Максим Шевченко: «Мир люкса не замечает огромную страну…»

Максим Шевченко и Тина Канделаки

Максим Шевченко и Тина Канделаки

В эфире программы «Доживем до понедельника» Максим Шевченко и Тина Канделаки обсуждают главные новости, которые волнуют слушателей Радио КП.

Скачать передачу [mp3, 42.6 МБ]Скачать передачу [mp3, 42.5 МБ]Скачать передачу [mp3, 42.2 МБ]

Почему на проспект Академика Сахарова в честь дня Российского флага вышли больше 100 тысяч человек? Как получилось, что полиция допустила многолетние систематические истязания и домогательства к сестрам Хачатурян? И почему робот Федор не смог попасть на МКС?

Мы предлагаем читателям полный текст программы.

М. Шевченко:

- Доброе утро, свободный народ. Это Максим Шевченко. Напротив меня прекрасная, восхитительная, вырвавшаяся из объятий Кэти Перри Тина Канделаки.

Т. Канделаки:

- Между прочим, только что прилетела ради тебя на вертолете, не голубом, марки Bell.

М. Шевченко:

- Тина начинает с утра долбить люксовыми брендами. Высший свет.

Т. Канделаки:

- А вы считаете, что Bell только люксовый бренд? Agusta есть еще. Или они одноклассники?

М. Шевченко:

- Я вертолет Bell видел только в фильме про Джеймса Бонда.

Т. Канделаки:

- Шикарный вертолет!

М. Шевченко:

- Я на Ми-2 летал – отличный вертолет. В машине бензином пахнет, стоит в кабине такой бак, над тайгой летишь, медведи приветствуют.

Т. Канделаки:

- А в Agusta летишь – все деревом отделано, плюшем. Все красиво. Очень удобно. Обратно летела уже Bell, поскромнее был. Прекрасно походила по Волге.

М. Шевченко:

- На яхте?

Т. Канделаки:

- Нет, на кораблике. Прогулочное судно. Рубен Варданян ежегодно устраивает мероприятие. Креативный брейнсторм на этом теплоходике. Я два дня с ними была.

М. Шевченко:

- У нас в эфире сегодня бриллиантовая пыль, золотая муха…

Т. Канделаки:

- Что ж сразу к какашкам все сводить?

М. Шевченко:

- Мечта правящего класса, люкс энд фэшн. И классовая ненависть в лице Максима Шевченко.

Т. Канделаки:

- Обычный корабль.

М. Шевченко:

- Самое противное в мире люкса то, что мир люкса не замечает огромную страну, большая часть населения которой живет на грани уровня бедности.

Максим Шевченко и Тина Канделаки в студии Радио КП

Т. Канделаки:

- Все иерархические ценности постепенно стираются. Потому что телефон есть в руках у всех. Еда более-менее доступна всем.

М. Шевченко:

- Но люди – не животные. Телефон, еда…

Т. Канделаки:

- А поколение, которое идет за нами, вообще ничем владеть не хочет.

М. Шевченко:

- Да потому что по мозгам ему проехали. И собирает концерт с Филиппом Киркоровым, который защищает российский флаг, больше ста тысяч человек на проспекте академика Сахарова в честь Дня российского флага.

Т. Канделаки:

- Вы там были?

М. Шевченко:

- Я, конечно, нет.

Т. Канделаки:

- Зря.

М. Шевченко:

- Потому что я не праздную День российского флага.

Т. Канделаки:

- Могли бы быть со своим народом на Красной площади в этот момент.

М. Шевченко:

- Я там, где мой народ, к несчастью, был. Я в это время был во Владимирской области, в городе Ковров встречался с избирателями. Видел не Филиппа Киркорова, Баскова и Валдиса Пельша, при том, что я к Валдису отношусь с большой симпатией, его хорошо знаю, а я видел просто город, в котором люди обсуждают, как им хоть в какой-то степени добиться самоуправления против диктата правящего предприятия.

Т. Канделаки:

- Вы были своеобразным Филиппом Киркоровым в Коврове.

М. Шевченко:

- Не надо меня оскорблять. Я никогда не был Филиппом Киркоровым.

Т. Канделаки:

- Филипп Киркоров дарит людям радость.

М. Шевченко:

- Был концерт, который заявили Союз ветеранов, Союз Героев России, заявили с нарушениями всех норм заявок. Они подали заявку 12 августа. Не так давно отказали ребятам, которые на Сахарова хотели пригласить тоже музыкантов – Оксимирона и так далее. Им сказали: с музыкантами не позже чем за месяц надо подавать.

Т. Канделаки:

- Была же согласована акция, где в итоге все выступили.

М. Шевченко:

- «Коммерсант» не врет.

Т. Канделаки:

- Была согласованная акция. Все успели, кто хотел, и спеть, и станцевать. Нет с этим проблем. Хотелось, может быть, чтобы были, но нет с этим проблем.

Максим Шевченко и Тина Канделаки в студии Радио КП

М. Шевченко:

- Как раз с этим проблемы есть. Когда оппозиция хотела провести свой митинг, им отказали в выступлении музыкантов. Петь нельзя было. Можно было только бла-бла.

Т. Канделаки:

- Вы лично разговаривали с Оксимироном и он вам сказал, что ему отказали?

М. Шевченко:

- Зачем мне лично разговаривать, когда есть средства массовой информации, которые дали массу комментариев.

Т. Канделаки:

- СМИ пишут разные вещи. Там никто не хотел петь и танцевать. Те, кто хотели, спели и станцевали. А люди хотели выступать со своими речами. И они выступили.

М. Шевченко:

- Не надо представлять оппозиционеров дураками. И нас тоже. Потому что они хотели, чтобы на своем митинге выступали, пели музыканты. И мэрия Москвы запретила.

Т.Канделаки:

- Я всегда предлагаю вам возглавить для того, чтобы быть полностью в деталях.

