Кричевский: «Страна находится в ситуации необъявленной экономической катастрофы»

Никита Кричевский
Экономист Никита Кричевский и Алексей Иванов поговорили о нерабочей неделе в России и о том, чем она грозит экономике страны.

Скачать передачу [mp3, 42.5 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


А. Иванов:

- Всем привет. Боевые сводки с полей российской экономики. Никита Кричевский и Алексей Иванов.

Н. Кричевский:

- Ну хватит, не гони ты с порога!

А. Иванов:

- Изолировались в студии.

Н. Кричевский:

- На безопасном расстоянии друг от друга.

А. Иванов:

- Находимся на социальной дистанции не менее полутора метров. Соблюдаем все рекомендации Роспотребнадзора и Минздрава.

Н. Кричевский:

- И даже носим наготове маски.

А. Иванов:

- Кстати, ввели серьезные штрафы за все. За фейки, за выход из дома. Зачитаю для затравочки несколько новостей. Они тревожные. Больше 60 % россиян не имеют никаких накоплений.

Н. Кричевский:

- Так они и не имели их.

А. Иванов:

- Опрос был проведен в конце февраля. Это была совсем другая жизнь по сравнению с тем, что мы имеем сегодня. Более 60 % респондентов сообщили, что им недостает денег до следующей зарплаты или стипендии. Трети из них не хватает значительной суммы до следующей зарплаты. И столько же примерно – 36 % сообщили, что у них все-таки есть накопления. Доля россиян, которые обладают сбережениями, всего 3 %. Как жить людям?

Н. Кричевский:

- Долго и счастливо. Не болеть, не кашлять. Этот опрос – чистой воды хайп. Точно так же можем выступит и мы с вами на нашей волне в этот час. Но мне просто неохота хайпожорить. Я могу привести кучу сравнений, аналогий, деталей, цифр и прочего. И сделать совершенно сумасбродные выводы, которые бы моментально процитировали все. Но зачем? Вылезли вот эти ребятки. Сказали: а вот 63 % не имеют сбережений. А дальше чего?

А. Иванов:

- Так они теперь работы не имеют.

Н. Кричевский:

- Дело в том, что две трети населения страны не имело сбережений и пять, и десять лет назад. Эти недоумки, недотырки, они даже не утруждают себя малейшей работой прокрутить эту ситуацию чуть вперед. Как люди живут, не имея сбережений, на протяжении десятилетий? Не одного года, не двух месяцев, а десятилетий. Потому что ровно такие же результаты давали и все предыдущие опросы: две трети не имеют сбережений.

А. Иванов:

- Ситуация была совсем другая.

Н. Кричевский:

- Это было перед 2008 годом, перед 2014 годом. Это было в 90-х. Точно так же две трети сидели на бобах. Сформировалась и утвердилась устойчивая модель экономического потребления нации, которую исповедуют две трети жителей нашей страны.

А. Иванов:

- Ничего не копить.

Никита Кричевский

Н. Кричевский:

- Эта модель не связана со сбережениями. Там эта строка отсутствует в принципе. Они живут как-то по-другому. Как? Ты выйди и поговори с людьми. Раз у вас нет сбережений, вы такие бедные и несчастные, а тут тем более кризис, как вы собираетесь не то что выживать, нет, люди живут, как вы собираетесь жить в условиях кризиса? И вот тогда человек будет тебе говорить. Люди живут как-то иначе. Люди живут не сказать чтобы на каких-то черных подработках. Но вполне может быть. Люди живут на запасах. Не сказать, чтобы в каких-то значительных объемах, но эти запасы реальные. Люди живут подножным кормом. Имеются в виду дачные садовые участки. Факт есть факт. Люди живут за счет того, что где-то у кого-то что-то приобретают по дешевке. И опять же – складируют. И это правда. Люди живут, потому что у них в порядке вещей донашивать вещи в семье за старшими детьми младшие.

А. Иванов:

- Это от бедности.

Н. Кричевский:чь

- Совершенно не обязательно. Это просто модель экономического поведения. Люди что-то не выкидывают, люди что-то продают. Люди что-то реализуют. Люди как-то меняются. Но люди живут по-другому. И вот как это по-другому, с московской высота, которая на самом деле не высота, а яма, не видать. Потому что, если бы была высота, это был бы Омск, это была бы та самая Чита, это был бы любой другой город. И люди бы сидели и смотрели, говорили: слушайте, вот эти москвичи помешались на деньгах. Для них деньги – главное. Нам деньги не самое главное. Нам главное то, что мы же не едим эту нефть. Мы ее не пьем. И деньгами мы не закусываем. Мы живем как-то по-другому. Вы у нас спросите – как. А москвичи говорят: ну, это же надо работать. А тут цифры взял, в столбик их сложил, написал их на бумажке, повесил в интернете – и вот тебе хайп.

