Николай Платошкин: Может, нам Лаврова на Карлсона заменить, который на крыше живет?

Протесты в Боливии.

Протесты в Боливии.

В программе «Итоги недели» Николай Платошкин коснулся самых заметных событий последних дней и жестко раскритиковал российский МИД.

Скачать передачу [mp3, 43.8 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Н. Платошкин:

- С вами Николай Платошкин. Говорит и показывает лучший город Земли – Москва. Москва показывает красные кремлевские звезды. Врагам – кузькину мать. Когда, увидев эту мать, враги начинают плакать, Москва гордо говорит им, что слезам не верит.

Президент Путин на этой неделе был в Бразилии, где работал на встрече в верхах – на саммите БРИКС.

БРИКС – это организация, созданная очень странно. Создал журналист английского журнала The Economist, который заявил, что в ближайшее время такие страны как Бразилия, Россия, Индия, Китай займут лидирующие позиции.

Отсюда аббревиатура – БРИК. Потом сюда добавилась самая динамичная страна африканского континента – Южная Африка, по-английски - South Africa.

Соответственно БРИК стал БРИКС.

Долгое время это был говорильный клуб. Собирались люди потолковать. Некая бледная, тихая альтернатива «большой восьмерки».

Так было в том числе и потому, что наш либеральный экономический блок в правительстве вообще считал, что главное – это МВФ, Всемирный банк, «большая восьмерка».

Но когда нас пинком выкинули из «большой восьмерки» в 2014 году, тут и БРИКС вроде пригодился. Пошли хоть какие-то более-менее конкретные проекты. Например, создан Банк развития БРИКС, куда китайцы вложили свой основной капитал. Мы тоже кое-чего вложили, но так, не очень много. По идее, этот банк должен финансировать проекты во всех странах БРИКС, включая Россию.

Появились некие совместные проекты БРИКС в сфере образования. И вроде все шло неплохо до переворота в Бразилии, который Российская Федерация проглотила, не сказав ни слова, хотя это был государственный переворот.

Тогда отстранили от власти женщину – президента Бразилии Дилму Русеф, которая во времена военной диктатуры в 60-е годы подвергалась пыткам, работала в подполье, относилась к нашей стране очень хорошо.

У нас в Бразилии была масса интересных проектов, вплоть до разработки вооружений совместных, до совместных полетов в космос.

Теперь к власти в Бразилии пришел даже не полуфашист, а фашист – Болсонару, большой друг Соединенных Штатов. Причем до такой степени, что даже Соединенные Штаты, похоже, от него так начали потихонечку дистанцироваться. Расист, который про Муссолини неплохо говорит. Россия тогда заявила, что нам все равно, с кем работать. Вот вам результат. Саммиты есть, итоги работы – с этим совсем плохо.

Пошли вопросы: «Ваше отношение к Лукашенко?» Он в БРИКС не входит.

«Заместители Медведева имеют ПМЖ в других государствах. Правомерно ли это?» Я уже говорил о своем отношении к двойному гражданству. В России оно терпится, но не признается. Бредовая формулировка. Если у вас, как гражданина России, есть еще пять паспортов, это по барабану. Но в России с вами будут работать по вашему российскому паспорту. Въехать в Россию вы можете по российскому паспорту, документы получать. Другие паспорта мы не признаем. Хотите – имейте. Я считаю, если человек работает на государственной службе или хочет туда поступить, у него должно быть только российское гражданство. У него не должно быть собственности за границей, счетов. Если он не работает на государственной службе – другое дело. Пусть сам решает. Работа на госслужбе – это не только коврижки и пряники. Это еще и обязанности перед своей страной.

Николай:

- 7 ноября 2017 года прошли не замеченные и игнорируется либерасто-демократическими СМИ два важных событиях. Это открытие Останкинской башни и телецентра.

НТВ во время пожара на башне злорадствовал: вы видите, как горит последний символ совка. Второе событие – 1967 год. Постановлением правительства для лучших товаров народного потребления был установлен знак качества. До которого нынешним товарам расти и расти.

