Кричевский: «Дискуссии нет, есть вбросы, чтобы убедить Путина допустить рукастых чиновников до резервов»

Никита Кричевский
Алексей Иванов и доктор экономических наук Никита Кричевский поговорили о целесообразности раздачи денег населению и других мер поддержки в условиях пандемии.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


А. Иванов:

- Здравствуйте! Это экономика на социальной дистанции. Сейчас будем обсуждать главные темы недели. Владимир Владимирович сломал традицию, выступал во вторник, а не в среду. Как вам вчерашнее выступление гаранта?

Н. Кричевский:

- Прекрасно. Здрасти, господа. Восхитительно! Изумительно!

А. Иванов:

- По нашей стезе было не очень много сказано.

Н. Кричевский:

- Да вообще ничего.

А. Иванов:

- Анонсировали, что будет третий пакет поддержки. Его должны разработать 5 мая. И вот такая фраза прозвучала, которая, может, не многими еще обсуждается, о том, что будет создан общенациональный план спасения, план действия по восстановлению занятости, доходов, роста экономики. Общенациональный план спасения экономики. Сегодня премьер Мишустин уже поручил до 25 мая такой план разработать. Это что у нас будет? Новая программа «500 дней»? Или ГОЭЛРО?

Н. Кричевский:

- Слушайте, лишь бы постебаться! ГОЭЛРО, между прочим, не большевистский план, а еще царский. Он был разработан до Первой мировой войны, насколько я помню. Большевики, после того, как воцарился мир и покой, они его после гражданской войны восстановили, стряхнули с него пыль. И принялись его реализовывать.

Программа «500 дней», которая была не то, чтобы она была высосана из пальца, но как можно на 25-й или 43-й день говорить о том, что где-то там что-то изменится? Господин Явлинский… Тогда, собственно, было уже понятно, очевидно, что 400 дней, что 500 дней… А вот на сотый день мы сделаем то, а если это будет сделано на 101-й? А если на 102-й? А давайте я вам подскажу, как сделать так, чтобы не считать эти дни? А чтобы менялось все сразу. Экономика – наука социальная, мы это с вами говорили много раз и будем повторять это еще столько же, сколько мы будем в эфире. И здесь просчитывать социум, наше с вами настроение, ожидания, предпочтения…

А. Иванов:

- А если что-то произойдет на 91-й день?

Н. Кричевский:

- Да. Через какое-то время. Ну, невозможно по определению. Вот программа «500 дней». А коли засуха? Что делать? А если цена на нефть подскочит? А тогда что делать? Здесь столько плюсов, минусов, нюансов. Как можно вот таким образом, знаете, как механистическую машинку, как показывают в видосиках первая доминошка упала, потащила за собой все остальные. И там все закрутилось, завертелось. Не бывает так.

А. Иванов:

- Будущее не определено. В этом плане, кстати, российские власти сейчас ведут себя достаточно честно, каждый раз, когда их спрашивают: а вот что там будет, допустим, к осени? Говорят, мы не знаем. Прогнозировать нельзя. Звоните в Сингапур, где там прогнозируют, что в августе у нас закончится эпидемия.

Н. Кричевский:

- Песков сегодня был не в очень хорошем настроении, судя по тому, что он предложил позвонить в Сингапур. Обычно он более толерантен к журналистам. И разговаривает с ними более прилично, хотя, конечно. через губу, свысока, но, тем не менее. А тут прямо, знаете, откровенно. Ты уж тогда скажи, что идите к чертовой матери! Ребят.

А. Иванов:

- Это такой вот эвфемизм: звоните в Сингапур. Я считаю, что он достоин войти в обиход.

Н. Кричевский:

- Хорошо, мы будем звонить в Сингапур, как скажете. А что касается названия плана, то мы всегда умели называть по-умному простые вещи, да что там простые? Те вещи, которые и называть-то не надо. Вот вчера Путин про экономику практически ничего не сказал. Ну, и не сказал! Поэтому он, кстати, выступал вчера, а не сегодня.

Вы человек молодой… Я думаю, поймет он, не поймет, что Путин специально так подумал, что вот чего в среду? Все равно про экономику говорить нечего. И во вторник он впервые за лет тридцать из всех российских президентов поговорил с людьми по-человечески. Когда он начал им говорить, что да поезжайте на дачи свои, ну, что вы вот:

А. Иванов:

- Но зато было очень много про психологию.

