«Мог хайпануть»: Апполонов усомнился во вменяемости покойного Яковлева

«Мог хайпануть»: Апполонов усомнился во вменяемости покойного Яковлева

Андрей Григорьев-Апполонов

Адвокат племянницы покойного «Иванушки» Татьяны и актера Романа Радова раскрыл подробности тяжбы о наследстве с гражданской женой певца Александрой Куцевол.

После смерти Олега Яковлева родственники покойного «Иванушки» кинулись делить наследство.

Согласно завещанию, элитная квартира в Москве перешла к племяннице музыканта Татьяне, наряду с частью миллионов музыканта. Другая доля досталась его другу — актеру Роману Радову.

Однако с таким положением дел не согласилась гражданская жена Яковлева Александра Куцевол. Она подала в суд, где заявила, что в последние месяцы Олег был не в себе. Кроме этого, она утверждала, что была расписана с ним, но доказать это не смогла и проиграла.

Хайпа ради: Григорьев-Апполонов назвал покойного Яковлева невменяемым

Александра Куцевол

Но сдаваться девушка не стала и вызвала в качестве свидетеля Андрея Григорьева-Апполонова. По словам адвоката наследников, тот также утверждал, что Олег был невменяем.

Хайпа ради: Григорьев-Апполонов назвал покойного Яковлева невменяемым

Олег Яковлев

Роман Радов, в свою очередь рассказал, что на самом слушании тогда не был, но видел протоколы, где фигурировала фамилия «рыжего Иванушки».

Певец еще до суда действительно встал на сторону Александры и даже пытался уговорить актера пойти на мировую, но тот не согласился.

Тем не менее, поверить, что Андрей мог это сказать, Роман отказывается, ведь он очень дружил с Яковлевым. Актер предположил, что в суде мог выступить супруг умершей сестры «рыжего Иванушки» — его полный тезка Андрей Григорьев–Апполонов.

«Мог хайпануть»: Апполонов усомнился во вменяемости покойного Яковлева

Андрей Григорьев–Апполонов и Андрей Григорьев–Апполонов-младший

Тот давно пытается привлечь внимание прессы к себе. «Вполне мог хайпануть, сказать в суде, что Олег был невменяем», — цитирует Радова издание «КП».

Напомним, Олега Яковлева не стало два с половиной года назад, но его имя по-прежнему на устах, но не из-за творчества, а денег.