Н. Платошкин:

- Я недавно проезжал мимо телебашни и спросил водителя: работает? Да, открыли. Водитель – обычный человек – заявил: такую вещь в 60-е годы построили. Аналогов не было тогда. Телебашня была не просто каким-то символом. Именно поэтому у нас тогда телевидение пришло на все бескрайние просторы нашей страны.

Наши инженеры по телебашням вообще считались супер. Мы строили телебашню в Берлине, которая до сих пор считается одним из символов города. Прекрасная работа была. Есть чем гордиться.

«Когда вы приедете в Сочи?» Пока собираюсь в Крым. После этого – в Улан-Удэ, Хабаровск. Если пригласят в Сочи – тоже приеду.

Виктор из Красноярска:

- Вашу передачу слушают многие, особенно в городах и в радиусе 20-30 километров. Нельзя ли сделать трансляцию радио по телевидению? У вас очень интересное радио, вас многие слушают.

Н. Платошкин:

- Я просто гость и ведущий на этой радиостанции. Передам вашу просьбу руководству. Нас можно смотреть в интернете.

В советское время на Дальнем Востоке и в Сибири была система мощной местной радиосвязи. Она была нужна еще и для обороны. Сейчас все расфигачили. Радиосигналы во многие места не доходят. Когда был совок – тогда или сейчас? Тогда радио было, а сейчас вообще никакого нет. Я был в Хабаровском крае, в некоторых местах интернета нет. И мобильной связи тоже.

«Как вы относитесь к тому, что гражданин Путин озаботился воровством денег при строительстве космодрома Восточный. Он что, страной по интернету руководит?» Затронем тему коррупции попозже.

Поговорим о событиях в Боливии. «Какие последствия для России могут нести события в Боливии?

Очень грустные пока события. Хотя, надеюсь, еще не вечер. Потрясен до глубины души реакцией нашего МИДа, точнее – отсутствием этой реакции, когда свергли законно избранного президента и большого друга нашей страны Эво Моралеса, это был военный переворот, вынудили его эмигрировать в Мексику.

Наш МИД говорит: мы призываем все стороны конфликта в Боливии проявлять спокойствие. А может, нам Лаврова тогда на Карлсона заменить, который на крыше живет? Помните, он все время говорил: «Малыш, спокойствие, только спокойствие».

наши деятели говорят: кто бы там в Боливии ни пришел к власти, мы со всеми будем сотрудничать. Тогда давайте закроем МИД, повесим амбарный замок и просто будем регистрировать тех, кто где-то приходит к власти.

Что конкретно происходит в Боливии? Почему я считаю, что это переворот? Происходят президентские выборы. На них президент Моралес набирает 47 % голосов. Главный лидер оппозиции, представитель олигархов Карлос Меса, который до Моралеса уже был президентом Боливии и был свергнут в результате массовых народных протестов после повышения цен на газ для населения, которое Моралес, придя к власти отменил, - вот этот персонаж набрал 36 %.

У Боливии довольно интересное законодательство. В первом туре выборов на пост президента побеждает тот, кто набирает 50 % плюс 1 голос. Есть еще одна возможность, по закону. Если первый кандидат, набравший большинство голосов, набирает меньше 50 %, но больше 40 %, а второй по значимости кандидат отстает от него на 10 или более процентов. То в этом случае тоже в первом туре человек считается избранным. Моралес победил в первом туре.

Оппозиция начинает хай. Олигархи выводят на улицу второго по величине города Санта-Крус тысячи людей, которых Моралес поприжал, повысив налоги в пользу бедных. И говорят: нет, мы не согласны с выборами, пусть рассудит Организация американских государств. Штаб-квартира ОАГ в Вашингтоне. Они все приехали и заявили: ну да, как-то… Причем никаких конкретных нарушений. Их что-то не устраивает. Они утверждают, что Моралес выиграл, но его соперник набрал не 36 %, а 38 %. Поэтому надо проводить второй тур. Моралес не против второго тура. И тут военные выходят и говорят: все, вали отсюда, свободен. Моралес уезжает в Мексику.

Власть берет на себя второй заместитель председателя Сената Боливии Жанин Аньес, которая была от оппозиции. Ее никто не утверждает. И говорит: я теперь президент. Она меняет командование вооруженных сил. Назначает правительство. Она говорит, что не признает правительство Венесуэлы во главе с Мадуро, а признает перевертыша Гуайдо, которого американцы усиленно пытаются поставить там. Это переворот.

