Леонтьев: цены на авиабилеты растут совсем не из-за керосина, но об этом не говорят

Самолет компании "Победа"
Не так давно «Победа» объявила о росте издержек на 30% из-за стоимости топлива. Однако реальные цены на керосин падают. Михаил Леонтьев в эфире программы «Что такое плохо» объяснил, почему повышаются цены и как это связано с развалом отечественного авиастроения.

Скачать передачу [mp3, 43.8 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.

И. Савельев:

- Это программа «Что такое плохо». В студии Михаил Леонтьев, Дмитрий Савельев и Илья Савельев. Начнем с Ближнего Востока.

М. Леонтьев:

- Американская пресса кричит о том, что Трамп наконец-то показал себя как русский шпион, сдал Сирию, что это фантастический успех Путина. Они, конечно, немного преувеличивают, но не так сильно. Я не имею в виду шпионаж. Трамп, собственно, поступил разумно со всех точек зрения. И с точки зрения американских интересов, и с точки зрения своих возможностей. В принципе он никогда не был большим энтузиастом вторжения на Ближний Восток. Вся его избирательная кампания была посвящена обратному. А сейчас он оказывался в ситуации между молотом и наковальней. То, что они кинут курдов… Мы говорили об этом еще несколько лет назад – что курды обречены быть кинутыми. Но кинуть курдов в пользу русских это…

Д. Леонтьев:

- Заметь уникальность этой ситуации. На данный момент у Америки есть санкции против своего натовского союзника. Они говорят, что санкции будут ужесточены, если они продолжат операцию против российских войск, получается. Де-факто США объявили санкции против натовского союзника, чтобы Турция не бомбила российские войска.

М. Леонтьев:

- Не так. Они согласовали все-таки. Трамп согласился. Операция потому и началась, может быть, что он согласился увести американцев из так называемой зоны безопасности. Это 30-50 км вдоль турецкой границы. Это значительный кусок территории квазиавтономного Курдистана, который курды создали под американской крышей, но это даже не четверть. И в Америке все «битье посуды» идет за то, чтобы они не переходили эту зону безопасности. Кроме того, Трампу надо как-то прикрыться, потому что все это воспринимается как сдача. Все его эскапады, что он сотрет турецкую экономику с лица земли, если они перейдут им обозначенные неизвестно какие границы. Вообще Трамп говорит достаточно определенные вещи, просто он их говорит очень странными словами, поэтому периодически его не понимают. Мы же говорили про это, когда он говорил, что они не помогали нам в Нормандии. Все почему-то решили, что он сошел с ума. А это просто образ. Он говорил совершенно конкретную вещь. Что они нам не братья, они защищают свою землю. Они не были нашими союзниками в Нормандии, они нам не помогали каждую минуту жизни, они имеют право и занимаются своим делом, но мы им ничем не обязаны. Так надо понимать Нормандию, и в этой логике это даже не выглядит экстравагантно.

Д. Леонтьев:

- В этом уникум Трампа, что он очень часто говорит вещи, которые подразумевались предыдущими американскими президентами, но он говорит их открыто. Не первый раз американцы кидают курдов, и не только американцы. Курдов кидают на протяжении ХХ века постоянно, и все, кто может. Но все делают вид, что не кидают. А Трамп не особенно даже делает вид. Это то, что очень мешает американской элите, - что он открывает эту завесу, которая была у Обамы, этого политического пафоса.

М. Леонтьев:

- Россия в данном случае оказывается в ситуации абсолютно последовательной. Мы говорили о территориальной целостности Сирии. Практически это огромный прорыв в территориальной целостности Сирии, потому что курды, которые пошли на соглашение с Дамаском, практически сдались на волю Дамаска, прекрасно понимая, что никаким этническим геноцидом режим Асада не занимался, и заниматься не собирается. Кроме того, там есть очень значительная часть арабских племен, которых эта ситуация совершенно не устраивала, которые сейчас в восторге от всего, что происходит, потому что у них никаких перспектив особенных не было в этой ситуации. С другой стороны, те же турки. Для них, в конце концов, гарантии разоружения курдских формирований… Все равно они не могли дойти до Евфрата и удерживать эту территорию силой.

И. Савельев:

- Им это и не надо.

М. Леонтьев:

- Таким образом, при всех других обстоятельствах там бы осталось значительное количество… Ну да, они создали зону безопасности. Они просто сдвинули границу, и не более того. Они могли создавать с тем же успехом эту зону безопасности на территории Турции.

