А «московские тюлени» совершенно офигели: о выборах, чиновниках и деньгах

Выборы 2019
В эфире программы Радио КП «Опять пятница» обсуждается провал Умного голосования в провинции, разница в бюджетах Москвы и Екатеринбурга и невероятная история «супершпиона» Смоленкова.

Скачать передачу [mp3, 52.8 МБ]

С. Мардан:

- Мы тут уже успели полаяться – разговаривать про выборы или нет. Надана говорит, что выборы – говно, ее от них уже тянет блевать.

Н. Фридрихсон:

- А можно Надану не цитировать, причем неправильно. Выборы это прекрасно, право выбора это великолепно. Но, честно говоря, тема немного поднадоела. Тем не менее, определенные итоги мы имеем, и не только в Мосгордуму, но и по итогам тех регионов, где также проходили выборы 8 сентября.

С. Мардан:

- Вся Россия традиционно проголосовала за начальников. Где-то «Единая Россия», соответственно, начальники, набрали 70%, где-то 80%, где-то 85%.

Н. Фридрихсон:

- Кстати, меньше всего голосов набрал губернатор Сахалинской области Валерий Лимаренко – чуть больше 56%.

С. Мардан:

- То, что на Сахалине набрали больше 50%, это уже большая победа. Потому что последние лет 20 на Дальнем Востоке (Приморье, Сахалин) это такая политическая зона нестабильности. Сколько себя помню, там непрерывно народ бунтовал против Москвы.

Н. Фридрихсон:

- Тогда как же получилось, что губернатор в итоге со скрипом, но прошел? Что же произошло?

С. Мардан:

- Два варианта. Либо не все так плохо, либо совсем не было никакой внятной альтернативы. Либо слегка пошаманили в Центризбиркоме.

Есть только один город, который продемонстрировал, что он против всех, что ему ничего не нравится, и незамедлительно надо все поменять. Это город Москва.

Здесь никакой революции не случилось. Вы не думайте, что эти бессмысленные хождения на субботние митинги в последние 1,5 месяца закончились сменой всего состава Мосгордумы.

Н. Фридрихсон:

- Оппозиция кричит: мы победили!

С. Мардан:

- Я сторонник того, что ложь должна быть гигантской, и в ложь нужно самому верить. Поэтому нужно говорить то, что ты хочешь говорить.

Н. Фридрихсон:

- Давай по цифрам пройдемся. На выборах в Мосгордуму кандидаты от партии «Единая Россия», во-первых, шли как самовыдвиженцы. В итоге получилось следующее. 13 мандатов получила КПРФ, 3 мандата получили представители партии «Яблоко» и 3 мандата получила «Справедливая Россия». А вот эти самые самовыдвиженцы получили 26 мандатов.

С. Мардан:

- В общем, треть голосов досталась не начальникам, не партии власти, которые выступали как самовыдвиженцы, хотя на самом деле это члены «Единой России». Кое-кого из знаковых фигур прокатили, типа главы «Единой России» Москвы Метельского, который заседал в этой Мосгордуме бог знает сколько лет, и папа его там заседал тоже бог знает сколько лет. Очень странная семейка, где место передавалось по наследству. Это вообще часто бывает, и не только в Москве…

Н. Фридрихсон:

- Такая мини-монархия.

С. Мардан:

- Нет, это не мини-монархия. Просто формируется такой класс Нобелей, благородных дворян, у которых вырастают гениальные дети, они сразу после института получают назначения, до которых простые граждане прут и прут в течение лет 40.

Я хотел порадоваться за Дмитрия Рогозина. Такой гениальный человек. И робот Федор вернулся с орбиты, хотя его 16 раз молотком били по башке. И сын получил новое назначение.

Н. Фридрихсон:

- Ты уравниваешь эти два события?

С. Мардан:

- Практически. Я думаю, у него два сына – робот Федор и сын Алексей. Сын Алексей получил должность начальника строительства транспортного узла то ли на «Нагатинской», то ли где-то еще.

До этого он руководил всей российской гражданской авиацией, но там немного не сложилось, теперь потренируется на укладке асфальта. Удачи семье.

Треть голосов в Мосгордуме получила всякая оппозиция. Но оппозиция такая, даже не картонная, даже не фантомная, это такая оппозиция на зарплате.

Там коммунисты, которые такие коммунисты, что товарищ Сталин их просто расстрелял бы в течение 30 минут после рассмотрения личных дел.

Там получили мандаты люди из «Яблока», «справедливороссы». Но «Справедливая Россия» это та же «Единая Россия». Короче, так называемое «умное голосование», которое все продавал Алексей Навальный, в Москве, очевидно, сработало.

Н. Фридрихсон:

- Кстати, тебе странным это не кажется?

С. Мардан:

- Совершенно не кажется. Я человек анархического сознания. Я всегда против всех.

Н. Фридрихсон:

- Ты за кого голосовал-то?

С. Мардан:

- Если все против власти, я за власть. Если все за власть, я против власти.

Я всегда голосую за коммунистов. Не потому, что мне коммунисты нравятся. Нет, мне коммунисты нравятся, я человек скорее левых убеждений, но таких коммунистов, как сидят в КПРФ, я сказал бы, что бы я сделал. Я сделал бы, как верный сталинист: лоб зеленкой – и вперед.

Надана Фридрихсон

Н. Фридрихсон:

- Но за них голосовал.

С. Мардан:

- Но не голосовать же за эту профессиональную сволочь, которая сидит там 25 лет и передает мандаты по наследству. Конечно, нет.

Н. Фридрихсон:

- Ходил бы на митинги, вообще бы ни за кого не голосовал.

С. Мардан:

- Нет, митинг это непродуктивно. На митинги я ходил один раз. На митинге я был в 89-м году. Уже на следующий день понял, что мне продают что-то не то.

Поэтому нынешнее хождение на митинги… Я их не рассматриваю как никакую альтернативу политической борьбе. Я скорее сторонник таких перемен в духе Петра Аркадьевича Столыпина – царя надо уговорить, революционеров надо повесить.

Н. Фридрихсон:

- Кстати, Зюганов уже по этому поводу выступил, сказал, что выборы в Мосгордуму показали, что в обществе существует так называемый левый поворот. Ты, видимо, считаешь, что никакого левого поворота нет, люди просто голосовали, лишь бы не за самовыдвиженцев из «Единой России».

С. Мардан:

- Я не понимаю, за что голосуют люди. И я не понимаю, против чего голосуют.

Н. Фридрихсон:

- За кандидатов.

С. Мардан:

- Это все фигня. Я не поленился, поглядел на бюджеты крупнейших российских городов. Я поглядел на бюджет Москвы, просто чтобы в динамике было понятно. Бюджет 2010 года – 1 трлн. 250 млрд., бюджет 2019 года – 2 трлн. 600 млрд. То есть рост более чем в два раза. Это к вопросу, на какие шиши Москва перекладывает каждое лето плитку, бордюры, устраивает праздники варенья и сажает немецкие липы по 200 тыс. рублей за штуку. Вот на эти самые деньги. То есть в Москве денег до жопы. Москва не знает, что с ними делать.

С. Фридрихсон:

- Прекрасно знает.

С. Мардан:

- Я в этом смысле всегда делаю паузу и вспоминаю незабвенного Юрия Михайловича Лужкова, у которого в бюджете было 2 рубля, но он на эти деньги умудрялся поддерживать российский Черноморский флот и строить атомную подводную лодку. По крайней мере, об этом рассказывали на канале ТВЦ. Хорошо, что Собянин этим не занимается, а высаживает липы по 200 или по 500 тыс. рублей за штуку.

С. Фридрихсон:

- А еще у бывшего мэра Лужкова были сомнительные дела в Батуми и сомнительные какие-то политические телодвижения в направлении Грузии в период тяжелых кризисных моментов. Так что все не так просто.

С. Мардан:

- В жизни вообще все не так просто.

Н. Фридрихсон:

- Что тебя удивляет? Столица нашей необъятной родины имеет колоссальный бюджет. Но это закономерно.

С. Мардан:

- В этом ничего закономерного нет. Потому что, допустим, есть столица русского Урала, которая, наверное, кует процентов 30 реального российского ВВП, так вот, бюджет Екатеринбурга при этом всего 46 млрд.

Н. Фридрихсон:

- То, что у нас такой разрыв, это не секрет.

С. Мардан:

- Это не секрет, но это аномалия, которую никто не хочет объяснять.

Н. Фридрихсон:

- А катастрофа-то в чем?

С. Мардан:

- Не катастрофа, а главный парадокс заключается в том, что в Москве бюджет 2 трлн., и москвичи живут в ощущении, что они, типа, европейцы, и голосуют при этом против власти, которая обеспечивает им такой уровень жизни.

А вся остальная Россия, которая живет, как самая нищая китайская провинция, как тот же город-герой Екатеринбург, и при этом голосуют за начальников.

Н. Фридрихсон:

- Да нет, москвичи голосовали за право, чтобы у них был выбор.

С. Мардан:

- Объявляю голосование. Товарищи, москвичи с жиру бесятся или нет?

Н. Фридрихсон:

- Вернемся к выборам. Столько шумихи было. Больше месяца точно нон-стопом: выборы, выборы, выборы. Особенно про Мосгордуму. Вот они состоялись. Оппозиция заняла позицию «мы победили», тем не менее, «Единая Россия», самовыдвиженцы, которые с ней аффилированы, все-таки взяли свое. И что дальше? Затишье до следующего электорального цикла? Все хорошо, революции не было.

С. Мардан:

- Революции никакой не было, это чисто пиаровская история. Все попиарились, заработали какой-то политический капитал. Мосгордума это самое бессмысленное изобретение в политической система, которое только может быть. Эти люди не влияют вообще ни на что.

Н. Фридрихсон:

- Хорошо, это были выборы в орган, который, по-твоему, ни на что не влияет. При этом все своё получили, особенно получили сроки люди, которые ходили на акции. Есть люди, которые получили сроки в тюрьме, в СИЗО.

Сергей Мардан

С. Мардан:

- Дураки всегда получают сроки.

Н. Фридрихсон:

- Соболь осталась при своем, Навальный записывает ролики… Все остались при своем, все замечательно, только несколько людей в итоге получили реальные сроки за то, что участвовали в несанкционированных митингах. Они главные потерпевшие от всего этого электорального процесса?

С. Мардан:

- Так и есть. Для Навального это топливо. То есть всякий пострадавший, тот, кто получил дубинкой по спине, тот, кто получил срок, для оппозиции всегда топливо. Это не хорошо и не плохо.

Н. Фридрихсон:

- А оппозицию за это люди простят?

С. Мардан:

- Да люди об этом даже не задумываются.

Н. Фридрихсон:

- Да перестань, пожалуйста. Когда появился ролик с их вечеринки… Одних сажают, вторые, простите, бухают. Люди же это увидели.

С. Мардан:

- И что?

Н. Фридрихсон:

- Люди потеряли свободу на определенный срок. За что? За бойню вокруг Мосгордумы, которая, как выяснилось, ни на что толком не влияет. При этом самовыдвиженцы, аффилированные с «Единой Россией», все равно получили свое.

С. Мардан:

- И всем всегда было понятно, что она ни на что не влияет, тем не менее, есть отработанная технология сетевой политической структуры, она показала свою дееспособность. И оппозиция, даже при условии снятия настоящих оппозиционных кандидатов, может получить большой процент голосов. И она получила большой процент голосов. А совершенно точно, если бы власть не сняла этих Яшиных и всех остальных, то голоса получили бы не коммунисты, а они. Потому что Москва показывает половой член власти.

Н. Фридрихсон:

- Ты считаешь, что власть реально боялась кандидата Яшина?

С. Мардан:

- Власть вообще не знает, кого бояться.

Н. Фридрихсон:

- Ты говоришь, они убрали Яшина, поэтому КПРФ получила свои 13 мандатов, а так бы их получили Яшин, Соболь и т.д.

