Михаил Леонтьев: На Украине политической культуры, кроме предательства, просто нет

Владимир Зеленский
В программе Радио КП «Что такое плохо» Илья Савельев, Дмитрий Леонтьев и Михаил Владимирович Леонтьев обсуждают московские протесты и ищут в них смысл. А также говорят о войне на Донбассе после подписания «формулы Штайнмайера».

Скачать передачу [mp3, 42.8 МБ]

Мы предлагаем читателям полный текст радиопрограммы.

И.Савельев:

- Добрый вечер! В студии Дмитрий Леонтьев и Михаил Леонтьев. Шикарная новость про то, что обманутые дольщики через Папу Римского решили свои вопросы с отоплением.

М.Леонтьев:

- А зачем обманутым дольщикам отопление? У них жилья нет.

И.Савельев:

- Они заселились в дом, который не сдан. Им жить где-то надо. Их понять можно.

М.Леонтьев:

- Дом не достроен?

И.Савельев:

- Может, даже без батарей.

М.Леонтьев:

- Я бы посоветовал пустить им газ. Это лучший способ от них избавиться.

Д.Леонтьев:

- А если бы они попросили Далай Ламу? Им бы бесплатную плазму…

И.Савельев:

- Они бы перестали быть обманутыми просто.

Начнем с первой темы. Протесты…

М.Леонтьев:

- У нас Митя побывал на протестах. Ветеран протестов.

Д.Леонтьев:

- Надо уточнить. Я там работал.

М.Леонтьев:

- Как ОМОН, да?

Д.Леонтьев:

- Я ОМОНом там работал, да. Кто видит мою комплекцию, это довольно смешная шутка.

М.Леонтьев:

- А чего комплекция? Есть спецсредства. Может, у тебя резиновые пули за пазухой.

Д.Леонтьев:

- Резиновых пуль не было. Но была задача: общаться с протестующими в прямом эфире, чтобы они рассказывали про свои проблемы. Четыре часа я там пробыл.

Пообщался с максимальным количеством людей. И все это удручающее впечатление вызывает. По двум причинам.

Первая причина по поводу этого конкретного протеста. Какой лозунг, в чем смысл протеста? В том, что произвол силовиков, которые сажают всех подряд, что очень страшно жить. И каждый из спикеров говорил о том, нужно ли бояться, не нужно ли. По лозунгам что-то такое, похожее на 37-й год, видимо.

При этом после каждого спикера выступала певица Монеточка, были танцы, везде скучающая полиция. И все танцуют.

Десять минут как страшно, потом десять минут праздника. И все это на фоне того, что никто никого не трогает. И все это вызывает полную шизофрению процесса. Такое впечатление, что все играют театральную роль.

Я представил себе 37-й год. И реально 20-тысячный митинг где-то в Москве. И они орут про произвол, и все это сопровождается концертом. Ну, это ладно.

Михаил Леонтьев

М.Леонтьев:

- А кто там должен петь? Лещенко? Или Вертинский, наверное.

И.Савельев:

- В 37-м году?

М.Леонтьев:

- Да, прибывший специально…

И.Савельев:

- Из будущего?

М.Леонтьев:

- Дикий ты человек! Петр Лещенко!

Д.Леонтьев:

- Проблема другая и более масштабная. Это относится не к этому протесту, а к протестам вообще как к явлению. Не к протестам, а к митингам. Вот ты общаешься с человеком. И подавляющее большинство из них адекватные.

М.Леонтьев:

- В чем их адекватность?

Д.Леонтьев:

- Они мыслят. Они могут мыслить неправильно, но мыслят. Им задаешь вопросы, видно, что извилина там как-то вертится. Они отвечают тебе на вопросы. Там есть и левые, и либеральные, и фашисты. Совершенно разные люди с разными идейными взглядами. И большинство один на один адекватные.

Ты перестаешь с ними общаться. Начинает говорить некий Навальный или там этот Светов несчастный. Или Соболь. И они поворачиваются от тебя. Только что ты с ними разговаривал. Они слышат Навального, он что-то кричит и они толпой кричат в ответ. И это человеческое лицо, которое только что было, оно превращается в совершенно безыдейное пустое, парнокопытное ощущение. Состояние транса или аффекта.

М.Леонтьев:

- Они же для этого пришли. Смыслом протеста является сам протест. Раньше они протестовали ради протеста, потому что не давали протестовать.

Сейчас они протестуют против того, что их бьют или сажают за то, что они протестуют. Есть у меня знакомая транспортная компания, про которую я сказал, что у них транспортобесие. Когда транспортировка является самоцелью процесса. Вот это то же самое.