Д. Леонтьев:

- На территории Турции не хочется.

М. Леонтьев:

- Наверное, хотелось. Не смогли почему-то. С этой точки зрения их абсолютно устраивает наша роль как гаранта. А Россия в данной ситуации, очевидно, будет предоставлять Турции какие-то гарантии. Тем более официально нами объявлено, что мы уважаем и понимаем озабоченность Турции своей безопасностью. Собственно, это способ легитимировать вообще турецкое участие в сирийском конфликте. Оно было нелегитимно до сегодняшнего момента никак.

Д. Леонтьев:

- Если быть откровенными, Турция, наверное, главный виновник сирийской гражданской войны.

Михаил Леонтьев

М. Леонтьев:

- Безусловно. Турция и Эрдоган конкретно. С этим связан, я бы сказал, личный конфликт между Эрдоганом и Асадом, между которыми были очень близкие отношения, они семьями отдыхали. Здесь еще личная особенность Эрдогана, ему очень сложно отгребать назад. Единственная возможность для него отгрести назад – какое-то соглашение. Сейчас мы подошли к какой-то точке Х в отношениях Турции с Америкой, с нами. Потому что этот визит… Сейчас непонятно, что происходит. Потому что сначала Эрдоган заявил, что примет эту американскую делегацию, которая едет, и по разговору с этой делегацией он решит, стоит ли ему ехать в Америку (в ноябре он должен был появиться в Америке). За это время он еще и съездит в Москву. И здесь могут быть очень интересные решения, которые предопределят результаты всего остального.

Д. Леонтьев:

- Делегацию он не принял. По крайней мере, он сам не встретился.

М. Леонтьев:

- Все это произошло буквально в течение часа. Там все очень быстро меняется.

Д. Леонтьев:

- Он сказал турецкой прессе буквально пару часов назад, что я встречаться с Пенсом (вице-президентом США) и Помпео (министр иностранных дел) я не буду.

М. Леонтьев:

- На одном из достаточно популярных российских массовых ресурсов прошла вещь, которая, наверное, является сознательным вбросом и провокацией. Что якобы только что начались столкновения между турецкой армией и сирийской, и вероятность того, что российская авиация окажет поддержку сирийской армии. Очевидным образом, в рамках того процесса, который идет, какие-то стычки реально всегда возможны.

Д. Леонтьев:

- Но не с российской авиацией.

М. Леонтьев:

- Да. Такого рода вещь практически невозможна. Кстати, это официально заявлено Россией.

Здесь ситуация выбора. Потому что если американцы предпримут какие-то действия против Эрдогана, то я думаю, что это приведет к необратимой эскалации в отношениях между Турцией и США. А если они этого не сделают, тогда Эрдоган поймет, что ему в отношениях с США можно всё. И то и другое, в общем, означает, если вдруг им не удастся каким-то образом его соблазнить и сломать. Но он не похож на человека, который… Как показала ситуация с С-400, американцы ему предлагали всё.

И. Савельев:

- А что значит всё? Из НАТО вытащим?

Д. Леонтьев:

- Нет, из НАТО он не выйдет. Ему это не нужно.

М. Леонтьев:

- Кстати, это начало такой же эрозии НАТО, как мы уже давно наблюдаем эрозию Евросоюза, когда мощнейшая армия европейского НАТО – собственно, единственные стоящие вооруженные силы. Потому что силы спецопераций есть у многих стран НАТО, и достаточно достойные, - и у Британии, и у французов, думаю, у немцев тоже. Но армии нет ни у кого реально. Но самое интересное, что мы в данном случае выступаем в роли, в которой традиционно выступали США в последние 50-70 лет. Когда они вынесены за скобками взаимных конфликтов. Как с Израилем это было одно время. Это те же саудиты, которые в свое время пытались возглавить борьбу с сионизмом, никто не предъявлял там Соединенным Штатам претензии по поводу их особых отношений с Израилем. У нас на самом деле абсолютно рабочие, лояльные отношения со всеми участниками, включая тот же Израиль.

Д. Леонтьев:

- Я бы даже сказал, со всеми странами региона не только вокруг Сирии, а в принципе исламского мира плюс Израиль.

М. Леонтьев:

- Очень смешно сейчас вспоминать все эти разговоры на тему о том, что вот вляпались в Сирию, это второй Афганистан и т.д.

И. Савельев:

- А как все развернулось аккуратненько.

М. Леонтьев:

- Ну, все еще впереди. Тем не менее, ситуация выглядит совершенно фантастически.

