Кашин: «В наших условиях уже можно смеяться над выражением «не предусмотрена Конституцией»

Олег Кашин
Олег Кашин и Роман Голованов в «Отдельной теме» поговорили о предложении Кадырова сделать Путина пожизненным президентом, об открытии мемориала под Ржевом и голосовании за поправки в Конституцию.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Летописцы земли русской, Олег Кашин и Роман Голованов. Здравствуйте.

О. Кашин:

- Здравствуйте, Роман. По вашему вкрадчивому голосу я понимаю, что вы хотите что-то сказать.

Р. Голованов:

- Да нет. Давайте по новостям пойдем. Ругаться сегодня, конечно, будем, но просто не хочется превращать этот эфир, как и прошлый, в междусобойчик. Поэтому давайте объяснять сначала новости, а уже потом по ним спорить. Потому что те, кто вне повестки, иногда даже не понимают, о чем мы тут говорим.

О. Кашин:

- Мы обычно о геях говорим, но, по-моему, сегодня с геями все в порядке. Более того, американское посольство объявило, что заканчивает праздновать месяц прайда и, видимо, убирает флаг. Очень странно пролетел месяц – четыре дня или пять – но, по крайней мере, вот так. Кстати говоря, напомню слушателям, мы с Романом уже который день обсуждаем эту историю с тем, как западные посольства вывешивают радужные ЛГБТ-флаги в Москве, вызывая протест у таких, как Роман, и на самом деле, да, реально они не вывешивают эти флаги в диких странах – в Саудовской Аравии, еще где-то – боятся реакции мусульман. И то, что в России, как и в Германии, и в Венгрии, и в Великобритании той же самой, на американском посольстве висит ЛГБТ-флаг, это значит, помимо прочего, что американцы у нам, к русским, относятся все-таки как к европейцам, как к цивилизованным людям…

Р. Голованов:

- Ой, спасибо вам большое, дорогие, за признание. А ярлык на княжение вы нам не выдадите, американцы дорогие?

О. Кашин:

- Ой, про ярлык тоже интересно. Безумно смешно и позорно, как обычно. Если видели, на фасаде американского посольства, того самого, на Новинском бульваре, где висит ЛГБТ-флаг, сегодня ночью какие-то подментованные граждане российские, как обычно, с помощью проектора, крутили ролик такой, что было ваше – стало наше. Была ваша Конституция, американская, 1993 года, теперь будет наша.

Р. Голованов:

- Это правда. Это точка 90-х годах, когда мы принимаем Конституцию.

О. Кашин:

- Роман, то есть, вы согласны с тем, что Владимир Путин, наш с вами любимых, 20 лет правил по какой-то американской позорной грязной бумажке?

Р. Голованов:

- Понимаете, вот тоже в этом и была зависимость наша от запада. Я тут как раз сейчас беру за руку Евгения Федорова и, вы знаете, как на ринге, боксер, вот так поднимая, - вы победили! И ведь это же была правда. И он сколько боролся, он добился своего. Оказалось, что мы все сумасшедшие, а не Федоров.

О. Кашин:

- Теперь еще осталось Центробанк распустить. Ну, и вот давайте обратим внимание на слоган – было ваше, стало наше. Это, конечно, традиционно другой контекст. Обычно так разбойники говорят, отбирая у честных людей их имущество. Я, естественно, не думаю, что это нарочно так получилось, скорее, это подсознание лоялистского активиста в России, это всегда подсознание мелкого уголовника. Так получается почему-то, к сожалению.

Р. Голованов:

- Давайте к новости дня перейдем. Владимир Путин и Александр Лукашенко приехали в Ржевской район Тверской области и там открыли Ржевский мемориал советскому солдату.

О. Кашин:

