Кашин: «Сталинско-ленинская бомба заложена под единство России и надо ее как-то выковыривать»

Олег Кашин
Роман Голованов и Олег Кашин в «Отдельной теме» обсудили совещание у Президента по развитию генетики, предложение сократить госаппарат, раздачу денег населению и объединение регионов.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Летописцы земли русской Олег Кашин и Роман Голованов. Мы продолжаем наш учебник истории. И каждая страница как топот всадников из Карачаево-Черкесии. Всадников апокалипсиса.

О. Кашин:

- Ой, слушайте, ну и память! Роман, действительно, было время, когда из Карачаево-Черкесии к юбилею Победы ехали всадники. Понятно, что они неудачно выехали, попали в карантин. И про них мы ничего не слышали. А вы помните. Но сегодня предлагаю с лошадей, с коней немножко снизить наш пафос до мышей. Потому что сегодня о мышах говорил Владимир Путин. Я жалею, что мой дедушка, который биолог 40-х годов, не дожил до нашего времени. Потому что с 1948 года высшая власть не проводила совещаний по вопросу генетики.

И сегодня Владимир Путин тоже, как говорится, маленький отмот пленки. Недели две назад мы обсуждали, как компания Роснефть обещала подавать в суд на медиа-компанию ВВС, которая рассказала о том, что Роснефти поручено заниматься генетическим проектом. Тогда они все это отрицали, а сегодня, ба, Владимир Путин с Игорем Сечиным заслушивают генетиков.

Там вообще удивительное было совещание. В том смысле, что меня немножко покоробило, когда очередной ученый рассказывает со всеми ссылками на имя – Анастасия Заворотнюк, на диагноз и на планы по ее лечению. Алло, друзья, врачебную тайну отменили? Вы в программе Малахова? Или вы Путину лично устраиваете программу Малахова? Что это такое?

Ну ладно, я хотел на другую тему говорить. Как всегда, меня куда-то несет. И хорошо, Роман, что вы напротив меня. Православный человек, верующий человек. Как вам это? Когда Путину рассказывают о том, как будут мышам вживлять человеческие гены. Путин отшутился, Путин сказал: «Я не знаю, как у кого, но у меня лично, когда вы говорили о гуманизации мыши, возникло чувство какого-то благоговения но и какой-то внутренней тревоги. Сразу генно-инженерная фантазия рождает самые разные образы гуманизированных мышек. «Надеюсь, что все это будет под контролем?» - шутливо отметил Путин. И мы тоже говорим ха-ха. Но вот с точки зрения христианства это нормально – вмешиваться в такую божественную уже сферу?

Р. Голованов:

- Я отвечу словами Путина: «Необходимо выстроить систему контроля за генетическими технологиями, найти баланс между развитием науки и вопросами этики».

О. Кашин:

- Не об этом речь все-таки. Да, этика и наука – понятно, чтобы гигантская мышь размером с Годзиллу не вылезла из этого новосибирского центра и не прибежала нас топтать. Но просто с точки зрения, даже если все под контролем, этика здесь – кто будет решать этику? Игорь Иванович Сечин?

Р. Голованов:

- Если мы берем Книгу Бытия и разбираем Ветхий Завет, как все устроено, в нас заложена функция творца. То есть мы идем по образу и подобию. И мы желаем что-то творить. Но мы все испорчены первородным грехом. И когда бабушку Еву и дедушку Адама выгоняют из Эдемского сада, то все исказилось внутри. Просто мозг перевернулся. И уже начинает через какую-то греховную призму идти. И желание творить – это желание взять и создать своего человека. Желание поиграть в бога. Желание сначала клонировать мышь, потом овцу, а потом уже создать нового человека. Для меня это ужас. Мне кажется, в такую сферу вмешиваться человек не должен. Здесь должна быть четкая грань. Я ни в коем случае сейчас не бегу с вилами и факелом, чтобы сжечь ученых, перерезать провода и уехать к Герману Стерлигову на дачу.

О. Кашин:

- Ученых и Путина. Потому что Путин на их стороне.

Р. Голованов:

- У нас и храмы сейчас закрыты, если вы не в курсе.

О. Кашин:

- То есть буквально безбожное государство с 7 ноября 1917 года как началось, так и не закончилось. Я не говорю, что долой Путина и все такое. Просто вопрос, действительно, такая тема, которая у значительной части общества, которую в том числе Роман представляет, вызывает вопросы. И абсолютно ноль рефлексии по этому поводу, кроме как шуточки про гигантских мышек.