М.Шевченко:

- Мы сейчас обсуждаем факты. Ты журналистка или нет?

Т.Канделаки:

- Это не так.

М.Шевченко:

- Почему не так? Мэрия Москвы отказала оппозиции выступления.

Т.Канделаки:

- Неправда.

М.Шевченко:

- Правда. Выступления музыкантов на их митинге под предлогом, что заявку на выступления музыкантов надо подавать не позже, чем за месяц. А в этом случае, несмотря на то, что 12 августа, разрешили Киркорову и так далее.

Т.Канделаки:

- Я считаю, что ты абсолютно не прав. Я считаю, что когда…

М.Шевченко:

- Считаю, что это манипуляция, ложь и наглая инсинуация. Почему ты защищаешь эту власть, Тина?

Т.Канделаки:

- Причем власть защищаю? Я защищаю…

М.Шевченко:

- Ты защищаешь лжецов!

Т.Канделаки:

- Почему? Нельзя абсолютизировать. Как ты говоришь, что вся оппозиция идиоты, а вся власть лжецы. Так нельзя говорить.

М.Шевченко:

- Я не говорю, что оппозиция идиоты. Я оппозицию считаю героями.

Т.Канделаки:

- Люди должны понимать, что есть разные люди. И во власти, и в оппозиции.

Максим Шевченко и Тина Канделаки в студии Радио КП

М.Шевченко:

- Считаю их героями.

Т.Канделаки:

- Твое право. Возьми Яшина на флаг и неси.

Т.Канделаки:

- Тина, что ты несешь чушь какую-то?

Т.Канделаки:

- А ты что несешь, Максим?

М.Шевченко:

- Яшин из тюрьмы не вылезает, ты над ним смеешься!

Т.Канделаки:

- Я не смеюсь. Просто нельзя так говорить: я считаю оппозицию героями, а вся власть лжецы. Себя послушай! Со стороны просто.

М.Шевченко:

- Потому что они врут. Почему они врут? Потому что они себе позволяют нарушать законы, а другим не позволяют не нарушать законы.

Т.Канделаки:

- Успокоился?

М.Шевченко:

- Я спокоен. Я не знаю, что тут смешного. Ты считаешь, что нарушение закона со стороны власти – это норма? Это нормально, что власть имущий, богатый, сидящий в кабинете имеет право делать, что он хочет?

Т.Канделаки:

- Не расстреливай меня, прошу тебя. Это твоя точка зрения. Почему у меня не может быть другой?

М.Шевченко:

- Может, только сформулируй ее. Ты считаешь, что власти позволено все.

Т.Канделаки:

- Я считаю, что власть разная. И во власти есть разные люди.

М.Шевченко:

- Какая она разная?

Т.Канделаки:

- Разная.

М.Шевченко:

- Покажи пример, где власть в Москве за последнее время пошла навстречу митингующим?

Т.Канделаки:

- Она пошла навстречу несколько раз, начиная от истории с журналистом Голуновым заканчивая тем, что было разрешено действо на Сахарова. Прекрасно провели свой митинг оппозиционеры. Все выступили, кому надо.

М.Шевченко:

- Считаю, что если бы выступили…

Т.Канделаки:

- Тебе нужна была песня Оксимирона.

Максим Шевченко и Тина Канделаки в студии Радио КП

М.Шевченко:

- Да, потому что в два раза людей было бы.

Т.Канделаки:

- Купи билеты на концерт и сходишь. Все хорошо.

М.Шевченко:

- Переводить все в хи-хи и ха-ха…

Т.Канделаки:

- Я не перевожу. Нельзя просто с о звериной серьезностью относиться к себе. Ни во власти, ни в оппозиции. Потому что мне сложно с людьми, которые со звериной серьезностью относятся к себе.

М.Шевченко:

- Галямина сидит в тюрьме постоянно, Яшин постоянно сидит, Гудков в тюрьме. А мы должны хихикать.

Т.Канделаки:

- Я предлагаю тебе позвонить человеку, который занимается соответствующими вопросами. Правами человека. Кате Винокуровой. И поговорить с ней, в каком статусе этот вопрос.

М.Шевченко:

- Причем тут Катя Винокурова? Катя Винокурова у нас не одна на этой земле. Что ты ее пиаришь?

Т.Канделаки:

- Я просто говорю о человеке, который тоже занимается этим вопросом.

М.Шевченко:

- Что значит «тоже»?

Т.Канделаки:

- Как правозащитник. Не устраивает?

М.Шевченко:

- Нет, меня не устраивает, конечно. Потому что я считаю, что это фальшивое занятие – правозащита.

Т.Канделаки:

- Видишь, ты радикально настроен. Эта фальшиво занимается правозащитой, власть лжецов. Пусть будет так.

М.Шевченко:

- Да, так и будет, Тина. Потому что люди сидят в тюрьме, люди выходят из тюрьмы. Их сразу же бросают… Это хорошо.

Т.Канделаки:

- Ты прав.

М.Шевченко:

- Ты считаешь, что это хорошо?

Т.Канделаки:

- Я считаю, ты прав. Прав во всем, Максим. Все очень плохо.

М.Шевченко:

- Давайте так. Тина не хочет обсуждать политические вопросы.

Т.Канделаки:

- Я всегда удивлялась тому, как люди, которые абсолютно не согласны с властью, как ты, они навешивают ярлыки. Мне в свое время Навальный сказал: если я приду к власти, вы первая попадете под люстрацию. Не расстреливайте, умоляю! Если я в чем-то с вами не согласна. Дайте пожить, понаблюдать.

Максим Шевченко и Тина Канделаки в студии Радио КП

М.Шевченко:

- Понаблюдать за чем? За тем, как дюжий полицейский бьет девушку в живот публично? Посреди Москвы и под камеры мировые. А мы даже его имени не знаем! Его не наказывают. И после этого можно хихикать и смеяться?

