Леонтьев: «Если ситуацию с Арановским замять, это дискредитирует самый главный правовой институт в стране - Конституционный суд»

Михаил Леонтьев
Михаил и Дмитрий Леонтьевы в программе «Что такое плохо» обсудили с Валентином Алфимовым, должна ли Россия считаться правопреемницей СССР, и поговорили о китайской эпидемии.

Скачать передачу [mp3, 40.8 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


В. Алфимов:

- В студии Валентин Алфимов, Михаил и Дмитрий Леонтьевы. Начать мне бы хотелось с очень печальной темы. Год назад от нас ушел Михаил Зиновьевич Юрьев, наш коллега, наставник, друг, ведущий Радио «Комсомольская правда».

М. Леонтьев:

- У Миши был его основной литературно-научно-фантастический труд - «Третья империя». Это такая настоящая утопия. Не в том смысле, что антиутопия, а именно утопия, то есть некий жанр, который давно был утрачен, а Мишей возрожден. Это некая конструкция будущего, Россия, какой она должна быть. Я не буду описывать некоторые основные положения мироустройства, которые Михаил Зиновьевич считал идеальными и гармоничными и вообще должными для России. Она начинается с некой экстраполяции будущего, которая подтверждается буквально по пунктам. Эта гибридная война с Украиной, изобретение Россией супероружия, которое превосходит американское. Все то же самое, только немного пожиже. Но вектор абсолютно точный. Светлая память. И не только ничего не устарело, а с каждым днем все это становится очевиднее, и не для узкого круга продвинутых и просвещенных, а для любого нормального человека. Потому что совершенно очевидно, что человек видел тренд. И жизнь это подтверждает.

Д. Леонтьев:

- Когда она была написана?

М. Леонтьев:

- Она очень долго писалась. У нас был этот кружок наш, и мы всё это обсуждали, проговаривали, прожевывали. Это Мишкина книга, безусловно, он ее писал, она написана его языком, его стилем, но она является продуктом такого коллективного сотрудничества. Это тот яркий пример, что мышление не является категорией, присущей индивиду, а является категорией, присущей собственности. Поэтому никто не имеет права присваивать себе продукт творческой и мыслительной деятельности. Это абсолютно аморально и абсолютно алогично. Нынешнее так называемое авторское право. У автора есть какие-то права, но права собственности на собственное изделие у него отсутствуют, по той причине, что он не может сделать никакое изделие, начиная от музыкального произведения, литературного произведения и заканчивая научным открытием, не используя огромный опыт предыдущих поколений, своей среды, которым он якобы ничего не платит. Это абсолютный абсурд, который позволяет существовать другому абсурду, то есть скупке этих прав собственности держателями крупного капитала, которые и получают основной… Подавляющую часть бенефиций от этого получают даже не эти собственники так называемые, а те, кто приобретает эти права, аккумулирует их и просто эксплуатирует. Это один из идиотских, абсолютно дегенеративных принципов существования нынешнего посткапитализма, можно сказать, диктатура так называемых прав собственности, когда люди не могут свободно пользоваться тем, что создается общим трудом.

В. Алфимов:

- Отмечу, что последнее интервью Михаил Зиновьевич дал «Комсомольской правде» - как раз по поводу его книги «Третья империя». Безусловно, это интервью не про книгу, а про устройство мира, который вокруг нас.

Д. Леонтьев:

- Давайте начнем с коронавируса.

В. Алфимов:

- Коронавирус шагает по планете, 2 тысячи погибших уже от него, под 70 тысяч зараженных.

М. Леонтьев:

- Во-первых, не две тысячи, а поменьше - 1,7. Я говорил в свое время, особенно когда некоторые, РБК например, где постоянно публиковалась статистика выздоровевших, там перестали ее публиковать. Каждый день они дают сводку, где нет выздоровевших. Когда я это говорил, было 1 к 3, количество выздоровевших превышало количество умерших. Я говорил, что через два дня будет 1 к 5, через 3-4 дня будет 1 к 7, как сейчас, а к концу месяца будет 1 к 10.

Д. Леонтьев:

- Что все равно много.

М. Леонтьев:

- Много. Но дело в том, что к концу, когда все выяснится, будет 2%. Может быть, меньше. Говорят: они скрывают количество зараженных. Представьте себе, что зараженных в 20 раз больше. Тогда у вас количество умерших будет меньше 1%.