Р. Голованов:

- Давайте тогда уж развивать дальше. Когда выходит фильм Никиты Сергеевича Михалкова – великого, ужасного и могучего, про чипирование и про то, что с нами всеми может быть, все начинают смеяться. Когда мы выходим и говорим: ребята, вы в очень опасную плоскость лезете, мы не знаем, чем закончатся эти эксперименты, когда вы пересекаете границу добра и зла, опять все говорят: а, да они дремучие, они хотят того, чтобы мы не развивали науку. Нет, мы не этого хотим. Мы хотим, чтобы человек знал свое место. Потому что он не король природы, он не властелин мира, как нам рисовал дедушка Ленин.

О. Кашин:

- Роман, я даже могу предположить, что какие-то очень умные, образованные и аккуратные люди могут быть какими-то почти королями природы. Но я также знаю российскую практику, когда, да, хотят ввести пропуска, в итоге делают пробку в метро.

Р. Голованов:

- Мы повернем гравитационное поле Земли чуть-чуть, и не будет Америки.

О. Кашин:

- Земля улетит в черную дыру в итоге. Потому что это российские специалисты, которые закончили российские вузы. «Сделать хотел грозу, а получил козу», как пелось в советской песне. И все понимал, что имеется в виду. Когда люди, у которых падает сайт Госуслуги. Конкретная Роснефть, великолепный спор Роснефти Транснефти. Роснефть перепутала тонны нефти и баррели нефти. И из-за этой путаницы возмутилась политикой Транснефти. Все смеются. Но если они перепутают тонны и баррели уже в ДНК, они реально вырастят нам Франкенштейна или Годзиллу, или кого-нибудь еще. И кто будет за это отвечать? Игорь Сечин обычно как-то ни за что не отвечает никогда. Поэтому, да, это пока на уровне анекдота, на грани анекдота.

Но все-таки, действительно, когда вы приближаетесь к какому-то важному вопросу, наверное, не относитесь к нему так же, как к очередной бюрократической ерунде. Это вообще-то вопрос реально отношений человека и Бога, вопрос истории. Кстати говоря, я не думаю, что все это делается ради того, чтобы, при всем уважении и пожелании здоровья, чтобы спасти, допустим, Анастасию Заворотнюк. И даже не для того, чтобы победить коронавирус. Я в глубине души думаю, что главная цель всего этого, как большевики интересовались на заре евгеникой, - продлить жизнь Владимира Путина.

Р. Голованов:

- Не Владимир Путина, а в принципе человека.

О. Кашин:

- Какого человека?

Р. Голованов:

- Любого человека. А вы что думаете, там сидел Сечин или какой-то другой…

О. Кашин:

- Сечин тоже хочет продлить, конечно.

Р. Голованов:

- Все хотят жить вечно. Я сейчас не беру кого-то персонально. Просто абстрагируюсь от всего этого.

О. Кашин:

- Роман, вы хотите жить вечно? Я не хочу.

Р. Голованов:

- Я не хочу, а я буду жить вечно.

О. Кашин:

- Мы будем жить вечно, но телесная земная жизнь – зачем нам жить вечно?

Р. Голованов:

- Смерти нет. Победа была у нас на Пасху.

О. Кашин:

- Расскажите это Игорю Сечину. Понятно же, что он имеет в виду другую вещь.

Р. Голованов:

- Пусть приходит к нам на программу.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Пожалуйста, приходите, мы вас всегда ждем. Будем рады с вами поговорить про все.

Р. Голованов:

- Мы всегда рады таким гостям. Это официальное приглашение на интервью. И вы ему будете задавать вопросы, а не меня пытать, чтобы я оправдывался почему-то за Сечина.

О. Кашин:

- Роман, если бы на вашем месте сидел Сечин, было бы великолепно. Давайте через Леонтьева попросим. Сечин в нашей программе – это будет бомба.

Р. Голованов:

- Вы больше с ним похожи по разрезу глаз.

О. Кашин:

- Поколенчески, я думаю. Мы с Сечиным деды.

Р. Голованов:

- Человек хочет жить вечно. Не важно, какой. Не важно, в какой стране. Если у него есть деньги, есть возможности, он будет для этого создавать все. И вот тут начинается вмешательство в эту тонкую материю. Когда заходит бегемот в посудную лавку. Там даже полы хрупкие, туда бегемот заходит и он летит в геенну огненную уже. Потому что там стекло, оно очень хрупкое. А он думает, что может там вальс плясать и на коньках кататься. Такое невозможно. Вот тут есть огромная опасность, когда мы хотим из мыши выделить какие-нибудь клетки, чтобы человек жил вечно. Человек и так будет жить вечно. Вы это поймите. У нас нет смерти. После того, как вас отпели в церкви, после того, как вас положили в гроб и закопали в землю, ничего не закончилось. Жизнь продолжается, Бог существует.

О. Кашин:

- Вот бы кто-нибудь это объяснил Владимиру Путину!

Р. Голованов:

- Ему передадут. Положат на стол сводку.