С. Мардан:

- Никто не рассчитывал, что сложится так. Люди думали: сейчас мы снимем с голосования этих людей, люди не придут на выборы, люди проголосуют за тех же наших Метельских и прочих кандидатов.

Н. Фридрихсон:

- Ты бы за КПРФ голосовал, если бы, условно, Яшин сохранил бы позиции и баллотировался?

С. Мардан:

- Да упаси бог! Конечно, нет. Для меня это отребье еще хуже, чем Метельский.

Н. Фридрихсон:

- Почему? Они же пошли по пути Ксении Собчак: я своим именем заменяю строчку «против всех».

С. Мардан:

- Я люблю людей ясных и простых.

Н. Фридрихсон:

- Куда проще Яшина?

С. Мардан:

- Проще Яшина коммунисты. Вот концепция «давайте всё отнимем и поделим», она проста. А когда начинается вот это: давайте мы демократизацию проведем, рыночная экономика, независимые суды… Не надо мне ездить по ушам, уже всё это проходили. Вы скажите конкретно, чего хотите.

Н. Фридрихсон:

- Ты сам сказала, у Москвы колоссальный бюджет – 2,5 триллиона. При этом ты сам нам намекнул, рассказывая про плитку и т.д., что тут все не очень чистенько бывает.

С. Мардан:

- В таком хозяйстве, естественно, воруют. А что тут удивительного?

Н. Фридрихсон:

- А ты не считаешь, что если бы условный Яшин или Жданов прошли в Мосгордуму, они бы действительно смогли хотя бы попытаться отследить, как распределяются эти деньги?

С. Мардан:

- Они не могут попытаться отследить. Потому что у депутатов Мосгордумы для этого нет ровным счетом ни единого инструмента, который позволил бы им хоть как-то влиять на хозяйственные процессы в городе Москве.

Н. Фридрихсон:

- Но предавать огласке можно.

С. Мардан:

- Ничего они не могут. Государственные органы Москвы имеют права не отвечать даже на эти сраные депутатские запросы из Мосгордумы. Это самая бессмысленная структура, которую только можно себе представить. Очаровательная вещь. Тут Юрий Михайлович Лужков вышел из анабиоза и тоже высказался по поводу проклятой новой московской власти, которая вообще опозорила все, провела позорные выборы.

Это человек, который эту похабную Мосгордуму, которая ни на что не влияет, депутаты которой всегда, с самого начала назначались, он ее создал. И у человека поворачивается язык сейчас что-то вякать. Я понимаю, что он старенький и, возможно, уже выжил из ума…

Программа в студии Радио КП

Н. Фридрихсон:

- Ты же его хвалил?

С. Мардан:

- Кого?

Н. Фридрихсон:

- Лужкова.

С. Мардан:

- Я не хвалил его никогда.

Н. Фридрихсон:

- Ты сказал, что он был молодец. В отличие от нынешнего градоначальника.

С. Мардан:

- Я не сказал, что он молодец. Я сказал, что он тратил скудные московские деньги на всякую хрень под названием Российский Черноморский флот. Я уверен, что эти деньги туда не доходили, их по дороге разворовывали лужковские чиновники.

Н. Фридрихсон:

- Если Мосгордума ни на что не влияет, зачем Яшины, Ждановы, Соболь так туда ломились? Чего они хотели-то?

С. Мардан:

- Это не более чем информационный повод на фоне скудной политической повестки. Не о чем разговаривать, не о чем спорить, не за что бороться. Слава богу, подошли выборы в Мосгордуму. Они их отработали.

Н. Фридрихсон:

- Значит, они командные игроки. Значит, им сказали: ребятки, поднимаем шумиху, сейчас мы покажем демократию.

С. Мардан:

- Конечно, они командные игроки.

Н. Фридрихсон:

- А программист Котов получил 4 года.

С. Мардан:

- Да. Так в жизни и бывает.

Н. Фридрихсон:

- Так в жизни не должно быть. Это по меньшей мире дико.

С. Мардан:

- Ничего дикого здесь нет. Всегда так бывает.

Н. Фридрихсон:

- Где так всегда бывает? Либо вы оппозиция, либо не высовывайтесь тогда, идите в «Единую Россию», получайте мандат, и все у вас будет хорошо в жизни.

С. Мардан:

- Когда вдруг случается какая-нибудь дикая уличная драка, заводилы, как правило, вовремя уходят, пока не приехали менты, а вяжут досужих зрителей, которые попадают под раздачу. Всегда так было. Здесь ровно то же самое. То есть кто-то руководит и бросает лозунги, а кто-то едет на кичу на 4 года. Никого силком туда не гнали.

Н. Фридрихсон:

- На твой взгляд, если мы сегодня действительно имеем эту картонную оппозицию, которая работает только на поднятие шумихи и хайпа вокруг электорального цикла, у нас вообще предпосылки для формирования реальной, здоровой оппозиции есть?

С. Мардан:

- Конечно, есть. Оппозиция это на самом деле совершенно дурацкий термин, который ни о чем не говорит. Есть люди разных взглядов. Допустим, в той же власти есть люди концептуально разных позиций. Есть условные силовики, которые считают, что народ должен закрыть хлебало и не должен лезть ни во что. Вокруг враги, мы в огненном кольце. Все это рассчитано на то, что мы сами разберемся, что вам лучше. Это одна концепция.

Вторая стратегия. Ребята, мы последние 30 лет худо-бедно строим капитализм, рыночную экономику. То есть при всем тяжелом наследии прошлого капитализм показал в России свою жизнеспособность. То есть, если Советский Союз развалился от банального дефицита, от нехватки туалетной бумаги и колбасы, то Россия переживает кризис за кризисом, не голодая, магазины по-прежнему полны…

Н. Фридрихсон:

- Магазины полны. Цены только растут так, что это получается даже некий садизм. Ты приходишь в магазин, у тебя колоссальный выбор, а денег в кармане меньше.

С. Мардан:

- Я неделю назад говорил, смотря с чем сравнивать. Ты при советской власти, году в 88-89-м, имея зарплату 120-140 рублей, ты сосал лапу, потому что не на что эти деньги было потратить. А сейчас, имея зарплату даже 20 тыс. рублей, ты акционную курицу по 90 рублей за кг и дешевый хлеб по 15 рублей батон, гречку рублей за 80 купишь.

Н. Фридрихсон:

- Здесь спорить не буду.

С. Мардан:

- Ты будешь не просто сыт, у тебя будет сбалансированное питание. Ты купишь дешевые китайские шмотки…

Н. Фридрихсон:

- Здесь даже не спорю.

С. Мардан:

- Капитализм показывает, что он в состоянии обеспечить базовые ценности.

Подводим итоги голосования. Что «московские тюлени» совершенно охренели, полагают 63% слушателей. Но 36% считают, что нет, москвичи выступают за нас за всех.

Программа в студии Радио КП

Н. Фридрихсон:

- Я абсолютно уверена, что формулировка «охреневшие тюлени» сугубо у тебя в голове.

С. Мардан:

- Переходим к следующей теме, которая проистекает из голосования на выборах. Спасибо CNN, мы узнали, что Россию, оказывается, потряс шпионский скандал. Еще два года назад, в 2017 году, высокопоставленный сотрудник администрации президента Олег Смоленков просто пропал…

Н. Фридрихсон:

- Нет, он уехал в отпуск в Черногорию с семьей и не вернулся.

С. Мардан:

- То ли их на фарш пустили, то ли они утонули на яхте. Но никто кипеж не поднимал, потому что, наверное, всем было понятно, что это означает. Если высокопоставленный чиновник, имеющий доступ к секретным документам, пропадает… Как сообщили представители высшей власти: да, был такой, мы его уволили за прогул.

Н. Фридрихсон:

- По данным телеканала CNN, ЦРУ якобы испугалось, что американский лидер Дональд Трамп на встрече с Сергеем Лавровым как раз в 17-м году мог ненароком раскрыть шпиона. Представляешь, какое отношение к американскому президенту? То есть он приходит, говорит: Сергей, кстати, у вас в администрации президента наш человек. Майк Помпео, например, комментируя этот скандал, уже сказал, что в информации, которую дает CNN, много недостоверных моментов.

Дальше началось самое веселое. Сейчас выясняется, что Олег Смоленков, предполагаемый американский шпион, который сбежал в США, купил в штате Вирджиния потрясающей красоты особняк стоимостью примерно 60 млн. рублей. Я открыла фотографии этого особняка. Это правда потрясающей красоты особняк. Если Олег Смоленков действительно сливал американцам чувствительную информацию, которую получал, работая в администрации президента, я вам скажу, предательство родины ему, видимо, окупилось. И это, кстати говоря, очень мерзко.

С. Мардан:

- У нас на связи Александр Георгиевич Михайлов, член Совета по внешней и оборонной политике. Александр Георгиевич, простой вопрос. Это провал наших силовиков или нет?

А. Михайлов:

- Достаточно сложно об этом говорить, потому что это человек не персонифицирован, тот агент, о котором упоминает CNN. Мы умозрительно подозреваем, и многое указывает на то, что это именно тот, о ком мы сегодня говорим. Мы очень умозрительно говорим, потому что американцы сами путаются – то администрация президента, то правительство. На данный момент все вроде бы сошлось на этом человеке. Естественно, вызывает вопросы сам факт его вербовки. Причем именно вербовки, а не его дальнейшей работы. Потому что можно усматривать здесь какой-то провал, но дело в том, что сейчас настолько изменилась работа разведок, что раскрывать такого рода операции достаточно сложно. Но факт еще и в том, что мы должны понимать, что уровень агента определяется не самим должностным положением, а той информацией, которую он передает.

Н. Фридрихсон:

- Так это связанные вещи. Чем выше пост, тем более чувствительной информацией он обладает.

А. Михайлов:

- Да. Но бывает такое, что… У нас, допустим, Конон Молодый не был на высоком посту, но получал блестящую информацию. Поэтому мы понимаем, доступ к информации – один из критериев вербовки агентов.

Н. Фридрихсон:

- А как его могли завербовать, на ваш взгляд? Его вербовали до того, как он пришел в администрацию президента, или когда он уже находился там? Как это могло происходить? Ему что, на Фейсбуке письмо написали?

А. Михайлов:

- Начнем с того, что он все-таки работал в США. И сами американцы утверждают, что он был завербован, еще когда работал в посольстве России в США.

Н. Фридрихсон:

- А что они могли предложить? Сейчас в России нет такого, что все получают колбасу по талонам, как было когда-то в Советском Союзе. Что они могли ему предложить – этот дом в Вирджинии?

А. Михайлов:

- Я думаю, что угодно могли предложить. Деньги предложить. У нас сегодня такое количество людей, у которых сбиты моральные принципы, и за деньги могут сделать все что угодно.

Н. Фридрихсон:

- Но он же получал очень неплохую зарплату.

С. Мардан:

- Могу сказать, какую примерно зарплату он получал в администрации. Он получал весьма среднюю зарплату, я думаю, со всеми надбавками – меньше 200 тыс. рублей.

Александр Георгиевич, то, что любого человека теоретически можно завербовать, это я понимаю. Почему спецслужбы опять облажались? Ведь полгода назад был скандал с помощником полпреда президента Цукановым. Не многовато ли шпионских скандалов, о которых упоминаются либо полпреды, либо администрация президента? То есть на самом высшем уровне. Когда такое было-то?