Д. Леонтьев:

- Как любой грипп.

М. Леонтьев:

- То есть как любой грипп, не опасный типа какого-нибудь гонконгского. Никто не закрывал страны, никто не обрушивал мировую экономику из-за этого, никто не устраивал какой-то совершенно шизофренический треш. Ну, вирус. 650 тысяч людей гибнет от гриппа. Я клянусь, что от коронавируса погибнет гораздо меньше людей. Это тоже серьезно, это опасность, но из-за этого не стреляются. А это мне напоминает анекдот про Анку, которая порезала палец, и ее убили, чтобы она не училась.

Д. Леонтьев:

- Наше общество очень озаботилось коронавирусом. У нас какой канал ни включишь - везде коронавирус. И не только у нас. Я вчера смотрел ВВС. У них где-то 60% эфира посвящено коронавирусу. И там все то же самое, что и у нас.

М. Леонтьев:

- А сколько случаев, кстати, в Британии?

Д. Леонтьев:

- Десяток, по-моему, есть. Они говорят о том, откуда, это естественно полученный вирус или в лаборатории, какие у китайцев проблемы с гигиеной и т.д. Чего нет ни у нас, ни у них и вообще нигде? Нет никакой эмпатии к китайскому народу. Нет никаких цветов у посольства, нет никаких хотя бы флагов в Инстаграме. Если бы это произошло в Германии, во Франции, США, то уровень сочувствия и сопереживания к тому, что происходит там, был бы совершенно другой. Я посмотрел, как выглядят китайские посольства во всех странах мира. Вообще нет цветов. Это китайская проблема. То есть это не проблема всего мира, это проблема Китая, мало того - проблема конкретного города Уханя. Они действительно находятся в жутком состоянии. Всем глубоко наплевать. Вот тот расизм, с которым мы якобы боремся, с которым весь либеральный мир борется. Насрать на китайцев, они грязные, как тараканы, и пусть умирают, но главное, свой вирус не приносят к нам. Вот позиция всего мира.

В. Алфимов:

- Специальный корреспондент «Комсомолки» Дарья Асламова сейчас в Пекине. Она говорит, что даже из одного района Пекина в другой невозможно проехать - стоят блокпосты. Теоретически можно попробовать через метро, но там тоже проверяют. За два часа температуру проверили четыре раза. Людей на улицах настолько мало, что за 10 минут ты пару человек можешь встретить. Гостиницы пустые, но абсолютно космические цены на них. Во многих написано, что мест нет, потому что персонал разогнали. И это в Пекине, а не в Ухане.

Д. Леонтьев:

- Бог с ней, с эмпатией…

В. Алфимов:

- Весь мир следит за пароходом Diamond Princess, который стоит в Иокогаме.

Д. Леонтьев:

- Там нет китайцев. Поэтому всем вдруг оказалось не все равно. Давайте себе представим, что этот вирус произошел в Индии, Бангладеш, Индонезии, Таиланде, да где угодно. Представляете, что было бы сейчас. Смогли бы эти страны организовать такого уровня… Конечно, нет. А если бы это произошло в Москве? У нас есть замечательная девушка Ася, которая выложила в Инстаграме, что сбежала из карантина. Она четыре дня раздавала всем интервью, ее никто не искал. После того как уже вся Россия об этом знает, ее заставили вернуться. Но если бы она реально заболела и 4 дня ходила бы… У нас совершенно пофигистская позиция.

М. Леонтьев:

- А ты думаешь, у китайцев менее пофигистская позиция? Там просто очень жесткая полиция, и не только полиция. Там просто не забалуешь. Я думаю, что потолок уже достигнут, мы видим сейчас сокращение количества вновь зараженных, сокращение количества смертей. Я думаю, что китайский потолок примерно достигнут. Но если бы это длилось, предположим, еще два месяца, Китай бы взорвался, и остановить это было бы невозможно. Сейчас уже показывают вооруженные столкновения, связанные с попытками людей держать за закрытыми дверями, не давать им выходить из дома.

Д. Леонтьев:

- У них собранное функционирующее государство, чего нельзя сказать про многие государства в этом регионе.

М. Леонтьев:

- Государство функционирующее. Но дело в том, что любое государство, когда оно сталкивается с определенным… Ну, Тяньаньмэнь та же самая. Там тоже эпидемия была, между прочим, в генезисе, в начале всего этого дела. Конечно, они дико дискуют - экономикой, социальным миром и согласием. Но они действуют вот так. Посмотрим.