О. Кашин:

- Хочу коснуться еще одной новости. Она мне тоже кажется забавной. И тоже про дедов, про таких советских стариков. Мне очень понравилась сегодня статья Владимира Чижова, это постоянный представитель России в Евросоюзе. Он написал статью «Выбор всегда остается за нами», к 75-летию Победы. И он там ссылается на «план Даллеса». На сайте МИД России опубликована эта статья. Он приводит в пример западной русофобии «план Даллеса». Что мы посеем в России хаос и воспитаем бездуховную молодежь. Не существует оригинального английского текста. Потому что это советский текст, такой полуподпольный, самиздатовский, городская легенда. Первая публикация его без ссылки на Даллеса вложена в уста советскому перебежчику, служившему у немцев, в популярном роме «Вечный зов». Это абсолютный фейк. И вот когда у нас МИД разоблачает фейк-ньюс, эй, у вас Чижов цитирует фейки!

Р. Голованов:

- Тут про бездуховность, про все. Но когда-то такой парень английский Джон Леннон вышел и сказал, что он популярнее Иисуса Христа. Никто сначала это не заметил. Две недели все было нормально. А потом это стали цитировать, подхватили. И тогда у Леннона отменялись концерты, пастыри выходили и говорили, что мы не пойдем на его выступления. А кто пойдет, мы просто выкинем из церкви. А что сейчас? Где Христос? Где духовность, где мораль на Западе?

О. Кашин:

- На совещании у Путина Христос.

Р. Голованов:

- Когда идут гей-парады по европейской земле, когда-то христианской. Там что творилось. Там была инквизиция. И на что они все это променяли? Непонятно.

О. Кашин:

- Но Даллес – это фейк. Не было такой доктрины. Давайте поговорим о более приземленных вещах, о чем-то таком народном.

Р. Голованов:

- Портал Госуслуг лег, не выдержал. И теперь по нашим русским губерниям стоят настоящие очереди из цыган, которые как главные налогоплательщики хотят получить по 10 тысяч рублей. Обещали же деньги с вертолета раскидывать. Вот прибежали те, кто их любит собирать.

О. Кашин:

- Сразу вопрос. А цыгане – не люди?

Р. Голованов:

- Люди. Я же про налогоплательщиков просто сказал.

О. Кашин:

- Имеют же право. А кто сказал, что они налоги не платят? Всякое бывает.

Р. Голованов:

- Я не раз по этим цыганским поселкам лазил, что в Тульской области, что в Чемодановке, где были эти цыганские бунты.

О. Кашин:

- Везде были эти поселки наркотические. У нас тоже в Калининградской области. И Георгий Боос, когда был губернатором, бульдозерами буквально их снес. Потом цыгане долго судились в ЕСПЧ.

Р. Голованов:

- Все как в фильме «Большой куш».

О. Кашин:

- Говорят: а вот цыгане стоят в очереди. Да пускай стоят. Не люди, что ли? Как вы хотите эту тему раскрыть? Плохо, что очереди, конечно.

Р. Голованов:

- Когда была история с метро, Олег, вы же были очень злы. Вы ругались. А сейчас, когда встали очереди из-за того, что портал Госуслуг лег, вы промолчите?

О. Кашин:

- Роман, снявши голову, по волосам не плачут. Нам объясняют, Владимир Путин объяснил, что уже как бы все налаживается. И пора выходить на улицу. Анна Попова говорит, что роста заболеваемости нет. Как бы все нормально. Мы понимаем, что это издевательство, понимаем, что они, что называется, когда Европа ушла на самоизоляцию, и Россия ушла, когда Европа стала выходить, и Россия стала выходить. Продолжается этот спор про Financial Times и завышенные или заниженные российские цифры. Это тоже часть этого разговора. Потому что, если мы считаем, что действительно цифры так невелики, то, наверное, все нормально. Но при этом каждый в душе чувствует подвох. И поэтому отсюда такая проблема.

Да, было метро – меня трясло. Сейчас эти очереди – второй раз уже как-то странно, чтобы тебя трясло второй раз на одну и ту же тему. Ну, очереди…

Р. Голованов:

- Мне не странно.

О. Кашин:

- То, о чем мы говорили в плане генетических экспериментов. Это такие люди, у которых, вот дадут им два железных шарика, они один сломают, другой потеряют. Так сложилось исторически. Но мы с этим живем. Это Россия, как сказал бы Владимир Вольфович Жириновский.

Р. Голованов:

- Он тоже дал жару – про сокращение численности депутатов Госдумы.

О. Кашин:

- Мы сошлись в Телеграме на том, что коронавирус выполнит это.

Р. Голованов:

- Я с вами ни на чем не сходился. Я думал, вы мне просто какой-то анекдот из сети скинули.