А. Михайлов:

- Знаете, у нас бывали и не такие случаи. Но дело в другом. Дело в том, что мы с вами правильно обращаем внимание на характер работы спецслужб, способность выявлять на ранней стадии подобного рода акции. Конечно, можно всуе упоминать о том, что они провалили. Но, с другой стороны, мы сейчас активно сосредоточились вокруг этой фигуры. А если речь идет не о нем? Может быть, это тоже был агент. А если при многократном упоминании фамилии этого человека речь идет в данном случае об операции прикрытия? Пока мы сосредоточились на этом, а был, может быть, какой-то еще агент. Вообще вы правильно ставите вопрос. Система защиты государственных секретов у нас сегодня, с одной стороны, вроде достаточно эффективная, но при этом мы понимаем, что чем выше должность, тем сложнее по нему работать. Вспомните историю с Пеньковским. Пеньковский прикрывался авторитетом начальника Главного разведуправления Серова. Очень сложно было разоблачить этого агента. И попался-то он только на контакте с американскими разведчиками. Значительная часть операций сегодня проводится бесконтактно. И это тоже надо понимать. Агент на чем горит? На связи, на неоправданных тратах финансовых средств, то есть возникают подозрения, откуда деньги. И третье – агент горит при получении информации из-за рубежа о наличии этого крота. Вот тогда его начинают очень активно искать. В общем, здесь целый комплекс проблем, с которыми мы сегодня столкнулись. Я думаю, сейчас и специальные службы, и администрация будут разбираться в тонкостях этого дела.

С. Мардан:

- В этом ответе прозвучала самая симптоматичная вещь, про которую мне вчера говорил человек, который в свое время тоже работал в разведке. На чем раньше отслеживали предателей? Это было технически примитивно просто. На несоответствии расходов. Как только человек начинал жить чуть лучше, чем ему позволяла зарплата советского дипломата, его тут же брали за жопу. Но сейчас ты на чем можешь взять сотрудника администрации президента? На том, что он ездит на «БМВ» 7-й серии? Так они и так ездят на «БМВ» 7-й серии. На том, что он живет в мраморном доме на Рублевке? Так они и так живут в мраморных домах на Рублевке. На том, что он отдыхает где-нибудь на острове Капри? Так они и так отдыхают на острове Капри. Вот эта сбитая система мотиваций, материальных прежде всего, она имеет следствием вот эту вот историю. То есть покупали там этого чиновника? Скорее всего, нет. Думаю, что взяли его на каком-нибудь компромате, на какой-нибудь педофилии, условно говоря. То есть показали фотографии – и дальше куда ты, зайчик, денешься, конец твоей жизни, конец карьеры. И будешь стучать, и будешь доносить. Но частота повторений шпионских скандалов с упоминанием структур высшей государственной власти России меня, мягко говоря, очень напрягает. Всего полгода назад арестовывают помощника полпреда президента.

Н. Фридрихсон:

- Тут еще много нюансов, которые знают люди, сопряженные с разведкой, которые там служили. Но я - человек, который занимается информационной повесткой, и мне пришла в голову такая очевидная мысль. Мне с самого начала не давало покоя, почему CNN выбрасывает эту информацию именно 9 сентября 2019 года, почему не месяцем раньше, почему не месяцем позже? Если речь идет об истории, которой два года. И тут я понимаю. Помните эту информационную канву с Петровым и Бошировым, с Солсбери? И тут вдруг накануне избирательного цикла в США CNN начинает нас тыкать лицом, что есть такой Олег Смоленков, выбрасывается его фотография, рассказывается про его семью, про его дом. У меня есть ощущение, что в скором будущем будет убит этот самый Олег Смоленков или кто-то, кого выдадут за Олега Смоленкова. И начнется такой крик: русские убили на территории США своего бывшего агента. И такое начнется! А все это будет в избирательном цикле американцев. И все это сопряжено. Потому что Трамп, судя по всему, должен переизбраться. Потому что те люди, которых выдвигают демократы, это курам на смех, и Трампу тоже. А здесь поднимется такой скандал. Суть в том, что в ближайшем будущем кровь некоего человека, которого потом назовут Олегом Смоленковым, прольется.

Сколько мы обсуждали Солсбери? Потому что британское правительство все время подкидывало дровишки в топку. Сколько мир на этом плясал? Польше полугода. Дипломатический скандал был, высылка наших дипломатов из Великобритании, некая европейская солидарность. Тереза Мэй говорили: «Русские покусились на безопасность подданных Ее Величества». Что теперь-то начнется? Представляешь, что будет, если этого Смоленкова грохнет кто-то? А его грохнут.

Программа в студии Радио КП

С. Мардан:

- Вряд ли его грохнут так быстро, до начала избирательного цикла в США.

Н. Фридрихсон:

- Месяца два у него есть.

С. Мардан:

- Мне плевать на избирательный цикл Соединенных Штатов. Мне совершенно неинтересно, изберут Трампа или нет. Мне интересно совсем другое. Что чиновников даже в администрации президента, даже из аппарата полпредов, которые имеют доступ к секретам, покупают, они работают на иностранные разведки.

Н. Фридрихсон:

- А сколько в Америке работают на иностранные разведки?

С. Мардан:

- Понятия не имею. Если вспомнить незабвенного Бакатина, который американцам в начале 90-х передал планы закладок подслушивающих устройств в новом американском посольстве… Да, конечно, мы сделали колоссальный шаг вперед. По крайней мере, открытого предательства на уровне высших должностных лиц государства сейчас нет (я надеюсь, по крайней мере, на это). Но какова степень бардака в нашей лавке, что шпионские скандалы такого уровня возникают с такой регулярностью.

Н. Фридрихсон:

- Их предают огласке с такой регулярностью. Их могли и не предавать огласке.

С. Мардан:

- Если даже вспомнить этот пресловутый Солсбери, от которого лично меня тошнило с самого начала, там то же самое. Если два очевидных чекиста под камерами идут фотографировать шпиль солсберийского собора, это публикуется…

Н. Фридрихсон:

- Это сюр.

С. Мардан:

- Это не сюр. Это просто уровень работы современной российской разведки, как я понимаю.

Н. Фридрихсон:

- Ты неправильно понимаешь.

С. Мардан:

- Мне это было совершенно не смешно.

Н. Фридрихсон:

- Слушай, давай отделять котлеты от мух. Так, как работает на самом деле разведка, и то, что тебе выкидывают в публичное пространство, это две большие разницы.

С. Мардан:

- Когда работа разведки попадает в публичное пространство, очевидно, что разведка не просто обосралась, а обосралась по полной программе и даже отмыться не может.

Потому что, насколько я понимаю, разведки всего мира все дела решают между собой по своим каналам – кто-то попался, кого-то обменяли. Наружу ничего не выходит.

Если поглядеть даже историю советской разведки, там громких скандалов с перебежчиками было 1-2-3-4-5. Всё, точка. Хотя шпионили непрерывно в течение 80 лет. Это никогда не вылезало наружу, пока в этом не было политической целесообразности.

Н. Фридрихсон:

- Зачем CNN это сейчас выбрасывает? Ты пришел к тому же, к чему мы начали. Зачем они это выбросили?

С. Мардан:

- Да мне дела нет, зачем CNN это выбрасывает.

Н. Фридрихсон:

- Да это ключевой момент.

С. Мардан:

- Ключевой момент – как они вообще работают.

Фридрихсон:

- Два года они молчали, а сейчас взяли и выбросили информацию.

С. Мардан:

- Ключевой момент – ФСБ вообще работает, она выполняет свои прямые обязанности по защите государственного строя?

Н. Фридрихсон:

- Чтобы ты и оппозиция задались этим вопросом, в том числе эта информация сейчас была предана огласке. А еще это манипуляция сознанием. Потому что когда грохнут этого Олега Смоленкова, начнутся опять крики: злые русские всех убивают, будет новый санкционный пакет, а в России оппозиция будет задаваться вопросом: как же плохо работают наши силовики. Вот тебе клубок и намотался.

С. Мардан:

- Если будет новый санкционный пакет, то главные интересанты этого – это те же самые силовики, которые в первую очередь заинтересованы в концепции «Россия в кольце врагов».

Н. Фридрихсон:

- Не нужно им это.

С. Мардан:

- Как это не нужно? Именно это им и нужно.

Н. Фридрихсон:

- Санкционный пакет касается и их тоже.

С. Мардан:

- А их-то он в чем касается? Они давно уже невыездные.

Программа в студии Радио КП

Н. Фридрихсон:

- Выездные, невыездные, а женушка выехать может куда-нибудь. Теща может выехать куда-нибудь. Персональные санкции также вводятся.

С. Мардан:

- Это тот же самый вопрос к спецслужбам. То есть, почему на пятый год жестких санкций, на 11-й год открытого противостояния с Западом после мюнхенской встречи Путина выезд за границу до сих пор не закрыт всей решающей прослойке чиновников? Я просто знаю, что сотрудники, причем довольно высокого ранга, администрации президента имеют право отдыхать за границей.

Н. Фридрихсон:

- Да пусть отдыхают. Вопрос не в этом. Ты с симптомом борешься, а не с болезнью.

С. Мардан:

- Нет, это не симптом, это политическая реальность. То есть Россия находится, с точки зрения отношений с внешним миром, в некой кризисной точке. Мы находимся в состоянии противостояния. Почему не делается очевидная вещь? Почему чиновники и члены их семей по-прежнему имеют право выезжать?

Н. Фридрихсон:

- Потому что это опять идеология Шарикова – взять все и поделить. Это не имеет никакого отношения к проблеме.

С. Мардан:

- Это не идеология Шарикова. Это просто отдавать себе отчет, в каком мире ты живешь.

Н. Фридрихсон:

- Глупость ты говоришь. Хорошо, запретим мы всем чиновникам. И что?

С. Мардан:

- И ничего.

Н. Фридрихсон:

- Это что, поможет? Вопрос не в этом. Вопрос в отношении этих чиновников к своему собственному государству.

С. Мардан:

- Если у чиновников члены семей являются резидентами западных государств, если дети их получают паспорта, как сын Якунина, который, оказывается, был английским гражданином…

Н. Фридрихсон:

- Тогда смысл ему запрещать выезд, если у него дети за рубежом? Он и так привязан к этому зарубежью.

С. Мардан:

- Он не должен быть чиновником просто автоматически. Если у тебя сын получил британский паспорт, ты должен подать заявление об отставке.

Н. Фридрихсон:

- Мне не нравится твоя позиция (и она, к сожалению, разделяется определенным количеством людей), что давайте запретим выезд. Я против того, чтобы запрещали выезд сотрудникам полиции, которые подписывали какую-то бумажку, которая называется секретка. Я против того, чтобы в той или иной степени надевался этот купол. Не надо запрещать выезд за бугор, это глупо, это не решает никаких проблем. В Советском Союзе американцы вербовали прекрасно, и никак им это не мешало.

С. Мардан:

- Конечно, мешало. Как можно завербовать какого-нибудь инженера тобольского завода, если там живой американец последний раз был 40 лет назад, потому что он был посажен в 1937 году?

Н. Фридрихсон:

- Всех загнать в рамки «никуда не выезжайте», это не решение проблемы. Потому что закончится тем, что люди будут готовы прыгать в воду и вплавь добираться куда-нибудь, лишь бы подальше от этого.

С. Мардан:

- Не хочешь подписывать документы о неразглашении и секретку, не иди на госслужбу.

Н. Фридрихсон:

- Какую секретку подписывает сотрудник ППС?

С. Мардан:

- Тебя заставляют идти в менты служить? Тебя заставляют идти работать в администрацию президента? Нет. Иди работай в частные компании.

Н. Фридрихсон:

- Проблема не в этом. Ради бога, пусть ездят, куда хотят. Вопрос в другом. У нас не сформировано адекватное отношение к собственной стране. Ты попробуй в США, вылови любого американца на улице и скажи, что его страна плохая. Да он тебе в лицо плюнет.

С. Мардан:

- У нас будет то же самое. В Гольяново поезжай и скажи вчерашнему киргизу, который получил российский паспорт, о том, что его новая страна плохая. Он точно так же даст тебе в рожу.

Н. Фридрихсон:

- В Америке есть четкое понимание, что их страна – самая лучшая страна в мире. Кого-то там завербовать, безусловно, можно, но гораздо сложнее. У нас у многих чиновников, у ряда граждан есть позиция: там, за бугром, рай на земле, там жизнь нормальная, а в моей стране все плохо, поэтому за колбасу, за дом в Вирджинии и еще бог знает за что я в принципе не против что-нибудь рассказать. Вот это надо исправлять.

