Кричевский: Рефинансировать ипотеку пока рано, нужно ждать, пока ЦБ снизит ставку

Девушка оформляет документы в одном из отделений банка.
Экономист Никита Кричевский в эфире Радио «Комсомольская правда» объяснил, что в перекредитовании ничего страшного нет. С Алексеем Ивановым он обсудил ипотечные каникулы, изменения для налоговых резидентов и другие экономические новости.

Скачать передачу [mp3, 34.4 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


А. Иванов:

- В студии Алексей Иванов и Никита Кричевский. Зачитаю новость. Сегодня Центробанк нам сообщает, что до рекордного уровня с 2013 года опустился такой показатель, как уровень просрочки по розничным кредитам, то есть те самые плохие долги, когда человек не платит 3 и более месяцев. При этом буквально несколько дней назад нам сообщали, что уровень долговой нагрузки на россиян вырос тоже до рекордного уровня. То есть кредитов мы набираем все больше и больше, а платим все лучше и лучше. Как так, Никита Александрович?

Н. Кричевский:

- Организованность и ответственность – отличительная характеристика русского человека. Сегодня было еще одно известие на ту же тему – по поводу ипотечных каникул. Из 7 миллионов заемщиков воспользовались меньше 10 тысяч человек, что составляет приблизительно одну десятую процента от общего количества заемщиков. Я думал, что будет больше. Судя по тому гвалту, хаю, по той волне по поводу кризиса, с каждым днем все хуже, закредитованность все больше, не сегодня-завтра нас накроет ураган невыплат, я ожидал, что ипотечные каникулы будут более востребованы.

А. Иванов:

- Напомню, ипотечные каникулы это такое правило, по которому человек может уйти до полугода как бы в отпуск от платежей по ипотеке. То есть он может сказать, что у меня сложные жизненные обстоятельства, и я не могу платить по ипотеке.

Н. Кричевский:

- Либо супруга ушла в декрет, либо, наоборот, вышла из декрета, перешла в разряд отпускных по уходу за ребенком. Там, как известно, выплаты становятся меньше. Иными словами, денег сегодня в достаточном количестве, для того чтобы обслуживать кредит, у меня нет, а через полгода, я надеюсь, ситуация изменится.

А. Иванов:

- Но, с другой стороны, говорят, что россияне берут кредиты, чтобы расплатиться по старым кредитам.

Н. Кричевский:

- И такое есть.

А. Иванов:

- Это нормально – перекредитование?

Н. Кричевский:

- Абсолютно.

А. Иванов:

- В этом нет ничего страшного?

Н. Кричевский:

- Не то что ничего страшного нет, а в нынешних условиях это рефинансирование весьма выгодно для заемщиков.

А. Иванов:

- То есть процент, под который они берут, меньше?

Никита Кричевский

Н. Кричевский:

- Да, меньше, чем тот, который был, предположим, 3 или 6 месяцев назад. И люди просто выигрывают. В чем смысл рефинансирования ипотеки? В том, что брал под более высокий процент, а рефинансируешь под более низкий процент. На мой взгляд, сегодня заниматься рефинансированием ипотечного кредита пока рано. Потому что надо ждать, когда ЦБ снизит ключевую ставку еще. Вот тогда есть смысл рефинансироваться. Для коммерческого сектора это абсолютно нормальная практика – рефинансирование. У тебя все время идет какой-то оборот – один кредит взял, другой кредит частично закрыл, а оставшуюся часть вложил в развитие производства, в покупку оборотных средств и пр. А на уровне ипотеки считается тоже нормальные рефинансирование. В то же время на уровне потребительского кредитования это считается не сказать, что ужасным, но должно свидетельствовать о том, что денег нет, и ситуация с каждым днем становится все хуже. Ничего подобного. Если крупнейшие компании, банки рефинансируются, и все нормально, если правительство США этим занимается, то почему это не могут делать люди, которые взяли когда-то потребительский кредит и сегодня где-то занимают, потому что нет денег, чтобы полностью погасить кредит, взятый ранее, и рефинансироваться можно под более дешевые условия? Абсолютно нормально.

