Миронов: «Страховую медицину придумал Бисмарк в конце 19 века, а мы с вами живем в 21-м»

Сергей Миронов
Сергей Мардан и Мария Баченина в эфире Радио «Комсомольская правда» поговорили с лидером партии «Справедливая Россия» Сергеем Мироновым о проблемах медицинского страхования, социальном жилье и сохранности данных россиян.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


С. Мардан:

- Сейчас мы пообщаемся с Сергеем Мироновым, лидером партии «Справедливая Россия». Сергей Михайлович, вы недавно, как пишут всевозможные СМИ, жестко раскритиковали систему обязательного медицинского страхования и даже написали письмо Путину, чтобы он немедленно распустил ФОМС и подчинил Росздравнадзор министру здравоохранения. И хотели создать еще одну госкорпорацию, которая бы занималась здравоохранением. Правда?

С. Миронов:

- Давайте по порядку. Роспотребнадзор пусть живет своей жизнью, а вот санитарный врач, с моей точки зрения, обязательно должен быть в подчинении у Министерства здравоохранения. Как, кстати, было в Советском Союзе, когда первый заместитель министра здравоохранения был главным санитарным врачом.

С. Мардан:

- Бог с ним, с санитарным врачом. А зачем нужно ФОМС распустить? У нас же у всех есть зеленые карточки, мы привыкли к ним.

С. Миронов:

- Я вам отвечу вопросом на вопрос. А вы не хотите у нас вместо армии создать какого-нибудь посредника, чтобы немножко повоевал за нас? Вот смотрите, у нас защита государства – это обязанность государства по Конституции. Точно так же как здравоохранение. При чем здесь вообще Фонд обязательного медицинского страхования, посредник, через которого проходит примерно треть всех денег, и куда-то исчезает, непонятно куда.

С. Мардан:

- Их воруют?

С. Миронов:

- А если к этому еще добавить частные страховые компании, которые, как пиявки, присосались, вообще совсем непонятно, что у нас происходит со здравоохранением.

М. Баченина:

- Сергей Михайлович, если мы упраздняем ФОМС, откуда будут деньги идти врачам, кто будет платить?

С. Миронов:

- Из бюджета.

М. Баченина:

- То есть там воровать не будут?

С. Миронов:

- Это государственная обязанность – здравоохранение, точно так же, как армия. Почему я про армию сказал? У нас не возникает вопрос, почему мы тратим деньги на оборону. То же самое – на здравоохранение. И не нужно нам никакого посредника. Кстати, обратите внимание, на образование мы почему-то тратим напрямую деньги, а вот на здравоохранение придумали… Я, кстати, напомню, что такое Фонд обязательного медицинского страхования. Страховая медицина это изобретение, знаете кого? Бисмарка. Конец XIX века. А мы с вами в каком веке живем? В XXI. Давным-давно надо всех этих посредников убирать. Наше предложение очень простое. Вам не нужен этот посредник. Нам нужно прямое финансирование из бюджета всего здравоохранения. Более того, нам нужна вертикаль. У нас же сегодня министр здравоохранения не может приказать больнице в любом регионе, в субъекте Федерации что-то делать. Сейчас эти функции вольно или невольно взял Роспотребнадзор, а на самом деле министерство должно командовать всем. А у нас этого нет. У нас в каждом субъекте, а также муниципалитете свои системы здравоохранения, и это абсолютно неправильно.

С. Мардан:

- А почему это неправильно? У нас Федерация, а как по-другому должно это быть? Вы предлагаете абсолютно унитарную модель.

С. Миронов:

- А у нас в субъектах Федерации есть свои армии?

С. Мардан:

- А при чем здесь армия?

Сергей Миронов

С. Миронов:

- Очень просто. Потому что 43-я статья Конституции. Здравоохранение – это государственная обязанность. Я почему так горячусь? Коронавирус показал. Что там у нас губернаторы доложили? «Да у нас все готово, не надо нам ничего». А что оказалось? Ничего не готово. Пока из Москвы, сверху по башке не надавали - и они начали дополнительное количество коек делать. Потому что, во-первых, это оптимизация, которая была просто вредительством самым настоящим. Вот и результат. Поэтому я и говорю, что должна быть единая вертикаль здравоохранения. Точно так же, как у нас, допустим, оборона. Безусловно, нам никакой Фонд обязательного медицинского страхования не нужен. Это прямая обязанность государства, из бюджета государство напрямую должно финансировать здравоохранение.

С. Мардан:

- Система ФОМС существует с 1993 года. В последней версии Закон об обязательном медицинском страховании голосовался Государственной Думой в 2010 году. Вы уже были в Думе. «Справедливая Россия» голосовала за эту систему или против?

С. Миронов:

- В 2010 году я был в Совете Федерации. Тогда высказывал критические замечания по поводу Фонда обязательного медицинского страхования, но у меня, честно говоря, не было всей статистики и всей реальной ситуации, что у нас происходит с ФОМС.

С. Мардан:

- То есть «Справедливая Россия» голосовала за эту концепцию?

С. Миронов:

- «Справедливая Россия» образовалась в 2006 году.