С. Мардан:

- А как ты собираешься это исправлять?

Н. Фридрихсон:

- Воспитывать надо…

С. Мардан:

- Кого воспитывать?

Программа в студии Радио КП

Н. Фридрихсон:

- Политическую нацию.

С. Мардан:

- Какую, в жопу, нацию? Кого воспитывать? Этим людям 40+, их воспитывать бесполезно.

Н. Фридрихсон:

- Никогда не поздно развиваться.

С. Мардан:

- Люди, которые повзрослели в 90-е годы, ты их не переделаешь.

Н. Фридрихсон:

- Ты Россию любишь как свою страну?

С. Мардан:

- Да я умру за нее.

Н. Фридрихсон:

- Тебя можно завербовать?

С. Мардан:

- Да. Любого можно завербовать. Основное количество людей вербуется на компромате, не на деньгах.

Н. Фридрихсон:

- На тебя есть компромат.

С. Мардан:

- Наверное, нет. Я не знаю. Чиновника администрации завербовать за бабло можно…

Н. Фридрихсон:

- Американцы рассказывают, что мы завербовали Трампа, потому что в 13-м году он увеселительно проводил время с девушками с пониженной социальной ответственностью.

С. Мардан:

- Ты говоришь, что чиновников можно воспитать. А я считаю, что 40-летнего человека воспитать нельзя, его можно только усыпить. Но поскольку усыпить не за уголовное преступление никого нельзя, соответственно, должен действовать тупой четкий механизм. Он действует абсолютно везде, в том числе и в моих любимых Соединенных Штатах Америки. Человек, прежде чем попасть на некий уровень госслужбы, проходит проверки, его просвечивают от и до.

Н. Фридрихсон:

- То же самое и у нас.

С. Мардан:

- Что? Да прекрати!

Н. Фридрихсон:

- Значит, ты плохо знаешь, как работает администрация президента.

С. Мардан:

- Давай посмотрим на личные состояния высших чиновников и членов их семей.

Н. Фридрихсон:

- Просвечивают на связи с разведками иностранных государств, на отношения человека с иностранными государствами, на наличие недвижимости в иностранных государствах при поступлении на службу.

С. Мардан:

- Если люди работают в кривой системе, в которой единственной ценностью являются только деньги, идеология этой страны, к сожалению, это только деньги. Буржуазия, элита этой страны верит и молится только на деньги. И пока будет так, будут предавать каждый божий день. Ты их не переделаешь. Этих людей нельзя переделать, их можно только заменить. Единственное, во что я верю, чем все это закончится (или может с высокой вероятностью закончиться), тем, что Путину все это в конечном счете просто люто надоест, читать эти отчеты каждый день, и он создаст какую-нибудь опричнину. Наберет 30-летних людей с улицы, которые будут ездить на «Мерседесах» с привязанными собачьими головами и изменников государевых вешать на воротах.

Н. Фридрихсон:

- Почему их нельзя будет завербовать, по твоей логике?

С. Мардан:

- Потому что люди, верящие в идеологию, люди, присягающие государству, ты их не купишь за деньги. А эти люди, которые выросли и повзрослели в другой стране (в 90-е, нулевые была другая совсем страна), их переделать нельзя. Их нужно ограничивать в правах, в передвижениях, в решениях.

Н. Фридрихсон:

- Перестань. Ты докатился уже до уровня прибалтийских стран: давайте делать граждан первого сорта, граждан второго сорта, этих поражаем в правах, этих не поражаем.

С. Мардан:

- Любой чиновник подписывает документ, он ограничивается в своих правах. Если ты хочешь жить свободной частной жизнью, как я, например, мил человек, не иди на госслужбу. Вот я бы не пошел на госслужбу.

Н. Фридрихсон:

- Так тебе и не предлагают.

С. Мардан:

- Не предлагают. Но я бы и не пошел. Потому что мне нравится моя свободная частная жизнь. То, что я могу наплевать всем в рожу и завтра на полгода улететь в Таиланд. Мне всегда это нравилось. Но если ты надел синий костюм и сделал морду кирпичом, значит, ты можешь отдыхать только в Крыму и в Геленджике. И даже после выхода в отставку 10 лет ты можешь отдыхать только в Крыму и в Геленджике. Не нравится – на выход.

Н. Фридрихсон:

- Ты говоришь: надо менять, надо убирать тех, кого нельзя перевоспитать, и давать новую кровь. Ты мне на принципиальный вопрос ответь. Ты со мной согласился, что нужно воспитывать людей, политическую нацию, которая относится к своей стране по-другому. Ты на каких основах их будешь воспитывать?

Программа в студии Радио КП

С. Мардан:

- Ты путаешь политическую нацию и политические элиты. Политическую нацию воспитывать не надо, уже обвоспитывались ее. Я не могу смотреть на новости из Минкульта, на этот треш, которое выпускает главное министерство по идеологии.

Н. Фридрихсон:

- Бог с ним, с Минкультом...

С. Мардан:

- Как бог с ним? Так они занимаются воспитанием политической нации на этом треше.

Н. Фридрихсон:

- В том-то и дело, они этим не занимаются.

С. Мардан:

- Занимаются плоховато, но стараются, по крайней мере.

Н. Фридрихсон:

- Докажу, почему нет. В Америке, например, есть четкая идеологическая конструкция: мы – страна свободного мира, мы отцы свободного мира. На этом у них идет вся остальная надстройка. У нас какая база?

С. Мардан:

- Нет никакой базы.

Н. Фридрихсон:

- Так чем занимается Минкульт, если базы нет?

С. Мардан:

- Так мы страна-имитатор. А что ты удивляешься? Россия – страна-имитатор. Я 30 лет удивляюсь. Потому что Россия превратилась после 88-го года в страну-имитатор, которая не в состоянии миру предложить вообще ничего нового. Потому что любая пошлейшая песня, которая мне давным-давно обрыдла, про то, что «главное – это демократия, свободные выборы и независимая судебная система», это всё, что вы можете предложить мне?

Я сейчас говорю про оппозицию, про псевдолибералов и т.д. Мы здесь зачем, на этом свете? А другое крыло не менее отвратное. Они предлагают концепцию образца 83-го года о том, что Запад всегда был против нас. Российская империя всегда была частью и фундаментом этого Запада. Россия это Европа, мы – Европа. Не гребаная Прибалтика какая-то, а Россия – это Европа. Санкт-Петербург – крупнейшая европейская столица.

Н. Фридрихсон:

- Ты опять вернулся к тому, что у нас есть пока это странное деление – силовики против экономистов (условно это назовем так). У нас нет базы по отношению к собственному государству. У нас нет этой концепции. Как ты кого бы то ни было воспитаешь или перевоспитаешь, если у тебя нет базы?

Американец не успел из пеленок выползти, ему рассказывают: ты человек свободного мира, вырастаешь, ты будешь защищать демократию – неважно, солдатом ты будешь или еще бог знает кем, ты за свободу.

Вот пока у нас нет этой конструкции, ты никогда никого не воспитаешь. И оттого, что ты будешь закрывать бесконечно границы, ты ни к чему не придешь, пока у тебя нет этой идеологемы. Вот в чем проблема. А ты предлагаешь: давайте все закроем к чертовой матери, никто никуда выезжать не будет, и будет нам счастье. Не будет нам счастья. Потому что нам нужна вот эта база. Как ее создать, вот это вопрос.

С. Мардан:

- Никак. Идеологемы создавать некому. Идеологему создают интеллектуальные элиты. Интеллектуальной элиты практически нет. А те, которые есть, они в загоне, они не востребованы.

Н. Фридрихсон:

- Почему?

С. Мардан:

- Потому что нынешние интеллектуальная элита это Кирилл Серебренников. Это интеллектуальная элита педерастичная.


Скачать передачу [mp3, 29.7 МБ]

Н. Фридрихсон:

- Перейдем к украинской теме.

С. Мардан:

- Украина строит идеологию, занимается нацбилдингом. Но у них нацбилдинг тоже вполне себе совковый и вымученный.

Потому что единственное, что они смогли родить за целых 30 лет незалежности, это то, что Украина – не Россия. И вся их информационная повестка, в том числе патриотическая, строится исключительно на том, что мы не Россия, мы противостоим России.

Кто-то совсем упертый говорит о том, что Россия колонизировала Украину в течение 350 лет, менее упертые говорят о 70-летии кровавого большевистского режима и т.д.

Н. Фридрихсон:

- Ничего не меняется. Советский Союз стоял на позиции: мы не капиталисты, мы не империалисты. Украина сейчас стоит на позиции: мы не Россия. Прибалтика тоже стоит на позиции: мы не Россия.

С. Мардан:

- Единственный раз в тысячелетней своей истории Россия предложила миру хоть что-то оригинальное. Это был 1917 год.

Н. Фридрихсон:

- Да. Но во что это все вылилось в итоге?

С. Мардан:

- Я бы сказал так. Это вылилось в современный Евросоюз. Потому что если бы не было СССР, то не было бы и Евросоюза.

Н. Фридрихсон:

- То есть европейцы правильно все услышали, а мы сами всё своими руками потеряли?

С. Мардан:

- Европейцы пережили этот исторический опыт просто немножко по-другому. Но без СССР, без этого опыта никакого Евросоюза, конечно, не было бы.

Программа в студии Радио КП

Н. Фридрихсон:

- Идея 1917 года были, мягко говоря, интересные, но воспользовались этими идеями страны Евросоюза. А мы в итоге эти идеи низвели до уровня: мы не капиталисты, мы не империалисты, догнать и перегнать Запад.

С. Мардан:

- Наше наследие, которое мы получили после этого советского 70-летия, которое вдруг проклято всеми…

Н. Фридрихсон:

- Давай вернемся к Украине.

С. Мардан:

- По факту мы получили, что после 70-летнего интернационализма, братства всех народов вещь совершенно удивительную под названием война между Россией и Украиной. Как угодно это называйте, фактически это война.

Н. Фридрихсон:

- Протестую. На Украине гражданская война.

С. Мардан:

- Как угодно назови ее.

Н. Фридрихсон:

- Это принципиальная разница.

С. Мардан:

- Она для кого принципиальная?

Н. Фридрихсон:

- Гражданская война это, простите, внутреннее дело отдельно взятой страны. А война между странами это уже другая история.

С. Мардан:

- Это та же самая история. Для меня эта война, конечно, гражданская. Потому что я Украину не рассматриваю как нечто отдельное от России.

Н. Фридрихсон:

- Очень зря.

С. Мардан:

- Почему же зря?

Н. Фридрихсон:

- Потому что это независимая страна.

С. Мардан:

- Очень хорошо, что она независимая. В 2005 году я точно так же был адептом той концепции, которую поддерживало очень много людей, о том, что Украина может быть альтернативная Россия. Я надеялся на то, что Украина станет альтернативной Россией.

Н. Фридрихсон:

- Не нужна никакая альтернативная Россия, параллельная Россия, зеркальная Россия.

С. Мардан:

- Кому она не нужна?

Н. Фридрихсон:

- Да никому не нужна. Есть Россия, у которой должен быть свой путь, есть Украина, у которой должен быть свой путь.

С. Мардан:

- Кто сказал, что он должен быть? Он кому должен?

Н. Фридрихсон:

- Потому что это глупость – альтернативная Россия, параллельная Россия, перевернутая Россия.

С. Мардан:

- Вернемся к главному. Это опять теоретезирование. Ты как выпускник истфака можешь спорить со мной до бесконечности про исторический путь каждого народа и политической нации. Однако, по факту. То, что мы обсуждали в течение полутора недель, оно случилось в те выходные…

Н. Фридрихсон:

- Ты про обмен 35 на 35?