А. Иванов:

- Нас ждет расцвет натурального хозяйства, бартера и собирательства? Правильно я трактую ваши слова? Люди будут обмениваться своими товарами.

Н. Кричевский:

- Россия – это страна с женской душой. Вы сразу берете оптимум, вы сразу идете на предел, на максимум. Вы не оставляете полутонов. У вас либо белое, либо черное. У вас гвоздика нет посередине. Это ваша ошибка. У кого-то будет так, как вы сейчас сказали. У кого-то будет по-другому. Кто-то наживет немереные деньги на всем этом. Одним из них надеюсь стать я. Хочу провернуть махинацию с обменом рублей на доллары. Но не сейчас, а через какое-то время.

А. Иванов:

- Еще не поздно?

Н. Кричевский:

- Для меня совершенно очевидно, что страна находится в ситуации не объявленной экономической катастрофы. Она уже наступила, она уже есть.

А. Иванов:

- Она уже осознана многими.

Н. Кричевский:

- Нет! Потому что все это гасится, все это тушится разговорами с утра до ночи о коронавирусе. У нас все ток-шоу как один идут о коронавирусе. У нас какую газету ни открой, везде эта красивая картинка с цветочками, с портретом коронавируса. У нас сводки с полей, у нас либерота, даже в лице того же Венедиктова, первое, что делает, это публикует последние данные по столичным больницам. А другие товарищи точно так же публикуют данные по миру. Россия в перечень первых десяти не входит. Но мы совершенно не говорим о том, что мы находимся в ситуации краха экономики. Который после 9 мая даст по башке так, что мало никому не покажется. Потому что у вас нефть в понедельник стоила по Urals 13 долларов за баррель. Такого не было даже в 1998 году. Плюс у вас экономика на паузе. У вас никто не платит налогов. Потому что никто не работает. И так будет, я подозреваю, большую часть апреля, а то и до конца. У вас нет денег. От вас все требуют: давайте это, давайте то.

Пока люди сидят на изоляции, помните, что вас накрывает депрессуха. Вне зависимости от количества денег. Она вас накрывает, потому что вы дома, потому что маленькая квартира, потому что много людей. Находите выход из этой ситуации. Если вы выйдете во двор своего дома, ничего страшного не будет. Только с людьми не целуйтесь.

А. Иванов:

- Можно мусор вынести.

Н. Кричевский:

- Можно с соседской собакой погулять раз двадцать за день. Умейте чем-то себя занять. Потому что накроет еще хуже. Сходите в винный магазин. На следующее утро вы увидите, что даже если вы бухнете классно по интернету, все равно похмелье будет всамделишным. И захочется либо похмелиться, либо как-то себя поправить. Но депрессуха накроет в еще большей степени, нежели чем без бухла.

Алексей Иванов

А. Иванов:

- Алкоголь – это депрессант, а не антидепрессант.

Н. Кричевский:

- В каких-то дозах яд, в каких-то – лекарство. Американцы советуют пить в небольших дозах, порядка 50 миллилитров в день. Говорят, что это хорошее противовирусное средство. Но я не призываю.

А. Иванов:

- Почему все полетит после 9 мая?

Н. Кричевский:

- До 9 мая у нас не экономика, а политика. Потому что 9 мая – 75 лет победы. Это судьбоносная ключевая дата для всего российского руководства. Потрачены куча сил, эмоций, средств. Разосланы приглашения, неизвестно, насколько они еще актуальны. Это парад, если он будет. Это в любом случае праздник. Это одна из немногих скреп, которые нас до сих пор объединяют, еще как-то держат друг с другом. И это никакими деньгами не меряется. Поэтому до 9 мая людям настроение портить никто не будет. А кто захочет его испортить, тот будет расстрелян к чертям собачьим. Шутка.

А вот что будет после 9 мая? 10 мая будет следующий день. И ничего не будет такого сверхъестественного. Но я не исключаю, что уже в мае будут какие-то серьезные изменения в составе правительства и Центробанка. Я не исключаю, что госпожа Набиуллина, человек, приученный работать в условиях тупикового дефолта, согласится на повторение подобной роли второй раз за 22 года.