А. Иванов:

- Какое-то время назад Минфин предлагал сократить срок, при котором гражданин будет считаться налоговым резидентом России. Сейчас он составляет 183 дня, то есть полгода. Минфин предлагал сократить этот срок до 90 дней. Но идея, по сути, провалилась. Объясните, в чем смысл этого налогового резидентства, кто был бы выгодоприобретателем от этого решения?

Н. Кричевский:

- Выгодоприобретателем было бы государство, пострадавшей стороной были бы отдельные так называемые олигархи, проще сказать, жулье, которые нарастили свои капиталы на протяжении жизни одного поколения (то есть себя) посредством участия в дикой приватизации, рейдерства, незаконного отъема бизнеса, коррупции, воровства бюджетных средств. То есть эти господа приобрели огромные активы, как в валюте (рубли, доллары – неважно), так и в имуществе (те же предприятия или недвижимость), и сегодня предпочитают большую часть времени пребывать за рубежом нашей великой России.

Что предложил Минфин? Давайте, для того чтобы эти люди были налоговыми резидентами России, соответственно, платили налоги здесь, снизим временной период пребывания в России со 183 дней до 90.

А. Иванов:

- Им же иногда приходится приезжать в Россию.

Н. Кричевский:

- Да. И там было еще одно условие. Минфин предлагал в высшей степени туманную формулировку – центр жизненных интересов налогоплательщика. Имеется в виду семья, родственники, те же самые активы, например, недвижимость или промышленные предприятия, все что угодно. Как, например, в Яндексе. Штаб-квартира Яндекса находится в Москве, а владельцы могут находиться на Мальте, в Нидерландах, где угодно, хоть в Британии.

Еще один интересный пример – Роман Аркадьевич Абрамович. Он значительную часть времени проводит то в Израиле, то на яхте, то в Лондоне, то еще где-то. В то же время металлургические комбинаты и угольные шахты находятся в России, и они создают то благосостояние, которое мы видим…

А. Иванов:

- Все эти люди, получается, в России вообще не платят налоги сейчас?

Н. Кричевский:

- Как налоговые резиденты – нет. Потому что они бОльшую часть времени (если не все время) проводят за границей. «Альфа-Банк» - точно такая же история. Выходит Минфин и говорит: давайте…

А. Иванов:

- По-хорошему.

Н. Кричевский:

- Да. Дальше происходит, на мой взгляд, совершенно необъяснимое. Первого вице-премьера приглашают поговорить в РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей, профсоюз олигархов). Он туда едет. И на выходе оттуда его спрашивают: ну что, Антон Германович, все нормально? А он говорит: знаете, мы насчет 90 дней то ли решили, то ли не решили, а вот насчет центра жизненных интересов в течение нескольких ближайших лет (не дней, недель и месяцев – лет!) мы должны определить, что это такое. По сути, вопрос был снят с рассмотрения. И это притом, что буквально сегодня опубликованы результаты соцопроса Московского центра Карнеги и Левада-Центра по поводу приверженности наших сограждан к переменам. 59% высказалось за резкие перемены в нашей общественно-политической, экономической жизни.

Алексей Иванов

А. Иванов:

- Минфин тоже за перемены. Он сначала сказал одно, потом другое.

Н. Кричевский:

- Что такое перемены? Это движение к социальному равенству, это движение к социальной справедливости. И Минфин мог бы выйти и сказать: знаете, мы не можем в одночасье сделать всех счастливыми, но давайте будем делать маленькие шажочки в направлении этой самой справедливости.

А. Иванов:

- За три года бюджет получит более 2 трлн. рублей от повышения ставки НДС. От кого он получит, Никита Александрович?

Н. Кричевский:

- От нас. Мы не ропщем. Сказали, нацпроекты будут. Мы ждем.

А. Иванов:

- А куда деньжищи-то девать?

Н. Кричевский:

- Вы меня спрашиваете? Я не Антон Германович. Пока Антон Германович меняет это все на баксы.

А. Иванов:

- У нас же дедолларизация.

Н. Кричевский:

- Тогда на золото либо на юани с евро.

А. Иванов:

- Мы будем, как скупой рыцарь, сидеть на этом сундуке с богатствами?