С. Мардан:

- Да. Этот пресловутый обмен состоялся. Я три дня находился в состоянии просто эйфории. Я считаю, что наконец случилось то, чего я лично ждал целых 5 лет. Я верю, что это событие означает окончание войны.

Н. Фридрихсон:

- Кто тебе это сказал?

С. Мардан:

- Мне никто не может этого сказать, и я ни от кого не жду ответа на это. Я говорю о том, как я это воспринимаю, как я в это верю, как я на это надеюсь. Я уверен в том, что на это надеется бесконечное количество людей, живущих по обе стороны административной границы, - о том, что все это безумие, наконец, закончится.

Н. Фридрихсон:

- Давай уточним, о чем ты говоришь. Ты имеешь в виду, что прекратится противостояние Донбасса с остальной Украиной?

С. Мардан:

- Прекрати эту блуду в духе телеканала «Россия» про противостояние какого-то мифического Донбасса и всей остальной Украины. Нет никакого Донбасса и всей остальной Украины. Есть объективное противостояние между Российской Федерацией и Украиной. В том числе это военное, экономическое и политическое противостояние, которое…

Программа в студии Радио КП

Н. Фридрихсон:

- Россия воюет с Украиной?

С. Мардан:

- Противостояние и война это вещи близкие, но не идентичные. Так вот, есть противостояние. То, что произошло на Украине в конце 2013 года, я это расценивал как прямую и явную угрозу интересам России и русского народа. Поэтому то, что Украину просрали после 2005 года, это факт. Ладно, проехали. После этого политическое руководство страны реагировало на эту возникшую ситуацию, как могло. Я считаю, что реагировало вполне адекватно, не давая всей этой истории скатиться в настоящую военную эскалацию, с развернутыми большими военными действиями. Тем не менее, в феврале 2015 года украинская армия в Дебальцево была практически разгромлена и деморализована. И после этого были подписаны минские соглашения.

Н. Фридрихсон:

- Которые не соблюдались.

С. Мардан:

- Пункт первый. Отвечаю на твой вопрос: это военное противостояние? То, что происходило масштабно, с применением десятков танков в Дебальцево в феврале 2015 года, это форма военного противостояния.

Н. Фридрихсон:

- Но российской регулярной армии там не было.

С. Мардан:

- Плевать я хотел. Там были люди с погонами российской армии. Либо там были так называемые отпускники. Для меня это не имеет ровным счетом никакого значения. Я лично знаю людей, которые имеют паспорта РФ, которые воевали в Донбассе.

Н. Фридрихсон:

- Но это принципиальная разница – регулярная армия или нет. Регулярная армия – это вовлеченность государства.

С. Мардан:

- Я не в МИДе работаю, мне все равно. Я считаю, что Россия должна отстаивать свои интересы любыми возможными средствами, даже если они вступают в противоречие с так называемым международным правом.

Н. Фридрихсон:

- Тогда будь добр, разделяй свое личное мнение от того, что ты говоришь как истина в последней инстанции. А то звучит так, как будто регулярная армия Российской Федерации в 2015 году там давала жару. Этого не было.

С. Мардан:

- Я говорю о том, что в феврале 2015 года украинская армия в Дебальцево была разгромлена и деморализована. На этом активные боевые действия были прекращены, и началось, мягко говоря, такое теплое, переходящее в горячее противостояние, почти 5-летнее. На этой линии соприкосновения в Донбассе не прекращались и не прекращаются обстрелы, перестрелки, там каждый день гибнут военные, каждый день гибнут люди. Это война. Как угодно ее назови, это называется война, там русские стреляют в русских. Это то, что для меня имеет ключевую ценность.

Н. Фридрихсон:

- А еще польские снайперы, а еще иностранные инструкторы.

С. Мардан:

- Если там даже работают инструкторами…

Н. Фридрихсон:

- Не «если», а работают.

С. Мардан:

- Да это не имеет никакого значения. Там гибнут русские солдаты. Носят они шевроны сине-желтые или черно-красно-синие (ДНР), не имеет никакого значения. Это русские люди.

Мне все равно, какие паспорта они получили в 91-м или после 91-го года, это русские люди стреляют друг в друга. Это опыт гражданской войны, который, я думал, в России закончился ровно 100 лет назад, в 1919-м. Ни хрена. Он вернулся. И то, что неделю назад произошел обмен, почему это знак, почему это исключительно важное значение? Это означает, что эта наша гражданская война, может быть, закончится.

Н. Фридрихсон:

- Во-первых, категорически протестую против термина, что это «наша гражданская война».

С. Мардан:

- А для тебя такую ценность имеют паспорта?

Н. Фридрихсон:

- Для меня имеет ценность, что Киев не может разобраться со своими гражданами на Украине.

С. Мардан:

- Для тебя ключевое значение имеют паспорта? То есть Иванов, который живет в Киеве, и Иванов, который живет в Костроме, это разные люди?

Н. Фридрихсон:

- Да.

С. Мардан:

- А для меня нет.

Н. Фридрихсон:

- Поэтому надо отделять свои личные ощущения от той повестки, которую мы имеем. Что касается обмена 35 на 35, это, конечно, дело хорошее, особенно для людей, которых обменяли. Я, кстати, очень рада за Кирилла Вышинского.

С. Мардан:

- Опять Кирилл Вышинский! Там 35 человек. Ты выучила фамилии хоть кого-то?

Н. Фридрихсон:

- Нет.

С. Мардан:

- Их не существует, что ли?

Н. Фридрихсон:

- У нас минувшая неделя была неделей Кирилла Вышинского, как ни крути.

Программа в студии Радио КП

С. Мардан:

- А также предыдущие полгода были полугодием Кирилла Вышинского. Арестовали журналиста. На этом все закончилось. Там десятки людей сидят. Из них выпустили 34 плюс Вышинский. А мы по-прежнему говорим об одном Вышинском.

Это то, что я говорил накануне этого обмена: «Надана, знаешь, что будет? Украинцев встретят, как героев, их расцелует президент Зеленский. Потом они наговорят всякой херни на пресс-конференции. А наши, как сироты, опять пойдут по взлетке со своими баулами». Когда я увидел эту картину, как они шли, я просто рыдал. Родина, ты не меняешься, ты такая же.

Это нормальная концепция: если тебя взяли в плен, дубина, значит, ты идиот, ты облажался. Вот это отношение к людям, оно не меняется. А дальнейшая мидовская болтовня о том, что мы обменяли граждан России, поэтому чего мы их должны были встречать…

Вы русских людей встречали, которые воевали там. Хорошо, вы не хотели чиновников отправлять. Вы могли туда общественных деятелей, по крайней мере, пустить. Вы кому-то разрешили пойти туда, встретить этих людей, кто их ждал? Это опять превратилось в какой-то бесконечный позор.

Н.Фридрихсон:

- Я тут хотела пару ласковых сказать на спич Сергея. Он пытается объяснить события, которые происходят на Украине и вокруг нее как нечто логичное, одно вытекающее из другого. По моим наблюдениям на Украине сила хаоса берет верх чаще, чем сила любого порядка. На Украине ближайшие еще лет пятьдесят не будет никакого мира, перемирия, ни внутри самой Украины, ни в отношениях Украины с этим миром. Потому что на Украине в 13-м году был открыт ящик пандоры. И на свободу вышли те силы, которые не участвуют в переговорных процессах, почему-то не учитываются ни российской стороной, ни нормандской четверкой, пятеркой, ни Трампом, никем. Это локальные небольшие группы людей. Иногда их называют радикалами, иногда патриотами, как к ним относиться. Их никто не учитывает, но которые всегда меняют ход событий.

Например, люди, которые плотно занимались Украиной, были там, видели все своими глазами и общались с разными силами, рассказывали историю. Действительно, были договоренности между западными странами, Россией и Януковичем, что досидит он там, сколько ему отвели. И спокойно уйдет. Правда, были договоренности. И Виктория Нуланд сидит, никого не трогает, все, мир и порядок. И тут она поднимает глаза и видит, как на нее движется толпа с файерами. Криками «Украины, вперед!». И немного не то, о чем они договаривались. У нее волосы дыбом. Дальше они звонят в Москву: ваша работа? Москва: нет. Откуда они взялись? Выяснилось. Некий олигарх сказал, мои интересы, ребята, не учитываются, поэтому я чихать хотел на ваши договоренности. Он проплачивает вот эти вот радикальные группировки и они за денежку с файерами топают. И нарушают полностью ход событий, потому что потом к этой массе начинают прилипать другие. И мы получаем то, что мы получаем.

На Украине все так. И это до сих пор. Зеленский может сколько угодно говорить: обмен всех на всех, не работает его! Пока Зеленский будет говорить одно, условные нацбаты и конкретные будут делать другое. И это будет сильно противоречить его словам. А ДНР будет заявлять, что мы хотим в состав России.

С.Мардан:

- Это ты пропагандистские страшилки пересказываешь? Я тебе скажу новость вчерашнего дня. Были разоружены три добробата. Официально.

Н.Фридрихсон:

- А сколько их там осталось?

С.Мардан:

- Сколько?

Н.Фридрихсон:

- До фига.

С.Мардан:

- Ты знаешь, сколько?

Н.Фридрихсон:

- Больше двадцати.

С.Мардан:

- Они были инкорпорированы в состав вооруженных сил Украины.

Н.Фридрихсон:

- У одного Авакова порядка 15 разных группировок, которые он отдавать никому не собирается. У Коломойского примерно столько же.

И он не идиот их отдавать, потому что тот самый актив, благодаря которому ты всегда можешь пролоббировать свои личные интересы. Хочет Арсен Борисович в кресло премьер-министра, а он хочет, вот он и будет этого добиваться, в том числе, рассказывая, ребята, слово не так, а у меня там ребятки заряженные. Им все нипочем.

И попробуйте мне сказать нет! Это козырь, от которого никто там не откажется.

И Зеленский заложник этой ситуации. Он будет сидеть и смотреть то на Америку, то не на Америку. И у него нет ресурсов. У него своих нацбатов нет.

Порошенко жадный до денег человек, про это все рассказывают. Жаднейший. Лично сейчас вливает в новые вот эти движения. Как ты считаешь, вливал бы он свои бабки, если бы не был уверен в успехе? Вот что происходит на Украине.

Твои рассказы, обмен, как здорово! Сейчас все закончится! Ничего не закончится.

С.Мардан:

- Вот эта вся байда, которая тянется ровно с 2004 года, она тянется ровно потому, что в России не умеют мыслить по-другому, кроме как привыкли мыслить здесь. У нас есть люди, которые решают вопросы. Мы с ними договоримся, и все будет чики-пики.

Н.Фридрихсон:

- У нас нет таких людей сейчас там.

С.Мардан:

- Вот они договорились в 2004-м, когда Януковича первый раз прокатили, но хорошо, там к власти пришел этот рябой, с которым там быстро вопрос решили в течение двух месяцев. Решили, что и дальше будет все так устроено. И можно будет так же работать.

Н.Фридрихсон:

- Так что изменилось-то?

С.Мардан:

- Поэтому случился после этого 2013 год, когда решили, что мы всем денег-то занесли, неважно, что половину денег по пути украли. Но мы всем занесли: Януковичу, дали кредит десятимиллиардный, обещали десять, перевели три. В итоге обосрались опять по полной. Потому что так не работает.

Потому что думают, что ты можешь управлять общественным мнением в пятидесятимиллионной пассионарной стране, решая вопросы с десятью олигархами, оказывается, это не работает. И мы получили ровно то, что мы получили.

Десять лет, который прошли после истории с Ющенкой, нужно было бабки вливать не в олигархов, которые их просто пилили вместе с русскими олигархами, а нужно было строить русский культурный центр, выделять квоту на украинских студентов, чтобы сейчас там половина подросшей молодой элиты, поколение Зеленского закончили московские и петербургские вузы.

Программа в студии Радио КП

Н.Фридрихсон:

- В восточной части Украины многие учились в России. Там вопрос в западенцах.