Боливия – чемпион мира по производству олова. Олово – это не оловянные солдатики. Даже не паяльные устройства. Олово – это все консервные банки. Если вы в жесть не добавите олово, то есть не сделаете жесть белой, консервы окислятся. Я вам не советую их есть.

В Советском Союзе было свое месторождение олова в Хабаровском крае. Я там был недавно – это как немцы прошли. Огромный комбинат, который построили в 1967 году, полностью разгромлен. И сейчас мы торжественно закупаем боливийское олово через Бразилию. Потому что свое неохота, видимо, разрабатывать.

Боливия дала «Газпрому» контрактов на миллиард долларов, потому что у Боливии второе место в Южной Америке по запасам газа. Они хотят развивать газовое хозяйство, чтобы сделать его дешевле для населения. Теперь можно с этими контрактами распрощаться, как это было уже сделано с Ливией, которую мы тоже бросили, заявив, что нам тоже, видимо, по фигу, кто там руководит.

Свинство нашей позиции, я другого слова не могу подобрать, заключается в том, что Боливия до недавнего времени была членом Совета Безопасности ООН на непостоянной основе. Они раз в полтора года меняются. Это единственная страна, которая нас там поддерживала.

Не Китай, который трусливо сидел по кустикам, воздерживался в случае чего. Нет, только они. Отправляют Скрипалей – Великобритания и США собирают срочно заседание Совета Безопасности, чтобы объявить санкции России. А если Совет Безопасности эти санкции объявляет, то они обязательны для исполнения всем странам мира. Кто вступился за Россию? Только Боливия.

По Сирии, когда они пытались повесить на нас, что мы там какие-то химатаки организовывали, кто за нас вступился? Одна Боливия, больше никто. Хотя, заметьте, как наши либералы и мещане туповатые говорят: да чего там Боливия? Ну и Моралес мог бы так сказать: чего там Россия, Сирия какая-то? Нам это зачем? Несмотря на то, что все действия Моралеса наталкивались на жуткое неодобрение США. Он рисковал ради нас. Хотя мог бы плюнуть и сдаться американцам. Но не стал этого делать.

А когда военные заставили его уйти и привели к власти какую-то девчушку непонятную, которая сама себя назначила президентом, - нам все равно, мы соблюдаем спокойствие, готовы работать с кем угодно, нам до глубокого фонаря. Сами себя поставьте на место боливийцев или кого угодно. Вы с такой страной, которой все равно, кто у вас чего делает, вы с ней дружить будете? Дружба – она между людьми и между странами простая. Вы мне в трудную минуту поможете, я вам в другую трудную минуту помогу.

Меня могут спросить: а как помочь? Боливия далеко. Я этих персонажей на телеканалах наслушался по Венесуэле. Да там все схвачено, да американцы, да чего мы там можем сделать? Оказали жесткую дипломатическую поддержку, противодействовали санкциям против Венесуэлы – и ничего они там не сделали, американцы. Да, Моралес не успел зачистить армию. Это основная проблема. Армия в Боливии строго на стороне законных властей. Моралес постеснялся.

Еще один интересный момент по Боливии. Там 50 % коренного населения – индейцы аймара. Это не дикари, это люди, которые до империи инков еще создали мощную культуру, цивилизацию, остатки которой есть в Боливии до сих пор.

Так вот, со времен испанского завоевания никогда представитель коренного населения не был не то что президентом, они и постов-то никаких не занимали. Рубили белые олигархи из этого города – их Рублевки, Санта-Крус.

Когда Моралес в 2005 году избрался президентом, первый индеец, ух, как они его возненавидели! Что, какой-то индеец, какая-то шпана будет нами, потомками конкистадоров, рулить? А Моралес – человек из сельской семьи. Ели они все кукурузу в основном, вяленое мясо на праздники. И Моралес вспоминал: праздник для него был, когда мимо его деревни проезжали автобусы с американскими туристами, они швыряли апельсиновые корки. Дети их подбирали и ели. Это у них был десерт.