Н. Кричевский:

- Надо все отнять и поделить у вас, Алексей.

А. Иванов:

- Вложить, инвестировать.

Н. Кричевский:

- Куда?

А. Иванов:

- В дороги, в заводы.

Н. Кричевский:

- Так на то бюджет есть. А заводы – это же частные дела. Как вы будете заводы строить за государственный счет? И потом надо понимать, какие заводы.

А. Иванов:

- Интересная у вас позиция.

Н. Кричевский:

- Моя позиция несколько не раскрыта, на мой взгляд. Вы абсолютно верно подметили, что мы сидим в условиях, когда повышен на 2 процентных пункта НДС, повышен пенсионный возраст, международные резервы, которые измеряются в долларах, у нас давно уже перескочили отметку в 500 миллиардов, о которой грезила в свое время госпожа Набиуллина. И тут выходит Минфин и говорит: а мы 2 триллиона получим. И все знают, что дикий профицит, деньги девать некуда. И все знают, что никакого экономического роста нет, кроме как нарисованного Росстатом, мистером Орешкиным. Все знают, что уровень жизни, уровень реальных доходов, согласно статистике, не растет. И тут выходит Силуанов и говорит: а мы 2 триллиона соберем. И я как человек, который понимает в экономике чуть больше, я понимаю, что успех сборов по НДС в значительной степени заслуга господина Мишустина.

А. Иванов:

- Это глава Федеральной налоговой службы.

Программа в студии Радио КП

Н. Кричевский:

- Да. Потому что за последние годы учет НДС налажен настолько серьезно, что даже если вы захотите где-то вставить фирму-прокладку, у вас полетит вся ваша схема. То есть не зачтут НДС, вам придется платить его еще раз. Вы не сможете получить налоговый вычет и возмещение при экспорте. У вас будут огромные проблемы и с налоговой инспекцией, и с прокуратурой. Поэтому НДС платят, и платят очень активно. Это один из самых легких в плане администрирования налогов, в последние годы научились получать его практически весь.

Второй нюанс. Если в ситуации, когда чуть-чуть понизить налоговую ставку было бы не лишним, господин Силуанов выходит и говорит: да мы рассчитываем получить 2 триллиона, - и мы понимаем, что о нацпроектах уже все забыли. Мы понимаем, что деньги идут на приобретение валюты. Мы понимаем, что правительство не знает, как распоряжаться деньгами. Нам сообщают о том, что у нас будет 2 триллиона. И в нашей стране этого делать нельзя категорически. Почему? Потому что государство, как вы правильно сказали, предстает перед народом, в массе своей бедным, тем самым скупым рыцарем. То есть тем самым богачом-капиталистом, у которого куча денег, который абсолютно не знает, что делать. Кажется, еще чуть-чуть, и Антон Германович выйдет на свой балкон и скажет: если у вас нет хлеба, ешьте…

А. Иванов:

- Пирожные. Это, наверное, не все деньги, которые бюджет может получить. Сегодня Минфин предложил повторно рассмотреть вопрос приватизации.

Н. Кричевский:

- Я присутствовал при первой приватизации, самой дикой, грабительской, бандитской, в начале 90-х.

А. Иванов:

- А это будет цивилизованная, культурная, честная приватизация. По крайней мере, так нам говорят в Министерстве финансов. Что собираются продать? Частично «Аэрофлот», РЖД, Россети, Транснефть, Русгидро. Речь идет не о полной продаже, а о продаже какого-то пакета акций, оставляя за государством 5-% плюс 1 акцию, то есть контрольный пакет.

Н. Кричевский:

- А какой в этом смысл?

А. Иванов:

- У меня есть догадка, что нам нужно еще больше денег складировать в бюджете.

Н. Кричевский:

- А государство не может забирать свои деньги частями через дивиденды?

А. Иванов:

- Это, наверное, не те деньги, которые можно выручить за продажу пакетов?

Н. Кричевский:

- А если эти некуда девать, то зачем нам еще больше, которые некуда девать?

А. Иванов:

- Риторический вопрос.

Н. Кричевский:

- Я точно так же в непонятках, как и вы. Я, например, не могу взять в толк, зачем продавать (пусть даже доли) в прибыльных инфраструктурных компаниях.