А. Иванов:

- Набиуллина – неваляшка, если что. Она еще покажет.

Н. Кричевский:

- Я не уверен, что она неваляшка. Я практически не сомневаюсь в том, что она колобок. Если уж вы пошли по сказкам. Я от дедушки ушел, я от бабушки ушел. А лиса его сожрала. Причем сказочка эта не русская, а интернациональная. Ровно такие же сказки, только с другими персонажами, мы можем обнаружить у кого угодно. Везде вот эта гордыня: да я сейчас всех обману, я всех сделаю, я здесь самый умный и великий. Обычно это заканчивается тем, что кто-то более серьезный подходит к тебе и говорит: дружище, на носик! А дальше вы знаете.

По поводу текущего состояния. Я полагаю, что бюджет у нас недополучает по доходам уже где-то четверть тех доходов, которые запланированы. Когда вам говорят, что мы недополучим столько-то в процентах от ВВП, не плюйте в телевизор. Протирать придется женам вашим. Просто не обращайте внимание. Потому что процент ВВП – во-первых, ВВП еще надо получить. То есть понять, какой будет экономика по итогам года. Идите не от ВВП, а от бюджета. 1 % ВВП – приблизительно триллион рублей. А федеральный бюджет на этот год – приблизительно 20 триллионов. То есть 1 % ВВП – это 5 % бюджета. Это 5 % расходов, которые бюджет не сможет осуществить.

Значит, что нужно будет каким-то образом либо заниматься секвестром, то есть сокращать статьи расходов, либо девальвировать рубль, либо включить печатный станок. На первом этапе проводить контролируемую эмиссию. Это не значит, что деньги будут разбрасывать с вертолета, и вам по вашему заявлению через интернет будут присылать на карту 50 тысяч рублей. Но некое подобие эмиссии осуществляться будет.

Если мы отказываемся от получения каких-то налогов в бюджет, это уже помощь людям, бизнесу. Это же проценты. Если мы говорим о том, что кто-то будет платить меньше, например, в социальные фонды, естественно, бюджет будет доплачивать. Это уже проценты помощи. Почему вы думаете, что надо как у Трампа, чтобы всем выдали по три тысячи долларов, все сидели дома, пили пиво и плевали на проходящих мимо крокодилов? Такого не бывает. У Трампа свои проблемы, у нас – свои.

Что есть Америка? Это финансовая система, которая может направить канал своих денег либо через гособлигации в резервы других стран, как происходит с Россией, либо, дабы не допустить инфляции, может заплатить этими бумажками китайцам. Китайцы пришлют недорогие товары, все будут довольны. Доллары напечатанные уйдут в Китай и осядут в китайских резервах. В Евросоюзе ровно та же история. В конце концов европейский Центробанк может эти долги взять и сжечь. У англичан то же самое.

У нас – нет. Мы этого сделать не можем. У нас здесь, к несчастью, замкнутое финансовое пространство. Не товарное, от финансовое. Наши рубли никому не нужны. Если мы напечатаем сейчас много рублей и раздадим их, это значит, что они моментально хлынут на потребительский рынок. И они там будут быстро израсходованы. А дальше? Дальше – тишина. Дальше ничего. Я не защищаю правительство. Я говорю о том, что мы не должны с вами допускать перегибов. Мы должны смотреть вперед. Мы должны понимать, что уже тяжело, но это цветочки по сравнению с тем, что будет после того, как эпидемия закончится.

Программа в студии Радио КП

А. Иванов:

- Денис нам пишет: «Подскажите, коплю на квартиру. Сейчас сумма на самую дешевую есть. Но хочу подкопить еще на более хорошую. Как считаете, нужно купить сейчас, дабы спасти деньги, или можно копить дальше и не гнать?»

Н. Кричевский:

- Вы очень хотели на эту тему поговорить.

А. Иванов:

- Я могу высказать свое мнение. Через несколько месяцев квартиры будут дешевле.

Н. Кричевский:

- Сто процентов. Полностью согласен. Потому что покупать-то не на что. Но с другой стороны, повысятся ставки по ипотеке. Они уже повышаются. Тут не надо быть Михаилом Хазиным. По поводу арендаторов жилья.