С. Мардан:

- Я знаю. В 10-м году было голосование по существующей системе. Она существовала до 2020 года.

С. Миронов:

- Я не помню. Думаю, что голосовала за, но теперь мы увидели, что это на самом деле ошибка. Вы спросите у ваших слушателей, они довольны нашим здравоохранением? Я сомневаюсь, что кто-либо скажет, что все замечательно. Слава богу, героические наши врачи сейчас борются, но они борются вопреки, а не благодаря.

С. Мардан:

- Послушайте, эта оптимизация, она происходила не вчера и не сегодня. Скажем, в Москве последний раз глава субъекта докладывал об успешной оптимизации медицины в декабре 2019 года. Я имею в виду Собянина. Я не помню, чтобы вы или «Справедливая Россия» в 19-м году бичевали оптимизацию.

С. Миронов:

- Напрасно вы не помните. Вы поднимите мои выступления. Я называл оптимизацию вредительством еще три года назад, когда она только началась в России. У меня была статистика. Я просто вам сейчас назову. У нас примерно 14 тысяч населенных пунктов в результате оптимизации не имеют никакого пункта здравоохранения, ликвидированы фельдшерско-акушерские пункты, ликвидированы роддом, маленькие поселковые фельдшерские пункты. 14 тысяч населенных пунктов в России в XXI веке не имеют вообще ничего, связанного со здравоохранением, у себя в поселках.

С. Мардан:

- Кто виноват?

С. Миронов:

- Виноват как раз тот подход, который реализуется через Фонд обязательного медицинского страхования. И виноваты организаторы этой оптимизации.

С. Мардан:

- А кто организаторы?

С. Миронов:

- В свое время Татьяна Голикова горячо выступала за эту оптимизацию. И, к сожалению, под ее руководством все это делалось. Абсолютная ошибка. Более того, коронавирус показал. На самом деле героические усилия врачей помогли сделать. Почему необходимо было разворачивать дополнительное количество коек? А потому что в 1990 году у нас было 130 на 10 тысяч, а на 1 января 2020-го у нас было 86. Почувствуйте разницу. Кстати, для сравнения. В той же Испании, допустим, всего лишь 32 койки, по-моему, на 10 тысяч населения. У нас хоть и оптимизировали, но, слава богу, не до конца удалось это сделать.

С. Мардан:

- Всю эту историю затеяла Голикова в свое время. Голикова сейчас вернулась руководить здравоохранением. А логика-то в чем? Вы сказали, что это она виновата и в системе ФОМС, и в том, что едва не добили остатки советской системы здравоохранения. Слава тебе, господи, в России все делается плохо и медленно. А если бы делали хорошо, то мы вообще передохли бы, наверное, во время этой пандемии. Так зачем ее опять вице-премьером поставили? Добить до конца, что ли?

С. Миронов:

- Обратите внимание, назначение вице-премьеров, к сожалению, не входит в полномочия Госдумы пока. Кстати, поправки, которые будут голосоваться 1 июля, дают такую возможность, и вице-премьеров будет назначать Государственная Дума.

Сергей Мардан

С. Мардан:

- Так вы же глава оппозиционной партии, вы бы возвысили свой голос против преступного решения.

С. Миронов:

- А мы и возвысили. Если вы помните, вообще-то мы всё правительство Медведева предлагали отправить в отставку.

С. Мардан:

- Так она уже в правительстве Мишустина. Медведева забудьте, он уже рыбу ловит где-то на Оке.

С. Миронов:

- Он рыбу ловит в Кремле, в Совете безопасности.

М. Баченина:

- Сергей Михайлович, как, на ваш взгляд, социальная поддержка населения во время пандемии вас радовала, все было сделано правильно? Вы говорили, что денег надо давать людям.

С. Мардан:

- А денег не дали.

С. Миронов:

- Я остаюсь при своем мнении. Для того чтобы решить прежде всего проблемы людей (а людям сегодня реально не хватает денег на еду), необходимо, как сделали с пособием 10 тысяч для семей с детьми (правда, жалко, что только до 16 лет, потому что 17-18-летние дети все равно все на шее у родителей сидят)… Вот эти 10 тысяч, обратите внимание, без всяких условий, без предоставления каких-либо справок и т.д. Вот есть ребенок в семье – получи 10 тысяч. И мы говорили постоянно, что необходимо людям вот таким образом давать деньги. Потому что это, во-первых, действительно решение их существующих сегодня проблем. А проблемы реальные. Я получаю огромную почту, людям просто нечем кормить своих детей, свои семьи. Но здесь одновременно мы бы решили еще такой вопрос. Тем самым мы увеличиваем платежеспособный спрос населения. Люди бы пошли покупать товары, прежде всего отечественные, и это помогло бы нашей экономике.

Кстати, буквально на днях Алексей Кудрин поддержал эту идею. Он тоже считает, что было правильно самым широким образом, без каких-либо условий раздавать людям деньги.

С. Мардан:

- По поводу Кудрина такая забавная коллизия. Пока он был министром финансов, у него копейки нельзя было допроситься. Он, в общем, вел себя, как русский Пиночет. А как только он остался не при делах, то выступает в роли нового социалиста. Но у людей хорошая память, мы про него всё помним, веры ему нет никакой.