Программа в студии Радио КП

Теперь же к власти пришла девушка, которая признала Гуайдо и заявила, что индейцы в ее стране – это сатанисты, у которых местные культы как у животных. Можете представить, как они относятся к коренному населению. Излишне говорить, что в новом правительстве Боливии, которого она сама провозгласила, вообще нет ни одного представителя коренного населения.

Правда, Моралес сказал, что если парламент не утвердит эту самозванку, то он вернется. В рабочих кварталах столицы Ла-Пас происходят столкновения между сторонниками Моралеса, немножко деморализованными, и полицией.

Для меня Боливия играет и личную роль. Я автор биографии Че Гевары, который погиб в Боливии 9 октября 1967 года, когда его затравили обученные американцами рейнджеры, взяли раненого в плен и хладнокровно ликвидировали. И вот этот негодяй, который застрелил Че Гевару в упор, потом от кубинского правительства получил бесплатную операцию на глазах, которая спасла его от слепоты.

Мы же с вами сверхдержава не потому, что мы большие, не потому, что у нас ракет много, а потому что от мнения русских очень многое зависит. И мы можем оказать влияние на ситуацию в Боливии без всякой войны, безо всего. Нас там ждут, на нас надеются. Будем раскидываться друзьями – враги придут на наши границы. А потом у них может возникнуть мысль эти границы еще и пересечь. Чем больше у нас друзей, тем меньше у нас расходов. Чем больше союзников, тем меньше надо напрягаться внутри страны. Друзей нет только у дураков. Я думаю, вы сами это знаете.

Яша подытожил тему: «Имей сто друзей – и будет лучше, чем сто рублей». Точно!

Александр из Казани:

- Не поднимает Госдума минимальную зарплату. Лишь бы люди с голоду не умирали. Как на эти деньги прожить? Молодежь не создает семьи.

Н. Платошкин:

- Наше движение «За новый социализм» имеет в программе 25 тысяч рублей минимальную оплату труда. То, что сейчас 12 тысяч – это свинство. Надо ввести прогрессивную шкалу налогообложения, чтобы богатые платили больше, а те, кто получает 25 тысяч или меньше, должны быть освобождены от подоходного налога. Для остальных – 10 %. Для богатых – 20 %, не больше. Но для этого надо победить на выборах в Госдуму.

В Аргентине недавно сменилась власть. Пришли к власти левые. Там на участки пришли 80 % населения. У нас – 20-30 %. Будем валяться на диване – будем получать 11 тысяч.

Сергей из Самары:

- Вам идет любая роль – и ведущего, и дипломата. И роль президента подойдет, я в этом уверен.

Н. Платошкин:

- Я не против, если люди выдвинут.

Сергей:

- Вопрос по поводу передачи шельфов в 1991 году Шеварднадзе и Горбачевым. Должны быть какие-то надзорные органы по этому поводу. Были прецеденты. Награждение Насера Героем Советского Союза. Хрущеву сделали порицание. А здесь полморя слили, и все в порядке. А про это море – и народ не знал.

Н. Платошкин:

- Ключевое – народ не знал. Управление государством – это серьезная работа. Это надо быть информированным. Надо сидеть, информацию узнавать. О многих вещах вам никто и рассказывать не будет особо. Именно для этого создаются партии, общественные организации. Вы туда входите, вам там больше рассказывают. В Америке в среднем каждый состоит в трех организациях. И в случае чего, если у него проблемы, его никто не бросит. За ним встанет или профсоюз, или какое-то общество. Но у нас – каждый сам за себя.

Но то, что мы передали тогда американцам часть Беринговая моря – это не шельф. Это огромный по рыбным запасам ресурс. Самое богатое море по рыбопродуктам – Охотское.

На втором месте – чилийское побережье. Мы в свое время чилийцев научили ловить рыбу при Альенде. Сейчас они ее экспортируют. И нам благодарны. Как мы сейчас это вернем?

Если к власти придет национально ориентированное левое правительство, будем поднимать этот вопрос на переговорах с США. Отнять у них мы это теперь сможем только в результате войны. Пока эти перспективы очень мрачные.

Вот еще мне пишут: «О, великая могучая Боливия! Господи, эту Боливию с лупой на карте не сразу найдешь». А вы знаете, лупу отложите в сторону. Боливия по территории – две Украины. Если вы Украину с лупой найти не можете, да, Боливию тоже не сможете.