Дмитрий Леонтьев

Д. Леонтьев:

- Я бы, конечно, полностью не пел дифирамбы нашей дипломатии. Надо сказать, что не было бы Трампа, все это не произошло бы. Надо понимать, что любой другой американский политик оставался бы в Сирии постоянно в обозримом будущем – 10-20-30 лет. Та реакция американской элиты, военной элиты, американской медийки показывает, насколько они ошалели от того, что он все-таки это сделал. Потому что говорил он об этом уже несколько лет, но, тем не менее, не делал. Сейчас это уже свершившийся факт. Конечно, представить себе, чтобы Хиллари Клинтон приняла такое решение, невозможно, вне зависимости от того, полезно это Америке или нет. Уникальный момент. Может быть, мы должны воспринимать США по-другому вообще в будущем. Что такое США последних 15-20 лет? Это страна, которая всегда рассматривает возможность решать вопросы военным путем. Она готова встать на защиту Саудовской Аравии, курдов, кого угодно, любых интересов, запускать свою гигантскую военную машину ради каких-то достижений союзников, которые иногда не особенно нужны им самим. На данный момент США это делать не готовы. То есть произошел некоторый надлом.

Не будем углубляться в визит Путина в Эр-Рияд, но произошло изменение отношения Эр-Рияда после того, как они увидели, что атаковали их месторождение, и точно поняли, что ни один американский солдат ради их месторождений умирать не будет. Сразу же начались переговоры в Йемене, сразу же Эмираты полетели в Тегеран договариваться. То есть Саудовская Аравия сама с Ираном воевать не хочет и не может, потому что эта война будет недолгой и не в их пользу. Если нет Америки, которая готова воевать за них, за курдов и т.д., то вообще ситуация в регионе меняется.

М. Леонтьев:

- Если бы не эти фейковые взрывы на не горящих танкерах с негорючей нефтью, а реально была бы очевидная иранская атака на Саудовскую Аравию, Соединенные Штаты, конечно, вмешались бы. Но поскольку это невозможно… Провокации возможны. Может быть, даже это провокация каких-то сил внутри Ирана, но Иран ни за что не примет решение о нападении на Саудовскую Аравию. А в этой ситуации они не готовы, конечно, воевать за саудовские интересы. США поставили перед собой сейчас другую цель, и они ее добиваются всеми средствами. Это обеспечение полного контроля над рынком нефти.

Д. Леонтьев:

- Мне кажется, то, что происходит сейчас, это свет в конце туннеля сирийского конфликта. Он наконец-то виден, он в обозримом будущем. Он не решен, но хотя бы понятно, как он может решиться.

М. Леонтьев:

- Да, контуры понятны.

Д. Леонтьев:

- Депутат Европейского парламента из немецкой партии AfD Йорг Мойтен написал в Европарламент письмо…

М. Леонтьев:

- Ни в одном нашем сообщении на эту тему, которые я видел, не было сказано, что он депутат от партии AfD, то есть «Альтернатива для Германии».

Д. Леонтьев:

- Плохая русская журналистика.

М. Леонтьев:

- Она либо тупая, либо это специально делается. Потому что тогда фейк не получится. Потому что совершенно очевидно, что это такой же троллинг…

Д. Леонтьев:

- Давайте объясним, что за письмо.

И. Савельев:

- «Эти кампании профессионально организованные и имеют серьезную поддержку», - говорит Мойтен про то, что Россия якобы, чисто теоретически, может финансировать молодую, не совсем адекватную Грету Тунберг.

Д. Леонтьев:

- Мы на нашем канале RT звонили господину Мойтену, он разъяснил свою позицию. Он говорил: это же очевидный троллинг. Поэтому он не знает, о чем говорить в интервью.

М. Леонтьев:

- Он сказал: «Пока не расследовано, мы не можем утверждать, что Россия не финансирует Грету». Весь сарказм, вылитый на эту историю нашими различными СМИ, связан либо с нетщательностью, либо просто с глупостью. Это то же самое, как все дико возмущались троллингом Харлана Уллмана, который сказал, что в следующий раз русские вмешаются в выборы на стороне демократов, и американская политическая система рухнет. Между прочим, есть повод вмешаться на стороне демократов. Если получить гарантии от них, что они действительно выполнят свои предвыборные обещания и запретят фрекинг, то есть добычу сланцевой нефти и сланцевого газа, которая составляет сейчас почти половину реальной американской добычи и продолжает расти, то, наверное, с точки зрения интересов России все остальное меркнет. Потому что мы получим такой уровень контроля над рынком, а экономика Соединенных Штатов получит такой удар под дых ногами, что все остальные наши проблемы решатся как-то автоматически.