Н. Кричевский:

- Откуда вы этого человека привели в редакцию? Почему он позволяет себе перебивать старика?

Так вот. И сказал: будьте там предельно аккуратны и осторожны. По-человечески с людьми поговорил. Если бы вот такая тональность звучала в его обращениях с момента его воцарения, у нас бы сейчас экономика была совершенно по-другому. А когда вы на словах говорите о том, что мы соскочим с нефтяной иглы, а на деле оказывается, что мы на ней как сидели, так и продолжаем сидеть, делаем вид, что нам все равно, что творится на мировом нефтяном рынке. Больше того, всеми силами держим валютный курс. Паля и сжигая резервы. Но это, наверное, не совсем комильфо.

И вот тогда, когда возникает проблема, и проблема очень серьезная, потому что это и мировой экономический кризис, и нефтяной, и COVID-19, Путин говорит: братья и сестры… «Братья и сестры» надо было говорить двадцать лет назад! Но и сегодня не поздно. И завтра будет не поздно. Но говорить «братья и сестры» с людьми надо всегда. Потому что это люди. Вы – нынешние и будущие управленцы, одни из нас. Сегодня вы, завтра кто-то другой. Послезавтра третий. А потом придет Иванов и он что, будет с нами разговаривать через губу? С апломбом? Надувая щеки? Показывая, что он, наконец, поймал бога за бороду? Я первый с ним здороваться перестану. Если доживу. Да, Алексей Валериевич?

А в Саратове метро проведем!

А. Иванов:

- От Москвы. Продлим.

Н. Кричевский:

- Нет там миллиона? Ничего страшного.

А. Иванов:

- Вместе с Энгельсом.

Н. Кричевский:

- И у нас будет первый город, где метро будет до миллиона человек.

А. Иванов:

- Отличный план. Беру его к себе в блокнот на заметку.

Давайте обсудим, какие у нас есть варианты. Я так понимаю, что вся экономическая дискуссия в стране сейчас строится вокруг того, как потратить деньги. Денег у нас много.

Никита Кричевский

Н. Кричевский:

- Дискуссии нет. Есть регулярный вбросы для того, чтобы убедить Путина допустить рукастых и горластых чиновников до резервов, до депозитов, до бассейна, как я его называю. Для того, чтобы попилить бабосы. Вот для этого вбрасываются самые разные истории. И приходится напрягать все практически медийные усилия для того, чтобы их отбить. Самая последняя – это некий Гуриев, мелкий жулик, про которого я много раз говорил, человек, который убежал из страны не потому, что была экспертиза второго или третьего дела Ходорковского. Никого ведь не привлекали за экспертизу второго, третьего или двадцать третьего дела. Никого не посадили. Никто не убежал из-за этого, а Гуриев почему-то уехал? Почему? А потому, что у нему возникли претензии по итогам размещения двадцати миллионов долларов «Внешэкономбанка». Он разместился, по-моему, в ценных бумагах, предложенных «Сити-банком». История была в том, что доходность рассчитывалась по индексу инфляции РЭШ ректором, который был некто Гуриев. Так вот инфляция была то ли 5, то ли 7 тогда, то ли 8 процентов. По индексу инфляции РЭШ, которая была расписана на 140 страницах, естественно, люди подумали, что инфляция будет выше. И они согласились, потому что облигационный доход 10% - это неплохо. И пользуясь тем, что, вернее, памятуя о том, что Гуриев был вхож к тогдашнему президенту Медведеву, «Внешэкономбанк» пошел на эту сделку. И разместился в облигациях, предложенных структурами «Сити-банка». Каково же было удивление менеджеров «Внешэкономбанка», которые через полгода пришли за первыми выплатами, взяли с собой мешок, понятно, оказалось, что там ноль! И к господину Гуриеву возникли вопросы. Один раз возникли, второй. А на третий раз он вот в чем был, в том приехал на Белорусский вокзал, сел в аэроэкспресс, приехал в «Шереметьево» и улетел в Париж. Потому что в Париже к тому времени была его супруга. Все!

И сегодня этот товарищ нам предлагает из Парижу раздать всем по двадцать тыщ рублей. Скромно. Тут же подхватывает Леша Навальный. Выходит популист-депутат Мосгордумы, который говорит, а чего двадцать? Давайте двадцать пять. А кому двадцать пять? Усманову, Абрамовичу.