И эти тоже мыслят, если их отдельно отловить. Окатить холодной водой. Они начинают мыслить, каждый из них способен на мышление. Они транспортировку осуществляют, в отличие от этих. Кое-как. Поэтому они так и реагируют. Они пришли протестовать! Это и есть осуществление процесса! Его реализация. Они протестуют. Надо иметь протестующее лицо. Они не против чего-то конкретно протестуют, а вообще.

Д.Леонтьев:

- Надо понимать, что этот формат, видимо, проявление какой-то не своей, а чужой мысли, я имею в виду, это может быть провластные, антивластные, коммунистические, фашистские, какой угодно митинг, он максимально идиотский. Люди из нормальных людей превращаются в парнокопытных. Тебе что-то говорят, ты понимаешь, что надо кричать в ответ. И в этом нет ни политического, ни интеллектуального, никакого продуктивного смысла. Видимо, тебя прет от этого транса.

М.Леонтьев:

- Не любишь ты народные массы, чувствую.

Д.Леонтьев:

- Люблю народные массы, когда это концерт или фестиваль. Меня не пугает большое количество людей. Футбол. Вот то же самое, что футбол!

Вот я хожу на футбол. Болею за «Динамо». Когда ты заходишь на фан-трибуну, там точно так же говорят и кричат одни и те же кричалки. И точно так же ты отключаешь мозг. Но в этом есть надуманная агрессия. Она в большинстве своем игровая агрессия. А здесь она реальная. И этот конкретный протест на Сахарова не был каким-то особенным. Я даже не хочу сказать, что какой-то провластный митинг был бы чем-то другим.

Я просто хочу сказать, что любой митинг – это полное дерьмо и деградация. И если кто-то думает, что это обогащает нашу политическую жизнь, что это придает элемент нашей демократии…

М.Леонтьев:

- В каждом митинге есть элемент сознательной мыслительной созидательной деятельности – это его разгон.

Илья Савельев

И.Савельев:

- Видели мы, как его разгоняли.

М.Леонтьев:

- Ну…

И.Савельев:

- После каждого разгона яма какая-то появляется.

Д.Леонтьев:

- В этом формате есть исключительно деструктивная цель, потому что в таком формате ничего конкретного ты не можешь предложить. Ты никогда не за что-то, ты только против.

М.Леонтьев:

- На самом деле, ты не любишь не народные массы, ты не любишь демократию.

Д.Леонтьев:

- Это правда.

М.Леонтьев:

- Поскольку я ее тоже не люблю, вот с этого надо было и начинать.

Д.Леонтьев:

- Это не демократия. Это непонятно что.

М.Леонтьев:

- А чего непонятно? Это и есть демократия. Это когда люди сбиваются в стадо, когда их сбивают в стадо для решения каких-то задач. Имею в виде электоральную демократию. Это форма испражнения демократической идеи. Это везде же так. Даже в Древней Греции, собственно…

Д.Леонтьев:

- Не совсем. Почему?

М.Леонтьев:

- Новгород.

Д.Леонтьев:

- Вот вече – да.

М.Леонтьев:

- Орали.

Д.Леонтьев:

- Не орали, а били. Часть города за одно, часть за другое. Кто кого побьет, тот и прав. Так решалось вече.

М.Леонтьев:

- Там выкрикивали.

Дмитрий Леонтьев

Д.Леонтьев:

- В этом что-то честнее, чем вся система, которая у нас есть. А в Греции по-другому.

М.Леонтьев:

- Там легче результат зафиксировать всегда. Чем лучше бои без правил, чем бокс? С точки зрения зрелища. Во всем хуже, только в одном: там результат налицо.

И.Савельев:

- На лице.

М.Леонтьев:

- Потому что один из противников должен быть физически… Либо сдаться, либо слиться. Судья-то и не нужен, тем более, если правил нет.

Д.Леонтьев:

- Даже там какие-то правила есть.

М.Леонтьев:

- Написано «без правил», значит, без правил.

И.Савельев:

- От наших протестов в Гонконг, где они прошли в день 70-летия КНР. И во время этих протестов впервые полицейский выстрелил в демонстранта из боевого оружия, что стало новостью и разлетелось повсюду. И Евросоюз обратил на это внимание.

