Метеорологи тоже любят хайп или что такое «экологический» терроризм

Грета Тунберг
В программе Радио КП «Что такое плохо» Илья Савельев, Дмитрий Леонтьев и Михаил Владимирович Леонтьев обсуждают, что плохого происходит за пределами нашей страны и как связаны Грета Тунберг и новый вид терроризма — экологический.

Скачать передачу [mp3, 42.2 МБ]

Мы предлагаем читателям полный текст радиопрограммы.

И. Савельев:

- В студии Михаил Леонтьев, Дмитрий Леонтьев и Илья Савельев. И это программа «Что такое плохо». Сегодня мы начнем рассматривать, что плохого происходит за пределами нашей страны. Начнем с США. Спикер палаты представителей США Нэнси Пелоси объявила начало проведения в Конгрессе США процедуры импичмента президента США Дональда Трампа. Давайте расскажем, что ему вменяется.

М. Леонтьев:

- На самом деле ему нельзя вменить ровным образом ничего. Белый дом потому и опубликовал расшифровку этого разговора, что они точно понимают, что ничего Трампу из этой расшифровки не угрожает, нигде он не вышел за рамки каких-то дипломатических норм. Вкусовые вещи можно оставить на совести, это не является предметом импичментов.

И как раз его поведение, его тексты в разговоре с Зеленским являются такой классической трамповщиной. Все, что он говорил про Меркель, про то, как они помогают Украине, а никто не помогает, - все это совершенно банально.

То, что он говорил, что был прекрасный прокурор, который вел расследование, а его закрыли, как он выразился… В каком смысле?

Я думаю, что вряд ли это переводится нашим жаргоном. Я напомню, прокурор Шокин, его сняли по требованию Байдена, причем Байден этим гордился (есть записи). Он же не требовал наказать, разоблачить, подставить, выдать компромат. Он просил Зеленского организовать тщательное расследование деятельности этой компании, и не только это.

Д. Леонтьев:

- Я хочу чуть-чуть объяснить предысторию, с чего это началось. Washington Post пишет неделю назад статью о том, что есть некий человек, который слышал, как разговаривал Трамп с Зеленским, и тот требовал расследования Байдена…

М. Леонтьев:

- Оказывал давление.

Д. Леонтьев:

- Как давил? Если Зеленский это расследование не начнет, то он перестанет помогать военно, финансово Украине. Это то, что называется quid pro quo. То есть, если ты не сделаешь то, что мы не сделаем это. Это, безусловно, противозаконно. И именно об этом говорили демократы еще вчера.

Выходит Нэнси Пелоси и говорит: сейчас будет импичмент. Но за час до этого Трамп говорит: какой импичмент, давайте я просто возьму и опубликую то, что я ему сказал. На данный момент уже понятно, что никакого quid pro quo не было, была просьба расследовать Байдена, но без каких-то угроз.

М. Леонтьев:

- Никак не связанная с какими-то условиями. Наоборот, Зеленский очень страстно, поддакивая Трампу, говоря о том, что послиха Йованович была действительно говном, она плохо ко мне относилась, и к вам она плохо относилась, и вообще я очень рад, что вы мне это говорите.

В принципе, если бы Украина была государством, уважающим себя, то после этого должен был бы начаться импичмент Зеленского. Потому что такого униженного, прихлебательского тона в принципе…

Ну, это разговор с африканским вождем на самом деле, который вымогает бусы и страшно доволен самим фактом. И бусы ему, в общем, не нужны, достаточно поцеловать в темечко и отпустить.

И. Савельев:

- Ты говоришь «вождь». Тем не менее, если вспомнить, год назад библиотека Клинтона опубликовала переговоры Бориса Ельцина с Клинтоном. И тон Бориса Ельцина. Идентичный тон у господина Зеленского сейчас. Если хотите, посмотрите. Поэтому мы тоже были в такой же ситуации, не одни украинцы.