С.Мардан:

- Какой Украины? У власти люди с востока! И Коломойский, и Зеленский, и вся группы – люди с востока.

Н.Фридрихсон:

- И Порошенко дома говорил на русском.

С.Мардан:

- Нет там никакой западной Украины. Это пустая страшилка.

Н.Фридрихсон:

- 2007 год. Я прекрасно помню погромы во Львове.

С.Мардан:

- Какие в жопу погромы? Прекрати ты эту хрень нести про погромы.

Н.Фридрихсон:

- Ты даже историю не знаешь последней Украины! Они были!

С.Мардан:

- Там разгромили местное ОВД всего-навсего. Не надо хрень нести!

В Киеве в 13-м году на площади был миллион человек, поэтому любая сволочь, которая мне пытается доказать, что это люди проплачивались в кэш, в жопу идите! Нет ни у кого столько кэша!

Н.Фридрихсон:

- Там были люди, которые…

С.Мардан:

- Нет ни у кого столько кэша!

Н.Фридрихсон:

- Там были, кто вышел идейно. Они были разные.

С.Мардан:

- И в пятом году никому не платили. В четвертом. Это люди выходили. Я работал там в четвертом году. Люди выходили, потому что тошнило их от этой власти. И они вышли в 13-м году и снесли эту власть! А мы опять обосрались!

Потому что с этой властью мы думали, что мы сейчас защитим свои интересы. Фишка только в другом. На протяжении десяти лет после 2005 года свои интересы защищал кто угодно.

Русские олигархи, русские политические группы свои бизнес-интересы защищали, там не было никому дела до стратегических интересов России на Украине. Не было! И не было до интересов русских на Украине! До этого был там послом вечно пьяный Черномырдин, пока не помер, а потом посадили патентованного вора Зурабова, который сколько там сидел, столько и набивал карманы. И для него все это вообще стало сюрпризом. Вот что там было.

Н.Фридрихсон:

- То, что мы неправильно работали на Украины, скажу политкорректно, это такая очевидность! Вопрос в другом. Чего сейчас ждать?

Давай послушаем воспоминания бывшего украинского заключенного Игоря Кимаковского.

- Все на Украине делается, исходя из политической целесообразности. Дают им приказ пытать – пытают, дают приказ вести себя вежливо – ведут себя вежливо. Пытает в основном контрразведка. Да мы и ребенка твоего найдем, да ты попадешь в камеру к петухам и так далее. Сначала идет психологическая. Потом уже силовые приемы. Надевают пакет на голову и потом ты не знаешь, откуда прилетает удар. Живот, печень, почки со спины. Со временем выделяется столько адреналина, что уже ты боли не чувствуешь.

И последнее. Хорошие приемчики – это дыба. Они там по-особому наручники складывают. Накрест. И подымают на дыбу. И полгода я не чувствовал четырех пальцев на руках, потому что были пережаты нервы в суставах.

И напоследок, но каждому по-своему. Кто-то на электричестве сдавался. Кто-то на воде. Я на воде сдался. Электричество – это электрошокер или к тебе подключают высокое напряжение с низкой силой тока. И ты начинаешь труситься. Но к этому можно привыкнуть, особенно после того, как били. А на воде, это когда тебя укладывают на пол, тебе садится три человека, после этого у меня грыжа и выпрыгнула. На живот сильно надавили. И я прямо почувствовал, как вниз ушли внутренности. И сидит один в ногах, один на животе, один тебе на плечи. Кладет мокрую тряпку и начинает тебя проливать водой. И на этом я сдался. Мне очень стыдно до сих пор за это.

С.Мардан:

- Представляешь, какая степень ожесточения? Это дикость! Запредельная степень ожесточения!

Главный мой спич. Этот ужас, он должен закончиться!

Н.Фридрихсон:

- С этим никто не спорит!

С.Мардан:

- Должен закончиться!

Н.Фридрихсон:

- Но не закончится, к сожалению.

С.Мардан:

- Все когда-то заканчивается.

Н.Фридрихсон:

- Когда-то.

С.Мардан:

- Гражданская война сто лет назад закончилась быстрее. Через четыре года основные боевые действия на территории Российской империи закончились. И закончится и здесь.

Так. У нас в эфире «Коридоры власти». Наш корреспондент Дмитрий Смирнов. Дима, привет!

Д.Смирнов:

- Доброе утро!

Программа в студии Радио КП

С.Мардан:

- Вы уже уехали из Дагестана?

Д.Смирнов:

- Вчера Владимир Путин улетел из Дагестана и даже вечером провел переговоры.

С.Мардан:

- Ты там не остался, надеюсь? А ты присутствовал при эпохальном выпивании рюмки водки?

Д.Смирнов:

- Конечно. На сайте «Комсомолки» можно даже видео посмотреть, как это было.

С.Мардан:

- Ты тоже пил?

Д.Смирнов:

- Нет, я не пил. Как выясняется, водку-то пил только Путин. Остальные участники застолья пили воду.

С.Мардан:

- Охренеть можно! А что это за неуважение такое? К русскому президенту. Они что, хотели продемонстрировать свои обычаи? Что они водку не пьют?

Д.Смирнов:

- Они не пьют. Религия запрещает.

С.Мардан:

- Охренеть. Я несколько разочарован, надо сказать.

Н.Фридрихсон:

- Дагестан разношерстный. Там не все люди настолько религиозны.

С.Мардан:

- Насколько знаю я, там не просто пьют, а до полного изумления. А если кто и стал там ваххабитские бороды носить и брить усы, там это в Москве главным образом они этим занимаются. Что, и там тоже? Все печально так?

Д.Смирнов:

- Не знаю, печально ли это, я не готов давать такую оценку. Но вот некоторые люди спрашивали, а вы что пьете?

Там ведь как было? Такой большой стол. Люди стоят, Путин стоит. С ними разговаривает. Говорит, да, я обещал, давайте поднимем. Подняли, чокается с окружающими и выпивает. А потом коллеги спрашивали, а вы что пили? Ну, я вот воду пил, например. Мне религия не позволяет. Может, там были русские, там был Васильев, например, глава Дагестана. Я думаю, что если он и поднимал…

Н.Фридрихсон:

- Понятно. Давай переместимся в Сочи. Владимир Путин там провел переговоры с Нитаньяху. Есть что-то важное, ключевое в этих переговорах?

Д.Смирнов:

- Нет, по крайней мере, для Владимира Путина. Для Беньямина Нетаньяху есть, потому что у него через неделю выборы в кнессет. И он уже не первый раз перед очередными выборами приезжает…

Н.Фридрихсон:

- Причем здесь кнессет и президент России?

Д.Смирнов:

- Путин может не только вмешиваться в американские выборы, но и самим фактом своего присутствия влиять на выборы в Израиле.

Н.Фридрихсон:

- Вот зачем ты…

С.Мардан:

- То есть, у него полный карман израильских политиков.

Д.Смирнов:

- Потому что у него полтора миллиона русскоязычных людей в Израиле. И Путин об этом в очередной раз сказал, что мы считаем их своими людьми. И Нетаньяху, как раз, приехал, чтобы пообщаться с Путиным, показать, что…

Н.Фридрихсон:

- Мы что, угрожаем Нетаньяху?

Д.Смирнов:

- Почему угрожаем?

Н.Фридрихсон:

- Намекаем, что можем русскую революцию в Израиле устроить?

Д.Смирнов:

- Нетаньяху приехал, чтобы показать своим избирателям в Израиле, что вот, смотрите, я в отличных отношениях с Путиным, с Россией. И русским в Израиле, тем, кто когда-то жил в России или в СССР, тоже хорошо. Он приехал с электоральной целью набрать чуть-чуть себе голосов. И Путин сказал, что да, мы все понимаем.

Н.Фридрихсон:

- Выборы в Израиле, дай бог, пройдут и все будет хорошо. Давай вернемся к интересам нашей страны. Ты хотел скрыть информацию, она просочилась. Помимо выборов в Израиле, речь шла про интересы России в Сирии. И про иранский вопрос.

Д.Смирнов:

- По этому поводу ничего нового не произошло. Каждый раз, когда Нетаньяху приезжает к Путину, а он сам посчитал, он за последние четыре года 13 раз приезжал. Он говорит, что мы не можем мириться с тем, что в Сирии находятся проиранские силы, необходимо сделать что-то, чтобы этого не было. Россия должна повлиять.

Программа в студии Радио КП

Н.Фридрихсон:

- Мы будем влиять?

Д.Смирнов:

- Россия не будет не это влиять, потому что она маневрирует, находится в состоянии диалога со всеми участниками: с Ираном, с Израилем.

Н.Фридрихсон:

- А нам нужны там проиранские силы?

Д.Смирнов:

- Знаешь, Иран – одна из тех стран, которая сейчас сотрудничает активно с Россией. Интересы Израиля мы уважаем, но они не являются…

Н.Фридрихсон:

- Но Иран нам ближе к душе.

С.Мардан:

- Я думаю, что у нас товарооборот с Ираном или сопоставим с израильским, или потенциально сильно больше. Здесь чисто интерес.

Н.Фридрихсон:

- Давай вернемся к самой важной теме. Чего говорят по поводу шпиона-то?

Д.Смирнов:

- Позиция однозначная в Кремле. Был такой человек, работал. Но никаких ключевых постов не занимал, никакого к секретной информации доступа не имел. Несколько лет назад уволился и куда-то исчез.

Н.Фридрихсон:

- А чего разыскиваем тогда?

Д.Смирнов:

- А кто его разыскивает? Песков, наоборот, говорит…

Н.Фридрихсон:

- МИД Росси попросил американцев помочь и выяснить нахождение этого Смоленкова. Там уже Интерпол должен быть задействован.

Д.Смирнов:

- Насчет МИДа я не в курсе, чем он занимается.

Н.Фридрихсон:

- А ты новости почитай.

Д.Смирнов:

- А Песков говорит, что Кремль не занимается розыском.

Н.Фридрихсон:

- Подожди! МИД, значит, ищет, а Песков не ищет. Прекрасно!

Д.Смирнов:

- Ты меня спрашивала про кого? Коридоры власти Кремля?

Н.Фридрихсон:

- Ты не знаешь, что МИД разыскивает? Это показательно. Это хорошо.

С.Мардан:

- Это же их чиновник. Они его и разыскивают. Он же за границей пропал. Значит, подключили МИД.

Д.Смирнов:

- У нас МИД занимается взаимодействием с другими странами. Вот и все верно.

Н.Фридрихсон:

- В МИДе же заявили о возможности начала ядерной войны. Успокой мою душу! Надеюсь, в коридорах власти не очень разделяют эти опасения?

Д.Смирнов:

- Видимо, имеется в виду интервью Сергея Лаврова нашим коллегам.

Н.Фридрихсон:

- Нет, заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков заявил, что в современной международной ситуации существует риск возникновения ядерной войны.

Д.Смирнов:

- Это его работа, я бы сказал.

Н.Фридрихсон:

- Его работа – ядерную войну устраивать!?

Д.Смирнов:

- Его работа – запугивать наших геополитических партнеров, чтобы они вели себя поспокойнее.

Н.Фридрихсон:

- Ты хочешь сказать, что наш МИД размахивает виртуальной ядерной дубиной?

Д.Смирнов:

- Он говорит, что вы, американские партнеры, ведете себя безответственно.

Программа в студии Радио КП

Н.Фридрихсон:

- Поэтому мы размахиваем ядерной дубиной?

С.Мардан:

- Да. А у нас ракеты «Буревестник» есть. И «Авангард» есть.

Д.Смирнов:

- И это может привести к ядерной войне. Спокойнее ведите себя, наши геополитические партнеры.

С.Мардан:

- Согласен. Так и надо. Нужно демонстрировать всякие ядерные ништяки, чтобы ни у кого не было никаких иллюзий.

Д.Смирнов:

- Собственно, с этой целью Владимир Путин во время послания все это дело и показал.