- Да, поскольку мы живем давно и мы помним 2009 год, фильм известного многим Алексея Пивоварова на НТВ про Ржев, про неизвестную и, наверное, самую страшную и самую бессмысленную, кровавую битву второй мировой войны, в которой погибло более миллиона человек, давайте прямо говорить, по полководческой бездарности не только товарища Сталина, но и товарища Жукова, считающегося у нас великим Багратионом, но в целом бывшего очень спорным полководцем, у которого главное умение было – не жалеть жизни солдат, которые были в его распоряжении. Когда Жуков побеждал, обычно победителей не судят и его успехи перевешивали те сотни тысяч погибших, которыми он добивался этих побед. В Ржевской битве он не победил, поэтому она была всегда не то что на обочине, а за пределами общественного внимания, о ней было не принято говорить, несмотря на эти страшные цифры – более миллиона погибших. И стихи Твардовского «Я убит подо Ржевом», которые Владимир Путин, как мы понимаем, не случайно недавно цитировал в своей статье, были буквально диссидентским высказыванием, поскольку официальная советская пропаганда тему Ржева игнорировала. И когда у Пивоварова вышел фильм10 лет назад, я помню реакцию ветеранских организаций и прочих патриотических кружков. Покусился на святое, какой ужас, какой кошмар! Я помню Героя Советского Союза Владимира Карпова, последнего руководителя Союза писателей СССР, который в этом фильме снимался, потом он говорил, что его обманули, он не знал, что будет сниматься в этой антисоветской подделке, и он после этого отказался мне давать интервью, о котором мы уже договорились – Карпов покойный, крупный деятель советского литературного чиновничества и реальный герой войны. И тогда, всего 10 лет назад, о Ржеве спорили и Пивоварову, как представителю условно либерального меньшинства, приходилось доказывать, что эта битва была и что эта битва – большая трагедия. Так раньше с блокадой было на самом деле – тоже ведь не всегда в общественном сознании был этот образ 125 блокадных грамм и образ героического умирающего города Ленинграда. За это тоже боролись и только к 80-м вот дошло до нынешнего представления о блокаде. В итоге вот та правда, с которой боролись предшественники Владимира Мединского, назовем их так, прорвалась к нам, к народу, к официальной России, и вылилась в этот памятник, в этот мемориал. Очень поучительная история в целом. Действительно, поучительная и крутая история!

Р. Голованов:

- Так, скажите, по Лукашенко, который приехал, это тоже важный знак?

О. Кашин:

- Да. И покинул встречу без заявления для прессы. То есть, видимо, ни о чем хорошим с Владимиром Путиным они не договорились, хотя эти кадры двух обнимающихся мужчин, снятые так, что эти мужчины как будто бы одного роста, вот как интересно у нас умеют снимать президентов, символичны. Тем более, перед белорусскими выборами… Да, Лукашенко, который вспоминает о том, что он приехал на родину только тогда, когда на его малой родине, в его Белоруссии у него возникают какие-то проблемы. Ну, такой… его называют «усатый таракан», он просит не называть его так, но, конечно, хитрый жук, который всегда маневрирует. Ну, молодец!

Р. Голованов:

- Все-таки, его рейтинг сейчас вырос в Белоруссии?

- Я тот еще белорусский социолог, конечно, но вот я бы на месте белорусов, которые выстраиваются в очереди, чтобы поддержать других кандидатов, я бы, конечно, наоборот, плевался и ругался….

Р. Голованов:

- А чего?

О. Кашин:

- Ну, потому что вот такой лицемерный опять же гад, который буквально позавчера говорил, что, смотрите, если не будет меня, опять Россия и Польша разделят Белоруссию. А теперь вдруг вспомнил и прибежал… куда прибежал?

Р. Голованов:

- В столицу нашей родины…

О. Кашин:

- Да, в столицу нашей родины город Ржев. Доиграется, старик, реально доиграется. Но опять-таки, что называется, нам с вами, Роман, чашечку кофе, потому что мы не валим и не поддерживаем Лукашенко. Можем себе позволить.

Р. Голованов:

- Будем говорить про отклик соцсетей?

О. Кашин:

- На что?

Р. Голованов:

- На мемориал?

О. Кашин:

- Давайте.

Р. Голованов:

- Заголовок «Медузы», послушайте - «Путин записал обращение на фоне мемориала советскому солдату в Ржеве, памятник похож на Дементора, поэтому президента теперь называют Волан де Мортом».

О. Кашин:

- Слушайте, Роман, у вас язык не поворачивается. Не Волан де Мортом, а Вован де Мортом. Вы боитесь произнести это слово?

Р. Голованов:

- Это тот, кого нельзя называть, да. Смотрите, вот то, что выпускает «Медуза», это очень похоже на рижскую газету «За родину».

Олег Кашин

О. Кашин:

- Более того, «За родину» такая газета действительно была в Риге, причем, была неоднократно и с 1940-го, с перерывами, конечно, до 1992-го она издавалась, будучи центральным органом Прибалтийского военного округа, такая военная газета, где разные прапорщики и майоры писали статье о боевой подготовке. Но вы явно имели в виду другую, я понимаю…

Р. Голованов:

- Да. Это та газета, которая разоблачала там подвиги войны, которая занималась антивоенной историей… Ну, что сказать – предатели, которые находятся в другой стране.