О. Кашин:

- Мы заговорили о цыганах, и у меня, конечно, внутренний компас многонационалочки или межнациональных отношений задергался. И давайте еще приведем пример из схожей отрасли. Хотя понятно, что не очень схожей. Вчера объявили о планах по объединению Архангельской области.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Давайте об этом поговорим чуть позже. Мне про Жириновского с вами интересно поговорить.

О. Кашин:

- Сокращать Госдуму? Я просто помню, еще партия называлась ЛДПСС, и у партии Жириновского, там тогда еще были другие люди, помимо него, уже совершенно забытые, какой-нибудь Богачев, я даже его имя не помню, или Жебровский, еще какие-то просто уже поросшие мхом. Они написали план переустройства государства, разделения России на губернии, без национального деления. Это вечная тема, которая рано или поздно еще прогремит. И да, тогда, когда человек тысячи две, наверное, было, на съезде народных депутатов, Жириновский предлагал уже создать вместо парламента тогдашнего советского – Государственное собрание численностью 500-700 депутатов. А это было уменьшение. То есть как раз Жириновский последователен в своей идее сокращать состав парламента.

Наверное, он прав. Я, как калининградец, знаю, что от Калининграда два или три депутата. Но был бы один – ничего бы не изменилось. Кстати говоря, смешно, что я калининградец, не живу там уже двадцать лет, по-моему, русские за границей голосуют по Калининградскому округу. У меня есть шанс избрать депутата калининградского, если я захочу.

Р. Голованов:

- Меня все равно пугают эти истории о том, что чего-то надо досократить. Давайте сейчас поиграем в фантастов. У нас же на радио "Комсомольская правда" выступают люди, которые любят пофантазировать. А чем мы хуже?

О. Кашин:

- Мы лучше. Я бы МЧС сократил тоже.

Р. Голованов:

- А я бы так пошел. Сейчас люди просто в ужасе. И так уже всем очень фигово морально, психологически, как угодно. И здесь на фоне всего этого бардака затевается еще реформа власти. Что-то хотят поменять. Госдуму распускаем. Человек просыпается, тут у него коронавирус, тут у него самоизоляция, работы нет. И тут еще хотят распустить Госдуму. Кажется, что все рушится. Только видели, как менялось правительство, а теперь продолжение банкета. Идем дальше. Новые выборы. Как они будут проходить? Владимир Вольфович, вы хотите всю страну перезаражать? Как вы депутатов будете выбирать?

О. Кашин:

- Мы вчера об этом говорили – по почте. По «Почте России».

Р. Голованов:

- Вы сейчас всех распустили. Придется устраивать выборы. Пока с этой почтой еще не разобрались. Референдум по поправкам в конституцию, вернее, всеобщее голосование, интересно, как он будет проходить? Человек обалдеет. А кого еще сократить? Давайте врачей сократим? Их уже сократили. Учителей? Да и так все на ладан дышат, как говорит профессор Кричевский. И получается, что сокращать некого. И тут выходит Олег Кашин и говорит: давайте сократим МЧС. Ну давайте. И что? Отправляем мы всех, кто работает, домой. И они сидят без работы. Я понимаю, что у вас желание, чтобы тут все встало на дыбы. Но вы себе представляете, что люди сейчас останутся без работы. Когда вы хотите кого-то сократить, надо дать работу.

О. Кашин:

- Это наше вечное российское движение по кругу. Я помню, прогремел в свое время фильм Эльдара Рязанова «Забытая мелодия для флейты». Там играл Леонид Филатов, его герой работал в учреждении, которое называлось Главное управление свободного времени. Бессмысленное учреждение, бюрократы, вот бы их всех к чертям посокращать. Тогда было модно сокращать разные госучреждения. И мы помним, как журналисты программы «Взгляд» пошли снимать репортаж о закрытии Госкомнефтепродукта СССР, который тоже решили упразднить. И они планировали снять похожий на «Забытую мелодию» сюжет о том, как эти бессмысленные зажравшиеся бюрократы наконец-то перестают мешать людям жить. Приходят в этот Госкомитет, а там несчастные тетки сидят с такими глазами: а что же мы будем делать?

Я понимаю вас, Роман, это тоже проблема. Да, мы ликвидируем МЧС. А куда эмчеэсников? Наверное, в охранники. У нас же самая популярная мужская профессия – охранник. Кстати говоря, может быть, охранников сократить?

Р. Голованов:

- Давайте всех отправим сейчас на биржу труда.

О. Кашин:

- На удаленку.

Р. Голованов:

- На удаленку без работы. Просто сиди и пялься в монитор, в телевизор. Вот что вы предлагаете сделать. Это разрушение, это крах. И я этого не поддерживаю. Я буду биться с этим.

