуальные новости Ставропольского края. Подробности громких событий, аналитика и комментарии экспертов – на радио «Комсомольская правда»
Обсуждаем актуальные новости Ставропольского края. Подробности громких событий, аналитика и комментарии экспертов – на радио «Комсомольская правда»