Д. Леонтьев:

- Если нет эмпатии, давайте хотя бы испытывать чувство благодарности за то, как собранно китайские власти…

М. Леонтьев:

- С точки зрения пограничной страны с Китаем мы, конечно, китайцам обязаны, во всяком случае, больше, чем остальные.

Следующая тема. Судья Конституционного суда Константин Арановский заявил, что отрицает юридическую преемственность нынешней России от Советского Союза. Что Россия заменяет на своей территории государство, незаконно однажды созданное, что обязывает ее считаться с последствиями его деятельности, включая политические репрессии. То есть мы не обязаны считаться с этим. На самом деле это заявление подлое, идиотское, хамское, но подлятина заключается в том, что он считает, что Российская Федерация не несет моральной ответственности за незаконные репрессии. Причем преемственность у нас нарушена путем нарушения законной властью Учредительного собрания.

В. Алфимов:

- Кто такой Константин Арановский?

Справка.

Константин Арановский - почетный юрист России, автор учебника «Государственное право зарубежных стран», а также научных работ по конституционному, муниципальному избирательному праву России. Разработал и преподавал курсы «Государственное право зарубежных стран», «Сравнительное правоведение», «Современные проблемы юридической науки». Родился в 1964 году в Сахалинской области. С отличием окончил юридический факультет Дальневосточного госуниверситета по специальности «правоведение». Состоял в аспирантуре Санкт-Петербургского госуниверситета на кафедре государственного права и получил степень кандидата юридических наук. С 1991-го Константин Арановский преподает на юридическом факультете Дальневосточного госуниверситета. В 2004 году стал доктором юридических наук. С ноября 2008-го по февраль 2010-го Константин Арановский являлся председателем избирательной комиссии Приморского края

На заседании Совета Федерации 3 марта 2010 года по представлению Президента РФ Медведева назначен судьей Конституционного суда России.

М. Леонтьев:

- Я хотел бы несколько моментов заметить, отталкиваясь от биографии. Первое. Кандидата юридических наук он получил, будучи юристом в государстве коммуно-советской власти и ее репрессивно-террористических деяний, которое заменено на этой территории. Не будучи кандидатом наук, он никаким образом не может быть профессором. Я не знаю, когда он получил профессора и от кого, но кандидатом он стал советских юридических наук, и правоведом он был советским. Тогда пусть он засунет в унитаз свой кандидатский диплом и свое профессорское удостоверение.

Второе. Конечно, председатель избиркома Приморского края, известного своими избирательными достижениями, особенно в это время, он просто созрел как член Конституционного суда. Дмитрий Анатольевич, наверное, его лучше знал, во всяком случае, думал, что лучше его знал, поскольку он его знал по этой самой санкт-петербургской аспирантуре. Но мне кажется, что Дмитрий Анатольевич, кто бы как к нему ни относился, все-таки таких юридических уродин не рождал, как его протеже. И, наверное, ему должна принадлежать инициатива гнать этого урода из Конституционного суда.

Начнем с того, что у этого человека в голове живет гражданская война, она у него не закончилась. Он пылко участвует в гражданской войне, вопреки всем усилиям нашего действующего президента, который всей своей концепцией исторического единства России (да, трагического, сложного)… Давайте мы будем преемственность от Ивана Грозного или Петра Первого тоже отрицать. С этой точки зрения Франция, которая празднует как национальный праздник День взятия Бастилии, тоже является этим самым террористическим государством и никакого преемства у нее быть не должно. Все, что связано исторически с революциями, история должна прерываться и начинаться непонятно с какого момента. Ладно, это вопрос историко-политическо-моральный. Но с юридической точки зрения какие юридические последствия прямо вытекают из отсутствия правопреемственности? Права советской собственности, которые взяла на себя Российская Федерация, между прочим, выплатив долги за республики, которые ничего платить не могли. Почему Украине отказали в ее визгливом желании получить часть советской собственности? Потому что в свое время Украина отказалась от правопреемства с точки зрения как активов, так и пассивов, с точки зрения и обязательств, и собственности. И Россия полностью выплатила долги Советского Союза. Членство в ООН, которое является результатом не коммуно-террористической деятельности, а победы советского народа во Второй мировой войне. И Победы тогда не было? Это террористическое государство, которое незаконно существовало, незаконно воевало? У него есть единомышленник. Был такой профессор Зубов, в МГИМО долгое время детей воспитывал, потом его, наконец, вышвырнули в шею. Человек, который именно на этой почве пришел и занимался апологией власовского движения. Это типаж определенного вида. Он имеет право на существование? Наверное, он может где-то жить, за взгляды у нас не судят (хотя бьют). Но при чем здесь Конституционный суд Российской Федерации? Откуда взялась эта мразь там? Причем мало того, что мразь, он еще и дебил. Он не понимает и не хочет отвечать за юридические последствия своей формулы, а они прямо вытекают. Они разрушают основы международного позиционирования Российской Федерации в настоящий момент.