Д.Леонтьев:

- Там протесты уже полгода. Они массовые и протестует большинство города. Там миллионы людей собираются. А все началось с примитивной вещи – законе об экстрадиции, в котором китайские власти считали, что те преступники, уголовные преступники, которые скрываются в Гонконге, и Китай должен иметь право их экстрадировать обратно в Пекин. Притом, что этот же закон по экстрадиции у Гонконга есть с США, с Великобританией, с Евросоюзом и так далее.

Но люди протестовали. Сейчас этого закона уже нет, его давно отменили.

М.Леонтьев:

- Ну, не отменили его. Отложили.

Д.Леонтьев:

- Нет, его отменили. Убрали из повестки.

М.Леонтьев:

- Его в любой момент могут вкинуть. Формально, на самом деле, могут. Там другое главное. Чем интересен нам Гонконг? Я понимаю, что китайцам он более, чем интересен, потому что это троллинг большого Китая со стороны американцев. И троллинг тот, когда у них руки повязаны.

Больше всего сохранить особый статус Гонконга хочет континентальный Китай. Им он нужен как финансовый инструмент ценный. Он должен был быть ценен местным жителям, который борются за свою особость, но в том-то и смысл.

Если мы говорим, что наш процесс бессмысленен, то здесь протест не просто бессмысленен, он контрпродуктивен. Люди борются, чтобы уничтожить любые предпосылки собственного существования. Понятно, что итог этих протестов не может быть позитивен для протестующих. Они не могут добиться ничего. Они добились того, что закон отложен, это вполне. У них конкретное. Они просто ненавидят Китай. Они не хотят быть Китаем. И то, что они воспринимают как мягкое движение в сторону интеграции, собственно, особый статус подразумевает постепенную интеграцию.

Д.Леонтьев:

- В течение 20 лет Гонконг будет интегрирован.

М.Леонтьев:

- Да. Я думаю, что политически для вождей протест, не для людей, потому что с точки зрения людей – это порыв самоубийственного идиотизма. А для вождей стимулом протеста является то, что когда это все писалось, они думали, что Китай пойдет, как многие полагали, путем постепенной либерализации. И пройдет 20 лет, Китай с неизбежностью на фоне экономического роста, интеграции в глобальную экономику прекратится в нечто похожее на Японию.

А сейчас им совершенно очевидно, что Китай идет в совершенно противоположную сторону. Политическая эволюция идет в противоположную сторону. В Китае очень крепкая мощная власть. И такой надежды на обозримое будущее у них нет. Поэтому им терять нечего. Вождям, может, нечего, их приютят в США, собственно, совершенно очевидным образом. Эти люди работают на иностранную державу, выполняя даже не стратегический, тактический заказ. Конкурирующей с Китаем страны.

Примерно так.

Программа в студии Радио КП

Д.Леонтьев:

- Надо понимать, чем американцы угрожают Китаю.

М.Леонтьев:

- В данном случае только одним…

Д.Леонтьев:

- Есть акт, в нем прописано, что США имеют право лишить Гонконг специального статуса. Это же поразительно, что американцы готовы наказать Китай путем лишения специального статуса Гонконг. Кто от этого больше всего пострадает? Разумеется, Гонконг. Гонконг на сегодня – это 3-4 процента всей китайской экономики. Китай выдержит без Гонконга.

М.Леонтьев:

- Эти процента китайской экономики не будут уничтожены до нуля. Он просто потеряет, исчезнет альтернативный Нью-Йорку крупнейший и самый перспективный, потому что Лондон в силу разных обстоятельства вряд ли настолько перспективен. Исчезнет альтернативный финансовый центр. Мирового уровня.

Второй момент. Англичане. Объективно, Запад и банки – это британский структуры.

Д.Леонтьев:

- И очень иронично о криках британского правительства о том, что Китай себе позволяет Гонконгу. Где, говорит британское правительство, демократия? Не говорят о том, что Гонконг принадлежал Великобритании 150 лет. Все это время никакой демократии там не было в помине.

М.Леонтьев:

- Там было местное самоуправление.

Д.Леонтьев:

- Там был губернатор. Какой-то лорд, назначаемый из Лондона. Никто его не избирал. Никаких демонстраций там не было разрешено. И главное о том, как некий полицейский после полгода протестов, выстрелил в протестующего. Есть приказ 77-какого-то года британских властей о том, как подавлять протесты в Гонконге. Так что крики британцев смешны.

Но дело не в этом. Главное – это деструктивный процесс. Нам пишут тут через вотсапп: но люди имеют право на протест. Это даже в нашей Конституции записано. Имеют! Но люди так же имеют право какать у себя на столе на кухне. Имеют право.