М. Леонтьев:

- Выдающийся прецедент, конечно. Потому что конфиденциальные переговоры. Они, безусловно, подставляют Зеленского перед какой-то частью аудитории.

Они способны сильно испортить отношения Зеленского с европейцами. Потому что он активно поддакивает Трампу в том, что Европа ничего не делает, а только болтает. Причем конкретно упоминается Меркель несколько раз. С этой точки зрения, я думаю, публично никто ничего не скажет, но некое дерьмецо в душе-то они, конечно, затаят.

Д. Леонтьев:

- Здесь даже больше проблемы. Если ты мировой лидер (любого государства), и ты звонишь Трампу, ты понимаешь, что твой разговор может быть и не конфиденциальным, может быть все что угодно.

Потому что их внутренняя политика настолько сломана, что ради сведения счетов друг с другом они готовы порвать любые отношения, они готовы на все. Им совершенно все равно на все остальное, кроме этой возни между демократами и республиканцами.

Михаил Леонтьев

М. Леонтьев:

- Безусловно, это касается в равной степени и трамповцев, и антитрамповцев. Они готовы спровоцировать войну, например.

Вся история с дронами интересна только одним. Она интересна тем, что мы не видели работу американской ПВО, никаких систем. Там же не только Patriot, там наверняка должно быть полное плечо ПВО, на всех фазах.

Мы не можем даже судить об эффективности работы этой системы, потому что у нас нет свидетельств ее деятельности. Тогда вопрос о том, кому принадлежат эти дроны, имеет очень второе значение. Потому что если кто-то отключил (а кто может отключить?) американскую систему, это было политическое решение, у которого есть только один смысл – спровоцировать Трампа, принудить его к войне с Ираном.

А что такое принудить Трампа к войне с Ираном? Это принудить его к провалу выборов на второй срок, то есть лишить его второго срока. Это самое главное.

Никакие ни саудовские месторождения, ни цены на нефть, ни интересы нефтяного рынка. Это прямо относится к тому, что вся мировая внешняя политика в силу роли Соединенных Штатов в мире становится американской внутренней.

И если в Америке гражданская война пока только холодная, то это совершенно не значит, что в рамках всемирной внутренней американской политики она будет обязательно холодной.

И. Савельев:

- Можно посочувствовать господину Зеленскому. Он находится в безвыходной, ужасной ситуации. Что ему сейчас делать? Он, безусловно, может, и на него будут давить, чтобы он начал расследование по поводу деятельности господина Байдена на Украине.

М. Леонтьев:

- И он его начнет. По этому разговору видно, почему Трамп все-таки разблокировал помощь. По этому разговору видно, что он лег, он уже поставил на одну лошадь.

Д. Леонтьев:

- Он может быть сам заинтересован в этом, потому что те люди, которые занимались помощью господину Байдена, это люди Порошенко, и здесь есть свои внутренние украинские счеты, которые можно сводить.

Но надо понимать, что в 2020 году есть вероятность, что президентом будет Байден. И что тогда? Вот это проблема вассального государства. То есть ты послать не можешь, потому что это президент Америки…

М. Леонтьев:

- Это как собака, которая не знает, кто будет ее хозяином. Ей надо выбрать сейчас, кто будет потом кормить, а кто будет бить.

Д. Леонтьев:

- Надо понимать, у Порошенко именно эта проблема и была. Он же поставил на Клинтон. Причем он очень открыто ставил на Клинтон, он говорил всякие гадости про Трампа. Потом он вынужден был бегать за Трампом, пытаться как-то его убедить, что он за него, поддерживает его.

М. Леонтьев:

- В значительной степени Зеленский мог возникнуть только потому, что Порошенко оказался неизбираем. А Порошенко оказался неизбираем, потому что он поставил не на ту лошадь. Он поссорился с хозяином. Оскорбил, обидел хозяина.

