Дайте шанс: почему уволили единственного врача-трансплантолога, пересаживавшего почки грудничкам

Дайте шанс: почему уволили единственного врача-трансплантолога, пересаживавшего почки грудничкам
Родители утверждают, что малышей больше никто спасти не сможет.

В России уволили единственного в стране врача-трансплантолога, который более 10 лет занимается пересадкой почек детям, чей вес начинается от 6 килограммов. Операции отменили, а мамы и папы считают, что их детей лишили шанса на жизнь, сообщает bfm.

Михаил Каабак работал в Российском научном центре хирургии (РНЦХ) для взрослых пациентов и на четверть ставки – в Национальном медицинском исследовательском центре здоровья детей (НЦЗД). Он спас не один десяток человек, используя собственную методику и медпрепарат «офф-лейбл» (когда показания в инструкции не соответствуют показаниям назначения).

Благодаря этому лекарству, пересаженные почки приживаются лучше, и в процессе реабилитации количество медикаментов, которые «глотает» ребенок, уменьшается в разы. Для маленьких детей – это единственный вариант на спасение.

Осенью Каабак и его коллега планировали перейти в НЦЗД на полный день и обучить своим методам его сотрудников. Но ставки там для них не нашлось.

Сам врач считает отсутствие ставки формальной причиной, а основная все же кроется в препарате. По его словам, основным противником его применения является главный трансплантолог Минздрава Сергей Готье, в институте которого пациентов Каабака оперировать не смогут, потому что максимально низкий вес, при котором возможна операция здесь – 9 килограммов. И нигде в России тоже не смогут, потому что никто до него этого не делал.

Врач надеется, что Готье все же станет использовать его методику, проверенную годами, иначе могут умереть десятки детей.

Родители пациентов Кабаака выложили на Сhange.org петицию, в которой требуют вернуть им доктора. Сечас ее подписали уже почти 190 тысяч человек.

По словам ее автора, никто не хочет спасти детей. В пример она приводит маленького мальчика весом в 5800 граммов, которого не принимают в институте Готье, и который умирает в реанимации. Женщина утверджает, что каждый нефролог знает про ограничения веса для операции в 10 килограммов, но никто не хочет связываться с главным трансплантологом страны и сотрудником Минздрава.