М.Леонтьев:

- Люди имеют право на самоубийство. Никто их не лишал этого права. Кроме церкви, но она императивно воздействовать не может, а только морально. И не хоронить в ограде.

Д.Леонтьев:

- Право есть, а смысл – это другой вопрос.

И.Савельев:

- Все эти пиар-активности, эти ямы Устинова Голунова, всех остальных, яма вся страна теперь, мы же живем в эпоху медийных войн. И все это подогревает обстановку. Все мы примерно понимаем, что в регионах ситуация не очень хорошая. И потихоньку будет цеплять. Это опасно?

М.Леонтьев:

- Конечно.

Д.Леонтьев:

- Не считаю, что корректно все в одну кучу мешать. Ситуация с Голуновым особенная… Безусловно, используют ее одни и те же люди. Но ситуации разные. Нельзя поддерживать беспредел, когда он реально есть. Ситуация с Голуновым – беспредел.

И.Савельев:

- С Устиновым тоже беспредел.

Д.Леонтьев:

- Тоже. Но это не значит, что в принципе. Я с протестующими это обсуждал. Есть Устинов, а есть люди, которые кидали тяжелыми предметами. Есть люди, которые баллончиком прыскали в ОМОН. Я вот сейчас кину в вас кирпич, вы хотите, чтобы вас полиция защитила? Не надо все в одну кучу! Но когда есть недовольство, оно идет общее.

И.Савельев:

- На это и расчет.

Программа в студии Радио КП

М.Леонтьев:

- Молодежь, даже дети. Просто поколение, у которого есть опыт деструктивности всего этого, которая на своем хребте испытало страшное… Классическая психотравма была – дважды защитник Белого дома, да? Один раз защищал Белый дом, а второй раз защищал от тех, кого он защищал в прошлый раз. Полный цикл.

А эти, они не знают. И по глупости не верят, что а вот у них все с самого начала. Очень мало, кто учится на чужих ошибках. Поэтому я всегда говорил, что молодежь всегда надо держать дальше от политического процесса. С точки зрения купирования демократии и ее вредных особенностей, может, даже достаточно было, оно все равно не стало бы от этого совершеннее и умнее, но перестала быть бы травматичнее. Демократия – это взять и сделать ценз: где-то лет с сорока. И все.

И.Савельев:

- И следующая тема – это «формула Штайнмайера». Была новость, что люди вышли протестовать против нее. Кто там подписал, что там? Зеленский кричит, что я там что-то подписал не то.

М.Леонтьев:

- Он подписал, наконец. На отдельном листочке, чтобы не подписывать на одном листе с республиками. Он подписал, что признает эту формулу. Она его устраивает. Это одна простая прагматическая цель.

Он делает это для того, чтобы встретиться с Путиным в норманнском формате. Без этого встречаться незачем, как было сказано нашими.

Формула эта не содержит в себе ничего нового, кроме того, что она конкретно в той форме, в которой это имелось в виду первоначально, интерпретирует уже достигнутые минские договоренности. Подписанные.

Минские договоренности считали мертвыми на Украине все. И считали у нас тоже, кстати, хотя понимали, что другого формата существовать не может. Его невозможно придумать. Многие даже с облегчением считали, потому что реализация минских договоренностей, на самом деле, чревата большими рисками для всех. И для нас тоже.

Потому что то, что было в Донбассе и имплементация Донбасса назад в Украину возможна только в ситуации республики сербской, когда у вас существует формально некое единое государство, а реально там администрация, полиция и политика разделены полностью. Существует некая внешняя структура. Правительство Боснии и Герцеговины, сменный лидер, а на самом деле существует два государства.

Так жить можно, но для Украины это реально капитуляция настоящая. Это правда. И национально свидомые ее не примут. Другое дело, что национально свидомых должна рано или поздно принять земля, но они-то сами так не считают. Это мы считаем. И вот такая штука.

Это в какой-то степени патовая ситуация, но, очевидно, Зеленскому нужно какое-то движение. Ему дал Трамп понять, который является его прямым куратором. Похоже, он куратора выбрал, хотя делает вид, что он тут ни при чем.

Вся эта исторяи с публикацией и так далее. И очевидным образом, что вся эта зеленская администрация, не знаю, кто там рулит, может, Беня Коломойский, но она заинтересована договариваться. Она понимает, что если она не будет двигаться, их сожрут.

Д.Леонтьев:

- А если будет двигаться, не сожрут?

М.Леонтьев:

- Есть шанс. В движении есть шанс.