Н.Фридрихсон:

- То, что у нас есть возможность себя защищать, это никто не скрывал. Но я не ожидала, что мы начнем в этом плане повышать психологическую ставку, намекая на ядерный конфликт.


Скачать передачу [mp3, 41.0 МБ]

С.Мардан:

- Итак, суперэмоциональная тема, которая сейчас заведет всех родителей. Она произошла в жопе мира, в крошечном городе Красноярского края.

Н.Фридрихсон:

- С таким отношением к собственным регионам в России мы далеко продвинемся. Это к вопросу о том, что надо менять отношение к собственной стране у наших граждан.

С.Мардан:

- Мы в Москве думаем, что жизнь только в Москве.

Н.Фридрихсон:

- А я вот считаю, что жизнь не только в Москве!

С.Мардан:

- Итак, что происходит за пределами МКАДа. Дикая ситуация, которую я могу представить. Мальчик пришел в школу с обычной привычкой. Выбритая по бокам и волосы… Мальчишка постригся так, как любимый футболист. Что он получил в ответ? От этих старперских завучей и директоров. О том, что твоя прическа – это гитлерюгент…

Н.Фридрихсон:

- Давай конкретней. Журналист Ольга Адлер за всем этим делом следила. Она пишет, что когда мальчик пришел с этой прической, завуч по учебно-воспитательной работе предъявила распечатку местечкового портал «Карельская губерния». Публикация: «Зачем современные мужчины носят ужасные хипстерские пучки?». И там указывалось, что узелки на голове очень похожи на стрижку гитлерюгент. И это все не очень по-мужски.

С.Мардан:

- Люди, которые повзрослели и выросли в 90-е, когда никто не заикался, что такое по-мужски, почему что только мужчины не делали, чтобы прокормить свои семьи, и вот этих девочек, которым нынче по полтиннику стукнуло, они решили научить жизни и хорошим манерам детей, которым сейчас по 7-10 лет. Как они должны стричься. Какое ваше собачье дело? Как стригутся наши дети! Моя первая естественная реакция. И острая реакция родителей, которые поставили на уши всех, начиная от прокуратуры до соцсетями. И сейчас в этой школе идут проверки. И вся эта администрация уже не знает, как из этого дерьма выпутаться. Это неслыханно!

Я, допустим, это еще хорошо помню. Даже когда я заканчивал школу, а это было в 86-м году, этого уже не было. Я слышал это в виде легенд от своих родителей, что замеряли ширину брюк, следили, какие были прически. Живых свидетелей того, кто это видел, на самом деле, не было. Общество было закрытым. И покрасить волосы в красный цвет было круче, чем выйти сегодня на запрещенный митинг Навального, мягко говоря.

Сейчас кому какое дело, какая у тебя стрижка?

Н.Фридрихсон:

- Меня добило. Ольга Адлер описывает, что пришли родители ребенка и задали вопрос, на каком основании вы моего ребенка не пускаете? Цитата: чтобы показать на каком, завуч взяла ребенка за его хвостик и резинка лопается.

Хватать за волосы ребенка! Совсем одурели!

С.Мардан:

- Я бы завучу нос сломал при этом! Я не могу представить, чтобы кому-то пришла в голову мысль в моем присутствии взять за волосы моего ребенка! Но я могу представить себе мою реакцию. Завуча бы увезли на «Скорой помощи»!

Н.Фридрихсон:

- Давай без рукоприкладства.

С.Мардан:

- В Москве это невозможно представить.

Н.Фридрихсон:

- Есть, к сожалению.

С.Мардан:

- Нет, школы, конечно, борются за внешний вид. Это один из традиционных старперских разговоров и споров. В наше время распустились, ходят как проститутки в коротких юбках, а парни как пидарасы! Посмотрите на них!

Но в общем и целом всем все равно. Директора школ к этому относятся не просто толерантно, а равнодушно. В городе потому что творится бог знает что.

Н.Фридрихсон:

- С нами на связи корреспондент «Комсомольской правды» из Красноярска Надежда Ильченко.

- Здравствуйте! Дело в том, что все подходит к закономерному и счастливому финалу. Родители и администрация пообщались. Родители пообщались с министром образования Красноярского края. И она принесла свои извинения семье за действия педагогов. Все сошлись на том, что весь ажиотаж не в интересах ребенка. Ему тяжело находиться в атмосфере, когда вокруг к нему, к его семье такое внимание.

В школе идут большие проверки.

Н.Фридрихсон:

- А чего проверяют?

Программа в студии Радио КП

С.Мардан:

- Готовятся уволить директора и завуча, вот какие проверки!

- Дело в том, выясняет Следственный комитет, превышения должностных полномочий в действиях директора и завуча. И управление образования тоже проводит проверку.

Н.Фридрихсон:

- А как они проверяют это? Было превышение или не было? Ольга Адлер пишет, что мальчика за хвостик хватали, чтобы показать, насколько он неправильно себя ведет.

- На самом деле, в этой истории достаточно много эмоций. Конечно, в школу приходили не родители мальчика, а его сестра. Она взрослая.

С.Мардан:

- А почему не приходили родители?

- Это тоже вопрос. Но если вы так сильно заботитесь о том, что происходит в школе, как относятся к вашему ребенку, почему вы сами не пришли?

Н.Фридрихсон:

- Может, работают. Мы живем в таком мире, чтобы у ребенка все было, надо заработать денег.

- Возможно. Тем не менее, педагоги объяснили, что в школе носят прически с выбритыми висками, тем не менее, у них было стремление привести к единообразию вид учеников.

С.Мардан:

- Как людям в 2019 году приходит в голову мысль, что они должны стремиться к единообразию?

Н.Фридрихсон:

- А кто им сказал, что единообразие означает, что все должны быть подстрижены под горшок или как они себе видят это? Там ввели какую-то форму, они со слезами рассказывают, что ввели какой-то логотип, все понятно. Причем тут прически?

- Министерство образование наше согласно с тем, что прически тут ни при чем. И давить на детей не стоит, они выражают свою индивидуальность.

Н.Фридрихсон:

- Эти учителя будут уволены?

- Пока это неизвестно. Будет принято решение по результатам проверок.

Н.Фридрихсон:

- А что люди говорят?

- Шум большой поднялся и мнения разделились. Но родители, в принципе, с администрацией договорятся. Сейчас Прохор ходит в школу. Его никто не обижает. И все заинтересованы в том, чтобы он и дальше продолжал учиться в комфорте.

С.Мардан:

- Все заинтересованы в том, чтобы все закончилось и Москва бы забыла про Красноярский край. За эту школу. Потому что могут уволить не только директора и завуча, но еще и министра образования края, куратора этого района и еще десятка два человек, потому что дали выползти этому наружу. Удивительно другое, что это могло случиться в наше время!

Вот что меня насторожило в этой истории. В школу пришла сестра, не пришли родители. И в самом начале появилась информация, что мальчик сложный, дома не все в порядке.

Н.Фридрихсон:

- Все мальчики сложные.

С.Мардан:

- Я видел, когда старший учился у меня. И младший. Это сплошь и рядом. Но школа отличается от школы, учитель от учителя, а хороший учитель от плохого тем, что он детей видит не как единицы в журнале, а как живых детей со своими проблемами, характерами. Если эти старые грымзы в этой школе, что у них мозгов хватило только начинать ранжировать детей и заставлять их единообразно стричься, их не просто надо оттуда гнать, их близко нельзя подпускать ни к какой форме госслужбы. У этих людей нет мозгов. То, что я прочел по этой истории, это за гранью добра и зла.

История многослойная. Тут пишут всякие странные персонажи, что в школе надо думать про учебу, а не про прически. Вы себя вспомните!

Эта дикая блуда под названием устав школы, школьная форма… О, да, еще одна тема. Дети должны ходить в школьной форме, потому что это их приучает к дисциплине. Никто не должен выделяться. Есть бедные, богатые. Я могу представить, какие богатые в этой дыре и какие бедные. Все живут примерно одинаково бедно. И все истории со школьными формами! Вспомните про главное! Школьные формы нынче покупаются за свои деньги! И если она при советской власти стоила 5 рублей, ребенок ее носил два-три года, то сейчас школьная форма на мальчика в начальной школе дешевле 3-4 тысяч не стоит. А средняя зарплата в этом городке, думаю, примерно тысяч двадцать. И после уплаты квартплаты, покупки самой дешевой жратвы у родителей, дай бог, если остается тысяч семь на все. И они из этого должны оплатить школьную форму, чтобы соответствовать уставу этой гребаной школы? Он после этой гребаной школы в Гарвард поступит, что ли?

Н.Фридрихсон:

- Не, поступить он может куда угодно. Вопрос не в этом. Конечно, в школе нужны базовые правила. Но люди, которые пишут, что в школе надо думать про учебу, а не про прическу, меня это цепляет. Слушайте, думать об учебе и делать при этом прическу, одно не противоречит другому. Если мы будем наше молодое поколение ломать через колено, начиная с возрасте 11-12 лет, когда они начинают проявлять свою индивидуальность, а потом какая-то завуч будет хватать его за волосы и рассказывать, что ты не такой как все, провоцируя травлю. Было миллион экспериментов социологов, как легко запустить процесс травли. Особенно в таких замкнутых коллективах, как классы в школе. Это сигнал молодому поколению: не высовывайся! Не выделяйся, будь как все.

Кто из него вырастет? Зашоренная личность? Не способную ни к чему? Вот это и неправильно.

С.Мардан:

- Я думал, что все это ушло в прошлое. Поколение советских учителей, которые всех пытаются по ранжиру. Сменилось уже два поколения! И эти люди, которые руководят этой школой, они стали взрослыми после 91-го года. Они не советские, а должны быть, по идее, антисоветскими!

Н.Фридрихсон:

- Мы, мое поколение, давно заметили, когда экзамен принимает профессор со стажем, у тебя есть шанс с ним поговорить и показать свои знания. Когда принимает аспирант, сто процентов завалит. Потому что будет жестить так, что мама не горюй! Хотя сам недавно проходит все это. Это какая-то психологическая штука.

Вечная история! Заставь дурака богу молиться.

С.Мардан:

- Зачем это все? В нищей стране нельзя заставлять людей, навязывать дополнительные услуги. Нельзя в городе, где средняя зарплата 20 тысяч, заставлять людей покупать какую-то особую форму.

Происходящее в Красноярском крае великолепно иллюстрирует ту адмнистративную реформу, которую провел минобр с этим бесконечным укрупнением школ. Нынче место директора школы после укрупнения – это отличное козырное место. Это практически чиновничья номенклатура. Нужно очень постараться, либо быть очень полезным человеком со связями, чтобы получить место директора школы.

Директора крупных школы райцентрах – это номенклатура. Место даже учителя в приличной школе – это номенклатура. Учителя колотятся, унижаются, чтобы получить ставку, дополнительные часы. Потому что другой работы нет. А ты закончил пединститут и образованный и интеллигентный человек. Где ты можешь работать? Ну, можешь в трех школах в этом городе. И возьмут туда тебя или нет? Вопрос. Такой системы даже в СССР не было! Учитель мог при конфликте с директором собраться и пойти в другую школу. Сейчас этого близко нет. Нет работы! И это мультиплицирует эту рабскую зависимость, систему в новом измерении. И они детей в этой системе выращивают. Они им навязывают модель, что вы бесправное говно. Как вам сказали, так и будет.

Программа в студии Радио КП

Н.Фридрихсон:

- И чтобы закончить тему. Итак, министерство просвещения России запретило выгонять школьников с уроков из-за внешнего вида. Это сообщает Интерфакс.

С.Мардан:

- Это вообще подсудное дело!

Итак, продолжаем. Смотрим на статистику. Ужасающая. Больше 70 миллионов человек в течение 10 лет окажутся в нетрудоспособной зоне. Они выйдут на пенсию. И на эти 60 миллионов следующих пенсионеров окажется всего 30 миллионов работающих. Вопрос: как они нас, и меня в том числе, прокормят? Я подозреваю, что никак.