Д. Леонтьев:

- В общем, если действительно Грета Тунберг это наш проект, низкий вам поклон, ФСБ. Это круто.

Илья Савельев

И. Савельев:

- В последнее время, для многих путешественников это не секрет, растут цены на бензин. Авиакомпании обвиняют в этом…

М. Леонтьев:

- Подожди, растут цены на билеты. Бензином не заправляют самолеты.

И. Савельев:

- Цены на билеты растут. Авиакомпании ссылаются на повышение цен на керосин. Все, что горит, это к вам.

М. Леонтьев:

- Не только авиакомпании. В этой теме есть корпоративный налет. Хотя в данном случае здесь ничего корпоративного нет. Это просто медицинский факт. История такая. Сегодня в «Ведомостях» вышла статья, по агентствам прошло, что «Победе» запретили экономить на регистрации. Статья посвящена была этому. Что они не могут применять общепризнанную мировую практику по экономии на регистрационных процедурах. Но там же содержится абсолютно неадекватное высказывание пресс-секретаря «Победы», которое не оригинально, оно повторяет то, что повторяется везде. Она говорит, что их издержки выросли на 30 % за 2018 год из-за повышения цен на керосин. В то, что у них на 30 % выросли издержки, приходится верить. Но если мы посмотрим реальные данные, то по прошлому году была небольшая вспышка цен, временная. Но рост цен составляет 0. Даже без поправки на инфляцию. По данным ФАС, почему-то 2,5. Но по реальным данным цены на авиакеросин не росли в прошлом году. А в этом году они падали.

Есть несколько аэропортов, где существует ситуация некорректной монополии. Это не Москва и не Петербург. Там есть рост цен. За счет того, что поставщик, имея монопольное положение, каким-то образом полученное им, завышает цены. Но это локальная ситуация. Цены на керосин падают. А почему же растут издержки? А издержки растут по простой причине. Потому что все наши авиакомпании, в частности, эта наша несчастная «Победа», летают на импортных самолетах, которые куплены в лизинг. А у нас происходят непредсказуемые курсовые изменения. У них колоссальные валютные риски. При этом даже Суперджет, если на него посмотреть, он отечественный самолет. Я не склонен кричать о том, что это заграничный самолет. Интегратор там – Россия. Как конструктор, как производитель. Но 75 % стоимости – импорт. Но самолетов Суперджет реально очень мало. «Победа» вообще не использует никаких самолетов, кроме «Боингов». 75 % - это не освобождает от валютных рисков.

Можно сказать: а где вы возьмете отечественные самолеты? Их нет. Их взять неоткуда. Пока, сейчас. МС придется подождать некоторое время. Я уверен, что он будет. Я уверен, что ему нет альтернативы, в силу целого ряда причин, в том числе даже уже не зависящих от выбора тех же авиаперевозчиков. Но я хочу сказать, что в 90-е годы авиаперевозчики были одними из организаторов уничтожения российского авиапрома. Потому что, польстившись на демпинг прямой, на лизинговые схемы, которые тогда российское правительство не могло, не хотело, не готово было организовать, - они удушили те проекты, которые тогда были вполне жизнеспособны. Для 90-х годов Ту-334 и Ту-204 были вполне нормальными самолетами, их можно было бы довести. Невозможно довести самолет, если на него существуют три, пять, десять заказов. У нас была единственная компания, которая эксплуатировала отечественные самолеты - Red Wings. Ее удушили. Может, из-за этого, кстати.

Д. Леонтьев:

- Почему они просто это не скажут? Зачем вот это?

М. Леонтьев:

- А потому что им же надо выбить субсидию. А выбить субсидию можно только под популярную идею. А эта идея непопулярна. Потому что они сели на задницу со своим финансовым планированием. Они же хотели как дешевле и проще. Почему «Аэрофлот» всеми силами рассказывал, что виной аварии является плохой самолет Суперджет? Может, самолет обладает целым рядом недостатков. Но данная конкретная авария… Потому что они прикрывали отсутствие нормальной подготовки пилотов. И теперь выяснилось, что это вообще международная проблема. Потому что с широким развитием автопилотов пилоты перестали быть пилотами. Они не умеют управлять самолетом. Они умеют управлять автопилотом. Включать его и выключать.

Д. Леонтьев:

- Именно то, что произошло с «Боингами».