О. Кашин:

- Я же мирный и добрый человек. Я готов встать на вашу сторону. Вы правы совершенно. Бессмысленных силовиков, бессмысленных чиновников сокращать не нужно. Иначе им будет нечего есть. Давайте сделаем наоборот. Давайте все население России запишем куда-нибудь в силовики. Министерство по подметанию улиц – с воинскими званиями, с генералами, с фуражками. Всех дворников – в силовики. Военные пенсии им, звания, мундиры красивые пошьем. Мундирная индустрия расцветет. Завод погон и шевронов в городе Урюпинске, они будут в три смены работать, делать шевроны для учителей. Давайте всех бюджетников инкорпорируем в эту вертикаль. Не врач Проценко, а генерал-полковник Проценко, командующий Коммунарской больницей, ордена Трудового Красного Знамени и ордена «За заслуги перед Отечеством». Поскольку у нас люди в погонах хорошо кушают, на хороших машинах ездят, а люди без погон плохо кушают.

Р. Голованов:

- Олег, ну какой товарищ лейтенант на какой хорошей машине ездит?

О. Кашин:

- Вам бы пошел мундир, расшитый галунами, красивый такой красный.

Р. Голованов:

- А вам бы пошел черный мундир. У вас в Твиттере такая фотка была выложена.

О. Кашин:

- С черепом и костями. Я понял, о чем вы говорите. Про Бандеру. Роман, что оскорбительного и для кого в фотографии Бандеры с георгиевской лентой? Для украинцев или для русских, советских?

Р. Голованов:

- Не знаю, для кого. Например, для тех, кого мучила эта фашистская гадина, которая здесь гуляла и уничтожала нашу страну, втаптывая человеческие жизни в грязь. А что вытворяли эти бандеровские орды? Как они вспарывали животы беременным женщинам? Давайте вы сейчас спишете все это на фейки, что этого не было? Бандеровцы все могут идти в Твиттер веселиться…

Мы продолжаем. То, что в нашей летописи уже звучало, начинает воплощаться в жизнь. Про полномочия губернаторов, про то, что у регионов появилось больше самостоятельности, во что это выливается. Референдум по объединению Ненецкого автономного округа и Архангельской области планируют провести в сентябре. Об этом сообщил врио губернатора области Александр Цыбульский. Олег, объясните, пожалуйста, что это значит? И для чего нужно, чтобы эти два региона сливались в один?

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Вообще на самом деле так глобально это ничего не значит. Уже был опыт у путинской современной России – Коми-Пермяцкий автономный округ стал частью Пермского края, Агинско-Бурятский, от которого депутатом был Кобзон, стал частью Забайкальского края. И не упало небо на землю, в России не начались этнические чистки коми-пермяков или агинских бурятов, все нормально. Теперь есть Забайкальский край, есть Пермский край, будет Архангельский край… или какой-нибудь Северный край. Все нормально. Когда люди говорят – ах, империя укрупняется… нет, укрупнение регионов это хорошо, в России и так слишком много областей и краев, причем, даже русские области я бы тоже присоединял бы друг к другу – вашу Тульскую слил бы с Московской – думаю, было бы прекрасно… Другое дело, что, поскольку действительно здесь очень скользкий момент и более скользкий начинается сейчас, когда зашла речь уже об объединении Тюменской области с соседними округами, включая Ханты-Мансийский. А это уже не Ненецкий, где там, извините, одни олени пасутся, это уже немножко более политично, потому что это нефть. И когда вот главные нефтеносные места России перестанут быть достоянием национального субъекта финно-угорского, по сути, то это уже может вызвать даже критику запада, поскольку как раз я помню на заре нулевых в некоторых, условно говоря, антироссийских кругах, тогда еще не очень влиятельных, запада очень пытались педалировать две темы. Угнетение адыгов в России и угнетение финно-угров в России. Адыги – понятно, это Кавказ, это юг, это все там переплетено. А финно-угры – вот тогда в Москве считали, что это попытка как-то привязать нефть к нерусской части населения России и потом подстегивать сепаратизм. И, если вспомните, на протяжении всех последних путинских лет Россия очень внимательно к этому относилась и всевозможные фестивали финно-угорской культуры, и президенты Венгрии и Финляндии с Путиным постоянно ездили по каким-то этим местностям и участвовали в каких-то фестивалях их культуры, Россия много лет доказывала, что не угнетает финно-угров, все нормально. Если сейчас она созрела для упразднения национального образования там, то это очень здорово и это первый шаг к той нашей мечте, которую я уже не раз проговаривал. Потому что, если мы изображаем Россию, как равноправный альянс разных народов – русского, татарского, чеченского, якутского, карельского, какого угодно – это все-таки не совсем правда. Да, конечно, любой народ имеет право на свою культуру, на свой язык, на свою автономию, но, если в регионе живет 70% русских и 30% всех остальных, то ненормально считать, что это национальное государство бурятского народа. Нет, это обычная русская губерния, где есть большое бурятское меньшинство, которое заслуживает каких-то преференций. На самом деле, программа должна быть очень проста. Там, где большинство русское, уже немедленно можно упразднить республики, упразднить национальные округа и делать это губерниями, делать это областями. Мы говорили о раннем Жириновском, он об этом тоже, надо отдать ему должное, орал еще в 1991 году, чем поражал публику, потому что какие губернии, у нас же там демократия, долой КПСС, о чем он говорит? А он говорил ровно о том, что в итоге потом привело к тому, что и из Чечни народ поехал в русскую Россию, потому что в Чечне жизнь стала невыносимая, и из Якутии, и из Тувы, и т.д. Все регионы в России должны быть равны между собой. Ненормально, когда при отсутствии вообще каких-либо упоминаний о главном титульном народе России, о русском народе, отсутствует любое русское учреждение в России государственное, но при этом у каждого народа есть буквально свое национальное государство. Посмотрите на Татарстан – это уже внутренняя Албания, это потенциальное новое независимое государство. И потом, на обломках России, люди будут чесать репу – как же так вышло, почему так вышло? Сталинско-ленинская бомба заложена под единство России и надо ее как-то аккуратно выковыривать, чтобы она не взорвалась…