Н.Фридрихсон:

- Я тебя, что ли, кормить буду?

С.Мардан:

- Какое-то время. Недолго. Я-то думаю, что сам себя прокормлю, но, тем не менее.

Я иллюзий не строю. Все рассуждают: пока тебе 20 лет, 30 лет, тема кажется совершенно дурацкой и неинтересной. Господи, да когда там эта пенсия? Бабушка моя получает 12-13 тысяч, а сколько ей надо-то? Старой. Гречки сварила себе и все.

Промелькнуло время. И тебе уже сорок. Потом хренак и пятьдесят. И пенсия не за горами. И как ты будешь оплачивать счета, которые за последние десять лет выросли примерно раз в семь?

Н.Фридрихсон:

- Надо рожать детей.

С.Мардан:

- Люди не рожают детей. Это еще одна цифра. Она не прикольная. Среднее количество внуков на одну российскую бабушку за последние семьдесят лет сократилось в шесть с половиной раз. В 30-е годы было у бабушки шесть с половиной внуков.

Н.Фридрихсон:

- И трое были расстреляны.

С.Мардан:

- Не надо петь военных песен!

А сейчас среднее количество внуков меньше одного. По статистике. Люди поздно рожают первого ребенка. У 60-летней женщины может еще не быть внуков, потому что дети не родили, потому что надо пожить про себя, потому что нет квартиры и тяжело.

Н.Фридрихсон:

- У нас повысили пенсионный возраст.

С.Мардан:

- Это замечательно, что его повысили!

Н.Фридрихсон:

- Какой-то процент людей может прекрасно проводить свое время на работе! Вести бурную социальную жизнь.

С.Мардан:

- Я тебе скажу как профессиональный работодатель. На работу человека старше 45 лет берут, мягко говоря, неохотно.

Н.Фридрихсон:

- Сейчас уже охотней.

С.Мардан:

- Я бы, например, десять раз подумал бы, брать ли мне человека в возрасте 45, тем более 50. Уже не говорю 60 лет.

Н.Фридрихсон:

- Почему?

С.Мардан:

- Нет смысла. Потому что молодой будет работать 12, 13, 14 часов. Без роздыха.

Н.Фридрихсон:

- У нас восьмичасовой рабочий день.

С.Мардан:

- Я в курсе. Он будет работать столько, сколько ему скажут. Он замотивирован.

Человек в возрасте 50+, мягко говоря, уже обременен болячками. Большим семейством. И половина его башки думает о семействе, а не о работе. Молодой думает только о работе.

Повышение пенсионного возраста – это не просто антисоциальная и вредная с точки зрения экономики мера. Да, это снимает существенную нагрузку с государственного бюджета по выплате пенсий. Люди будут мыкаться и дальше искать…

Н.Фридрихсон:

- Статистика говорит против тебя. Смотри: в России более 7 миллионов продолжают работать. На программы профессионального о бучения пенсионеров и людей предпенсионного возраста ежегодно выделяется 5 миллиардов рублей из бюджета.

С.Мардан:

- Я в курсе. Посмотри, где эти люди работают.

Н.Фридрихсон:

- Какая разница?

С.Мардан:

- Ну, давай объясню. Если человек работал инженером на производстве, после увольнения его возьмут, в лучшем случае, сторожем на этот завод.

Программа в студии Радио КП

Н.Фридрихсон:

- Это постыдная профессия? Я не понимаю.

С.Мардан:

- Для человека, который имеет, минимум, два высших образования и последние тридцать лет работал руководителем, работать после этого сторожем?

Н.Фридрихсон:

- Он может идти преподавать.

С.Мардан:

- Да, это постыдно!

Н.Фридрихсон:

- Передергиваешь. Он может идти преподавать.

С.Мардан:

- Чего? Куда? Преподавать? Ты смеешься? Куда? В колледж?

Н.Фридрихсон:

- В вуз. В России огромное количество вузов.

С.Мардан:

- Средняя зарплата в провинциальном вузе какая?

Н.Фридрихсон:

- Она есть. У нас по России средняя зарплата пугающая. Она лучше, чем ноль.

С.Мардан:

- Что значит лучше, чем ноль? Конечно, лучше. Это логика Силуанова?

Н.Фридрихсон:

- У нас большие проблемы с зарплатой. С этим никто не спорит. Но если ты приводишь пример человека с двумя высшими и говоришь, что он обречен работать сторожем, это не так. Он может идти преподавать. У нас большие проблемы с кадрами в вузах, в колледжах и так далее.

С.Мардан:

- Ты такая фантазерка! Где у нас колледжи и вузы?

Н.Фридрихсон:

- Пусть переезжает!

С.Мардан:

- В шестьдесят лет?

Н.Фридрихсон:

- А что, нельзя?

С.Мардан:

- Ты заработал потом и кровью убогую двушку в Ржеве, к примеру. Рыночная цена миллион рублей. Даже для того, чтобы переехать в ту же Тверь, это Тверская область, тебе понадобится миллиона два.

Н.Фридрихсон:

- Переезжай не в Тверскую.

С.Мардан:

- Да, в Москву можно переехать.

Н.Фридрихсон:

- У тебя Россия заканчивается Тверью и Москвой?

С.Мардан:

- Я тебе привел конкретный пример. В шестьдесят лет никуда… Переехать можно в двадцать, в тридцать.

Н.Фридрихсон:

- Можно переехать в любом возрасте.

С.Мардан:

- В шестьдесят, если началась война и рвутся снаряды как в Донецке, да, ты переедешь хоть чучелом, хоть тушкой куда угодно. Но если ты прожил свою обычную обывательскую нормальную жизнь, куда ты должен переезжать? Ты можешь только доживать!

Н.Фридрихсон:

- Ты рупор правды!

С.Мардан:

- Какая правда? Это жизнь.

Прошло 30 лет, но пенсионная система, несмотря на то, что у нас сильный профессиональный экономический блок, с этой пенсионной системой не происходит ничего. Происходит, но только плохое. Сначала они ввели накопительную систему, которая замораживается последние пять лет. Что это означает? Это означает, что ваши деньги у вас государство украло. Вы их не получите. Точнее, может, получите через какое-то время, когда их сожрет инфляция.

Создали систему НПФ. Все они – это финансовые схемы, по которым олигархи финансировали свои бесконечные стройки, покупки и так далее. Они банкротились один за другим. Там возникали финансовые дыры, которые Центробанк закрывал одну за другой. И сейчас вдруг выясняется о том, что вскрылись очередные нарушения о том, что людей без их ведома переводили из государственного ВЭБа, где хранится пенсия, в эти негосударственные фонды. Это что, секрет? Я первый раз обнаружил, что мою пенсионку перевели из ВЭБа в какой-то госфонд еще 15 лет назад. Кого-то посадили?

Программа в студии Радио КП

Н.Фридрихсон:

- Следственный комитет завел дело.

С.Мардан:

- Посмотрим. Только сейчас завели? А до этого не знали, что происходило?

С.Мардан:

- Я могу назвать десяток фамилий, которые создавали пенсионные фонды, которые эти пенсионные деньги просто воровали.

Н.Фридрихсон:

- Назови!

С.Мардан:

- Почему человек должен куда-то переезжать в шестьдесят лет, потому что премьер-министру Медведеву и экономическому блоку взбрело в голову, что они должны увеличить пенсионный возраст? Они теперь не могут объяснить, на хрена они это сделали.

Н.Фридрихсон:

- Переезд и смена обстановки – это всегда хорошо и полезно. Увидеть что-то новое, что-то узнать!

С.Мардан:

- Какое на хрен новое?

Н.Фридрихсон:

- Люди, жизнь закончилась! Вы привязаны, не фантазируйте. Ничего не делайте. Живите в своей области и все.

С.Мардан:

- Да, жизнь закончена. Активная.

Н.Фридрихсон:

- Именно из-за этих мыслей в голове она и заканчивается. В какой-то момент надо сказать повзрослевшим отпрыскам, детки, милые, мы вас вырастили, живите как хотите. А мама переезжает. Мы едем путешествовать, работать. Мы меняем жизнь.

С.Мардан:

- Какая пенсия у тебя? Ты на что путешествовать собралась?

Н.Фридрихсон:

- В Карелию. Прекрасно!

С.Мардан:

- На какие деньги?

Н.Фридрихсон:

- Билеты на поезд стоят…

С.Мардан:

- Сказать, сколько стоит билет Москва – Пермь? 20 тысяч рублей. Это всего тысяча километров. Я не говорю о том, чтобы долететь до Владивостока, нужно потратить тысячу долларов. Как до Австралии.

Н.Фридрихсон:

- Выбери другой вариант.

С.Мардан:

- Какой? На машине за сто рублей проехать. Вопрос доходов.

Н.Фридрихсон:

- Вопрос желания.

С.Мардан:

- Мы сбились с пути. Ты куда предлагаешь людям переезжать? Зачем, это главное. Где человек находит работу?

Н.Фридрихсон:

- Россия огромная. Он находит вакансию и переезжает.

Программа в студии Радио КП

С.Мардан:

- Во всей прекрасной стране в любом городе ситуация ровно та же. Ты в свои шестьдесят на хрен никому не нужен, если только ты не уникальный…

Н.Фридрихсон:

- Да, мы все умрем. Все плохо. Виноват Медведев и правительство. Мы сто раз это слышали.

С.Мардан:

- От кого ты слышала?

Н.Фридрихсон:

- Это так необычно! Виновато правительство!

С.Мардан:

- Я работаю примерно с 17 лет. За время работы и отчисления налогов в пенсионный фонд я мог бы жить просто на депозит, не работая. Прямо сейчас. И эта ситуация применима к любому взрослому человеку, которые работал последние 25 лет. Он регулярно делал отчисления в пенсионный фонд, который приносил среднюю доходность либо отрицательную, либо в районе 2%. Она отрицательно относительно инфляции, что невероятно. Невозможно инвестировать деньги в России, чтобы они приносили 2% годовых. Эти деньги либо воруются, либо воруются.

Если бы моя прекрасная родина в 91-м году, когда было возможно абсолютно все, сказала бы мне, ребята, советская власть кончилась, как жить, мы не очень представляем. Трахайтесь как хотите.

Н.Фридрихсон:

- Ровно это и было сказано.

С.Мардан:

- Нет, не ровно. Пенсионные отчисления аккуратно изымались для того, чтобы типа платить им пожилым поколениям. Хотя никаким поколениям никто их не платил, учитывая средний размер пенсии, которые были на протяжении последних 25 лет.

Это к вопросу, что как бы все зависит только от меня. Я знаю, что от меня. Государство в течение четверти века изымало у меня ежегодно миллионы рублей. И я бы без этого гребаного государства нашел, куда бы их инвестировать, чтобы эти деньги кормили меня в старости. И эти деньги изымаются абсолютно у всех граждан России. И вопрос: суки, где наши деньги, имеет право задать абсолютно любой человек!

Н.Фридрихсон:

- Хорошо. Задал. Дальше что?

С.Мардан:

- Куда вы, гады, дели наши деньги? Это к вопросу, с чего мы начали. Почему люди голосуют так, а не по-другому. В том числе, и поэтому.

Н.Фридрихсон:

- Вечные русские вопросы: кто виноват и что делать? У нас все задают вопрос: кто виноват? На вопросе что делать? Все куда-то сливаются.

С.Мардан:

- Ответ очевиден. Владимир Владимирович, уберите это правительство. Замените их на дееспособных людей. Они до сих пор не понимают, как растить русскую экономику.

Н.Фридрихсон:

- Все у нас бояре плохие.

С.Мардан:

- Я тебе отвечаю, что делать.

- Старая схема. Старых бояр убрать, новых поставить!

С.Мардан:

- Руки прочь от экономики, от бизнеса! Не воруйте и не давайте воровать другим! И все будет хорошо!