А. Иванов:

- Я хотел плавно перейти к этому. Вопрос конкретный: что делать людям, которые снимают квартиру, которые ипотечники? У них сейчас все достаточно просто. Если у них снижается доход на 30 %, они могут уйти на ипотечные каникулы. Если они потеряют работу – тем более. Полгода не платить. Но жить в своих квартирах. А вот люди, которые снимают квартиру. У них хозяин квартиры есть, который им эти каникулы предоставлять не будет.

Н. Кричевский:

- Бывает так, что и снижают плату. Но это исключение. У людей нет денег снимать квартиру во время вынужденной изоляции. Они уезжают домой. А у собственников нет вариантов. Он может сказать: ах, ты уезжаешь? Я сдам квартиру первому встречному. Да пожалуйста, обсдавайся. Народу желающего не будет. Тем более, что есть мнение, что прогнозируется всплеск безработицы после окончания пандемии. Возможно. Мне сложно судить. Мне не совсем понятно, что есть занятость сегодня в структуре российской экономики. Когда у вас до четверти занятых в столице люди, которых вы не видите, говорить о трех четвертях, что там будет какая-то движуха в плане того, что люди будут терять места работы, нонсенс. Они могут устроиться в Яндекс.Доставку и заниматься этим. Они могут устроиться доставщиками в аптеке.

А. Иванов:

- Сейчас еще разрешат алкоголь доставлять – это будет золотая жила.

Н. Кричевский:

- Они через два часа работы уже будут в хлам. Какой русский отпустит человека?

А. Иванов:

- Что посоветуем Денису? Если у вас квартиры нет, то квартиру нужно купить. Если вам нужно куда-то инвестировать деньги, то можно подождать.

Н. Кричевский:

- Я не понимаю, почему мы сегодня не слышим о мерах поддержки нынешних и будущих ипотечников?

А. Иванов:

- Ипотечные каникулы для вас не поддержка?

Программа в студии Радио КП

Н. Кричевский:

- Я не болею коронавирусом. Поэтому это не поддержка. И у меня нет 30-процентного спада в доходах. У меня несколько источников доходов. Я работаю по договору на радио "Комсомольская правда", плюс я являюсь ипэшником, плюс у меня есть другие гражданско-правовые договора. И по ним пока деньги идут. Но как я покажу налоговикам, что у меня снизился доход на 30 %? Да никак. Вы же человек семейный? А супруга у вас кто? Самозанятая. А у нее как? А у нее то густо, то пусто. А еще 4 % надо заплатить. А каникулы там тоже не предусмотрены.

Не устану повторять, что господин Мишустин 2 марта сообщил о том, что до 16 марта он должен услышать от правительства, Минфина, Центробанка предложения по удешевлению рефинансирования. Не было этого. Не надо пенять на кризис. Очень скоро вклад на миллион будет вкладом тысяч на 200-300. Только не надо говорить, что рубль упадет в пять раз или покупательная способность снизится. Просто денег будет объективно больше. И больше будет вкладов. И курс будет другим. И то, что мы 5-6 лет считали нормальными деньгами при курсе 33 рубля, сегодня при курсе 80 мы такими деньгами не считаем.

А. Иванов:

- Вы ждете девальвацию?

Н. Кричевский:

- Я не жду. Она неизбежна. Потому что про нефть мы говорили. Саудиты удила закусили очень крепко, судя по всему – надолго. Трамп на их стороне, потому что Америка – их многолетний союзник. С Россией нужно разбираться, потому что прыщ, она везде лезет, везде суется. Ее надо прижать, чтобы она сидела тихо. И чтобы она забыла о том, что когда-то кормилась нефтью.

Посмотрите, что с газом. Правильно говорят, вода у нас стоит дороже нефти. А импортный газ сегодня дешевле, чем российский. Все хранилища заполнены.

Владимир:

- По поводу того, что 60 % имеют сбережений на один месяц. Надо иметь в виду, что это не обязательно бедные люди. Среди них могут быть и богатые.

А. Иванов:

- Многие богатые закредитованы.

Владимир:

- Вы сказали, что экономика просядет на 25 %. Ну и что? Можно вспомнить начало 90-х годов. Это была смена формации. А сейчас эта просадка экономики может привести к таким последствиям?

Н. Кричевский:

- Жесточайший вопрос. По поводу того, что нет сбережений. Он абсолютно прав не в том, что сбережений нет у богатых. У меня вообще нет никаких сбережений. На месяц есть, больше – нет. Но не потому, что я месяц доживу и помру. А просто как-то планирую. Какая-то заначка есть не у меня, а у мамы. Залезем туда. Но кто же вам в России расскажет про свои гробовые?