А. Иванов:

- Я задам один вопрос из чата, а потом перейдем к теме «вертолетных денег». А если кубышка, а если она только на бумаге?

Н. Кричевский:

- Ну, конечно. Ее давно там пропили и украли, своровали. По ветру развеяли. Естественно.

Дело ведь не в кубышке. А в том, что у государства всегда есть и будут возможности раздать людям деньги. Только это будут не доллары, а рубли. По какому курсу? Это второй вопрос. Будет ли инфляция? Это третий вопрос. Но возможность такая есть всегда. Другой вопрос: нужно ли ей пользоваться? Особенно сейчас, когда абсолютно ничего не понятно, что будет дальше.

Не суть. Я не против того, чтобы оказывать поддержку людям, потому что мы с вами много раз говорили, что мы с вами видим два направления выхода из текущей ситуации. Это поддержка потребительского спроса, то есть, оказание материальной помощи людям.

А. Иванов:

- И поддержка реального сектора.

Н. Кричевский:

- Молодец! Вам пора в аспирантуру.

Но эта поддержка не должна быть исключительно в виде денег. И даже, в первую очередь, не в виде денег. Мы с вами говорили, что есть масса способов поддержать людей в текущей ситуации. Вопрос: кого конкретно? А раз Агаларова, который в эфире РБК сказал, что я капитан тонущего корабля. И вижу, как он с каждым днем погружается все глубже. И ничего сделать не могу. Естественно, ему надо оказывать помощь. Это человек, состояние которого по прошлому году было миллиард семьсот миллионов долларов. Кто-то говорит, да ты продай чего-нибудь! Кто-то вопрошает, а почему он должен продавать, а кому сейчас продавать? Все стоит.

Ничего сейчас не стоит. Просто у человека есть конкретные и реальные деньги. Вы хотите ему оказывать материальную помощь? Господин Навальный! Господин Гуриев! Я, например, не знаю, стоит ли ему оказывать. К тому же, он размещает на своих площадях в «Крокусе», по крайней мере, была такая информация, госпитали для зараженных. Посмотрим, разместит или нет.

Дальше. Предположим, мы определились, если уж оказывать кому-то дополнительную материальную поддержку, так это должны быть люди, которые, действительно, сильно уязвлены сегодня в материальном отношении. Это люди, потерявшие работу. Это малоимущие, инвалиды, многодетные, естественно, и пенсионеры. Вот по этим людям никаких вопросов нет. И алгоритм оказания помощи отработан до мелочей, потому что эти люди на контроле. Пенсионеры в Пенсионном фонде, инвалидность – тоже в Пенсионном фонде, многодетные и так далее.

Вопрос в другом. Как оказать помощь тем, кто испытывает материальные сложности, но при этом нигде на учете не стоит. Он не безработный. Он не малоимущий. Он не инвалид. Не пенсионер. Ему просто сегодня плохо. Вот как вот я – председатель правительства, говорю. Окей. Я тебе помогу. Скажи, куда тебе деньги перевести. И он говорит, а чего мне переводить? Где у тебя касса, я схожу и получу налом.

И вот таких у председателя правительства будет миллионов сто это точно. И что с этим делать?

А. Иванов:

- Как это миллионов сто?

Н. Кричевский:

- Хорошо, поменьше. Пенсионеров в районе сорока миллионов, инвалидов порядка двенадцати-четырнадцати. Дальше многодетные. Они все учитываются каким-то образом. Тут же могут написать в чатик: Никита Александрович, у нас данные о всех без исключения граждан России содержатся в федеральной налоговой службе. На что я отвечу. Господа, ФНС работает на вход! Денежных средств. А не на выход. Вы ее путаете с нефтепроводом! Который сегодня качает нефть в одну сторону, а завтра вы его можете переключить на обратную. ФНС – это не нефтепровод. И не газопровод, который по реверсу может качать нефть или газ туда или обратно. ФНС – это на вход. На выход – это Минфин, Пенсионный фонд, прочие ведомства, которые работают непосредственно с населением.