Программа в студии Радио КП

М. Леонтьев:

- Там еще ситуация, при которой ты должен был овладеть искусством борьбы с автопилотом. Это немножечко другая штука. Это ошибка программного обеспечения системная. Потому что одно дело, когда ты управляешь в ручном режиме, а другое дело, когда тебя автоматический режим просто губит, когда он тебя убивает. И ты должен каким-то образом научиться с ним бороться. Сделать это непосредственно, не имея опыта, в полете – довольно сложно. Поэтому легче всего, это самая популярная история, кричать, что вот злые нефтяники поднимают цены. Но они не поднимались в силу самых разных причин. Цены-то как раз были аномально стабильными. Потому что хотя бы инфляция должна… А она не учитывалась. Они не поднимались даже на цену инфляции. Это один из ярких примеров того, как можно навести тень на плетень, и тебе сразу поверять. Потому что это по накатанной плоскости.

Д. Леонтьев:

- Потому что это очень скользкая тема. Дорогие авиабилеты – это народный гнев.

М. Леонтьев:

- Конечно. Когда у тебя популистская тема, имеющая популистский аспект, ты должен найти на нее обязательно популистский ответ. Иначе тебя не услышат.

И. Савельев:

- Они хотят субсидий?

М. Леонтьев:

- Это ровно почему кошмарят Россию на Западе. Потому что в течение многих десятилетий, практически сто лет создавался определенный образ, его можно эксплуатировать легко. Ты берешь, отряхиваешь нафталин и пыль, и у тебя огромное количество инструментов. Ты просто реанимируешь стереотипы сознания, которые вбивались всей системой пропаганды – кино, литературой, политикой, прессой, - в течение многих лет, на уровне подсознания, на подкорке.

И. Савельев:

- Если вы говорите… на какие субсидии могут рассчитывать компании?

М. Леонтьев:

- Субсидии все равно нужны, чтобы обеспечить доступность авиаперевозок. Наверное, приходится давать субсидии. Но не поэтому.

И. Савельев:

- Вы имеете в виду, что они работают в общество таким образом? Они просто создают популизм?

М. Леонтьев:

- Конечно. Легче натравить. Как сказал один видный деятель: нам нужно бюджет принять, а ты голову морочишь. Когда речь шла про алчность нефтяных компаний. Какая алчность, когда профильный министр, который отнюдь не всегда встает грудью на защиту интересов отрасли, здесь признал, что налоговая нагрузка на отрасль запредельна, что она беспрецедентна в мире. Что на месторождения в Западной Сибири, которые не имеют так называемых льгот, налоговая нагрузка составляет до 80 % от выручки. Не от прибыли. При таких нагрузках невозможно жить. На это нельзя жить. Нельзя душить корову и отрывать у нее вымя, если ты собираешься питаться молочком. Если ты живешь молочком, как индус, то тогда не надо этого делать. Потому что кранты наступят. В данном случае я выступаю как независимый публицист.

Д. Леонтьев:

- Наверное, вы помните про историю с журналисткой Юлией Юзик. В начале этого месяца она оказалась в довольно-таки жуткой ситуации. Ее в Иране арестовали и посадили в тюрьму, наверное, с самым жестким обвинением, которое может быть сделано в Иране, - шпионаж в пользу израильского государства. Как я понимаю, как мне сказали иранцы, люди после такого обвинения из Ирана не уходят, вообще не появляются больше. Юлия – гражданин России. Никакого израильского гражданства у нее нет. По крайней мере, никто об этом не знает. Тем не менее, я с ней общался два дня назад. У нас было с ней интервью. Мы общались полтора часа. Ее выпустили.

Юлия – довольно известный оппозиционер. Человек, который не испытывает большой любви ни к Путину, ни вообще к российской власти и ее внешней политике. Человек, который поддерживал в какой-то момент Ичкерию, общался с Дудаевым. Она поддерживала, одобрительные слова писала про Яроша. Работала на господина Ходорковского. Это чтобы вы понимали, что это за персонаж. Ее арестовали в Иране. И на второй день ареста приходит КСИР – иранские спецслужбы. Ей говорят: ты оппозиционерка, российскому государству ты на фиг не нужна. Поэтому забудь. Никому ты вообще не нужна. И больше ты отсюда никогда не выйдешь. Поскольку никакой связи с внешним миром нет, это иранская тюрьма, все довольно жестко, - она поверила. Человек, который считает, что живет в кровавом режиме. Потому что в ее картине мира это логично.