Р. Голованов:

- А это возможно? Где эти саперы, которые придут и начнут все кусачками перекусывать. Ну, вы представляете себе, что может рвануть все равно…

О. Кашин:

- Да, я, конечно, представляю, я сам этого ужасно боюсь, потому что, естественно, меньше всего хочется превращения России в Югославию. Где эти саперы? Пару лет назад у меня даже был ответ, более того, я думаю, он до сих пор в силе, когда федеральный центр начал очень аккуратно, но настойчиво отгрызать у самого прогрессивного в плане своего такого скрытого сепаратизма региона, у Татарстана, центр начал отгрызать его преференции и его особые права. Не продлили договор о разграничении полномочий Москвы и Казани, потому что, а зачем договор, когда есть Конституция? Абсолютно правильно на самом деле. И, главное, отменили обязательный татарский язык для школьников в этой республике, потому что, когда русский мальчик из Казани, планирующий поступать в Московский университет, должен учить стихи Габдуллы Тукая на языке оригинала, что это, зачем это? Я думаю всерьез, что это буквально был такой незакрытый гештальт Сергея Кириенко, который на заре нулевых был полпредом президента в Поволжье и пытался как-то подчинить Москве Минтимера Шаймиева, но тогда не преуспел. И теперь, когда Кириенко в Кремле, когда у него больше возможностей и Минниханов это не Шаймиев, это все-таки немножко мастодонт послабее, то как бы Кириенко доделывал свои планы нереализованные в 2016-2017 году. Я думаю, это устроено так. Но это разовая, точечная история. Кто сапер? Русский народ сапер сам по себе. Ну, действительно же мы мудрый народ, который привык и умеет жить и существовать с другими народами, и не только так м образом, чтобы отдавать буряту или удмурту последнюю рубашку и радоваться тому, какая дружба народов царит. Нет, нет. Единство России и устойчивость России возможно только на основе взаимоуважения и вариант жить за счет русского – это не единственный вариант, который возможен. Я так считаю..

Р. Голованов:

- Слушайте, интересно, почему сайт правительства Татарстана не открывается?..

О. Кашин:

- Нас заблокировали татары…

Р. Голованов:

- Было бы интересно посмотреть на национальный состав правительства – что там вообще происходит. Как вообще там все распределено… Может быть, нас кто-то слушает из Татарстана? Может быть, мы что-то не так делаем? Вот министерство промышленности я не могу открыть, министерство сельского хозяйства…

О. Кашин:

- У меня открывается, медленно грузится… Очень смешно, что висит ссылка на 100-летие Татарской АССР. То есть, вот понятно – там древнее татарское ханство, мечеть Шаймиев построил, но корнями они все равно уходят в советскую власть. Смотрим. Премьер-министр, похоже, русский у них. Песошин Алексей Валерьевич. Дальше состав -Нигматуллин, Шайхразиев – мой знакомый, кстати, бывший мэр Набережных Челнов – Фазлеева Лейла Ринатовна, Шайхутдинов, Гафаров, Зябаров, Каримов, Бурганов, Ахмет Шанхайруллин, Шагиахметов, Гайзатуллин, Загидуллин, Аюпова, Садыков, Шадриков, Ханифов, Хабибуллин, Леонов, Фаттахов, Аглиуллин, Зарипова, Сафин, Груничев, Редько, Иванов, Габдрахманова, Батков, Кандилов Валерий Петрович, Минуллина, Нигматуллина, Салемгараев, Хизматудинов. Ну, мы видим подавляющее татарское большинство, я думаю, пропорция не совсем такая, какое население в республике Татарстан. Мы не разжигаем, мы просто ведем статистику, да.

