Крашенинникова о статье Путина: «Наши оппоненты к этому нас и приводят, чтобы мы доказывали прописные истины»

Вероника Крашенинникова
Сергей Мардан и Мария Баченина в эфире Радио «Комсомольская правда» поговорили с главой Института внешнеполитических исследований и инициатив Вероникой Крашенинниковой о переписывании истории на Западе и отношениях России и Белоруссии.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


С. Мардан:

- В студии Сергей Мардан.

М. Баченина:

- И Мария Баченина.

С. Мардан:

- Поговорим с Вероникой Крашенинниковой, генеральным директором Института внешнеполитических исследований и инициатив.

В. Крашенинникова:

- Добрый вечер.

С. Мардан:

- Я знаю, что вы дипломированный историк. Поэтому разъясните нам, зачем же Владимир Путин потратил свое драгоценное время и решил написать статью про события 80-летней давности? Меня называют имперцем и неучем.

В. Крашенинникова:

- Здесь мы говорим о победе Советского Союза – точно государства не имперского. Интернационализм был одним из главных принципов нашего государства. И подавление народов, которое происходит в рамках империи, как раз и не было ни в коем случае применимо к советской политике.

Почему сейчас эта статья Путина? А почему не раньше? Потому что этот процесс в Европе идет давно. Мы за ним не очень следили. Но я вам дам несколько названий. В 2008 году, то есть 12 лет назад, в Европе Европарламент объявил европейский День памяти жертв сталинизма и национал-социализма. Видите, сталинизм и национал-социализм в одной строчке. Как будто этого было мало, три года спустя этот день именуется День памяти жертв тоталитарных режимов. Семь лет спустя – в 2018 году этот день называется День памяти жертв коммунизма. Оттолкнулись от национал-социализма, а пришли к коммунизму. Этот процесс идет.

Если вы думаете, что резолюциями дело ограничивается, то нет. На основе этих резолюций вводятся вполне себе конкретные материальные санкции против России сегодня. В поддержку таких резолюций строится музей в Брюсселе, который объясняет европейскую историю. Так вот, там идут два коридора к началу второй мировой войны. Один называется «Национал-социализм», другой называется «Коммунизм». Эта их теория вкладывается в систему образования и обучения.

С. Мардан:

- А с какой целью?

В. Крашенинникова:

- Целей не одна. Во-первых, важно назначить тех, кто несет ответственность за вторую мировую войну. Они же расширительным образом несут ответственность за любые агрессии в мире. Например, Соединенные Штаты, которые выиграли холодную войну, как бы за счет расширения, считается, что выиграли, присваивают себе победу и во второй мировой.

С. Мардан:

- А что из этого следует в настоящем и будущем? Ну присваивают – и ладно. Нам-то чего до этого? Это вроде бы как вопрос их внутренней жизни, образования, воспитания, идеологии.

В. Крашенинникова:

- Это вопрос идентичности.

С. Мардан: - Так это американская идентичность. Не русская же.

Вероника Крашенинникова

В. Крашенинникова:

- Они пытаются отобрать у нас нашу, российскую идентичность. И если День Победы остается главным политическим праздником нашей страны, если это тот стержень, на котором другие ценности, если эта идея, если эта победа – единственный политический принцип и ценность, на которой сходятся, с которой согласны люди с разными убеждениями, от коммунистов до монархистов, ну, монархисты не все, надо сказать, согласны, большая часть монархистов воевала на другой стороне, - то это, по-прежнему, самый ценный для нас праздник. И не зря, если 9 мая не удалось провести Парад Победы, то это делается 24 июня. На самом деле 24 июня – это очень сильная дата. И дата первого Парада Победы в 1945 году имеет важное символическое значение.

С. Мардан:

- Я не понял. Америка – это Америка. А нам что до этого?

В. Крашенинникова:

- Вы меня просите доказать аксиому. Доказать, что победа в Великой Отечественной, во второй мировой войне… Наши оппоненты к этому нас и приводят, чтобы мы доказывали прописные истины. Чтобы мы доказывал, что два плюс два – это четыре. А вы возьмите и докажите.

С. Мардан:

- А зачем тогда статья Путина, если это аксиома?

М. Баченина:

- Если они там двоечники, не понимают, сколько это дважды два.

В. Крашенинникова:

- Кто-то, может быть, не понимает в России. Но я, честно говоря, таких людей не знаю. Я с такими не общаюсь. Но очень многие делают из исторической политики инструмент политики сегодняшней. Еще раз, на основе этих резолюций вводятся санкции, строятся музеи, вводится система образования. Присваивается такая репутация стране, которая нам совершенно не принадлежит. Победа над фашизмом – это такая же ценность сегодня, 75 лет спустя, что и тогда.

С. Мардан:

- Путин на праздновании 70-й годовщины начала второй мировой войны – 2009 год – признал преступным пакт Молотова – Риббентропа. Это происходило в Гданьске. Сейчас в своей статье Путин ревизовал эту аксиому, с которой мы жили тридцать лет, с 1989 года. О том, что Сталин – преступник, пакт Молотова – Риббентропа был преступный. И советская власть это скрывала.

М. Баченина:

- Ты усложняешь. Он сказал, что не во всем этот пакт виноват.

С. Мардан:

- Это как я понял. Я вообще ревизионист. Я считаю, что можно пересматривать ошибочные решения. И это правильно. Это нормально.

М. Баченина:

- Можно менять принципы несколько раз на дню, и это тоже нормально.

С. Мардан:

- Можно сжечь ельцинскую конституцию и принять новую.

В. Крашенинникова:

- В 1989 году это были другие силы, которые приняли такое решение.

С. Мардан:

- А Путин говорил это в 2009 году.