Что происходило в реальности? Российский МИД договаривался по поводу ее освобождения практически сразу, как только ее посадили. И на десятый день ареста она выходит, слышит русскую речь. Ее везут в машине, она встречает русского консула. Она говорит: он руку мне протянул, и тут я поняла, что вот она связь, вот оно – мое государство. Понимание, кто свой и кто чужой, у нее поменялось, не знаю, если не полностью, но поменялось. Я ей задал вопрос: если бы эта ситуация произошла с вами десять лет назад, вы бы спустя время писали бы эти статьи, писали бы их так же? Она говорит: нет. Так же – не писала бы.

Вот какая проблема с нашей либеральной журналистикой и с нашими либеральными политиками. У них отсутствует понимание свой – чужой. И именно поэтому они никогда не будут актуальны на уровне всей России. Ты можешь иметь какие угодно идеи, но когда ты не понимаешь, кто свой и кто чужой в картине мира…

Программа в студии Радио КП

М. Леонтьев:

- Это то, о чем мы постоянно говорим. И очень многие в ситуации, когда она была межеумочной, когда этот выбор не стоял так жестко совсем, условно говоря, лет десять назад, - выглядели очень прилично, старались думать, старались даже рефлексировать по поводу так называемых своих, я имею в виду либералов. Но вот когда он встал, как есть такая игра, когда человек сидит на волчке раскручивающемся большом, и рано или поздно он сползает вниз. Все сползли. Никто не смог остаться на этом волчке, потому что, если ты не имеешь этого различия свой – чужой, если у тебя не работает на уровне подкорки это, ты понимаешь, что по своим не бьют. Свой – чужой, это же что? Это система распознавания при применении определенных видов оружия. Когда оно технически не может и не должно бить по своим. Вот об этом речь идет. Ты не можешь ударить по своим. Ты понимаешь, что этого делать нельзя, это за пределами.

Д. Леонтьев:

- Низкий поклон можно сказать моим американским коллегам-журналистам. У них это понимание очень четко есть. У них дикая внутренняя политическая борьба. Они реально – республиканцы и демократы – не любят друг друга.

М. Леонтьев:

- Не знаю, сейчас это, возможно, уже и исчезает. На уровне того, что сейчас происходит.

Д. Леонтьев:

- Но все равно понимание того, что вот есть мы - американцы, американские интересы…

М. Леонтьев:

- Но Трамп уже для многих не «мы». А Трамп – это половина электората.

Д. Леонтьев:

- У них это тоже ломается. И это катастрофа для государства. Но пока я там жил: мы можем ненавидеть друг друга сколько угодно, но вы там - из России, из Китая, из Ирана, из Индии, откуда угодно, - вы не имеете права нас критиковать. Мы сами друг друга будем критиковать. Это наше дело.

М. Леонтьев:

- Известная фраза Пушкина, что меня не устраивает многое в нашем государстве, но я не желаю, чтобы это со мной обсуждал англичанин.

Программа в студии Радио КП

И. Савельев:

- Но чужой у них понятно кто, у наших. Чужой тот, кто должен быть своим.

Д. Леонтьев:

- Здесь вокруг чужие – это вроде бы свои. Они чувствуют себя одинокими. В этой страшной стране, в которой они живут. И им страшно. И для Юлии Владимировны это был шок. Что вот это страшное государство сделало все, чтобы ее спасти. Причем делать это было сложно. Сложно вытащить из иранской тюрьмы при таком обвинении. Могли и забыть.

М. Леонтьев:

- К сожалению, не всегда наше государство так поступало со своими людьми.

Д. Леонтьев:

- Действительно.

М. Леонтьев:

- И это очень важная вещь. Тысячи раз мы говорили, что способность защитить своего среди чужих – это чрезвычайно важно для имиджа государства. Это такой индикатор.

И. Савельев:

- И это должно быть в крови просто у тех, кто этим занимается.

Программа в студии Радио КП

Д. Леонтьев:

- Это еще объективно должно быть то государство, которое имеет достаточно влияния и силы, чтобы условный Иран их слушал.

И. Савельев:

- Россия имеет достаточное влияние, особенно на Ближнем Востоке, чтобы этими вещами заниматься.

М. Леонтьев:

- Ну, не везде. В Америке у нас не хватает влияния, чтобы отбить кого бы то ни было.

Д. Леонтьев:

- Будем честны, в Америке ни у кого нет такого влияния, чтобы кого-то там отбить.

И. Савельев:

- Надеемся на лучшее. И вам того же желаем.

Программа о настоящем смысле жизни