Например, вот Иванов заслуживает поддержки? А он работу не потерял. В доходах тоже не потерял. Кричевский заслуживает? Ну, Кричевский всегда заслуживает поддержки, даже когда он ее не заслуживает. А вот Агаларов? А давайте посмотрим. И вот вы представляете, сколько будет продолжаться этот процесс. Вы же требуете сегодня? А давайте всем. Без исключения. А вопрос? А почему из наших с Ивановым налогов мы должны помогать господину Агаларову? Или Абрамовичу. Или Дерипаске. Тем, кто и так живет припеваючи, несмотря на кризис.

Скажем, давайте поможем бизнесу. Какому? Продуктовому? Фармацевтическому? Аптечному?

А. Иванов:

- У нас есть список особо пострадавших отраслей. В него, правда, входит…

Н. Кричевский:

- Постоянно разрастающийся.

А. Иванов:

- Кстати, недавно сообщала какая-то организация, что только 3% бизнесов попали в эти меры поддержки.

Н. Кричевский:

- А по поводу этого списка давайте не будем испытывать никаких иллюзий. Это огромная даже не форточка, не окно, а просто огромные ворота для коррупционного лоббизма. Что я имею в виду? То, что сама по себе схема определения системообразующих предприятий меня волнует в меньшей степени. Войдет туда, ну, 500 предприятий, 600, да хоть 1500! Вопрос: получат они эту поддержку? Я помню, 12 лет назад встретился в разгар кризиса 2008-2009 года с Владимиром Груздевым. У него была тогда группа компаний «Седьмой континент».

А. Иванов:

- Бывший губернатор Тульской области.

Н. Кричевский:

- Потом он продал свою долю компаньону и стал губернатором. Сегодня это Ассоциация юристов России. Очень хороший и вменяемый, на мой взгляд, человек. Бывший военный. И он мне говорит, знаешь, а мы в этом списке были, но мы ничего не получили. Да, мы в него вошли, это круто. Но толку-то!

Сегодня это будет 1297, Схема какая? Для того, чтобы получить поддержку, а поддержка какая? Субсидируемый кредит, госгарантия, налоговые взносовые отсрочки. Это очень неплохо. Для начала вы подаете заявку в отраслевое ведомство. Дальше ваша заявка идет, знаете, куда? Не к Мишустину. Даже не к Белоусову. Во «Внешэкономбанк». И он дает вашей заявке оценку. Насколько она правдива. И насколько вы достойно в оказании вам помощи.

Алексей Иванов

А. Иванов:

- К Игорю Иванычу, не тому, а к другому.

Н. Кричевский:

- К ненастоящему. Ненастоящий Игорь Иваныч говорит, окей. Заслуживает. Дальше вы идете на межведомственную комиссию. Вы не идете к Мишустину. Комиссия кем определяется? Минэкономразвития. Окей. И вы должны получить одобрение. Иванов вот пришел. «Что-то мне рожа твоя не нравится». Так подумает про себя один из членов комиссии. И проголосует против. Иванов красавец, но слишком смазливый, подумает иная тетенька. И зарубит.

Я не просто так шучу. Вы должны получить одобрение межведомственной комиссии квалифицированным большинством, то есть, три четверти голосов. Мало того, даже если вы получили, если кто-то из представителей Минфина, Минэкономразвития или ФНС будет против, вы помощь не получите.

А. Иванов:

- Какие ужасы вы рассказываете!

Н. Кричевский:

- И только после того, как все проголосуют за Иванова, это попадет на стол. Не к Мишустину. А на правительственную комиссию. После правительственной комиссии подпись Мишустина, соответственно, вы, так уж и быть, можете рассчитывать на государственную поддержку.

Вопрос: как долго эта процедура будет длиться? И не кончится ли к тому времени кризис?

А. Иванов:

- Какая-то адская бюрократия!

Н. Кричевский:

- Это не адская. Там еще непременное условие: отсутствие задолженностей. Это определяет только ФНС по итогам проверки.

А. Иванов:

- «Отдайте все Ивановым – на нас вся Россия держится» - пишут нам читатели.

Н. Кричевский:

- Ну, Кричевскому-то оставьте что-нибудь… чего сразу Иванову-то все?

А. Иванов:

- Ну, мы вам десятинку оставим…

Н. Кричевский:

- Мы тут в перерыве говорили о вбросах, о том, что, если вы не хотите кубышку тратить, тогда что нужно делать?