О. Кашин:

- Роман, 10 лет назад как раз ваши единомышленники бедного Пивоварова мочили за то, что он посмел говорить о Ржевской битве, как о трагедии. Ну, времена меняются и, я думаю, будем двигаться дальше. А у Пивоварова был второй фильм, помните? Про вторую ударную армию генерала Власова, где блогер Адагамов играл генерала Власова и, если Пивоваров побеждает в Ржевской части своего эпоса, пожжет быть, дальше и к Власову как-то иначе будет относиться официально Россия? А почему бы и нет?

Р. Голованов:

- Нет, никто не будет к Власову относиться иначе, как к предателю. И те картинки, которые полетели по соцсетям, где этот памятник выглядит как? Там стоит красноармеец, в руках ППШ и 35 журавлей, которые улетают и создают эффект парящей статуи, парящего мемориала, его заменяют на изображение Дементора… Знаете, все эти картинки – это ужас. Что их надо поудалять из соцсетей – это правда. Сажать кого-то надо? Я не хочу никого сажать и никого делать мучеником, потому что каждый раз, когда что ни говоришь, - а вот его травят! Да нет, пусть он сгорит от стыда, тот негодяй, который все это придумал и сделал. Пусть его замучает совесть, если она у него осталась. А если нет, надо ему инъекции делать, совесть накачивать и смотреть, что с ним будет, как он лопнет просто от своей мерзости, от самого же себя… Причем, есть очень хорошие Телеграм каналы, куда надо заходить…

О. Кашин:

- Роман, вот сегодня 30 июня 2020 года в России открыли очередное скульптурное изваяние, да. Оно действительно отличается от того, что было раньше. Вот есть канон какой-то, созданный Вучетичем в Трептов-парке, - солдат с мечом стоит. Есть Родина-мать. Этот памятник действительно новый, принципиально новый, он такой полуавангардный, постмодернистский…

Р. Голованов:

- Я честно вам говорю, что мне хочется увидеть, как это выглядит в жизни. Потому что то, как это изображено, я даже не сразу понял, когда смотрел на видеосъемки, - как он стоит? Мне казалось, что он, правда, парит в небе.

О. Кашин:

- Да, именно в том ракурсе, в каком его показывали в обращении Путина, когда видны эти подпорки, на которых стоят журавли, он как раз проигрышно выглядит, но это, что называется, претензии к телережиссерам, к тем, кто делал картинку. Но вот что я хочу сказать? Вы начали читать «Медузу», которая назвала этот памятник Вован де Мортом…

Р. Голованов:

- Ну, они просто делают это на деньги, которые получают от не наших друзей. И здесь они занимаются, откровенно говоря, провокацией – развязывают ненависть внутри нашей страны. Это их задача, они за это получают деньги.

О. Кашин:

- Узнать, чьи деньги в «Медузе» - деньги мэрии, деньги «Роснефти», деньги еще кого-то, мне бы тоже было интересно. А верить в эти байки про Госдеп, которому плевать на вашу Российскую Федерацию, может быть, он и пытался бы что-то сделать, но там сидят бездарные и бессмысленные идиоты, в Госдепе и жадные, кстати говоря…

Р. Голованов:

- Поэтому они платят три копейки всяким шаромыжникам…

О. Кашин:

- Поэтому потолок американской пропаганды – это сайт Кавказ. Реалии, колхозный. «Медузу» никакой Госдеп делать не в состоянии. «Медузу» делают лучшие русские журналисты на какие-то русские деньги.

Р. Голованов:

- А как же все материалы о финансировании? Что они получают деньги от разных фондов.

О. Кашин:

- Вы еще почитайте сайт РИА ФАН, он там расскажет, что мы с вами гей-пара…

Р. Голованов:

- Олег, да что же вас клинит на этой теме?