Д. Леонтьев:

- И теперь Зеленский, который не понимает, кто будет через год хозяином, может сделать ту же самую ошибку.

М. Леонтьев:

- Хрен бы с ним, с Зеленским, но ошибку может сделать Коломойский. А у него бизнес. Зеленский пойдет опять сочинять скетчи куда-нибудь.

И. Савельев:

- Мы говорим о том, что Зеленский может совершить ошибку, но при этом мы можем говорить, что Зеленский может и выиграть. Если он угадает, то это будет победа, тогда Зеленский будет на коне.

«Вы украли мои мечты и мое детство своими пустыми обещаниями, но мне еще повезло. Люди страдают, люди умирают, целые экосистемы рушатся. Мы стоим на пороге массового вымирания, а все, о чем вы можете говорить, это деньги и сказки о бесконечном экономическом росте. Как вы смеете?» - сказала Грета Тунберг на саммите ООН по вопросам изменения климата.

И навлекла на себя, помимо того, что шквал язвительных замечаний, так еще и кучу почитателей и единомышленников, затмила всех на этом саммите и стала звездой.

М. Леонтьев:

- Давайте скажем, что Amnesty International присудила ей звание Посла совести. И ее выдвинули на Нобелевскую премию. Пункт второй. Эта девушка больна серьезным психическим расстройством, который непосредственно связан с ее активностью. Потому что этот синдром Аспергера – обширные нарушения психического развития, главным признаком которого являются очень ограниченный и постоянно повторяющийся репертуар интересов, именно клиническая зацикленность на одной теме, в которой она, естественно, ничего не понимает. На самом деле это обычная кликуша, которая идеальным образом удовлетворила спрос на лишенный всякого смысла, всякой рефлексии экологический фанатизм. Таких людей много. Но чтобы взять откровенно больного человека и эксплуатировать… Кто на этом деньги зарабатывает. Я думаю, в первую очередь родители. Родители ее просто конченые ублюдки. Потому что это люди, которые своего больного ребенка используют в корыстных целях. То есть они лишают ее возможности любой реабилитации. Потому что у аутичных детей сложная социализация. Вместо этого они ее просто физически эксплуатируют. Вообще-то это подлость и преступление. Девочка, может быть, даже и не виновата ни в чем (и даже скорее всего).

Илья Савельев

И. Савельев:

- Немногие считают ее виноватой.

Д. Леонтьев:

- Она озвучивает темы, которые во всем мире сейчас витают.

М. Леонтьев:

- Я зачитаю текст сообщения. На фоне того, что это больная, сумасшедшая, довольно тупая девочка, ничего не знающая по теме, кроме эмоционального расстройства, которое у нее вызывают разговоры о том, что взрослые не хотят чинить климат, федеральный канцлер Германии Ангела Меркель указала на недостаток в речи 16-летней шведской экологической активистки. Эта несчастная, больная девочка не упомянула о том, какие возможности для защиты климата дают современные технологии и инновации, и именно альтернативная энергетика. Это заявила Ангела Меркель, достаточно взрослая, матерая тетка, которая специально встретилась с активисткой на саммите ООН в Нью-Йорке и опубликовала фотографии их разговора. При этом оппоненты Меркель негативно оценили заявление Меркель, потому что, мол, она сама же и создает препятствия для внедрения новых технологий в энергетике. Серьезные, считающиеся психически вменяемыми как минимум люди ведут диалог на тему глубины, детальности, направленности, полноты и целостности концепции этой Греты.

И. Савельев:

- На родителей Греты подали заявление в социальную службу по месту жительства. Причины: издевательство над ребенком, нарушение закона об обязательном школьном образовании. Основанием является речь Греты в ООН, где она сказала об ее уничтоженном детстве. Также в жалобе – о возможном наличии психических заболеваний у родителей. В общем, допиарились.