А. Иванов:

- Тогда нужно госдолг увеличить.

Н. Кричевский:

- Вот! Кто стоит за этими вбросами? За этими вбросами – вот что про 20 тысяч, что за вертолетные деньги, что про то, что давайте увеличивать госдолг – стоят люди, которые кровно заинтересованы в том, чтобы денежные потоки были как можно шире. Почему? Потому что всегда можно поиграть на курсе, на процентах, на доступе к этим деньгам. Ну, такой здоровый, отсутствующий в России элемент, как лоббизм. В России вместо лоббизма существует оголтелая коррупция. Что правительственный план, что вот эти всхлипы – распечатайте кубышку, раздайте людям деньги, если не хотите раздавать деньги, увеличивайте госдолг – все это направляется из одного такого коллективного центра людей, которые сегодня очень заинтересованы в том, чтобы их допустили к резерву, к ФНБ, к денежному станку, к увеличению госдолга. И они сегодня готовы платить огромные деньги тем, кто выскажется в защиту или в поддержку этих идей. Открою вам страшную тайну. На выходных мне предлагали за подобный материал в Фейсбуке и в Телеграм канале «Антискрепа» 150 тысяч рублей.

А. Иванов:

- Что-то я не видел у вас такого материала.

Программа в студии Радио КП

Н. Кричевский:

- Потому что Никита Александрович не проститутка. Если вы за наше время общения в этом еще не убедились, то я вам говорю это открытым тестом. Никита Александрович не продается. По крайней мере, за такие деньги. Потому что у Никиты Александровича есть свои убеждения. Никита Александрович понимает, что за этим стоят банкиры и финансово-промышленные группы. Они жаждут получить доступ к дармовым деньгам.

А. Иванов:

- То есть, это не промышленники?

Н. Кричевский:

- Ни в коем случае. Это финансово-промышленные группы, которая жаждут стать операторами. 150 тысяч! Я отказался. Мне посредник через несколько часов прислал сообщение – вы отказались от 150 тысяч за пост в Фейсбуке, но у вас же ипотека … Никита Александрович сказал – вы сутенер, раз вы так ставите вопрос, вы, что, сутенер? Все. После этого никаких вопросов больше не было. Жаль, хорошие деньги. Но вы же мне первый бы сказали – Никита Александрович, вы же всю дорогу говорите о том, что в нынешних условиях увеличить госдолг мы всегда успеем, так что же вы, когда даже пик3 не наступил, когда даже непонятно, на каких руинах мы окажемся через несколько месяцев, что же вы предлагаете увеличивать госдолг прямо сейчас? Ведь вы же сами себе противоречите. И что бы я говорил?.. А кто-то опубликовал. Кто-то получил эти денежки. Через, например, Сбербанк-онлайн…

Но ведь если вы наезжаете или продвигаете чью-то идею в медиа, расценки увеличиваются кратно. Я не знаю сколько, потому что, возможно, и надо было поинтересоваться, но – зачем? Но я вот говорю, что вот лично ко мне было такое обращение – выступи в защиту. Не выступил. А другие выступили. И Лешка Навальный выступил, и другие гаврики выступили, и вы сейчас, когда слушатете каких-то таких крутых экономистов, вы понимаете – слушайте, круть какая… У меня вопрос. В 1008-м, в 2014-м банкирам активно помогали, вы хоть копейку получили? Вы, которые сейчас ратуют за то, что давайте нам все раздайте, мы будем в шоколаде…

А. Иванов:

- То есть, я хочу уточнить. Если начнут вот эти вертолетные деньги разбрасывать, то выгодоприобретателем будет не население, а банкиры?

Н. Кричевский:

- А что есть вертолетные деньги?

А. Иванов:

- Ну, вот раздавать по 20 тысяч рублей.