Т.Канделаки:

- Тебе хочется меня обидеть. Полицейский бьет девушку! Как вы это любите! Знаешь, взять и сразу… Еще раз повторяю. Есть девушка, есть полицейские, есть прекрасная возможность этого полицейского найти и наказать. Добивайся!

М.Шевченко:

- Какая возможность? Уже месяц прошел. И нам его имени никто не сказал.

Т.Канделаки:

- Найдут, не переживай. В стране прекрасно, в частности, в Москве система face recognition.

М.Шевченко:

- Он что, скрывается на малине?

Т.Канделаки:

- Максим, дай время.

М.Шевченко:

- Какой адрес этой малины?

Т.Канделаки:

- Дай время. В Москве прекрасно во время чемпионата мира по футболу была выстроена система наблюдения за всеми людьми, которые нарушали закон.

М.Шевченко:

- Он работает там, где должны искать преступников.

Т.Канделаки:

- Я только что узнала, что Оксимирон, оказывается, не хотел выступать. Надо знать детали.

М.Шевченко:

- Я не прав, но ты предполагаешь, что руководство…

Т.Канделаки:

- Я верю в то, что человека найдут.

М.Шевченко:

- Ты считаешь, что руководство МВД не знает своих сотрудников?

Т.Канделаки:

- Считаю, что оно найдет своего сотрудника и накажет.

М.Шевченко:

- Ты считаешь, что они до сих пор не знают, кто это был?

Т.Канделаки:

- Откуда ты знаешь, какие действия сейчас ведутся? Ты считаешь, что руководство МВД лично отдает приказы бить женщин в живот и закрывать на это глаза? Обратись в эфире к руководству МВД!

М.Шевченко:

- Я считаю, что это так. Да, это так! Если он до сих пор не наказан, значит, это делается с санкции руководства. Это моя точка зрения.

Максим Шевченко и Тина Канделаки в студии Радио КП

Т.Канделаки:

- Да, это твоя точка зрения.

М.Шевченко:

- Тина, у меня к тебе вопрос. А что такое для тебя национальный флаг?

Т.Канделаки:

- Можно тебе пример приведу? Что я думаю о флаге, когда смотрю американские фильмы? Сделаю маленькое пояснение.

М.Шевченко:

- Только про российский флаг.

Т.Канделаки:

- К нему перейду. Есть такой сериал «Самый громкий голос», который все сейчас в профессии обсуждают, потому что он про основателя Fox News Роджера Эйлса. И там есть такой момент, он строит дом, первые миллионы пошли. И ведет своего маленького сына, у дома специальный флагшток, куда они вешают флаг. И этот момент, как в любом американском фильме, очень важен. Он говорит, сынок, понимаешь, это наша земля. Мы здесь живем. И ты должен каждое утро выходить… И у ребенка каждое утро миссия: он выходит, флаг поднимает, вечером опускает. Меня всегда это удивляло, почему у нас в стране этой культуры нет.

Почему я за такие праздники? Власть люблю и делаю ей комплименты? Мне что-то от нее надо? Очень важно, чтобы в нашей стране, вне зависимости от того, какие у тебя ценности, ты можешь поддерживать власть, можешь не поддерживать. Неважно, на какой ты стороне. Важно, что ты на стороне России. И флаг одинаков для всех.

М.Шевченко:

- На мой вопрос ты так и не ответила.

Т.Канделаки:

- Строю дом. Как только дострою, в него перееду, я тебе обещаю, приглашу тебя на шышлыки, накормлю тебя хинкали и, надеюсь, будем поднимать флаг России.

М.Шевченко:

- А еще какие флаги будем поднимать?

Т.Канделаки:

- Флаг Грузии, наверное, ты хочешь, чтобы я подняла у себя во дворе? У меня сосед напротив грузин, я договорюсь. Можем поднять.

М.Шевченко:

- А еще какие флаги? А флаг Украины поднимешь?

Т.Канделаки:

- Почему? Я наполовину армянка. Тогда уж… Зачем?

Т.Канделаки:

- Флаг Украины.

Т.Канделаки:

- Нет, это не моя кровь.

М.Шевченко:

- Ты по крови поднимаешь флаг?

Т.Канделаки:

- Конечно. Знаешь, как армяне себя ведут во всем мире? Они где бы ни жили, в любой стране мира у них первый флаг – это той страны, где они живут, а второй флаг – это флаг Армении. И каждый армянин…

М.Шевченко:

- А, вот как! Ты сначала поднимешь флаг той страны, в которой живешь? Но ты тбилиска урожденная, правильно?

Т.Канделаки:

- Да, я из Тбилиси родом. Авлабар, понимаешь, что это такое? Самое мультикультурное место. Ты там был?

М.Шевченко:

- Конечно. Это старинное армянское место в Тбилиси, где ханума и все такое прочее. И вот эти все как бы такое веселое, бурное и шумное… Армянский Тифлис.

Т.Канделаки:

- Да. Мы с тобой туда еще съездим. Я тебе обещаю.

М.Шевченко:

- Тина, еще раз повторяю. Что такое для тебя именно российский флаг?

Т.Канделаки:

- Самоидентификация.

М.Шевченко:

- А почему именно этот флаг?

Т.Канделаки:

- Странно. Я гражданка России. Ты в этом плане более рефлексирующий человек.

М.Шевченко:

- Я очень рефлексирующий. Потому что я считаю, что под основанием каждой национальной идеи должны лежать не просто инсталлированные в сознании человека ощущения, не знаю, гордости за Полтавскую битву или там за Куликовскую. А права и свободы. Мне понятно, почему американцы гордятся своим флагом, потому что Америка при всех издержках отношений с индейцами, империализма, это страна, которая гарантировала своим гражданам право на свободу слова, право на свободу вероисповедания, право на свободу бизнеса, право на свободу…

Максим Шевченко и Тина Канделаки в студии Радио КП

Т.Канделаки:

- Сколько лет она гарантирует, напомни?