По поводу 10 тысяч и вашего предложения платить вплоть до 18-летия я слышал. А как вы оцениваете программу Мишустина по восстановлению экономики?

С. Миронов:

- Мы направляли наши предложения Михаилу Владимировичу, увидели, что некоторые предложения, может быть, не в широком формате, но они учтены. Это рабочий документ, который, конечно, требует очень серьезного анализа и с точки зрения реализации. Но в целом его предложения по выводу экономики из того провала, в котором оказались, вполне реалистичны. К сожалению, нет этого предложения – увеличить платежеспособный спрос, по поводу которого я высказывался, но многие предложения там действительно толковые. Мы сейчас отдали у себя поправки в специальную рабочую группу, которая внимательно, пошагово изучает весь этот проект.

М. Баченина:

- А зачем?

С. Миронов:

- Я напомню, что, например, когда идет бюджетный процесс в Государственной Думе, наша фракция единственная из всех фракций, мы постоянно голосуем против правительственного бюджета, но мы единственные, которые готовят альтернативный бюджет. Потому что у нас очень хорошие, серьезные интеллектуальные силы, и мы хотим заранее увидеть возможные последствия, как положительные, так, возможно, и отрицательные, именно этого плана Мишустина.

С. Мардан:

- Этот план Мишустина (по крайней мере, при беглом ознакомлении) показывает следующие вещи. Ставка делается, во-первых, на нацпроекты, с которыми, с моей точки зрения, никакого прогресса более чем за 10 лет нет. А во-вторых, на огромные инфраструктурные проекты, которые опять достанутся госкорпорациям, большим концернам, близким к власти, что называется. То есть цепочка прохождения госфинансирования от компании Ротенберга до рядового потребителя, на мой взгляд, слишком длинная. Вы как социалистическая партия почему поддерживаете эту антинародную концепцию? Где социализм-то?

С. Миронов:

- Мы пока ничего не поддерживаем. Я уже сказал, что мы внимательно изучаем. У нас будет отчет Мишустина 22 июля в Государственной Думе, и мы готовимся. Но что мы не видим в плане Мишустина? Я уже сказал про необходимость повышать платежеспособный спрос. А здесь должно быть три направления, очень простые: еда, жилье и здоровье.

С. Мардан:

- Нет ни того, ни другого, ни третьего.

С. Миронов:

- Самое главное по этим направлениям – чтобы людям было, что есть и на что покупать еду. А это развитие нашего сельского хозяйства, нашей пищевой промышленности. Необходимо обеспечить людям жилье. И эти новые веяния по льготной ипотеке… Мы вообще противники ипотеки и считаем, что даже с самым льготным процентом огромное количество людей никогда не сможет по ипотеке приобрести жилье. Мы считаем, что нужно строить социальное жилье и жилье, которое сдается государством в аренду. И третье – это здоровье. Что очень волнует и не может не волновать всех, особенно на фоне пандемии. И сюда тоже нужно вкладывать деньги. С этой точки зрения мы и изучаем план Мишустина.

Мария Баченина

М. Баченина:

- Мне про ипотеку интересно. Каким образом тогда будут оплачиваться зарплаты строителям, компаниям, которые это строят, если все раздавать бесплатно или сдавать в соцнайм?

С. Миронов:

- Давным-давно есть очень хороший прием, который, кстати, в свое время Лужков использовал. Вот, допустим, компания хочет в Москве построить жилые дома. Лужков говорит: хорошо, стройте, вы, допустим 20% квартир отдаете мне на решение проблемы очередников, а остальное выводите на свободный рынок, продаете. Иными словами, если государство разрешает строить жилье, которое в будущем будет сдаваться в социальный найм, то всегда при выделении земельных участков (где зачастую уже подведена необходимая инфраструктура), всегда сможет заинтересовать инвестора, строительные компании, которые получат возможность строить жилье коммерческое, и будет строить то, что нужно государству.

С. Мардан:

- Госдума приняла Закон о создании Единого федерального информационного регистра сведений о россиянах. Как голосовала «Справедливая Россия»:

С. Миронов:

- «Справедливая Россия» не голосовала. Лично я голосовал против.

С. Мардан:

- А почему партия не голосовала против?

С. Миронов:

- Коллеги сочли, что там есть в том числе и некие положительные вещи. Кстати, объективности ради, 6 человек проголосовало против, остальные просто не голосовали. Когда мы рассматривали на фракции, я скал, что буду голосовать против. Коллеги считают, что поддерживать такую инициативу нельзя, но сочли возможным не голосовать, хотя, я думаю, что здесь надо было более жесткую позицию принимать.

С. Мардан:

- Почему вы были против?

С. Миронов:

- Я считаю, что это очень опасно. Потому что у нас будут утечки, и никто меня не убедит в обратном. А утечка о персональных данных людей – это очень страшное оружие против самого человека. Кто бы что мне ни говорил о защите, я как только увидел перечень тех, кто может иметь право доступа, я понял, что будут утечки.

С. Мардан:

- Спасибо большое.