Можно без документов: как соцсети превратились в площадки для торговли детьми

В соцсетях распространились площадки для торговли детьми
Усыновить ребенка в России – не такая простая задача, как может показаться. Нередко, отчаявшись найти сына или дочь официальными путями, будущие приемные родители идут в соцсети. А для кого-то это становится прибыльным бизнесом.

Группы в соцсетях, где встречаются потенциальные приемные родители и биологические матери, которые по какой-то причине не могут или не хотят воспитывать своих детей, многим дают надежду и возможность.

Проблема в том, что найти сына или дочь официальными путями в последнее время становится все сложнее. Брать в семью подростка готовы немногие. А маленького ребенка нужно еще найти.

Как рассказывают усыновители, часто дети вроде бы и есть, но, по словам сотрудников детдомов, у всех такие диагнозы, что справиться с этим в домашних условиях невозможно.

Согласно официальным отчетам, детей в российских детдомах становится все меньше. Казалось бы, явление положительное. Увы, на практике это не всегда соответствует действительности.

Например, существует практика «помощи» семьям, оказавшимся в сложой жизненной ситуации. Это означает, что семья по заявлению передает ребенка в учреждение, иногда его навещает. Детдом получает от государства средства на его содержание. Родители просто время от времени продлевают заявление.

И всем хорошо – кроме ребенка. Потому что он годами остается в системе, а новую семью обрести не может – ведь от него как бы не отказывались.

То же самое – с детьми родителей, отбывающих наказание в колониях и тюрьмах. Если родители не лишены родительских прав, ребенок не может быть усыновлен – только передан под опеку. Далеко не все готовы пойти на такое, зная, что лет через десять к ним может явиться «родственничек» из тюрьмы и забрать ребенка.

Что касается «страшных диагнозов», то, как отмечают усыновители, сотрудникам детдомов порой попросту выгодно, чтобы дети оставались в учреждении. Ведь содержание на них выделяется немалое – а это и зарплата работников.

А вот новорожденных в системе действительно нет. Совсем малышей «разбирают» еще в роддоме. Обычно желающих отказаться от младенца – куда меньше, чем желающих усыновить. Как рассказывают усыновители, в официальной очереди можно прождать годами.

Все это и приводит к появлению «неофициальных очередей», а в итоге – и «черного рынка».

Сами по себе группы в соцсетях помогают многим. Усыновители могут найти ребенка, познакомиться с его биологической матерью. Та, в свою очередь, может посмотреть на семью, в которую отдает малыша. По закону биологическая мать имеет право подписать согласие на усыновление конкретными лицами.

Но, увы, и в таком деле кто-то видит возможность подзаработать. Некоторые биологические матери просят у усыновителей денег (на медицинские обследования, роды и т. п.) – и исчезают с ними.

А еще в подобных группах появляются и так называемые «агенты», которые берутся подобрать мальчика или девочку любой национальности – за изрядное вознаграждение (обычно около 100 – 200 тысяч рублей).

Корреспондент «Известий» пообщался с одним из таких «агентов» – женщиной по имени Ирина. По сходной цене та бралась предоставить русского мальчика даже человеку без готовых документов на усыновление. «Можно через договор о суррогатном материнстве», – пояснила она.

По ее словам, достаточно подписать соглашение, оплатить – и можно забирать ребенка. По документам все будет официально. Такие возможности Ирина объясняет наличием неких связей, а заметив, что «клиент» задает слишком много вопросов, женщина просто исчезает и удаляет свою страницу.

Как отмечают эксперты, законодательно все процессы в механизмах, помогающих детям не попадать в детдома, регулируются довольно слабо. Например, избежать злоупотреблений в подобных группах в соцсетях сегодня крайне сложно. Но и просто закрыть их нельзя – ведь они реально дают детям возможность обрести семью.