В. Крашенинникова:

- Я не знаю, навскидку не вспомню этот эпизод. Надо посмотреть точную цитату.

С. Мардан:

- «Без всяких сомнений, можно с полным основанием осудить пакт Молотова – Риббентропа, заключенный в августе 1939 года».

В. Крашенинникова:

- Ну что же, сегодняшнее понимание истории Владимира Владимировича изложено в сегодняшней статье. И каждый из нас изучает историю. И глубже и глубже понимает ее. Меняются политические обстоятельства вокруг нас. Наверное, в 2009 году нас не так активно обвиняли в развязывании второй мировой войны. Поэтому можно было и такое утверждение сделать. Может быть, мы ожидали каких-то позитивных откликов на это.

Мария Баченина

М. Баченина:

- Мне кажется, что сегодня мы уже проиграли информационную войну за умы подростков на Западе, которым вложили нужную информацию. Могут ли такие статьи или еще что-то это повернуть в правильную сторону?

В. Крашенинникова:

- С этой проблемой сталкиваемся не только мы, но даже и европейские страны.

М. Баченина:

- Их тоже вычеркивают из истории?

В. Крашенинникова:

- Например, Франция. Францию вычеркивают, например, из первой мировой войны. Недавно вышел очень яркий фильм «1917-й» про первую мировую войну, где война происходит на территории Франции. Но от всей Франции там только девушка с ребенком, молодая мать, пострадавшая от войны. И это все. А воюют англичане с немцами.

На самом деле мы не проиграли эту информационную войну. К 9 мая мой Институт внешнеполитических исследований и инициатив и Общественная палата сделали гигантский проект. Он называется «В честь Победы». Он находится на victory75.org . Мы собрали людей от Австралии и Вьетнама до Канады и Аргентины, людей – наших единомышленников. Причем высокопоставленных. Это бывшие президенты стран, бывшие министры иностранных дел, послы, бывшие министры обороны, деканы университетов. Этим людям мы задали три вопроса. Что для вас значит победа Советского Союза во второй мировой войне и Великой Отечественной? Какой ущерб нанес вашей стране фашизм? Как нам сохранить историю, роль Советского Союза в победе? Как нам предотвратить рост ультраправых настроений и сил в мире?

Очень сильные выступления. Но этот проект нам показывает, что с нами наши позиции в мире разделяют гораздо больше людей, чем те, кто не разделяет их. Союзники у нас есть. Их много. Подавляющее большинство все-таки разделяют ценности нашей победы и находятся на нашей стороне. Другое дело, что очень часто эти люди, эти силы уже не во власти. Очень интересное выступление у бывшего посла Франции в России Жана Де Глиниасти. Он дает интересные цифры. В 1945 году 57 % французов считали, что Советский Союз внес наибольший вклад в разгром нацизма. Сейчас эта цифра – 23 %.

С. Мардан:

- Никому дела до этого нет. Для них эта война закончилась 80 лет назад. Они и не думают об этом.

В. Крашенинникова:

- В 1945 году только 20 % французов считали, что победили США, сыграли главную роль. А теперь эта цифра – 54 %. Почему так происходит?

С. Мардан:

- Давайте поговорим про Беларусь.

М. Баченина:

- Два кандидата в президенты Беларуси отказались продолжать кампанию. Почему это произошло? Президент Белоруссии объявил властям, что удалось сорвать майдан белорусский, который организовывал «Газпром».

Сергей Мардан

С. Мардан:

- Это вызывает больше всего вопросов. Арестовали банкира, который возглавлял российский банк в Белоруссии. В названии которого фигурирует слово «Газпром». У «Газпрома» там 49 %. Его посадили. Он был кандидатом в президенты. Лукашенко сказал, что это майдан. Подразумевается, что кукловоды находятся в Москве. Упоминался «Газпром». Лукашенко теперь союзник или нет?

В. Крашенинникова:

- Александр Григорьевич – союзник сам себе. И стремится, как все руководители государств, сохранить власть. Это и понятно. Чего же еще ожидать от лидера государства? Но у нас что, и с Белоруссией тоже единственный инструмент политики – труба? Я имею в виду, как было с Украиной?

С. Мардан:

- Скорее всего, да. Разве не так?

В. Крашенинникова:

- А разве Украина не была для нас уроком?

С. Мардан:

- Нет, не была.

В. Крашенинникова:

- Вот насколько более болезненным должен быть урок, чтобы власти поняли, что нужно вести очень толковую политику на пространстве СНГ?

С. Мардан:

- Власти должны вести такую политику. Вы – член политсовета "Единой России".

В. Крашенинникова:

- Я член Высшего совета. К сожалению, я ничего не знаю в партии про Белоруссию. Не слышала. Я вместе с вами наблюдаю и поражаюсь, насколько мы можем неуспешно, мягко говоря, вести политику в отношении такого важного и, действительно, сложного партнера, как Александр Григорьевич Лукашенко. И это все после Украины и спустя пять-шесть лет после такой тяжелой потери. Для меня это парадокс. Я все эти годы ищу ответ, я пытаюсь что-то делать, я пытаюсь о чем-то говорить в России. Но то, что делает «Россотрудничество» в Белоруссии, это катастрофа. Вот уже лучше бы не делали.

С. Мардан:

- Так это делает МИД плюс «Россотрудничество», которое фактически является филиалом МИДа. Это все знают. Ничего они там не делают.

В. Крашенинникова:

- Но строить славянское братство на основе рун и прыганья совместного через костры, извините, это можно в XVI век запрыгнуть, а не в XXI. Если у нас такое предложение Белоруссии, умные белорусы его не принимают.

С. Мардан:

- Согласен. Спасибо.