О. Кашин:

- Важная тема. Особенно в разговоре с вами. Так вот, сегодня утром как раз один из тех, кто шутил на тему Дементора в этом памятнике, был Алексей Меняйло, человек, о котором я узнал прошлым летом, когда его посадили в тюрьму по делу о митингах в Москве. Он известный, верующий христианин православный, очень добрый и честный человек, его называют даже божий человек, хороший парень. Вот он выложил эту картинку, на него набросились ваши патриотические коршуны, которые за память о дедах готовы родному деду горло перегрызть, - есть такие люди у нас. И заставили его, вынудили удалить эту картинку. Увидев нападение толпой на Алексея Меняйло, я взял похожую картинку, мне ее друзья нарисовали, и повесил у себя. Именно из тех соображений, когда в пространство общественного высказывания вмешивается страх сделать что-то не то, сказать что-то не и огрести за это, пространство общественного высказывания портится, уничтожается, заражается. Мне даже нравится этот памятник. Более того, я в первой части нашей программы говорил, почему именно Ржевская тема так важна и так принципиальна.

Р. Голованов:

- То есть, что он удалил? Я зашел сейчас в Твиттер – ничего он не удалил, он не взорвался от совести… кто его запугал?

О. Кашин:

- Роман, не называйте совестью этих скотов из Телеграм-канала Ультрас или там Артура Гаспаряна, или этих вот…

Р. Голованов:

- Слушайте, я тоже считаю это негодяйством. Я считаю это ужасом. Я вот смотрю сейчас на все то, что он тут постит…

О. Кашин:

- Вы считаете негодяйством, на вашей стороне МВД, Следственный комитет, Госбезопасность и вот эти гопники социальных сетей. Плохо быть заодно с такой компанией. И речь идет…

Р. Голованов:

- Слушайте, какой же он негодяй, этот Меняйло, если это его Телеграм канал… я вот его открыл… Какой негодяй ты просто, Меняйло! Олег, лучше бы вы мне не говорили, чтобы я открывал его Твиттер!

О. Кашин:

- Роман, поскольку вы в студии, я не вижу вашего лица, я думаю, что вы ржете сейчас опять же…

Р. Голованов:

- Нет, я очень злой на него.

О. Кашин:

- Вы сейчас смеетесь над своим искусственным пафосом, Роман, я тоже над ним смеюсь…

Р. Голованов:

- Олег, нет искусственного пафоса! Никакого пафоса нет. Пафос у вас в словах, в каждом предложении сейчас. Вы пытаетесь меня выстебать, высмеять, но я, правда, возмущаюсь. Почему я не могу ужаснуться тому, что кто-то размещает, откровенно говоря, гнусь?

О. Кашин:

- Давайте почитает дословно тогда пост Евгения Попова… Итак, «Путем случайных кликов проверил, кто репостит отвратительные посты про Ржев, «Медузы», и божьего человека Меняйло. Радикальная либерда - не путать с россиянами либеральных взлядов. Хохлы – не путать с братьями-украинцами. И Кашин. Дно. Что бы сделали в Израиле с изданием, которое опубликовало мемасик на мемориал Яд Вашем? Что бы сделали в Венгрии с медиа, которые глумятся над памятником «Обувь на берегу»? Что бы сделали в Латвии с сайтом, который издевается над мемориалом «Бикерниекский лес»? Что бы сделали в Японии с теми СМИ, кто ржет над Пламенем мира? Что бы сделали в Италии с авторами карикатур на памятник героям сопротивления в Вероне?

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Молодец, Евгений Попов! Вот эта часть очень точно, что там не позволили бы это сделать. Там бы не позволили это сделать!

О. Кашин:

- Да, Евгений Попов, безусловно, молодец, но после 2015 года этот ряд продолжается. И мы знаем, что сделали во Франции с карикатуристами, которые нарисовали безобидную карикатуру на Пророка. Их убили – расстреляли всю редакцию.

Р. Голованов:

- Они провоцировали на это!..

О. Кашин:

- Роман, когда нас с вами прогонят с радио «Комсомольская правда», я уйду в подполье, а вы можете переезжать в Грозный работать на ЧГТРК…

Р. Голованов:

- Вот сейчас я смеюсь!

О. Кашин:

- Вы будете органично смотрящимся человеком. Так вот, действительно, когда нам говорят, что образец общественной морали – это бандиты, террористы, убивающие карикатуристов за некие картинки, хочется нарисовать такую карикатуру. Потому что европейская традиция, частью которой является русское вольтерьянство, прости, господи, как раз подразумевает отсутствие вот этой ветеранской заруки… Навальный оскорбил ветерана! А-а-а… Давайте обойдемся без чеченизации России.