М.Шевченко:

- С 1773 года.

Т.Канделаки:

- Под триста уже, да?

М.Шевченко:

- Если мне память не изменяет. Прошла через гражданскую войну. И постоянная политическая борьба, постоянная социальная борьба. Профсоюзная за права.

Т.Канделаки:

- Уверена, идем тем же путем.

М.Шевченко:

- Серьезно? Каким тем же? У нас оппозиция из тюрем не вылезает.

Т.Канделаки:

- Максим, я абсолютно уверена, ты прекрасно понимаешь, что у нас сформируется так же, как и в Америке…

М.Шевченко:

- Ничего не формируется, Тина!

Т.Канделаки:

- Конечно! Ты сидишь на радио «Комсомольская правда» и вещаешь на всю страну. И считаешь, что не дают слова?

М.Шевченко:

- Тина, это не плод в теле женщины, который формируется сам по себе. Даже там нужен мужчина.

Это формируется как следствие борьбы! Борьбы за права и за свободы.

Т.Канделаки:

- Вот ты и борешься. Агитируешь свою аудиторию, ты хочешь идти в политику, у тебя есть такая возможность.

М.Шевченко:

- Я не хочу, я уже в политике. Я не хочу идти в официальную политику.

Т.Канделаки:

- Тогда ты выбирай. Если это не карьера, конечно, не карьера, ты же не госкорпорацию идешь! Хотя отчасти это и госкорпорация… Если ты уже в политике, ты должен бороться за права избирателей. Рано или поздно ты куда-то изберешься, надеюсь.

М.Шевченко:

- Я борюсь за права избирателей.

Т.Канделаки:

- Победишь. И начнешь менять систему изнутри.

М.Шевченко:

- Я глава фракции КПРФ, депутат заксобрания Владимирской области.

Т.Канделаки:

- Супер!

М.Шевченко:

- Откуда мы выперли Светлану Орлову.

Т.Канделаки:

- И какие у вас планы дальше?

М.Шевченко:

- Привести нашу страну к тому, чтобы она стала нормальным социальным государством с правами и свободами. А не олигархическим сословным…

Т.Канделаки:

- Это прямо речь Барака Обамы! Я тебе рекомендую этот сериал. А белые богатые американцы взяли и выбрали Дональда Трампа! Тебе это претит.

М.Шевченко:

- Мне взгляды, которые Барак Обама транслировал о свободе, конечно…

Т.Канделаки:

- Но вот Америка выбрала Дональда Трампа. И, надеюсь выберет во второй раз.

М.Шевченко:

- Посмотрим. Может, и выберет.

Т.Канделаки:

- И у людей есть выбор. И вот это круто!

М.Шевченко:

- Но здесь-то выбора нет! В России.

Максим Шевченко и Тина Канделаки в студии Радио КП

М.Шевченко:

- У меня есть интересная тема. Как ты относишься к роботам?

Т.Канделаки:

- Я их обожаю!

М.Шевченко:

- У тебя в быту есть роботы?

Т.Канделаки:

- Вот. А это что такое? Мы уже гибриды, киборги, Максим. У тебя телефон, когда ты спишь, в другой комнате?

М.Шевченко:

- Нет.

Т.Канделаки:

- Рядом с тобой.

М.Шевченко:

- Смотря где сплю.

Т.Канделаки:

- И с кем спишь.

Телефон всегда рядом. А когда мы начнем вживлять гаджеты себе в организм, это вопрос времени. Это уже делается экспериментально. Уверена, что в ближайшие пять лет люди начнут себе вживлять определенные датчики, чтобы мониторить свое здоровье.

М.Шевченко:

- Я так издалека зашел на робота Федора, у которого не получилось перейти на МКС.

Т.Канделаки:

- Я так понимаю, что они сейчас пристыковываются?

М.Шевченко:

- Заново. А как тебе история про то, что робот Федор транслировал таджикский гимн и нес какой-то бред первые двадцать минут?

Т.Канделаки:

- Я вчера про это написала и меня сразу перепостили, комментировали, что я кого-то и что-то обижаю. Мне это смешно!

М.Шевченко:

- Что ты получила контракт на мочилово Рогозина.

Т.Канделаки:

- Естественно.

У меня все очень просто. Почему все следят за Федором? Все люди, которые пишут, как и я, они интересуются темой космоса, будущего, роботов.

М.Шевченко:

- А вот что он еще там должен делать? Флагом России помахать что ли?

Т.Канделаки:

- Это хороший вопрос. Никто так и не понял, что он там должен делать.

М.Шевченко:

- Зачем этот человекообразный робот, который с пальцами? Наш ответ Илону Маску?

Т.Канделаки:

- Сложные пропагандистские задачи, как ты любишь.

Т.Канделаки:

- Что сложного? Примитивнее инфузории туфельки пропагандистской. Состряпать какого-то самоделкина и послать его, показать по телевизору.

Т.Канделаки:

- И что получилось? Люди, которые читают и пишут, все говорят про то, что опять не смогли. В космосе у нас ничего не получается и мы вторичны в космосе, третичны.

М.Шевченко:

- Мы не будем злорадствовать.

Т.Канделаки:

- Все равно некое злорадство идет, что весь Роскосмос развалили.

М.Шевченко:

- Мой вывод, что это была пиар акция. Робот, который похож на человека, который как в «Звездных войнах» такой белый с теми самыми…

Т.Канделаки:

- В космосе тоже робот с человеком взаимодействует уже. Просто проблема в том, что хронология неудачной попытки этой истории заключена в том, что журналистов попросили удалиться из ЦУПа, никто не вышел к ним, чтобы объяснить, что произошло. Поэтому изначально была негативная аура.