М. Леонтьев:

- Одна деталь. Она возглавляет движение школьников, прогуливающих уроки в знак протеста против нарушения климата. По поводу Греты я не знаю, но эта публика мне лично близка и нравится. А потом – портвейн в детском садике из горла…

И. Савельев:

- Тоже в защиту экологии.

М. Леонтьев:

- Конечно.

Д. Леонтьев:

- Ты недооцениваешь, насколько все это трогает западное население. Насчет родителей Греты. Это не просто какие-то люди.

Мать – это очень известная шведская оперная певица и главный экологический активист на протяжении 40 лет. То есть Грета с самого рождения к этому готовилась, то есть это не произошло вдруг.

Мало того, дедушка Греты это один из основателей теории глобального потепления. Надо понимать, что это девочка, которая жила в этом всю свою жизнь. Поэтому я совершенно не сомневаюсь в ее искренности.

Если мы говорим по поводу изменения климата, это тема для ученых. Я не берусь утверждать, что природа не теплеет. Насколько быстро она теплеет и быстрее, чем обычно, мы не уверены.

Насколько человеческое воздействие является главным фактором этого потепления, мы тоже не уверены. Поэтому разговаривать об этом, мне кажется, абсурдно, об этом должны говорить профессионалы.

Но о чем можно говорить? Не про ученых, которые климатом занимаются, а про активизм. Этот климатический активизм, который охватил, по крайней мере, весь западный мир точно. Это такой суррогат религии, причем по иудео-христианскому канону. Там есть всё. Первое – это грядущий Армагеддон. Люди, которые выходят на улицы, говорят о том, что мир закончится через 12 лет, через 15 лет, через 16 лет…

М. Леонтьев:

- Я бы подчеркнул тут слово «суррогат». Потому что это жалкое подобие, мягко говоря.

Д. Леонтьев:

- То есть грядущий Армагеддон это классическая, основополагающая основа христианства, которую нынешние атеисты во всем западном мире просто выдали как свою версию, только бог у нас не бог, а климат.

М. Леонтьев:

- Только в настоящем христианстве Страшный суд и гибель бренного мира не считается катастрофой, а считается, наоборот, наступлением гармонии и счастья. Тогда она должна радовать людей.

Дмитрий Леонтьев

Д. Леонтьев:

- Сама Грета это пророк этой псевдорелигии. Она необразованна…

М. Леонтьев:

- Она не может быть образованна, потому что в знак протеста прогуливает школу.

М. Леонтьев:

- Ей это совершенно не надо. Потому что в этой псевдорелигии она говорит истину, потому что ее чувствует. Не потому, что она что-то знает.

Если мы помним, то Магомед не умел ни читать, ни писать, через него говорил Аллах. Если мы видим эту сублимацию религии, Грета это именно тот человек.

Потом, как и в классической религии, тебе нужны еретики. Еретики есть. В научном дискурсе есть слово «скептик». Это нормальное, адекватное слово, которое говорит, что мы по этому поводу не согласны, мы скептически относимся. Слово «отрицатель» это уже религиозный термин. Это человек, который вне системы, который не принимает истину, которого нужно давить. Что и происходит. Если ты говоришь, что как-то сомневаешься, ты идешь против этого религиозного чувства. И ты становишься изгоем. Совершенно как при инквизиции в XIII-XIV веке.

Особенно это цепляет детей. Но в этом тоже нет ничего нового. Если мы помним, пятый крестовый поход это был детский крестовый поход. Пятый крестовый поход был собран детьми, без согласия Папы Римского, правда, но собралось 30 тысяч детей. Это был 1212 год, по-моему. И пошли освобождать святую землю. Никто из них не дошел. Кто-то успел вернуться обратно, остальные погибли.

Суть в том, что весь западный мир, который в большинстве своем атеисты сейчас, эта публика, которая вроде ни во что не верит, все равно те прообразы, те вещи, которые они, очевидно, взяли из своей иудео-христианской традиции, они все равно нужны людям. То есть люди не могут жить в вакууме и не верить ни во что. В результате они просто заменили…

М. Леонтьев:

- Как коммунизм.