В. Алфимов:

- Очень важно отметить, это мнение Константина Арановского, судьи Конституционного суда, но не Конституционного суда.

М. Леонтьев:

- Это его особое мнение по конкретному делу. Дело касалось возмещения имущественного ущерба репрессированным. Он, кстати, высказывался за, не понимая, что его конкретная позиция противоречит. Потому что то, что он говорит, означает, что Российская Федерация не может и не должна нести никакой ответственности за деятельность репрессивного режима.

Д. Леонтьев:

- Я думаю, это как раз способ Российской Федерации сказать: при чем здесь то, что было в Советском Союзе?

М. Леонтьев:

- Нет, это не способ. Это способ идиотский. Кстати, абсолютно нормально, что по отношению к людям, незаконно репрессированным, Российская Федерация несет определенные обязательства. Эти обязательства должны быть обоснованы, доказаны и т.д. Плохо, что они не были выполнены ранее, но с юридической точки зрения очень нормально, что они признаны. Но у него одно с другим не связывается. У него есть оправдание - в том смысле, что он похож на дегенерата, он просто дебил. Может быть, он справку принесет? Но тогда, ребята, как говорится в известном произведении, как же он работал в очистке? Как сказал профессор Преображенский: «Извините, не я его туда назначил». Вот пусть тот, кто назначал в какой-то степени, и разберется с этим вопросом. У меня нет никаких оснований считать, что тот, кто его назначал, подразумевал, что он будет вести себя таким образом. Но есть возможность исправить свои ошибки, инициировать отзыв.

Д. Леонтьев:

- Надо сказать (или, может быть, я что-то путаю), что Советский Союз сам отказался от правопреемности Российской империи.

М. Леонтьев:

- Мало ли от чего отказался Советский Союз.

Д. Леонтьев:

- Советский Союз поступил именно так, они начали с чистого листа.

М. Леонтьев:

- Советский Союз поступал именно так. Советский Союз в свое время заявил, что революция как акт насильственного разрыва с прошлым порывает со всеми обязательствами прежних правителей. Но это была большевистская демагогия. Хочу сказать, что Советский Союз пережил в своей истории очень разные этапы. Этап ленинско-троцкистский (или троцкистско-ленинский), этап сталинский, который был постепенной, частичной и осторожной реинкарнацией империи. И преемство с историей Российской империи восстановил Сталин на самом деле в масштабах, которые ранним большевикам не снились. Более того, очень значительная часть белой эмиграции, так или иначе, это восприняла именно таким образом. Не говоря о том, что эти люди довели пресловутое Учредительное собрание, и его участники довели Россию до состояния полного распада и физического уничтожения как страны. И именно большевики реинкарнировали Российскую империю примерно в ее границах, с ее геополитическими амбициями, интересами и преемственностью практически во всем.

В. Алфимов:

- Является ли Россия преемницей Советского Союза? Константин Арановский, судья Конституционного суда, говорит, что не является, мы всего лишь замещаем государство, которое было незаконно создано на территории Российской империи.

М. Леонтьев:

- По отношению к истории вообще эта позиция неприемлема. Это антиисторическая позиция. Что значит законно или незаконно? О чем речь?

Д. Леонтьев:

- Какое из французских правительство на протяжении последних 200 лет законное - Четвертая республика, Третья республика, Вторая империя, Третья империя?

М. Леонтьев:

- А наша любимая Украина?