Р. Голованов:

- Да, кстати, о населении Татарстана. Национальный состав интересно посмотреть…

О. Кашин:

- Ну, это тоже легко гуглится… Вот, пожалуйста. 53% татар, 39,7% русских.

Р. Голованов:

- Примерно, как и по составу в правительстве.

О. Кашин:

- Нет… там русское меньшинство, татар там больше.

Р. Голованов:

- Ну, и что дальше-то? Вот есть такое. И чего?

О. Кашин:

- Нет, Татарстан отдельная история, я бы на него уже махнул рукой. Хорошо, можно представить Россию как Россию, в которой есть татарстанская автономия, а Карелия, Бурятия? Уж о них-то можно говорить гораздо легче. Найдите мне в Карелии карела? Там главная проблема – что русский там даже не считается языком коренных народов, нет там как бы формально никаких русских, в абсолютно русской губернии.

Р. Голованов:

- А как такое вообще может быть?

О. Кашин:

- А так бывает. Слушайте, русский как русский, как федеральный язык, он есть. Как языки общин, живущих в регионе, его нет. То есть, русские не получают поддержки, не получают никаких особых национальных субсидий для школ и т.д. В общем, такая история.

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- Нет, мы ни в коем случае ничего не разжигаем, мы как раз таки боремся, чтобы никакого сепаратизма даже и духу не было. Мы за сильную и плотную Россию, которая вместе составляет одну большую страну.

О. Кашин:

- Маленькая ремарка. Я в прошлом блоке говорил, что Роману пошел бы красный мундир, и растерялся – кто носит красные мундиры? Сейчас мне слушатели пишут, что это Роспотребнадзор. Я вспомнил, да, фотографию Анны Поповой в таком малиновом мундире. Вот, Роман, будете, как Анна Попова.

Р. Голованов:

- Вау! Ну, это не лучшее, что…

О. Кашин:

- Не худшее. Почему? Попова клевая, по-моему.

Р. Голованов:

- Ну, слушайте, когда уже нам откроют храмы у меня вопрос?

О. Кашин:

- Вот наденьте – и откроете.

Р. Голованов:

- Мне кажется, как ты это наденешь, так у тебя внутри зазвучит: «И Ленин такой молодой…».

О. Кашин:

- Ну, иногда у вас, конечно, звучит.

Р. Голованов:

- Я как раз вообще антисоветский человек, мне кажется, в вас больше советчины, чем во мне.

О. Кашин:

- Внутри которого советский прорывается регулярно…

Р. Голованов:

- Внутри вас – да, в вас просто война какая-то идет внутренняя, и мне так интересно за этим наблюдать… вроде бы тут как либерал, тут как большевик, тут как бандеровец…

О. Кашин:

- Доктор Джекилл и мистер Хайд. А я на вас, Роман, рукой уже махнул, поэтому давайте говорить об объединяющем нас, а именно об интересе ко всем тяжким.

Р. Голованов:

- Можно я как сводку просто зачитаю? «В Подмосковье произошла массовая драка студентов-мусульман. В ночь с 12 на 13 мая в общежитии Пущинского государственного естественно-научного института зарубились африканцы – алжирцы, марокканцы, сенегальцы и таджик. Причиной стала бытовая ссора. Студенты-мусульмане ели и молились на кухне после заката, когда к ним подтянулись ланкийцы… между парнями завязалась дискуссия о религии, которая плавно переросла в месиво», - сообщает информационное агентство Mash.

О. Кашин:

- Слово «месиво» отличное слово, давайте чаще его употреблять…

Р. Голованов:

- А вообще вся наша программа – отдельное месиво…

О. Кашин:

- Меня смущает слово «ланкийцы» здесь, потому что о Шри-Ланке можно что угодно говорить, но это не очень мусульманская страна…

Р. Голованов:

- Тогда бы вся драма потерялась…

О. Кашин:

- Нет, если бы еще буддисты побили таджика – это отдельная вообще история… Ну да, на самом деле, вот как тоже было у Высоцкого, что бьют чеченов немцы из Поволжья, а место битвы город Магадан… На самом деле, у нас принято говорить, что запад бездуховный и вы, Роман, говорите, что вот уже Париж не Париж и так далее…

Р. Голованов:

- Да про Россию я так же говорю, что у нас безобразие такое же творится…

О. Кашин:

- А в каком это городе было? Пущино?

Р. Голованов:

- Да, Пущинский государственный естественно-научный институт.