Р. Голованов:

- Но он же негодяй! А он даже наказания никакого за это не понес. Он назвал ветерана предателем и сидит смеется в эфире одной радиостанции…

О. Кашин:

- Роман, мы с вами обсуждаем это уже недели две или три… Так вот, резюмирую. Никто не сомневается в том, что Ржевская битва большая национальная трагедия. Еще раз стоит проговорить, что виновников ее зовут Иосиф Сталин и Георгий Жуков. И то, что памятник поставлен, возвращает нас к этой теме. Потому что говорить об этом, конечно, нужно, и советская власть, которую сегодня российские официальные лица представляют нам образцом честности в исторической правде, советская власть Ржевскую тему много лет замалчивала. Здорово, что такой памятник возник. Памятник, как изваяние, действительно, русская школа скульптуры переживает кризис. Этот памятник – попытка выйти из кризиса. Удачная она или нет, давайте спорить. Но этот эстетический разговор не имеет отношения ни к чему сакральному. Речь идет о 80 тоннах бронзы, поставленных в виде памятника сегодня, в 2020 году, и открытых Путиным и Лукашенко, а не о том, что кто-то глумится над костями погибших.

Р. Голованов:

- Этот памятник будет стоять сотни лет, если не придут какие-нибудь дикие орды, которые захотят его снести… А это вполне себе возможно. А что? Ну, давайте сначала памятник назовем Дементором. Потом мы выпустим фотографию Бандеры с георгиевской ленточкой… Олег, вот вы говорите – я не хочу чеченизации. А я не хочу, чтобы здесь фашизм сделали нормальным. Мы же можем спорить об этом?

О. Кашин:

- Роман, вот когда Адамович и Гранин делали блокадную книгу, тоже какой-то обкомовский человек, Григорий Романов, говорил – сегодня мы пишем о людоедстве в блокадном Ленинграде, а завтра будут солдаты НАТО. Ерунда это все. Правда всегда побеждает. Прорывается. И сегодня та полузапретная правда о войне, которая была в Советском Союзе, сегодня тот мейнстрим, в котором Путин открывает памятник.

Р. Голованов:

- Сколько лжи только перед этим надо отсеять….Сколько лжи!

Р. Голованов:

- Поговорим про Кадырова.

О. Кашин:

- От Ржева можно мостик перекинуть. Потому что все-таки Владимир Путин из Ржева обратился еще к нации в очередной раз.

В. Путин:

- Мы голосуем не просто за поправки, облеченные в четкие правовые нормы. Мы голосуем за страну, в которой хотим жить, с современным образованием и здравоохранением, с надежной социальной защитой граждан, с эффективной властью, подотчетной обществу. Мы голосуем за страну, ради которой работаем, и хотим передать нашим детям и внукам.

Потому уверен: каждый из вас, принимая столь важное решение, думает прежде всего о своих близких, опирается на ценности, которые нас объединяют, а это правда и справедливость, это уважение к человеку труда, к людям старших поколений, это семья и забота о детях, об их здоровье, нравственном, духовном воспитании.

Поправки в Основной закон — в случае вашей поддержки — закрепляют эти ценности и принципы как высшие, безусловные конституционные гарантии.

О. Кашин:

- Я хотел вас спросить, как практикующего журналиста отдела политики. В ночь со среды на четверг где вы будете? Что вы будете делать? Вы будете спать или вы будете сидеть у телевизора или компьютера, взволнованно принимая эти цифры: Камчатка – 52 %, Чукотка – 59 %. Как это будет? Какие у вас планы на следующую ночь?

Р. Голованов:

- Я проснусь, полистаю новостную ленту, приеду в редакцию. Здесь будет Константин Малофеев. Мы сначала с ним проведем прямую линию по конституции, а потом запишем интервью. Я опять засяду за ноутбук и буду смотреть, смотреть, смотреть. А потом приду сюда к вам, расскажу, что я такого насмотрел. А вечером мы будем здесь же с вами в прямом эфире встречать результаты.

О. Кашин:

- Хотя в России – выходной. Я хотел спросить, насколько непредсказуемы эти цифры? Насколько взволнованно вы их ждете? Будете ли вы, хватая каждую новость, следить за тем, что происходит?

Р. Голованов:

- Конечно, будем следить. Будем по полной информировать людей.

О. Кашин:

- В 1984 году, когда прошли выборы в Верховный Совет Советского Союза 11-го созыва, во французской газете дали первую полосу большими буквами: «Сенсация! В СССР на выборах опять победили коммунисты!» Здесь - то же самое. Сенсация, поправки Путина набрали 90 % голосов населения!