Д. Леонтьев:

- Вот Украина сейчас - это законно? Бог его знает. Меня вот что заинтересовало. В декабре 2019 года Конституционный суд обязал законодателей внести в правовое регулирование изменений, чтобы реабилитированные жертвы политических репрессий могли получить жилье при возвращении на прежнее место жительства. Насколько это реально?

М. Леонтьев:

- Он уверен, что восстанавливать справедливость можно не только по вине, «но и просто ради права, с верой в правду, из положительной ответственности и по милосердию». То есть он заменяет право… Это маразм этих людей, которые постоянно путают право с моралью. Право - чисто формальная категория. Ты не можешь регулировать имущественные правовые отношения, исходя из милосердия. Церковь из милосердия исходит. Он очень типичный представитель определенной части этой маразмирующей интеллигенции. Характерно, что маразмирует он не по монархии, не по исторической России, начиная от Рюрика, а он маразмирует по Учредительному собранию, по куче этих импотентов, которые обслуживали уже на самом деле агонию России. Кстати, могло бы кончиться по-другому, если бы в большевиках не победила идея государственности, непонятно откуда взявшаяся. Русские смуты те же самые. Что такое режим, который сложился в 1613 году и дальше? Конечно, незаконный. А на каком основании? Собрались какие-то люди, представительство их непонятно, избрали какого-то монарха. Законных представителей всех они выгнали. Что это такое? Давайте мы будем судить историю с точки зрения либерально-западнических представлений о том, как надо и как не надо делать. Извините, что тогда будет с Британией, с Нидерландами, с США и их Гражданской войной, которая являлась антиконституционным переворотом на самом деле?

В. Алфимов:

- Зачем тогда Константин Арановский вообще обо всем этом говорит, если это действительно такой бред?

М. Леонтьев:

- Мы уже высказали очень правдоподобное предположение. Потому что он дебил.

В. Алфимов:

- Он еще и юрист.

М. Леонтьев:

- Да. Так же, как и сын юриста, это не гарантирует ничего. И внук юриста. Ничего не гарантирует. У нас много юристов. Мне интересна его дальнейшая судьба. Мне кажется, что если эту ситуацию замять, это просто дискредитация самого главного правового института в стране - Конституционного суда. Даже мягкое определение, то есть не употребляя слово «сволочь», а употребляя слово «дебил».

Д. Леонтьев:

- У нас в скором времени будет голосование по Конституции, в которой статус Конституционного суда изменяется, Конституционный суд становится назначаемым Советом Федерации, как я понимаю. И много либеральных криков: какой ужас, у нас Конституционный суд перестает быть независимым и т.д. Может быть, это план? Они хотели настолько дискредитировать Конституционный суд, что никому не жалко будет сделать его менее независимым.

М. Леонтьев:

- Это конспирология. Гораздо легче представить себе появление в суде одного дурачка, чем такой изощренный конспирологический заговор. Но вообще Конституционный суд это очень компактная структура. Там есть разные люди, с разными взглядами и т.д., но все-таки они юристы. Я берусь сказать, что этот человек не юрист. Потому что в его высказываниях нет понятия, что такое право, что такое правовые последствия тех или иных решений. Он прямо заявляет о том, что я вот так считаю, но правовых последствий это не имеет, потому что я, Арановский, не хочу видеть эти правовые последствия, они мне противны. Коммунистический тоталитарный режим ему противен, советская власть ему противна. Как он заявил, справедливость, то есть правовые решения можно принять не только по вине, но и просто ради права, с верой в правду. Он Господь. У нас Господь судит…

Д. Леонтьев:

- Он не Господь, он просто высокоморальный человек.

В. Алфимов:

- И по милосердию.

М. Леонтьев:

- И с положительной ответственностью. Что такое положительная ответственность? Пусть он объяснит как юрист, что такое положительная ответственность, чем она отличается от отрицательной ответственности, а также нейтральной ответственности.

Д. Леонтьев:

- Мне интересно, насколько реальна реабилитация тех людей, которые потеряли имущество более 100 лет назад? Откуда этот разговор?

М. Леонтьев:

- Люди подали иск. Это чисто правовая коллизия. Они подали иск, и они хотят получить компенсацию за то жилье, которое у них было незаконно изъято.

Д. Леонтьев:

- Так это жилье уже сто раз поменяло собственность.

М. Леонтьев:

- Это неважно. Государство должно найти способ компенсировать эту ответственность. Это не значит, что люди, которые являются добросовестными приобретателями, должны пострадать.