Д. Леонтьев:

- Как коммунизм, только более идиотичный. Это чистый суррогат. Видно, что потребность к этому есть, и вот она пришла, вера в климат или в изменение климата.

М. Леонтьев:

- Все-таки она очень хорошее свидетельство именно параноидального состояния климатической темы.

Здесь меня в ангажированности обвиняют, видимо, по признакам причастности к нефтяной индустрии. Я хочу сказать, во-первых, что нефтяная индустрия дает ничтожный процент (4%), даже с точки зрения самой официальной экологической статистики, проблемных выбросов.

Только что норвежские ученые обнаружили, что взрослый лось отрыгивает такое количество метана, которое эквивалентно выбросам самолета, совершающего полет из Осло в Сантьяго и обратно в течение года.

Можно говорить, наверное, о каких-то антропогенных воздействиях или не воздействиях, но существуют климатические циклы, которые никак не связаны с антропогенной деятельностью (те же самые ледниковые периоды). Существуют большие циклы, малые циклы. Все это достаточно неплохо изучено. Фазу цикла мы точно определить сейчас не очень можем, потому что малый цикл может противоречить большому циклу. А поскольку мы живем здесь и сейчас, для нас важно то, что происходит, а не то, в каком большом цикле мы находимся. Вулканические выбросы, например, имеют гораздо большее воздействие с точки зрения углеводородов, чем вся антропогенная деятельность.

Но раньше, во всяком случае, об этом можно было говорить. Вот здесь про нефтяные компании говорили. Об этом, например, открыто говорил Рекс Тиллерсон.

Сейчас об этом говорить страшно. Самое главное, даже абсолютно нормальные, вменяемые и спокойные люди все равно смиряются.

Эти вещи уже перестают обсуждаться. Это действительно огромный бизнес. Помните, с чего начиналась климатическая паранойя? Она начиналась с фреона. Фреоносодержащие жидкости запретили. Потом выяснилось, что за этим стояла одна маленькая компания DuPont, которая на этом сделала колоссальный бизнес.

Потом выяснилось, что озоновые дыры проходят сами, причем вне зависимости от фреоносодержащих жидкостей. Этот процесс вообще антропогенному влиянию, оказывается, не поддается вовсе. Кто сейчас вспоминает про озоновые дыры? Нет никаких дыр. Дыры были, они представляли собой определенную угрозу, только они никак не были связаны с тем, к чему они были приписаны.

Вся глобальная повестка сейчас состоит из паранойи. Исчезла куда-то только одна паранойя. Это дикий страх ядерной войны. Помните эти «Першинги» в Европе, движение борцов за мир? И где они? А эта угроза реально сейчас существует в результате того, что все режимы контроля устарели. Самое главное, что они психологически устарели, потому что эта паранойя не подпитывается соответствующим воздействием глобальных СМИ.

Д.Леонтьев:

- Но в этом нет денег. Деньги грядущей ядерной войны совершенно другого порядка, чем «зеленая экономика».

Что предлагают демократы в Америке, например? У них есть платформа, называется она Green New Deal…

М. Леонтьев:

- Кстати, на тему ангажированности. Для российской нефтянки Green New Deal это золотой дождь просто.

И. Савельев:

Программа в студии Радио КП

М. Леонтьев:

- Это когда ты мешаешь развиваться углеводородной энергетике.

Д. Леонтьев:

- Не мешаешь, а уничтожаешь полностью. Что написано в Green New Deal (это реальный документ, вы можете его прочитать в интернете)? Это полностью отказаться от самолетов, полностью убрать добычу сланцевого газа и нефти, перевести каждый дом на «зеленую» энергетику (отопление и т.д.).