А. Иванов:

- Есть один аргумент, который всегда приводят сторонники рынка, что в частных руках это будет более эффективное управление.

Н. Кричевский:

- Частных рук нет, контрольный пакет остается у государства.

А. Иванов:

- Хотя бы таким образом ввести в управление каких-то частных людей.

Программа в студии Радио КП

Н. Кричевский:

- Давайте возьмем конкретный пример – «Аэрофлот». 51,17% в собственности государства. Продаем 1,17 минус 1 акция. Что это нам дает? Ничего. Но почему-то считается, что надо этим заниматься, надо приватизировать. У меня два объяснения, и оба конспирологические.

Первое. Приватизация это способ показать активную, кипучую деятельность правительства, конкретно экономического блока, не углубляясь в дальнейшем в то, зачем нам были нужны эти деньги от прибыльных компаний и куда они пошли.

Второй момент. Я полагаю, что в обозримой перспективе неминуем так называемый трансферт власти, то есть передача главенствующих функций управления государством из одних рук в другие, с неизменной, в любом случае состоявшейся в будущем сменой элит. Скорее всего, к управлению этими госкомпаниями придут другие люди. В армии это называлось дембельский аккорд.

А. Иванов:

- То есть это передача каких-то активов в руки особо приближенных?

Н. Кричевский:

- Это попытка навариться напоследок. Это мое личное мнение.

А. Иванов:

- Говорят, что доля государства в бизнесе все больше и больше.

Н. Кричевский:

- Цель власти – власть. Это я к тому, что господин Песков прокомментировал, что 59% опрошенных – сторонники решительных действий, а 31% - сторонники перемен больше эволюционных. И это не другое дело, это две составные части одного целого. Мы начали программу с того, что можно было бы чуть-чуть олигархов не то чтобы пощипать, а создать им, скажем так, относительно менее комфортные условия. Так даже эволюционно ничего не получилось. И после этого Песков говорит: я не знаю, есть такие, другое дело, что есть и такие. Дружище, 90% говорят, что меняться надо. И 59% говорят: или прогрессивный подоходный, или мы в оппозиции.

А. Иванов:

- Читатели нам пишут, что нужно вводить прогрессивный налог на олигархов, офшоры разогнать.

Н. Кричевский:

- Ровно то, что делает Америка. Все последние 85 лет Америка занята тем, что разгоняет офшоры, сейчас переводит производство обратно внутрь Соединенных Штатов, а также то увеличивает, то уменьшает верхнюю планку прогрессивного подоходного налога. До господина Рейгана она составляла 70% в максимуме, сегодня – 35-28. Но какая разница, это все равно прогрессивный.

А. Иванов:

- Давайте о бизнесе тоже замолвим слово. В этом году вырастет число внеплановых проверок бизнеса примерно на 30% и плановых примерно на столько же. Это при том, что у нас объявляют регуляторные гильотины, говорят, что нужно от бизнеса отстать, дать ему немножко поработать. Тем не менее, приходят и приходят разного рода ревизоры.

Н. Кричевский:

- Просветите слушателей, в каких сферах коммерсанты должны работать, чтобы ждать стука в дверь.

А. Иванов:

- По поводу сфер тоже интересно. Больше всего проверок (почти треть) приходится на предпринимательство в сфере образования. Дальше – здравоохранение, обрабатывающая отрасль, гостиничный бизнес. Меньше всего проверок в торговле.

Н. Кричевский:

- Что странно.

А. Иванов:

- Вопрос для слушателей, которые реально занимаются бизнесом. Скажите, на вас сейчас стало больше давление или меньше? Мы слышим разные вещи. С одной стороны, нам с трибун доносится, что бизнесу везде дорога, особенно если это малый и средний бизнес, что мы не будем мешать, мы вводим льготы, каникулы и т.д. С другой стороны, объективные данные показывают, что постоянно приходит кто-то с проверками. Законы у нас написаны таким образом и их так много, что придраться можно к кому угодно. Никита Александрович, вы согласны?

Н. Кричевский:

- Абсолютно. Закон двойного действия. И они с самого начала, мало того, что пишутся на коленке, так они не предполагают однозначного толкования. Это самое страшное.