Д.Леонтьев:

- Можно себе представить ситуацию, когда дадут полную автономию Донбасса, включая свои собственные военные силы.

М.Леонтьев:

- Не могу представить, но дело в том, что об этом и речь не идет. Какие-то условия, на которых прекратятся военные действия, например, сейчас начались перетоки электроэнергии с Россией. Впервые, уже. Они снимают некие символические членовредительские для себя барьеры. От того, что они не продают воду в Крым, думаю, и воду начнут продавать. Это же бизнес. Это дает им деньги. Транзит газа, так или иначе, это деньги. И возможность воровать.

Д.Леонтьев:

- По формуле Штайнмайера им дается особый статус, как я понимаю, до проведения выборов. Не после.

М.Леонтьев:

- Да. И должен быть принят закон и на основании его должны быть проведены выборы, считается не под дулами автоматов, под международным контролем. Но если у него особый статус, может быть и формула выборов.

Идея была такая. Выборы должны проводиться по украинским законам, с украинскими партиями и так далее. Я думаю, что это автономия, поскольку все поправки в закон должны быть согласованы с республиками. И об этом напомнили лидеры этих республик специальным письмом, потому что он сказал, что ни с кем ничего обсуждать не будет.

Но их невозможно по формуле принять, не добившись согласия. Они должны эти поправки разработать. Их должны одобрить. Что это значит? Автономный полицейский режим. И те вооруженные силы, которые есть в республике, там нет армии, это народная милиция. Это локализация в полном объеме или частично тех вооруженных формирований, которые там есть.

Программа в студии Радио КП

Д.Леонтьев:

- Все это звучит как из области фантастики.

М.Леонтьев:

- Хрен его знает. Конечно, это все вызовет дикий взрыв разной оппозиции, с другой стороны, вопрос – насколько куратор… Они ведь бузят, эти националисты. Но они до сих пор пока находятся в ведении Авакова. Аваков получает инструкции тоже из США.

Если трамповская администрация готова подслить Донбасс в рамках какой-то большой сделки, а это вполне возможно, то так оно и будет.

Если нет, здесь в значительной степени все для американцев будет определяться внутренней политикой. Как они хотят разыграть эту штуку. Как они решат. Им совершенно плевать на Украину. Им в значительной степени и на нас плевать, на самом деле. На нас не плевать только в рамках большого геополитического расклада. Спихнуть Россию полностью Китаю. Или ее сохранить как возможную альтернативу.

И.Савельев:

- Как мир-то изменился. «Большая шахматная доска» Бжезинского, тогда писалось, что это самый страшный сон, что Россия с Китаем. А теперь не страшный сон, может, спихнуть Россию с Китаем?

М.Леонтьев:

- Они не размышляют.

Д.Леонтьев:

- Они настолько зациклились в себе, что им сложно сделать то, что сделал Никсон в 71-м году. Эта поездка в Китай. Такие независимые и не очевидные политические решения они просто сделать не могут.

М.Леонтьев:

- Мы ровно это и говорили. Скорее всего, это путь к реально замороженному конфликту. Сейчас конфликт нельзя считать замороженным. Он низкой интенсивности, причем, она регулируется руками каждый день. Пустить ракету, ударить из тяжелой артиллерии и так далее. А замороженный конфликт – это типа приднестровского, где боевых действий не идет, существует трансграничное вполне прозрачное движение. Достаточно легкое. Можно напомнить, что нет действующих гражданских аэропортов в Приднестровье, все общение с внешним миром осуществляется либо черед Одессу, либо через Кишинев. И это вот замороженный конфликт.

Реально это такая тоскливая формула.

Д.Леонтьев:

- Наше нынешнее правительство готово на это?

М.Леонтьев:

- Я не готов трактовать. Я думаю, что формула наша официальная состоит в том, что мы стремимся имплементировать республики в Украину назад. Не на Украину, а в Украину. Здесь слово «в» звучит правильно. Но чисто формально. При этом эти же самостийники говорят, кстати, в этом они правы – это способ держать Украину за яйца просто. Причем, держать больно. Это блокирует европейский выбор Украины. Но есть основания полагать, что для Европы, а тем более для США тоже европейский выбор Украины был бы как-то заблокирован, но не ими, а по независящим от них причинам.

И.Савельев:

- Вот такое танго, как вы любите говорить.

М.Леонтьев:

- Поскольку Зеленский прагматик или я бы сказал, круг Зеленского. То, что за ним стоит. Они в чистом виде прагматики. Я думаю, что для них было бы очень соблазнительно восстановление каких-то элементарных экономических связей с Россией, прекращение войны как фактора, в том числе, экономической деградации.