Что НАСА всегда делает? Они вовлекают весь мир в пиар акции. И все следят, что, куда и зачем запускают.

Все это можно было сделать более дружелюбно и по отношению к журналистам, и к аудитории.

Максим Шевченко и Тина Канделаки в студии Радио КП

М.Шевченко:

- Роботу надо было выйти сначала к журналистам?

Т.Канделаки:

- Не надо было его тогда пиарить. Когда привозили робота Софию, которая гражданка Арабских Эмиратов, я видела ее пресс-конференцию. Она была запрограммирована на общение с журналистами. Это часть интертеймента, который технологии сопровождает.

М.Шевченко:

- Космос, его освоение – это то, что является задачей всего человечества. Это сложная и дорогостоящая задача, рискованное мероприятие. Мы точно не знаем, наносит ли вред озоновому слою ракеты, которые прожигают его насквозь. Какие последствия будут для космонавтов, для их здоровья и так далее. В космическом деле мы гордились исследованиям, выращенными растениями в невесомости, центрифуга отработала что-нибудь. А теперь мы тратим огромные деньги – послать такой тяжелый объект, как робот для пиара. Нам что, больше пиариться нечем? Сама по себе работа космонавта, тяжелая и опасная, она больше не вызывает у народа вдохновение?

Т.Канделаки:

- Мы настолько не уверены в своих космических технологиях, что лучше мы пошлем робота, который рано или поздно свалится в океан.

М.Шевченко:

- Это не настоящий робот.

Т.Канделаки:

- Лучше робот, чем человек.

М.Шевченко:

- Сейчас нам Виталий Егоров, популяризатор науки, расскажет, как сейчас реально обстоят дела в космосе.

В.Егоров:

- В космосе у нас дела обстоят не так уж плохо. Россия по-прежнему в тройке лидеров мировой космонавтики. Роскосмос может много такого, чего не могут ни японцы, ни индийцы.

Т.Канделаки:

- Например?

В.Егоров:

- Например, людей в космос запускать.

Т.Канделаки:

- Это не заслуга Роскосмоса. Это старые советские традиции.

В.Егоров:

- Если говорить конкретно о Роскосмосе, то главная его заслуга – это сохранение мощного советского потенциала. Своего у Роскосмоса немного. И этот робот Федор – одна из попыток сделать что-то свое.

Робот Федор, все о нем знают. Это технологический эксперимент - попытка поуправлять им космосе.

Т.Канделаки:

- Зачем он там?

М.Шевченко:

- А вы не знаете, почему Следственный комитет высадился в Роскосмосе? И там проверка ведется срочная?

В.Егоров:

- Коррупция в Роскосмосе – это не новость. Где-то куда-то какие-то миллионы или миллиарды уплывают. Интерес вполне понятен.

Т.Канделаки:

- Традиций новых у нас мало в Роскосмосе. И Федор у нас один из таких проектов. Как вы считаете, справедливо ли было тратить на такую технологию столько денег?

В.Егоров:

- На самого Федора деньги тратились из фонда перспективных исследований. Это, конечно, тоже государственные деньги. А запуск? Это был корабль, который и так полетел бы беспилотно.

М.Шевченко:

- А теперь Тигран Кеосаян у нас на связи. Ты с юмором отнесся к этому роботу тоже?

Т.Кеосаян:

- Мне кажется, мы это уже год слышали. Про робота Федора, что он существует. Это не то, что сейчас он в космосе. Он был же.

М.Шевченко:

- А где ты про него слышал?

Т.Кеосаян:

- В новостях вроде было. Экспонировали его. Я удивлен, что вы не знали про него.

Т.Канделаки:

- Тигран, я видела видео, где показывают все его возможности. И там кто-то поет. Целый клип. Кто поет? Юрий Антонов? Кто поет?

Т.Кеосаян:

- Я видел отчет в новостях. А по поводу чувства юмора? А как? Я ко всему пытаюсь относиться с юмором.

Т.Канделаки:

- НАСА и Илон Маск со всеми полетами на Марс… Как ты считаешь, новые космические российские традиции, насколько они оправдывают наши ожидания?

Максим Шевченко и Тина Канделаки в студии Радио КП

Т.Кеосаян:

- Не сильно много успехов, но если всерьез, то нельзя это все воспринимать в отрыве от того, что у нас было десять лет полного отсутствия присутствия. Космос был развален к чертовой матери. Космическая отрасль. И есть подозрение, чтобы не происходило сейчас в Роскосмосе как корпорации, все равно долгий это путь для того, чтобы что-то сделать. Мы сильно потеряли.

М.Шевченко:

- А что мы потеряли?

Т.Кеосаян:

- Кадры, отстали. Это такая тонкая вещь, отставание в три-четыре, не говоря о десятилетии, ну, может быть сильным ударом.

М.Шевченко:

- Знаешь, что мы потеряли? Мы смысл потеряли всего того, что мы делаем. СССР был плохим или хорошим, можно спорить. Но там были поставлены задачи. Сверхзадача некая поставлена. И космос являлся символом этого развития. Простой парень из Калужской области Юра Гагарин сумел стать первым человеком, который все это облетел.

Т.Канделаки:

- В Советском Союзе, помимо смысла, цена ошибки была настолько велика, что если бы что-то пошло не так, ты прекрасно знаешь.

М.Шевченко:

- Сейчас можно сколько угодно, если что не так.

Смысл? Зачем сейчас космос развивать? Есть выдающиеся страны, Германия, например. Она космос не развивает вообще.

Т.Канделаки:

- Тут я с тобой спорить не буду. Ты правильно заметил. Это вопрос стратегии. Если мы по-прежнему пытаемся в космосе меряться силенками с американцами, то надо тогда мерятся. Но если мы не способны, то показывать робота Федора, устраивать из всего этого такую провальную пиар акцию? Явно не стоит.