Программа в студии Радио КП

А. Иванов:

- Поэтому каждый раз, когда происходит какое-то ЧП, находится куча несоответствий, куча нарушенных правил, куда люди, которые что-то нарушили. Причем под монастырь можно подвести буквально любого.

Н. Кричевский:

- Абсолютно.

А. Иванов:

- Нам дозвонился Роман. Роман, вы бизнесмен?

Роман:

- Да.

А. Иванов:

- Скажите, вас кошмарить стали больше или меньше сейчас?

Роман:

- Конкретно сфера оказания услуг. Во-первых, у работодателя возникает очень много сложностей с оформлением своего персонала официально. Все-таки все равно все стараются оптимизировать эти моменты.

А. Иванов:

- Сложности финансового характера? Приходится слишком много отчислений делать?

Роман:

- Чтобы человеку какую-то более-менее вменяемую зарплату назначить, работодатель порядка 43% должен отчислять в непонятные фонды. Люди не верят в перспективу пенсионного возраста и предпочитают деньги получать сейчас. Потом НДС, выросший на 2%, тоже загоняет бизнес в серые схемы.

Н. Кричевский:

- А вы ушли в серую схему?

Роман:

- Нет, конечно.

Н. Кричевский:

- А что вы тогда про кого-то говорите?

Роман:

- Налоговое законодательство и политика государства никоим образом не способствует развитию малого и среднего бизнеса.

Н. Кричевский:

- Что конкретно мешает?

Роман:

- Ужесточение налогового законодательства. Тот же самый НДС, выросший на 2%. Пенсионная реформа.

Н. Кричевский:

- Реформы не было, было повышение пенсионного возраста. А оно как влияет на бизнес?

Роман:

- Человек предпочитает получать деньги здесь и сейчас, не веря в какие-то далекие перспективы выхода на пенсию и т.д.

Программа в студии Радио КП

Н. Кричевский:

- Но так было всегда, и будет всегда. Вы как платили 30% взносов, так и платите их.

Роман:

- 43.

Н. Кричевский:

- Вы платите 30%, а 13% - подоходный.

Роман:

- 13% подоходный, отчисления во всевозможные фонды социального страхования.

А. Иванов:

- Ревизоры к вам приходят?

Роман:

- Нет. Что беспокоит лично меня, это…

А. Иванов:

- Фискальная политика. Нам тут пишут слушатели. «Обслуживаю пожарную сигнализацию. Частное предприятие. Постоянно в минусе».

Н. Кричевский:

- «5 лет назад оштрафовали на 400 тыс. рублей за то, что покупал у фирмы, которая потом закрылась, и весь НДС за них заплатил».

Я вам больше скажу. 400 тыс. рублей вы сейчас заплатите за каждого нелегального мигранта, которого обнаружат на объекте, который вам поручили, предположим, отремонтировать, и вы его отдали на субподряд. То есть не вы наняли нелегального мигранта, а те, кому вы перепоручили сделать этот ремонт. Штраф наложат на вас. И это правильно.

А. Иванов:

- У нас еще один звонок. Анвар, вы бизнесмен?

Анвар:

- Да.

А. Иванов:

- Вас больше стали давить, кошмарить или меньше за последнее время?

Анвар:

- В этом году – да, налоговая не щадит. У меня магазин запчастей. Система налогообложения – ЕНВД. Мы платим налог с торговой площади. У меня, грубо говоря, 5 «квадратов» торговой площади и 15 – складской. Приходит налоговая и говорит: в торговом центре у вас все считается торговой площадью.

Н. Кричевский:

- Это норматив. Так всех считают.

А. Иванов:

- Пишут, что заставляют крестьянско-фермерское хозяйство переходить на НДС…

К сожалению, у нас заканчивается время передачи. Услышимся через неделю. Всего доброго, будьте богаты.

Всё, что вас касается, что случилось или случится, что отразится на вашей жизни. Главные темы дня разложат по полочкам журналисты, политологи и экономисты в программе What's up, страна!
Разворотнева: «Без роста тарифов на ЖКХ мы просто останемся без воды»