Это стоит триллионы долларов, которые, разумеется, кто-то должен предложить. Это должны быть гигантские компании, которые должны просто перестроить американскую экономику. Просто беспрецедентный уровень вложений. Разумеется, это является гигантским переделом собственности. Понятно, что есть куча людей, которые в этом заинтересованы.

Поэтому все это превратилось в такую яркую политическую борьбу. Вне зависимости от того, насколько страшно глобальное потепление или нет. Это идет конкретно от желания передела собственности и зарабатывания денег.

Хороший пример про Ала Гора. Ал Гор это один из светочей глобального потепления. Он в свое время открыл компанию – нужно помогать странам третьего мира стать более «зелеными». Начал он в Африке.

Они договорились с Кенией, Камеруном, и еще одной страной, где компания Ала Гора предоставляет кредит африканским семьям, чтобы поставить солнечные панели на их дома. Кредит под довольно серьезные проценты, но дается всем, потому что надо помогать планете.

Эти люди, агитированные правительством, переделали свои дома, поставили солнечные панели. Понятно, что в таких странах, как Кения и Камерун, люди нищие, никакой кредит они оплачивать не могут. Они ушли в дикие долги.

Государство постановило, что из-за ваших долгов вам не дадут еще один кредит, но вы можете покупать технику (холодильники, телевизоры и т.д.) у той же компании Ала Гора.

Что делает господин Ал Гор?

Он продает плазменные телевизоры, которые в США стоят 200 баксов, за 700 баксов этим несчастным африканцам, которые телевизора никогда в жизни не видели, но тоже в кредит.

Пять лет эта система работает. Порядка половины Кении сидит в долгах у Ала Гора. Вот она, «зеленая» энергетика, на примере одной маленькой африканской страны.

М. Леонтьев:

- Самое смешное, каким образом эти кредиты могут быть рефинансированы. Они каким-то образом все равно рефинансируются.

Д. Леонтьев:

- Они поддерживают на плаву этих людей, чтобы они больше покупали у Ала Гора.

И. Савельев:

- Одному Гору известно, как это будет рефинансироваться.

В 95-м году был снят фильм «12 обезьян», и сейчас он становится очень актуальным, потому что там говорилось про экотерроризм. И та паранойя, которой сейчас накручивается общество, способна ли перейти в экотерроризм, по вашему мнению?

Д. Леонтьев:

- Не то, что способна, это уже произошло. Мы все помним, когда в Новой Зеландии один больной решил расстрелять мечеть, у него был меморандум, в котором он объяснял свои больные действия. Половина меморандума была про «зеленую» экологию.

М. Леонтьев:

- Но он был расист.

Д. Леонтьев:

- Одно другому не мешает. Можно быть расистом и любить природу.

М. Леонтьев:

- Но мы имеем в виду чисто экологический терроризм. Но мы же видели терроризм, построенный на великой социальной идее (те же самые «Красные бригады» и т.д.). А сейчас вполне можно построить его на экологической идее.

Еще раз вспоминаю детище гражданина Онищенко. Он к терроризму непосредственно не перешел, но все время находился на грани.

Д. Леонтьев:

- Если воспринимать буквально слова Греты о том, что вы, сволочи, убиваете наше будущее, то какой-нибудь 14-летний мальчик, живущий в какой-нибудь условной Дании… Когда убивают твое будущее, нужно убивать людей, которые убивают твое будущее, - это тот вывод, который совершенно логичен, который обязательно последует, если продолжать такую риторику.

Программа в студии Радио КП

И. Савельев:

- Это еще один повод развязывать войны между странами, насколько я понимаю.

М. Леонтьев:

- Да. Вот Михаил Хазин, кстати, написал книжку, что ошибкой является то, что социально-экономические уклады обязательно означают прогресс, что следующий уклад должен быть обязательно более прогрессивный, более производительный, более эффективный с экономической точки зрения, чем предыдущие.