М.Шевченко:

- На фоне того, что китайцы, допустим, послали на обратную сторону Луны.

Т.Канделаки:

- Американцы, китайцы.

М.Шевченко:

- Индусы запустили тоже что-то такое выдающееся.

Т.Канделаки:

- Если мы не провинция, а метрополия, то, безусловно, мы будем бороться за то, чтобы тоже участвовать. В этом соревновании. И когда мы так боремся, конечно…

М.Шевченко:

- А как надо бороться?

Т.Канделаки:

- Если ты занимаешься просто пиаром, то надо им заниматься качественно. Надо было пригласить всех журналистов, заранее предупредить, что Федор может четыре раза не пристыковаться. Все это превратить в некую историю: следим за роботом Федором, пристыкуется – хорошо, нет – еще лучше, мы пробуем, мы боремся, мы гуманисты.

М.Шевченко:

- Можно было сделать ему аккаунт в соцсетях.

Т.Канделаки:

- Конечно! Мы гуманисты, мы хотим сохранить человеческую жизнь. Понимаем, что риск очень высок. Поэтому мы будем до конца бороться, чтобы в этой роли выступала машина. Это надо было объяснить, а не журналистов выгонять.

Это очень грустно. В таких темах нельзя выставлять себя на посмешище. Или молчать. У нас идут разработки, исследования. Они закрыты, будем готовы и с результатом вас пригласим. Прямой эфир устроим на Первом. Смотрите все. Бывает, не получилось. Сколько раз у американцев не получалось.

М.Шевченко:

- Бывали и трагические события.

Т.Канделаки:

- В прямом эфире видели.

Дмитрий Олегович человек талантливый и яркий. И сам журналист, в конце концов. И не нам ему рассказывать, как заниматься пиаром.

М.Шевченко:

- У нас принято в стране подсмеиваться над Илоном Маском: мы-де знаем, что это шоу и показуха. А как ты относишься к тому, что делает он?

Т.Канделаки:

- Я очень положительно отношусь к тому, что делает Илон Маск. И он не исключение. Та же Элизабет Холмс. Ее вся Америка заклеймила. Она была в одном списке с Маском, со Стивом Джобсом, которая сказала, что будет изобретен аппаратик домашний, который будет делать чек ап, то есть проверку по крови у человека дома. У нее был пример – Эдисон. У того тоже не все получалось. И со временем получилось.

М.Шевченко:

- Они ставят фантастические задачи и дальше идут к воплощениям. Америка дрим. Вот это то, о чем я тебя спрашивал. В Америке смысл – это…

Т.Канделаки:

- Они архитекторы будущего. Вот и все. А у нас робот Федор.

М.Шевченко:

- А у нас отчитаться перед начальством. И понравиться обществу.

Т.Канделаки:

- Это советская парадигма.

М.Шевченко:

- Нет! Советские тоже были архитекторами будущего.

Т.Канделаки:

- Я не спорю…

М.Шевченко:

- СССР проектировал будущее.

Т.Канделаки:

- Но там были четкие границы: или спроектируете, или сами знаете, что с вами будет.

М.Шевченко:

- Да ничего такого особенного. Тебя просто увольняли.

Т.Канделаки:

- И не только увольняли.

М.Шевченко:

- Я не про тридцатые годы, я про семидесятые.

Максим Шевченко и Тина Канделаки в студии Радио КП

Т.Канделаки:

- Я не хочу говорить, что наука развивалась под страхом расстрела. Нет. Но в СССР был очень четкий госзаказ, ограничения на результат. И результатом могла быть только победа.

М.Шевченко:

- А можем ли мы включиться в эту гонку за утопией? За будущее? За воплощением утопи?

Т.Канделаки:

- Мы не можем не включиться, иначе архитекторами этого будущему будут китайцы и американцы. А мы просто будем все это потреблять. Мы уже потребляем.

М.Шевченко:

- Но живут же европейцы, которые потребляют, что проектируют американцы.

Т.Канделаки:

- Европейцы европейцам рознь. Важно понять: провинция или метрополия? Страна о чем?

М.Шевченко:

- Амбиции?

Т.Канделаки:

- Абсолютно верно.

М.Шевченко:

- Робот Федор – это попытка доказать, что ты метрополия.

Т.Канделаки:

- Конечно. В современном мире очень важно знать свою роль в мире. И быть счастливым, исходя из этой роли. Если провинция, не надо бороться за космос, не надо участвовать в общей конкуренции с Китаем и Америкой.

М.Шевченко:

- А ничего, что идет у нас такая дикая борьба за космос, а в Нижнем Тагиле, как мы говорили, врачи увольняются, считают, что маленькие зарплаты.

Т.Канделаки:

- Отвечу тебе. Еще хуже, Максим. У нас нет приоритетных профессий в стране, благодаря которым наша страна может построить будущее. Быть врачом, учителем, научным работником не престижно.

М.Шевченко:

- Почему?

Т.Канделаки:

- Потому что на это, к сожалению, нет госзаказа. А предпринимателями мы так и не научились быть.

М.Шевченко:

- Потому что страна превращена в хищническое царство чистогана и коммерческого произвола. Государство не может быть коммерсантом. Оно должно заботиться о развитии страны и жизни народа.

Т.Канделаки:

- Социалистическое государство – да.

М.Шевченко:

- У нас отвратительно капиталистическое.

Т.Канделаки:

- Если бы была возможность отнимать у богатых и давать бедным? Как бы ты себя повел?

М.Шевченко:

- Я не отнимал бы. Я предлагал бы делиться.

Т.Канделаки:

- А налоговую систему хочешь изменить? Налоги для богатых делать побольше.

М.Шевченко:

- А я хочу как в Швеции. До 70%. Прогрессивный налог.

Т.Канделаки:

- Чтобы богатые платили.

М.Шевченко:

- Конечно, да.