Р. Голованов:

- Я думаю, 75 %.

О. Кашин:

- Как обычно, Кириенко ставит задачу 70 % явка.

Р. Голованов:

- Я сходил на участок, проголосовал за. Там стоят урны, я посмотрел бюллетени, которые лежат в прозрачных ящиках. Штук десять можно было разглядеть. На шести-семи точно было «да».

О. Кашин:

- Берешь один бюллетень и понимаешь, что человек голосовал за индексацию пенсий. Берешь другой бюллетень – человек голосовал за сохранение исторической памяти. Третий бюллетень – ваш, Роман, человек голосовал за семью как союз мужчины и женщины.

Р. Голованов:

- И за Бога в конституции. При этом все равно во всех – «да». И непонятно, за что на самом деле голосует народ. Это голосование в том числе будет значить и обнуление Путина, продление его царствования. Но при этом доказать это даже не математически, а вот из серии – мы сидим с вами в одной комнате, докажи мне, не объясняй народу, почему так, а просто что между нами, по-человечески объясни, почему это значит, что народ проголосовал за Путина. Нет, это голосование за права животных, за пенсии, за какие-то такие вещи. Очень странное голосование. Я не агитирую.

Р. Голованов:

- Ничего странного в этом голосовании нет. Есть набор важнейших вещей, которые люди просили. Во-первых, я просто открывал чат, когда сидел на радио, и листал сообщения. Говорят: надо поменять конституцию! Меняют. Сейчас-то чем опять недовольны?

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Конечно, провальная конституция была ельцинская. Тут вопросов нет. Естественно, она была не американская, ее писали танкисты Таманской и Кантемировской дивизии. Александр Васильевич Коржаков. И нанятые ими юристы – не лучшие юристы своего времени. То есть даже слово «подряд» они по своей дегенеративности не учли. Это было 27 лет назад.

В истории России был опыт референдумов. Маленький, но был. Референдум о сохранении Советского Союза, проводившийся в тот же день референдум о введении в России поста президента. И наличие президента в России – это воля народа. Дальше был референдум «Да – да – нет – да» знаменитый, доверяете ли вы Ельцину? Потом – всенародное голосование по той ельцинской конституции. И референдумы уже при Путине – в регионе, по объединению регионов.

Это голосование как бы ставится в один ряд с ними, по логике. По-моему, оно гораздо больше похоже на другой электоральный опыт российский, который тоже богат на самом деле. Был проект «Имя – Россия».когда всей страной мы вот так же лихо выбирали Сталина, Столыпина или Александра Невского. Были выборы «Чудес России», когда выбирали ингушскую крепость Вовнушки и коломенский кремль. Совсем недавно было голосование по именам для аэропортов. Чего-то такое веселое, увлекательное и бессмысленное.

И вот сейчас, как если бы мы проводили выборы названия для аэропортов, быть ли в Омске аэропорту Егора Летова. И мелкими буквами внизу: кстати, а как насчет того, чтобы Путин оставался еще на 12 лет.

Р. Голованов:

- Олег, не надо считать людей за дураков. Все всё понимают и знают. И не надо говорить, что кто-то обманут. Сколько мы тут информировали, выходили издания от «Комсомольской правды». И в эфире мы что ни день говорили.

О. Кашин:

- Этот марафон «Комсомольской правды» и ВГТРК, когда разные люди приходят в редакцию. Хочу поблагодарить Наташу Жданову за то, что она поставила людей для фотографирования на фоне нашего с вами портрета.

Р. Голованов:

- Но часто умудрялись просто вас взять и вырезать. Наверное, это заговор. Почему Кашин не попал в кадр? В чем секрет? Специально не показывали?

О. Кашин:

- У меня есть подборка фотографий. Захар Прилепин стоит на фоне нашего с вами портрета. Элла Памфилова, еще какие-то люди. Вы говорите: люди все понимают. Именно, люди все понимают. И соберутся они в Кремле, в Ново-Огарева на очередной Совбез, и тот же Собянин, который лучше всех понимает, как устроено голосование в Москве, в том числе электронное, когда миллион москвичей, включая адски пожилых, вдруг решили проголосовать онлайн. И Венедиктов еще за это отвечает. Я думаю, Собянин будет смотреть Путину в глаза и посмеиваться над ним. Знаем, старик, как ты себе обеспечил это обнуление!

Р. Голованов:

- Поговорим про Кадырова.