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Оказывается, у нас теперь в городе Пущино есть какой-то университет… то есть, наш маленький Гарвард, да. А, во-вторых, оказывается, идешь по городу Пущино, а навстречу тебе идут ланкийцы. Я не готов на эту тему даже как-то иронизировать… прикольно, здорово, что для Шри-Ланки и Сенегала интересно и важно получать российское образование, это и есть мягкая сила российского государства. Другое дело, что даже эти вещи мы вообще никак не рефлексируем. Вот африканские студенты в России – они что, они кто, они зачем? Они приносят России какую-то дорогую валюту, на которую она потом покупает себе новые космические корабли? Или они просто приезжают, натурализуются и превращаются уже в избирателей Владимира Путина? Мы ничего про это не знаем, мы ничего об этом не думаем. На самом деле, чем до сих пор плоха Россия? Здесь я уже выступлю с антирусских позиций буквально. Почему я смотрю рекламу российскую по телевизору и там стандартный рекламный образ - голубоглазый блондин славянской внешности. Что, в России живут одни голубоглазые блондины? Делайте мне рекламу с неграми, делайте мне рекламу с таджиками.

Р. Голованов:

- Это говорит противник республик.

О. Кашин:

- Да, да, да. В этом смысле Москва-то глобальный мегаполис, и тут уже не уйдешь от этого. Когда в метро появились объявления о московском…

Р. Голованов:

- Олег, в вас еще какая-то одна личность зародилась. Прямо все происходит на глазах.

О. Кашин:

- Моя задача, Роман, свести вас с ума, чтобы вот, когда закончится наша передача, вы упали, и все, и дальше вас уже увозят и опыты над вами ставят… Мы живем, под собою не чуя страны. Да, Россия такая страна, где толпы ланкийских студентов могут избить таджика. Никто про это не думает, никто про это не знает. Это ненормально. Несоответствие между тем, что есть на самом деле и что люди об этом думают, оно погубит Россию.

Р. Голованов:

- Ой, вы так серьезно про это рассказываете… такой политический стэндап на самом деле у нас получается здесь… бедные ребята, надеюсь, они поправятся, друг друга не поубивают… Ну, мы же говорим все про Европу, которую заполонили мигранты, что творится бог весть что… А у нас как? Кстати, я посмотрел фильм – Антон Лядов «The Люди», такой блог, я увидел сначала его в «Вести недели» у Киселева, а потом он стал выпускать свои ролики на Ютюбе, причем, очень здорово и интересно у него это получается, и вот он как раз ходил по всем этим мигрантским поселкам, как эти анклавы, гетто живут, ну, знаете, они там объединились и выживают, и едой поддерживают друг друга, и всем-всем. Но это, конечно, тоже зрелище не из приятных…

О. Кашин:

- И будем уверены, что у всех у них есть российские паспорта, избирательные права и т.д., и каждый раз давайте не уставать говорить об этом…

Р. Голованов:

- Ну, вот мы с моим товарищем только говорили недавно, что есть ребята, узбеки, у них все отлажено, они там объединились, этот работает в «Пятерочке», какую-то еду вынес, на тебе еду, этот строитель, поехал что-то сделал – на тебе заказ… У них все отлажено, они живут своей такой общиной и все у них строится, делается… У нас как-то наоборот… Русская самоизоляция наступила еще до коронавируса, до всех этих карантинов. Мы как-то взяли и разъединились – вот моя хата, вот мой забор – все, я живу здесь, меня это не волнует. Моего соседа убивают, я полицию вызову или промолчу… да я даже не знаю, кто мой сосед, я с ним просто незнаком. И вот это страшно…

О. Кашин:

- То есть, для вас идеал общества – это узбеки, да?

Р. Голованов:

- Общинная жизнь. Вот как при храме. У вас же есть при храме община? Вот это идеальная жизнь.

О. Кашин:

- Ну, жить даже этой общиной в лесу я бы не стал на самом деле по-стерлиговски…

Р. Голованов:

- Нет, я не хочу жить общиной в лесу, я хочу, чтобы, когда возникает проблема, - вот на тебе гречка, на тебе крупа, вы продержитесь и тебя тут никто не бросит на голодную смерть…

О. Кашин:

- Вообще для этого есть государство, которое иногда не очень дружелюбно относится к своим подданным. Нет, Роман?

Р. Голованов:

- Ужас. Вот ужас! Я ж вам не защитник полноценных…

О. Кашин:

- …Давайте скажем хором «Долой безбожное государство», Роман!

Р. Голованов:

- Я не буду никого долой кричать и хулить, потому что сейчас у нас и так все полыхает, вы, Олег, там пересидите в Лондоне, в подвальчике, пообсуждаете это на стримах, а нам здесь жить и как-то все это расхлебывать, когда тут все просто полыхнет, взорвется… и вот про нации и республики мы говорили – тоже непонятно, чем все это закончится. Поэтому никого долой я не буду, потому что подрывную работу вести тоже не в моих правилах. Правду говорить будем, разоблачать всех будем – от чиновника до либерала – потому что у нас самая честная программа!

О. Кашин:

- Ладно, завтра про Бандеру, да.