Т.Канделаки:

- И Мари Ли Пен во Франции за это. Как у нее дела, кстати?

М.Шевченко:

- Плохо. Она совершила ряд ошибок. Но это не значит, что она мне не нравится. Эта женщина не боится идти в политику, разговаривать с людьми. Я не обсуждаю идеологические взгляды. Там есть, к чему придраться. Но в целом она символ.

Т.Канделаки:

- Она была инициатором того, чтобы поднять налоговую систему для богатых.

М.Шевченко:

- Инициаторами были коммунисты.

Т.Канделаки:

- И там такие крики поднялись, что Депардье приехал стать гражданином России!

М.Шевченко:

- Конечно. Сюда все бегут. Потому что наше государство богато. И все на стороне богатых.

Т.Канделаки:

- Отнимаем у богатых и делим между бедными.

М.Шевченко:

- Мы просто говорим, что надо заботиться не только о своем кармане, но и об обществе.

Т.Канделаки:

- Я в свое время спорила с Авеном. Прочитала книгу «Время Березовского». Спрашивала, почему вы не вкладывали в систему образования?

М.Шевченко:

- Как будто они об этом думали! Они думали, как из России качать бабло на Запад.

Максим Шевченко и Тина Канделаки в студии Радио КП

Т.Канделаки:

- Они разные. Потанин вкладывает, я тебя умоляю. Не мой герой, не мой друг, не мой товарищ. Но что есть, то есть. У них очень сложная система грантов. И надо доказать свою состоятельность, чтобы получить грант. Это здорово!

А вот если образование бесплатное, до каких пор оно должно быть бесплатным, как ты считаешь? М.Шевченко:

- Я считаю, что надо всем 11 классов. В этом принцип социального развития. Модернизация подразумеваем получать образование. Ребенок хочет или не хочет, он обязан читать!

Т.Канделаки:

- Читать – это начальная школа. Знаешь, что по начальной школе мы по-прежнему первые?

М.Шевченко:

- Первые три класса – это научить читать.

Т.Канделаки:

- У нас по-прежнему лучше всех учат читать и пересказывать прочитанное.

Возвращаюсь к своему вопросу. У нас возможно двадцать лет человека учить, чтобы он не работал?

М.Шевченко:

- Мы говорим про 20 лет или про 11 классов?

Т.Канделаки:

- А дальше в институт и опять учиться. Во сколько ты начал работать?

М.Шевченко:

- Я работал дворником. В 20 лет.

Т.Канделаки:

- А я в 16, работая на радио.

М.Шевченко:

- Мы работали в разные времена.

М.Шевченко:

- Мы вернемся к теме жестокости. О сестрах Хачатурян.

Т.Канделаки:

- Меня поразило вот что. Огромное количество людей собрали у Малахова. И там самое поразительное для меня: как столько лет этот мужчина терроризировал семью, дом. И никто не обращал внимания!

М.Шевченко:

- Ни родственники и ни соседи.

Т.Канделаки:

- И при этом его все знали. Он стремился к публичности. Вот армяне тут ходят в армянскую церковь. И они говорят, что все поражались, глядя на него, а его все знали… И он по два часа каждое воскресенье стоял и молился. И все это видели. Тут молился, а там ходил и стрелял в ноги!

М.Шевченко:

- Власть тьмы такая.

С нами адвокат одной из сестер. Алексей Липцер, здравствуйте.

- Здравствуйте!

М.Шевченко:

- Почему ни полиция, ни соседи, ни учителя в школе многие годы не обращали внимание на то, что происходило в этой семье?

- Все обращали. Соседи обращались в правоохранительные органы. И родственники. И школа приходила домой, обращалась в соответствующие организации. Но все так складывалось, что все было на уровне района.

М.Шевченко:

- Районное отделение полиции?

- Да.

М.Шевченко:

- Почему глохло?

- Есть определенные сведения у нас, доказательства в материалах дела, я не могу говорить сейчас, в чем это все заключается. У Хачатуряна были связи, скажем так.

М.Шевченко:

- Друганы. Вряд ли покровители.

Т.Канделаки:

- Я вчера от начала до конца отсмотрела программу Малахова, сделала усилие. Это Достоевский? Толстой? Персонаж русской литературы, который в двадцать первом веке, когда все открыто, все могут обо всем говорить, терроризирует не просто семью, а огромное количество людей!

А органы опеки? Правоохранительные органы? Школа?

М.Шевченко:

- Почему в данной истории нам показано, что реакция социальных институтов нулевая?

- Ответ в том, что у него были хорошие связи на высоком уровне. И, видимо, эти отношения не давали возможности правоохранительным органам для того, чтобы на него было заведено какое-либо дело. Все заявления заканчивались тем, что дела не возбуждались.

М.Шевченко:

- Мы имеем дело с государством круговой поруки!

Т.Канделаки:

- Допустим, у него были связи. А школа? Соседи? Я никогда не поверю, что мы живем в мире, где нет эмпатии. В России оно очень развито у людей окружающих.

М.Шевченко:

- У меня другой вопрос. А как быть в этой ситуации, если такая вот рука руку моет? Куда идти человеку жаловаться?

- Любое решение или действие кого-либо из правоохранительных органов можно обжаловать в вышестоящей инстанции. Если у вас не принимает заявление участковый, можно подать жалобу в отдел прокуратуры.

Т.Канделаки:

- Как побороть страх? Судя по записям, которые я слушала, там были категорический страх у девчонок. Он говорил: я вас убью.

М.Шевченко:

- Вспоминаю роман Стивена Кинга «Роза Морена», который начинается с того, что муж-садист истязает свою жену. Она запуганная, от него сбегает. И к ней приходит на помощь женская сущность мистическая, которая наказывает это насильника в финале романа. Но это в книге.