О. Кашин:

- Завтра на стриминговом сервисе НВО премьера фильма «Добро пожаловать в Чечню». Об убийствах геев в Чеченской республике.

Р. Голованов:

- То есть это снимали западные компании здесь?

О. Кашин:

- На деньги Государственного департамента и масонов.

Р. Голованов:

- Олег, вы все прекрасно понимаете.

О. Кашин:

- На деньги мировой гей-мафии.

Р. Голованов:

- Есть Чечня, которая живет в своей культуре, которую я уважаю. И не надо говорить о том, что там кого-то убили.

О. Кашин:

- Мы обсуждали, там недавно девушка погибла, якобы с эпилепсией, но все примерно представляют, как она погибла. Свои традиции и своя атмосфера.

Р. Голованов:

- Когда вы пытаетесь туда ворваться и сказать: я вас сейчас здесь научу жить, - вы уверены, что они вообще хотят вас слушать? Вы уверены, что им интересно, что вы здесь говорите? А вы верите тому, что говорят? Где доказательства? Пока я в это во все не верю. Тем более, как сказал Рамзан Ахматович, шайтанов там нет.

О. Кашин:

- Вы сказали, что в Чечне своя культура, свои традиции. Не нужно туда лезть. Но это палка о двух концах. Ведь в нечеченской части Российской Федерации тоже какая-то своя культура. А чеченская часть Российской Федерации учит нас, как быть. Кадыров научил нас, как быть, сняв лучший ролик, агитирующий за какое-то отношение к этим поправкам. Не будем говорить – какое. Каждый сделает вывод сам.

Что такое эти поправки? Нам показывают лицо Кадырова, который говорит, что как здорово было бы, если бы Владимир Путин остался пожизненным президентом России. Даже Дмитрий Песков сказал, что эта должность не предусмотрена конституцией – пожизненный президент. В наших условиях уже можно смеяться над выражением «не предусмотрена конституцией». Потому что сегодня не предусмотрена, завтра будет предусмотрена.

В общем, то, что я называю чеченизацией, и в плане общественных нравов, и в плане политики, устройства власти, это происходит в России. Да, не бывает так, что в этом региончике существует тоталитарный режим, а рядом будет свобода и демократия. Нет, миазмы или метастазы тоталитаризма будут на всю Россию постепенно расползаться, если мы не изменим ситуацию каким-то образом с Чеченской республикой.

Р. Голованов:

- Помните стихотворение: «Я за царя хоть мертвеца. Российскую интеллигенцию я презираю до конца».

О. Кашин:

- Я тоже, конечно, «за царя хоть мертвеца». Но опять же…

Р. Голованов:

- Когда до конца, когда нет этого вопрос – а кто преемник, а что делать дальше, а давайте мы от одних выборов до других что-нибудь построим.

О. Кашин:

- Сегодня хорошо сказал митрополит Тихон, что если долго останется Путин, он воспитает целую плеяду преемников. Бежит толпа людей. Это кто? Это преемники.

Р. Голованов:

- А как вы хотите? Как это все происходит? Человек должен проходить инкубаторы губернаторов, чтобы становиться политиком. Он должен встраиваться в систему, чтобы она не рухнула. Я за то, чтобы Путин был как можно дольше, чтобы система…

О. Кашин:

- Один охранник Путина медведя отогнал от его алтайской резиденции. В итоге ему дали в награду вашу родную область.

Р. Голованов:

- Чтобы мог дальше выстраивать систему.

О. Кашин:

- Другой охранник ногой гадюку раздавил, которая лезла к Путину, и за это стал губернатором моей области, правда, ненадолго. А теперь он министр МЧС. В общем, так устроена система преемников, которой, конечно, в нормальной республике, в нормальном устройстве быть не должно.

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- Олег, хватит выдумывать! Хватит заниматься провокациями. Приезжайте в Тульскую область, посмотрите, что там происходит. Область похорошела. Я помню Тулу при других губернаторах. Как начала развиваться при Груздеве, потом уже при Дюмине. Туда приезжаешь, и у тебя небольшой Арбат, где ты идешь, гуляешь и не понимаешь, где ты – в Москве на Никольской или ты идешь по Туле. Небольшое пространство, это важно для небольшого города, где есть хоть какая-то жизнь, хоть какое-то понимание, что ты не в какой-то деревне живешь, не оторван от всего мира, а у тебя есть культурное пространство.