«Почему вы все о прошлом?» Сейчас будем рассказывать о нынешнем прекрасном. Например, о доценте Соколове в Санкт-Петербурге. Хотя меня он не столько интересует. Меня интересует, кто за ним стоит. Санкт-Петербургский госуниверситет у нас по рейтингу считается вторым в стране после МГУ. Министр культуры Мединский ответил на вопрос, знал ли он Соколова: «У кого что болит. Раньше все спрашивали про «Джокера», теперь про Олега Соколова. Так и хочется ответить: если вам так нравится «Джокер», почему вам не нравится Олег Соколов?»

Что, господин Мединский шутит над этим? Мне мои студенты сообщили, что им сообщили студенты Санкт-Петербургского госуниверситета, что их собирали и строго-настрого приказали не комментировать это в соцсетях. Это у нас либералы, демократы и все остальные прочие.

Там ректором в Санкт-Петербургском университете некто господин Кропачев, который, говорят, был преподавателем у Медведева, а потом был у него научным руководителем. Когда Медведев занял должность президента, может, это совпадение, 22 июня 2009 года, в день 50-летия Кропачева, он подписал указ о назначении того ректором второго по величине вуза страны. после этого на Кропачева посыпался дождь наград. Он получил два ордена «За заслуги перед Отечеством». Мне просто интересно, что у него за заслуги?

Алексей из Нижнего Новгорода:

- По поводу Соколова. Сам я реконструктор. Приходилось на Бородино пересекаться. Это было еще в 90-е годы. Человек реально как реконструктор, как историк – авторитетный, интересный, но вспыльчивый. Насколько я знаю, редкое Бородино без драки обходилось. Конфликты. Не нравится то, что творится сейчас в стране. Обычная рядовая бытовуха. Если бы быдлан Вася приложил чугунной сковородкой своей жене по голове, утопил ее в озере, никто бы даже об этом не говорил. Но здесь известная личность. И тут же начинается, включаются СМИ, перемывают все кости, все грязное белье. Те, кто находился с ним рядом, делают вид, что не знали, кто такой Соколов. Неприятная ситуация. Да, человек совершил преступление. Но это рядовая бытовуха.

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Я с вами коренным образом не согласен. Какая рядовая бытовуха? Человек уверился в безнаказанности. Сначала на реконструкции дрался. Убил лошадь. После этого, как написала одна студентка еще в 2008 году в милицию, в 43-е отделение, что он ее утюгом пытал. Год назад на его лекции произошла драка, когда он приказал своим студентам выкинуть того, кто ему не те вопросы задавал.

Комиссия по этике Санкт-Петербургского госуниверситета разбиралась. Сказала: все отлично. Может, знаете, почему они на тормозах спускают? Потому что Кропачев в декабре переизбирается ректором. Да он еще в Академию наук собрался. Может, у него заслуги, что он премьер-министра знает? Такие заслуги нам не нужны, такие ректоры нам не нужны. Пусть он за каждую награду отчитается.

Я не спорю, что Соколов хороший историк. Но это не значит, что ему можно лошадь убивать, потом девушку утюгом пытать, а в конце концов в кого-то стрелять. Дореконструировался товарищ.

А если бы это все не заметали под ковер, ради того, чтобы не трогать такого классного ректора, может, этого бы не было, и Анастасия была бы жива.

Очень правильно подметил Евгений Подлегаев: «Нормальный человек в России костюм Наполеона носить не будет. Это, по-моему, все равно, что надевать костюм Гитлера и испытывать к нему пиетет». Я с мыслью полностью согласен. Правда. Сейчас Соколов плетет, что это костюм бригадного генерала французской армии. Но при этом себя требовал называть Сир – так называли императора.

Я за движение поисковых отрядов. Это герои, которые не фигней занимаются, а поиском пропавших без вести наших героев, возвращают им имена, могилы. У родных слезы радости, хотя бы такой. Вот это люди.