Ярким примером является европейское средневековье. Потому что с точки зрения производительных сил экономика была отброшена и восстановилась через несколько тысячелетий.

Д. Леонтьев:

- Но это не было тогда волевым решением, решением какого-то политического субъекта. Это было просто стечение обстоятельств.

М. Леонтьев:

- Понятия «варварство», «варвары» и т.д., непосредственно связанные с разрушением римской цивилизации, означают в истории совершенно конкретную вещь – деградацию с точки зрения производительности уклада. Я сейчас не говорю про культуру, про духовность, а именно с точки зрения того, что марксисты называли производительными силами. Производительные силы деградировали, движение пошло назад.

И. Савельев:

- Все мы понимаем, что экологическая тема будет становиться все более и более актуальной.

М. Леонтьев:

- Она будет становиться все более и более агрессивной, все более политизированной. Я думаю, что это единственный способ спастись от борьбы с курением, хотя они близко лежат, эти темы, потому что по степени агрессивности экологический террор может затмить, отвлечь внимание от физического истребления остатков курильщиков.

И. Савельев:

- Как, по вашему мнению, с этой темой надо работать, с какой стороны к ней подходить?

М. Леонтьев:

- С ней же работают. Тот же Трамп, который эту Грету смешал с известным ингредиентом.

Д. Леонтьев:

- Реально очень смешно пошутил.

М. Леонтьев:

- Это и есть мировоззренческий водораздел.

Д. Леонтьев:

- «Какая веселая, позитивная девочка», - написал он под ее высказыванием.

Программа в студии Радио КП

М. Леонтьев:

- Люди, которые издеваются над всем этим (потому что над этим можно только издеваться здравомыслящему человеку), это и есть мировоззренческий раздел.

Заметь, что этот раздел как раз и определяет практически две стороны американской гражданской войны. Это окопчик, вот он здесь. Грета, она и есть выбор – за Грету или против Греты.

Ведь он же не на уровне каких-то умозрительных конструкций существует, он существует на уровне вкусов, повадок. Это совсем базовые вещи, связанные с мировоззрением. Когда на уровне половой ориентации, грубо говоря, все это действует.

И. Савельев:

- Грета не оставляет шанса – ты либо за, либо против. Но по факту есть третий путь, адекватный.

М. Леонтьев:

- Лечить?

Д. Леонтьев:

- Я скажу крамольную вещь по поводу глобального потепления. Предположим, существует глобальное потепление.

Мы не являемся жителями мира. Я уверен, что глобальное потепление плохо для острова Фиджи, наверное, не очень хорошо для Мальдив, но не создает особенных проблем в ближайшие 100 лет для России.

Мы живем в ужасно сложном климате. У нас Хрущев пытался посеять что-то где-то, а теперь оно растет само, и будет расти все севернее и севернее. Мало того, есть Северный морской путь, который раньше вообще нельзя было использовать, а теперь с каждым годом он становится все более свободным. Я не человек мира, а человек, который живет в России, и для нас глобальное потепление нормально, и нам бы пожить в нормальном климате.

М. Леонтьев:

- Что говорит не самая глупая часть климатологов? Проблема же не в том, что где-то теплеет просто. Проблема в том, что меняется погода, она становится катастрофичной. Катастрофичной она становится хрен знает где. Когда у тебя погодные аномалии начинают встречаться, пишут, что никогда не бывало за все время наблюдений. Все чаще и чаще встречаешь эти вещи.

Конечно, метеорологи тоже любят хайп, поэтому нельзя сказать: стандартная погода, ничего интересного.

Д. Леонтьев:

- Тем не менее, когда в Омске будут выращивать какой-нибудь сорт винограда, будет приятно.

М. Леонтьев:

- У меня в Москве растет виноград отлично, дает урожай. Правда, это немного адаптированный сорт, но нормальный виноград.

И. Савельев:

- Слоган нашего эфира – метеорологи любят хайп.