Н. Кричевский:

- Как? Налом? На улицах? Как это будет? Каким образом? Про пенсионеров, про инвалидов, про многодетных, про ипотечников мы все знаем. Ведь мы с вами говорили – а давайте рефинансируем деньгами ФНБ, например, ипотечные кредиты, чтобы ставка была дешевле. Давайте, если сложно, будем предлагать и предоставлять налоговые потребительские каникулы. Давайте дадим отсрочку по одним налогам, по вторым, по третьим. Ведь впереди же у нас квартальные налоги, налог на имущество, на транспортные средства. По всем этим вещам можно предусмотреть какую-то отсрочку, потому что налоги платить нужно. Но точно так же нужно дать людям право выбора получить эту отсрочку или заплатить. Например, вот Алексей Валерьевич скажет – я лучше возьму отсрочку. А Никита Александрович скажет – да все равно платить, заплачу сейчас. Это выбор. Вот ровно так же, как сейчас говорят про отмену комиссии по переводам за оплату ЖКХ. Банки не должны брать комиссию. А банки говорят – инфраструктура стоит денег и какие-то проценты мы, конечно, получаем с этого дела, но нам будет проще снести просто эти приложения и не поддерживать их… И у меня возникает вопрос – а почему вы считаете возможным, вы считаете вправе лишить меня права выбора – как мне платить? Кому-то будет выгоднее, и таких сегодня 27% по стране, прийти ногами в банк и лично заплатить. А кому-то будет выгоднее нажать кнопочку в смартфоне и заплатить электронно. Таких сегодня 73%. У меня должна быть возможность выбрать. Если я сегодня могу себе это позволить, я могу спокойно это сделать через приложение. Если я испытываю какие-то материальные трудности, так я лучше схожу… Это вариант нормальной экономической жизни. Не надо думать, что вы решите за 150 миллионов человек и лучше знаете, что делать 150 миллионам человек.

Так вот, возвращаюсь к истории по поводу заказушных публикаций и выступлений. Когда я включаю телевизор, я устаю просто слушать и видеть этих людей, причем, очень часто я понимаю, что это люди, не получающие ничего за свои выступления, но которые поддались общей истерии. И вот когда вы послезавтра, дорогие мои, будете сидеть у себя на даче за столиками и кушать шашлык и запивать его водочкой, вы вспомните мои слова. Вы вспомните, что одно мое высказывание в Фейсбуке и в Телеграм посредник оценил в 150 тысяч рублей…

Программа в студии Радио КП

А. Иванов:

- Хорошо. Может быть, тогда, если раздача денег приводит к таким осложнениям, может быть, у людей просто…

Н. Кричевский:

- Она не приведет к осложнениям… Вот в Америке Трамп раздал по 1200 долларов. Это треть средней американской зарплаты. В переводе на наши деньги это порядка 13 000 рублей. Кому раздал? Тем, чей доход менее 75 тысяч долларов в год…

А. Иванов:

- Вот мы в перерыве решили, что есть другой способ помогать россиянам, кроме того, чтобы раздавать им просто по 10000 рублей…

Н. Кричевский:

- Да мы ничего не решали, мы так, болтали от нечего делать… Это такая зарядка для ума – не более чем…

А. Иванов:

- Так вот. Можно просто снизить расходы россиян и какие-то обязательные платежи…

Н. Кричевский:

- Да, вот то, что я предлагал. На выплату ипотечных кредитов. Ведь я же говорили еще тогда, когда все было хорошо и Мишустин говорил – а давайте будем смотреть, как рефинансировать ипотеку подешевле – я тогда говорил: давайте возьмем ФНБ и малую часть этих денег разместим в виде рефинансирования ипотечных кредитов и ставка по действующим ипотечным кредитам, не по новым, и не по первичному жилью, а по всем, сократилась бы в полтора-два раза. Естественно, эти деньги пошли бы не в оффшоры… Кстати, если помогать олигархам, инфляции не будет. Потому что все деньги уйдут за границу. Это к вопросу о том, что вот говорят, а вот будет там инфляция… Инфляция, если и будет, то будет несильная. Потому что в международном глобальном разделении труда – что в Америке, что в России, что в европейских странах – очень много товаров производится вне Америки или Евросоюза, или России. Американцы вообще шутят – у нас из всего, что мы производим, останется пиво да девушки легкого поведения. Все остальное нам привезут или из Китая, или из Южной Кореи, или из Сингапура, или из Европы… Вот у нас приблизительно такая же ситуация. Мы очень много получаем извне. И, естественно, мы будем платить тем людям. Но история в том, что американцы не боятся за инфляцию по одной простой причине. Как только денежная масса в Америке увеличивается, моментально подбегают государства, у которых есть свободные средства для формирования своих резервов, и выкупают американский государственный долг. Просто эти деньги уходят из Америки. В России это невозможно, потому что наши рубли никому не нужны. И даже если мы завтра выйдем и скажем – да возьмите хоть даром, нам скажут – ну, если вы нам довезете до дома вашу макулатуру, потому что мы в Америке ее ни на что не потратим, тогда мы согласимся. И это, кстати говоря, один из негативных моментов, связанных с деградацией российского образования. Что я имею в виду? Я имею в виду то, что за последние 20-25 лет подняли свои вонючие головы, оперились, расправили плечи многочисленные псевдолиберальствующие высшие учебные заведения. Не будем показывать пальцем, это и так все знают… Эти люди делают и будут делать все для того, чтобы выбить остатки экономических знаний из людей. Чтобы люди просто не понимали, что наши рубли девать, кроме России, некуда. Что мы, кроме себя, кроме нашей страны, никому не нужны с нашими вонючими несчастными деньгами, с нашей нефтью, с нашим газом… Мы никому не нужны. Мы нужны только себе. Да и себе-то не очень. В этом вся история. И, когда нам говорят – да у нас там миллионы, если не триллионы голодных, потому что за месяц все потратили последнее, что у них было, это тоже вранье. И все это про себя знают. Они говорят – нет, ну, конечно, так-то все обеднели, но вот лично мы… это неточно. Потому что все массово приобретают мангалы, мясо, винно-водочные изделия… и на майские поедут рассуждать о том, как все плохо. В стране действительно все неважнецки и я не понимаю, почему курс стоит, зачем надо резервы палить, поддерживая этот курс. Я не понимаю, почему такие половинчатые меры, например, с поддержкой людей. Вот то, что мы говорим, это все как об стенку горох. Я не понимаю, почему такое лицемерие и такая византийщина, фарисейство, когда декларируется помощь детям, а потом оказывается, что это за счет материнского капитала. Я вот этого не понимаю. Я отказываюсь это понимать. И я специально прошу своих подписчиков, которые пишут мне в личку – идете в какой-то орган, типа ПФР или собеса, на предмет оказания вам помощи, будучи семьей с детьми, ставьте меня в курс дела. И вот я помню, с начала апреля с начал отслеживать, человек мне первый написал в начале апреля – нам сказали после 15 апреля, сейчас нам сказали – идите в ваш территориальный Пенсионный фонд России. Вот теперь я жду информации о том, что им скажут в их местном отделении. Это очень интересно. Потому что, видите, месяц люди ходят и не могут получить то, что им обещал господин Путин. А что касается тех людей, которые действительно сегодня обеднели, таковых среди всех, чьи доходы уменьшились, порядка 12-13% всего.

А. Иванов:

- Это примерно соответствует тем занятым, которые в малом бизнесе. У нас ведь не так велика доля людей, которые занимались бизнесом, работали в сфере услуг, они, конечно, есть, но сравнить с развитием американской сферы услуг или американского малого бизнеса, или даже европейского, нельзя, у нас очень велика доля бюджетников.

Н. Кричевский:

- А мы же всегда что говорили? Очень много в экономике государства. А сегодня мы что говорим? Речь-то о людях. Вот эта либеральствующая гопота, которая занимается получением денег из бюджета и их освоением… кстати говоря, а у Кузьминова дети-то живут в Норвегии, то ли двое, то ли трое… и имеют уже там норвежское гражданство… Так вот, эти-то люди говорят, что это же беда, они предупреждают… вот как Кузьминов там вчера или позавчера предупредил. У меня тут же возник вопрос – кого он предупредил? Путина? Мишустина? Иванова с Кричевским? Или нас всех вместе взятых? Так мы и так знаем, что средний класс обеднеет. Мы и так в курсе. Но говорить о том, что – шеф, все плохо, гипс снимают, клиент уезжает – сегодня тоже рано…

В Краснодарский край люди тысячами переезжают со всей страны. Противопоставление «свой –чужой» вовсе не ново для наших краев. Мы знакомим новичков с кубанскими особенностями, бытовыми и историческими, а также знакомимся с ними поближе. Ведь они не только критикуют «кубанцов», но и привносят в Краснодар свежие идеи. 

Краснодар, Кубань, Россия - все свои.
«Хорошее питание и витамины». Иммунолог рассказал, как помочь организму подготовиться к встрече с коронавирусом