Программа в студии Радио КП

И.Савельев:

- Эта патовая ситуация подразумевает экономическое развитие?

М.Леонтьев:

- В ситуации свертывания войны они, так или иначе, сильно дезактивируют нациков. Их немного, но у них есть штыки. Это политически активные штыки. Армией политически активные штыки назвать нельзя.

И мне не кажется, что украинскую армию можно использовать во внутренней политике в качестве фактора. А то, что называется МВД, что у них нацгвардия, все эти квазивоенизированные формирования, они войной активируются.

У них же есть опыт разоружения нескольких батальонов нациков уже сейчас, это очень интересный симптом. И все вот эти разговоры о том, что нацики не смирятся. Какие-то, может, и не смирятся, какие-то единицы.

Но в украинской политике очень высока культура предательства. Как в одну сторону, так и в другую. Тот же Коломойский демонстрирует нечеловеческую бесхребетность политическую.

Д.Леонтьев:

- Изначально в 2012-13-м году большинство фан-движений, откуда выросло нациков движение, это были движения проянуковичевские. В плане предательства.

М.Леонтьев:

- Многие. Разные. Эти тоже с ними играли. На самом деле, факт другой. Они все выросли до значимых с точки зрения силовых возможностей ровно при Януковиче. Ющенке собрать силу, которую не могли бы побить добровольцы с востока, не говоря о серьезных государственных силовых структурах, было невозможно. Их не было. При Ющенке этого не было. Это при Януковиче все сложилось.

Очень высока культура предательства. Они совершенно свободно это делают, потому что никакой реально государственной традиции там не было. А если считать государственную традицию украинское гетманство, то эти предавали все по нескольку раз в своей жизни. Всех и все. Включая Богдана Хмельницкого. Там не Мазепа предатель. Там все были предателями. До одного.

Другой политической культуры просто нет. Ничего, сожрут, на самом деле. Главный вопрос в хозяине. Решать окончательно будет хозяин. Это не суверенное государство. С этой точки зрения мы можем формально говорить, что объектами приговорного процесса являются республики Украины. Но мы-то с вами понимаем, что содержательно объектами являются ни республики, ни Украина. И даже Германия и Франция, по большой степени, не являются самостоятельными полностью, хотя пытаются изобразить периодически это. А являются Россия и США.

Программа в студии Радио КП

Д.Леонтьев:

- Отношение в США к этим нацбатальонам тоже видно, что меняется. На прошлой неделе была поразительная история. 10 дней назад был арестован американский военный, который обвиняется в том, что он готовил теракт. Было планировано убийство кандидата в президента Бето О’Рурка. Изготовление бомб и так далее. И я не ожидал увидеть в американской прессе, которая об этом написала, что помимо его неонацистских взглядов и желания устраивать теракты на территории США, он планировал после теракта уехать на Украину и вступить в батальон «Азов».

И.Савельев:

- Это документально подтверждено.

Д.Леонтьев:

- Да. Потому что был информатор ФБР, который работал с этой группировкой. Мало того, что его два друга – один бывший американский военный, другое военный в запасе уже находились на территории Украины и воевали за «Правый сектор».

Я первый раз увидел упоминание батальона «Азов» и «Правый сектор» в американских мейнстрим медиа. Это крайне неудобная тема, которую американская медийка могла не говорить, потому что всем глубоко наплевать на Украину. Тем не менее, там было подробно рассказано, чем занимается батальон «Азов». Кто такие «Правый сектор». Я так понимаю, это некое изменение в отношении к этой ситуации. Просто так такие подробные статьи о таких неприятных для Украины вещей не просто так.

И.Савельев:

- Неудобно им.

Д.Леонтьев:

- Дело в том, что это вообще появилось. Можно было бы по-другому рассказать эту история: вот неонацист, Трамп поддерживает неонацистов, какой кошмар, везде фашисты. Классическая история, которую пишет уже три года американская либеральная пресса. Можно было бы делать это без Украины.

У нас минута еще есть. В прошлый раз мы говорили о том, как подставил господин Трамп господина Зеленского. Опубликовал разговор. И на следующий день журнал «Шпигель» пишет: а Зеленский не охренел ли, говоря, что мы им деньги не даем? И они посчитали: полтора миллиарда с 2014 года ФРГ отдало Украине! И это типа мало?

И.Савельев:

- До следующей недели!