А. Иванов:

- А что, гробовые нельзя забрать не текущее потребление?

Н. Кричевский:

- Нет. Они лежат дома. А что такое гробовые в натуральной форму? Это гроб, который лежит в сенях. Я смотрю репортажи по Ютубу из заброшенных домов средней полосы и русского севера. Там очень часто находят готовые гробы. Это те же гробовые. Чтобы родственники не заморачивались.

Программа в студии Радио КП

А. Иванов:

- Как-то неправильно я живу. Нет у меня ни гроба, ни сеней.

Н. Кричевский:

- Разговор о том, что гробовые могут быть в денежном, могут быть в материальном выражении. И тот, и другой случай не предполагают раскрытия каким-то левым олухам, выдающим себя за социологов. К вам на улице подваливает такой в маске и говорит: а у вас есть сбережения? А ты говоришь: может, тебе еще и ключ от квартиры, где деньги лежат? Плюс ко всему, этот дружок не подойдет к водителю машины. А ведь сбережения есть в основном у людей, которые за рулем. Там и долги есть. Но и сбережения. Бедные, как правило, ходят пешком. А люди с чуть большим достатком по улицам ездят.

Шикарный вопрос задал Владимир по поводу смены формации. Эта смена формации однозначно будет. Это не значит, что был социализм, сейчас будет капитализм, потом будет третья ерунда типа коммунизма или пофигизма. Это совсем не об этом. Это все гораздо глубже. Это касается нас, это касается нации, нашего социума в его организационном виде.

В начале 1650-х в Москве в центре России была чума. Эпидемия. И царь Алексей Михайлович, молодой тогда, у него уже начинались серьезные терки со шведами, он уехал на эти терки. А молодому предстоятелю Новоспасского монастыря он поручил заботиться о своей семье. Никон вывез эту семью. Когда эпидемия закончилась, Алексей Михайлович вернулся. Была торжественная встреча. С одной стороны – его молодая жена, дети, родственники. А с другой – едет сам Алексей Михайлович. Рядом с ним Никон - спаситель. В общем, спаситель. Через какое-то время Алексей Михайлович слезно просит Никона стать Патриархом. Никон три раза отказывается, по русской привычке. Не зря у нас Владимир Владимирович три раза отказывался. На третий раз он соглашается. И говорит: я буду Патриархом. Проходит год, и начинается у нас самое страшное событие в русской истории – раскол.

1770 год, последняя эпидемия чумы на Руси. Выкосила до трети населения Москвы и окружающих деревень. Это был ад в Москве. Люди валялись на улицах, целые дома стояли открытыми, туда нельзя было зайти, потому что это было наказание, можно было заразиться. Имущество было просто вагонами, говоря по-современному. В этих условиях, когда никто не понимал, что делать, как избавиться от этой чумы, кроме как окуривания можжевельником, нашлось несколько господ. А раскол был, но он не был оформлен организационно.

Нашелся купец Илья Ковылин, основатель беспоповского старообрядческого кладбища, который объединил вокруг себя все беспоповские толки и согласия Руси. А с другой стороны – поповцы. Те, которые вроде как имели своих попов, но только не подчинявшихся Русской православной церкви. Никониан. И обе эти группы в тех условиях выбили себе земли под кладбища. Преображенское, Рогожское кладбища. Они сделали очень много полезного для Москвы. Они спасли очень многих людей. Они устроили богадельни, больницы, помогали умирающим, это были хосписы. Все это очень оперативно делалось.

Это в конечном итоге через сто с небольшим лет привело к тому, что беспоповское движение оформилось и на Урале, и в Сибири, и в центре. А поповское движение оформилось в виде сумасшедших успехов русских купеческих предпринимателей. А еще через какое-то время оно оформилось в то, что на Руси произошла Великая Октябрьская социалистическая революция.

А. Иванов:

- И теперь у нас третья такая…

Н. Кричевский:

- Я не к тому, что у нас что-то должно произойти. Никогда не воспринимайте все буквально. Мы это не почувствуем. Это происходит подспудно. Но это сейчас идет. И это будет идти. И чем больше мы будем затягивать, а у нас нет других вариантов, затягивать вариант с пролонгацией карантина, тем больше будут вызревать течения, о которых мы знать не знаем.

Я вам желаю здоровья, не болеть, не кашлять. Я вам желаю не толстеть. Не срываться на ближних.

А. Иванов:

- И обязательно соблюдайте социальную дистанцию.