Максим Шевченко и Тина Канделаки в студии Радио КП

- Девочки не обращались, потому что знали все обстоятельства знакомства их отца. Поэтому не обращались. В случае общем всегда есть возможность, куда обратиться. Если кто-либо не реагирует, то всегда можно обжаловать действия либо через суд, через прокуратуру или вышестоящую инстанцию. Это либо руководство, либо отдел полиции округа, либо ГУВД города Москвы подавать. Или правозащитные организации.

М.Шевченко:

- Назовите эти организации. Обычный человек, тем более, подавленный и запуганный не то, что в инстанцию пойти!

Т.Канделаки:

- Подростки запуганные, зависимые от собственного отца! И куда писать?

М.Шевченко:

- И ты с трудом решишься пойти и написать заявление куда-то.

Т.Канделаки:

- Речь идет о детях!

М.Шевченко:

- Должен быть какой-то телефон, организация, куда можно позвонить.

Т.Канделаки:

- Анонимно!

М.Шевченко:

- Вы знаете такие организации?

- Есть специально созданные кризисные центры, которые помогают людям, оказавшимся в таких ситуациях. К ним можно обращаться по телефону, пойти лично. У них можно остаться жить, они обеспечивают всем необходимым. Если люди боятся, что агрессор об этом узнает, можно анонимно позвонить.

Т.Канделаки:

- Есть ли номер телефона этой организации?

- Номер телефона я вам сейчас не подскажу.

Т.Канделаки:

- Как называется организация?

- Это «Сестры», например. Одна из организаций.

М.Шевченко:

- Даже профессиональный адвокат сходу не может сказать! Что говорить про всех остальных! Надо заняться этим вопросом. Я предлагаю в следующий эфир пригласить представителей таких организаций. Эта тема крайне важная! Страна перенасыщена насилием и психопатией в семье!

Спасибо, что вы были с нами в эфире. Я прочитал на Ленте ру, что адвоката сестер Хачатурян заподозрили в организации убийства. Что это такое?

- Было такое.

- Это представители потерпевших решили, видимо, попытаться доказывать невиновность девушек. И придумали историю, видеоролик на ютьюбе, посвященный домашнему насилию. И подали соответствующее ходатайство в следственный орган, чтобы проверить адвоката на предмет…

Т.Канделаки:

- А кто со стороны Михаила в большей степени борется за то, чтобы доказать его невиновность? Просто интересно, кто эти люди.

- Это две его сестры родные. Они признаны потерпевшими по делу. И племянник Арсен. Он проходит свидетелем, но он все время ходит на все передачи и активно выступает.

М.Шевченко:

- Спасибо!

Ситуация чудовищная.

Т.Канделаки:

- Я вчера долго пыталась смотреть разные эфиры. Мать три года назад ушла из семьи. Ты уходишь из семьи, знаешь, почему уходишь. Что происходит? Я просто не понимаю! Трагедия какая-то. Мамаша дает пресс-конференцию. И я про себя думаю, ты мать! Мать – это животное, которое борется за счастье детей. Я не понимаю, как женщина может три года…

М.Шевченко:

- Сломали психику.

Т.Канделаки:

- Да. Маме сломали, бабушке сломали, всем сломали. Неужто там не было одного человека со стороны девочек, кто боролся бы за этих детей?

М.Шевченко:

- А какая фамилия этих сотрудников МВД, которые покрывали этого мерзавца? Ключевой вопрос. И почему никто не обсуждает их участие во всем этом?

Т.Канделаки:

- Важно сказать в эфире. У нас традиция с советских времен. Мы путаем доносительство с привлечением внимания. Не принято.

Невероятно! Весь дом знает и все молчат!

М.Шевченко:

- Мы упираемся в МВД.

Т.Канделаки:

- Максим, система сдаст своих.

М.Шевченко:

- Ничего она не сдаст! Голунов, кто фабриковал против него дело, тоже не наказан!

Т.Канделаки:

- Мы не дети, чтобы думать, что все черное или белое. Я вижу мир разноцветным, считаю, что если вы живете в доме, где происходит такое, вы должны…

Нельзя говорить, что все сотрудники МВД мерзавцы.

М.Шевченко:

- Конечно, нет. Я этого не говорил.

Т.Канделаки:

- Надо искать людей!

М.Шевченко:

- Они известны. Пойдите в соседнее МВД и там поговорите.

Т.Канделаки:

- Эти люди должны понести ответственность. А как? Четыре года наблюдать, как кого-то насилуют?

Максим Шевченко и Тина Канделаки в студии Радио КП

М.Шевченко:

- Это из серии: как найти сотрудника Росгвардии, который бил в живот девушку на митинге перед всей страной. Кто этот человек? Как нам определить его имя?

Т.Канделаки:

- Ты считаешь…

М.Шевченко:

- Да он известен. Известно подразделение, батальон, взвод. Известно, кто его держал за руку. И так далее.

Т.Канделаки:

- Возвращаясь к сестрам Хачатурян. Если вы видите, где происходит насилие и становитесь безучастным, то становитесь беззвучным соучастником.

М.Шевченко:

- Это правда.

Т.Канделаки:

- Сделайте, чтобы про это узнало как можно большее количество людей.

М.Шевченко:

- Гражданская солидарность – это важнейший фактор в борьбе против преступлений против личности.

Т.Канделаки:

- И в том числе против домашнего насилия.

М.Шевченко:

- Против личности в целом.

Тут мы с тобой согласны. Но я с трудом верю, что в этой системе круговой поруки бесконечной, без специального вмешательства, без спецвертолетов ФСБ, например, будут готовы что-то расследовать. Они будут только готовы покрывать друг друга. Сама суть этого государства – это скрытие темных сторон.

Т.Канделаки:

- Категорически не согласна. Верю в лучшее!

Гости студии – люди с именем: политики, экономисты, бизнесмены, ученые, путешественники, актеры, музыканты, художники и режиссеры. Те, кому есть что рассказать.