Я зашел в одну чайную, а там висит большой портрет государя Николая II. Причем не в пошлом виде, а такое приличное место. Там сидят хипстеры. Я думаю: кажется, я дома.

О. Кашин:

- Вот вы процитировали Георгия Иванова. У меня тоже вертится на языке, давайте перефразируем: «Я за войну, за интервенцию. Я за царя хоть мертвеца. Чеченскую интеллигенцию я обожаю до конца». Давайте на этом сойдемся.

Р. Голованов:

- Вы против, что ли? Вы за монархию или против?

О. Кашин:

- Я за монархию, конечно. Но что это значит в наших условиях? У нас в регионах есть монархия.

Р. Голованов:

- Это значит – сакральность власти. Озвучу свою идею. Хочется создать христианский регион, православный регион. Где его возглавит мой любимейший отец Андрей Ткачев. Я бы и отца Дмитрия Смирнова с радостью взял на эту должность, но, увы, батюшке сейчас тоже тяжело со здоровьем. Поэтому молодые, энергичные, настоящие мужики – священники.

О. Кашин:

- Я нашел для вас регион подходящий. Знаете, какой? Еврейская автономная область.

Р. Голованов:

- Уже сегодня об этом шутили. Я думаю, не очень хорошая шутка.

О. Кашин:

- Там хороший, нормальный регион. Там Китай выращивает сою.

Р. Голованов:

- Думаю, этот регион должен быть в Центральной России. Даже небольшой район, область.

О. Кашин:

- Ваша Тула. И на этом Арбате ходят женщины в паранджах.

Р. Голованов:

- У вас дремучее представление о христианстве, о православии. Почитайте замечательный журнал «Хлеб», который издают молодые консервативные ребята. Православие для молодых людей. На это приятно смотреть.

О. Кашин:

- Вы назвали отца Дмитрия Смирнова. А его систему представлений об общественной нравственности мы знаем. Что женщины, живущие с кем-то вне брака, это проститутки.

Р. Голованов:

- Я бы мог возглавить там министерство пропаганды.

О. Кашин:

- Министерство госбезопасности.

Р. Голованов:

- Я слишком добрый человек для этой должности. Я даже поругаться нормально не могу.

О. Кашин:

- Слишком добрый – расстреливаю и плачу.

Р. Голованов:

- Только на словах. А дальше не получится. Я даже ни на кого нормально поругаться не могу в жизни.

Когда идет телевизионный сигнал, мы в министерстве пропаганды смотрим: так, «Давай поженимся» - вычеркнуть. Это бесовская копилочка. Туда же к Монеточке мы это отправляем. «Модный приговор» - ужас, вычеркнуть. Эта дрянь нам не нужна. «Что? Где? Когда?» - это мы пускаем в эфир. «Дом-2» - это вообще надо окружить. Может, туда схиигумена Сергия отправить? Я все думаю, что с ним делать, с его казаками, со всей этой армией. Я думаю, что надо отправить на «Дом-2». И посмотреть, как будет это реалити-шоу развиваться, когда приедет схимник, который боевик, вместе со своими ребятами, которые с Ксенией Собчак разбирались. Кстати, я забыл, что Собчак из «Дома-2», не подумайте, никаких аналогий я проводить не собирался. Это уже как-то само собой мистически получилось. И эти ведьмины избушки он и сделает тем, чем они должны быть. Это такие угольки. Это опять же – сон, фантазия.

О. Кашин:

- Роман, мы же с вами не поругались сегодня. Были все предпосылки, а мы молодцы, мы справились.

Р. Голованов:

- А чего ругаться? Уже тысячу раз ругались на все эти темы. Нужна новая вспышка. Я буду думать и стараться для своего Телеграм-канала над новыми текстами, которые вам буду скидывать. Вы будете их читать, злиться и приходить с новыми эмоциями на эфир. Где будет огонь, драйв, жара, как схиигумен Сергий на «Доме-2».

О. Кашин:

- Тогда обнимемся, Роман. Чего-то мы сегодня добрые.

Р. Голованов:

- Меняйло по памятнику выступил ужасно. Ты негодяй и мерзавец.

Готовясь к новому нападению украинской армии, в Донецке строят вторую линию укреплений.
<p>Обсуждаем главные новости Владимира и области с экспертами и слушателями в эфире радио "Комсомольская правда"-Владимир".</p>
<p>Обсуждаем главные новости Владимира и области с экспертами и слушателями в эфире радио "Комсомольская правда"-Владимир".</p>