А некоторые реконструкторы мне говорят: ой, мы тут реконструировали Великую Отечественную войну, у эсэсовцев такая форма красивая была! Когда человек интересуется историей – это одно. Когда он интересуется глянцем этой истории: а я вот знаю, где у эсэсовцев или у французов были нашивки. Может, это тоже какую-то роль играет но этот маразм довел до того, что в Москве к очередной годовщине Бородинского сражения московская мэрия разместила на остановках наглядную агитацию, где под видом русского солдата был француз изображен.

Говорим о коррупции. Конституционный суд признал законными нормы об изъятии имущества родных и знакомых коррупционеров. Сразу должен вас огорчить. Конституционный суд у нас законов не пишет. Он рекомендует. Эти его рекомендации должны быть учтены Госдумой, где у "Единой России" две трети. Если она захочет, она вот такой закон может принять хоть сегодня. Пенсионную реформу прокатили за один месяц – без проблем. Людей даже не спросили.

Есть такой индекс восприятия коррупции. Публикует его международная организация Transparency International. Причем у нас власти говорят: да вот, все эти международные организации на Россию баллон катят. Эта международная организация измеряет восприятие коррупции. Она опрашивает людей: у вас в стране коррупция высокая?

Сталкивались ли вы лично с коррупцией? Каким образом сталкивались? На основе этого публикует индекс.

Мы на почетном 136-м месте, то есть с коррупцией у нас совсем все ужасно. Украина, которую ругают наши мужественные телепередачи, она на 120-м месте, то есть на 16 мест у нее лучше индекс. Армения на 110-м, а КНР – на 86-м месте.

Что делать? Причитать все могут. С коррупцией можно покончить очень быстро. Есть конвенция, которую Российская Федерация никак не может ратифицировать. Должна собраться Госдума и принять эту конвенцию в виде российского закона. Там простой смысл, что надо проверять не только доходы чиновников, но и расходы.

Человек должен сдавать декларацию о доходах и о расходах. И если у него расходы превышают доходы, он не может показать наследственное дело бабушки, то он коррупционер и преступник. И что ты будешь делать – никто не хочет у нас в Госдуме это ратифицировать. Создаются комиссии по борьбе с коррупцией.

Кто-то говорил, что Путин встречался с теми, кто космодромом Восточный занимается. И вроде тоже говорит: воровали, воровали, сколько можно? Так поэтому и воруют, что такое отношение: ну, можно это делать.

Любой депутат, любой избранный чиновник, включая президента, по истечении половины срока полномочий – избиратели должны иметь возможность отозвать его с должности, собрав подписи, провести выборы и так далее. И третье, как борются с коррупцией. Чего сложного?

Чиновник не выборный, скажем, таможенник, который имеет отношение к деньгам, он должен ротироваться раз в полгода. Полгода поработал – перешел на другое место, чтобы связи не возникли.

Евгений из Москвы:

- В сентябре были выборы. Я и раньше был за коммунистов. И отец мой покойный был за коммунистов. Я пошел на выборы наблюдателем. У нас были КОИБы, там было все нормально. Но когда мы ездили по квартирам с чемоданчиком, я увидел, как лежачие бабушки, дедушки, которые вообще не соображают, за кого голосовать, им сидят и подсказывают их дети. Когда мы вернулись на избирательный участок, мне рассказали, как это делается. Оказывается, соцработники, когда ходили по квартирам, ухаживали за лежачими, говорили им, за кого надо голосовать. Соцработницы получали за это деньги.

Н. Платошкин:

- Спасибо, что вы стали наблюдателем. В Москве на некоторых участках выборы прошли именно чисто потому, что очень много было честных людей, бесплатно выполнявших свой долг. А что касается выборов, пусть меня слушает начальник избирательного участка в Комсомольске-на-Амуре, который находился в школе № 27. Мы знаем, что вы бросили сто бюллетеней за ЛДПР. Мы вас найдем и призовем к уголовной ответственности. И никто вам не поможет.

Хотя многим говорили: не голосуйте за Платошкина, он всех привлечет к ответственности за фальсификации, если выиграет. Всем фальсификаторам русская поговорка: сколько веревочки ни виться, а конец у нее будет. Ответить за фальсификацию все равно всем придется. Надеюсь, это произойдет довольно быстро и по закону, с нормальными судами, которые, надеюсь, у нас в стране тоже появятся.

До новых встреч.

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Экономика с Михаилом Делягиным