«Деньги – это так себе история»: эксперт назвала плюсы бесконтактных платежей

Анастасия Журавлева

Анастасия Журавлева

Гостьей открытой студии радио «Комсомольская правда» стала Анастасия Журавлева, директор по коммуникациям группы компании QIWI.

Д.Делинский:

- Это Петербург, открытая студия радио «Комсомольской правды». Мы работаем на форуме Baltic PR Weekend. У меня в гостях Анастасия Журавлева, директор по коммуникациям группы компании QIWI. Здравствуйте!

А.Журавлева:

- Здравствуйте!

Д.Делинский:

- QIWI – ведущий провайдер платежных услуг в России и в странах СНГ. Коронавирус подстегнул процессы цифровизации всего и вся. Это новая реальность, в которой мы живем. Как это повлияло на платежные системы?

А.Журавлева:

- Мы в процессе цифровизации находимся достаточно давно, даже раньше других участников рынка, потому что изначально были заточены на то, что все наши операции происходят в онлайн в основном, не считая терминалов. Все почему-то говорят, что QIWI – это только терминалы, но мы большая финтехкомпания. Конечно, в период коронавируса качало и мотало всех. Что у нас происходило? Мы полностью оптимизировали все процессы, увели их в онлайн, начиная от операционки и заканчивая банальными документооборотами, бухгалтерскими штуками и всем прочим. У нас это тоже было еще до короны, у нас можно, например, уйти в отпуск через Telegram. У нас есть Telegram-бот, пишете туда: хочу в отпуск. Вам приходит ответ, когда хочешь пойти, календарик вылазит, тыкаешь на даты, все происходит само собой.

Д.Делинский:

- Без похода в бухгалтерию, без бумажек.

А.Журавлева:

- Мы туда не ходим уже очень давно. И это очень круто.

Все, что нужно было «допилить», чтобы нам стало еще удобнее, мы просто за период изоляции, наши программисты и разработчики все это докрутили. У нас все полностью в онлайн. Мы 13 марта ушли разом на удаленку, всем офисом, наша служба безопасности абсолютно спокойно удаленно настроила всем доступы. Надо понимать, что московский офис – это порядка полутора тысяч человек, все произошло онлайн. Люди взяли ноутбуки и ушли домой, безопасники что-то поколдовали, но дальше мы спокойно работаем со всеми доступами. Учитывая то, что мы банк, у нас есть определенное количество ограничений и на почты, и на мессенджеры, и на внутренние наши системы, которые контролируют наши задачи, все это настроили онлайн. И мы спокойно продолжаем работать и будем работать удаленного до нового года.

Д.Делинский:

- Это внутренние процессы. Допустим, службы доставки, там все дымится. Люди падают от усталости. А платежные системы?

А.Журавлева:

- Мы не дымимся. Мы радуемся, что мы растем, потому что количество транзакций увеличилось. Пока люди сидели дома, люди покупали, тратили на игры, на тот сегмент, который мы называем интертеймент, то есть, все, что связано со стримами, играми, киберспортом, так далее. Все ушло в онлайн быстро. И это прямо наш сегмент и наш рынок. И мы себя довольно хорошо чувствовали в период короны.

Мы, конечно, тоже просели, потому что у нас упал такой сегмент, как оффлайн-ставки. Перестали играть в футбол, хоккей и остальные оффлайн-игры. Это тоже наш сегмент, где мы являемся провайдером. Там было тяжеловато, но когда все вернулось, все ожило. И стало снова хорошо. Мы не то, чтобы прямо почувствовали дымление, мы, скорее, почувствовали рост в онлайн, нам это очень понравилось. Нашим пользователям тоже. И мы себя довольно хорошо чувствуем. Посмотрите результаты второго квартала и все поймете.

Д.Делинский:

- Еще один сегмент значительный нашей российской экономики – фриланс. Ваши социологи выкатили исследования по рынку фриланса, потому что коронавирус на него повлиял. Какие там тенденции?

А.Журавлева:

- Мы наблюдаем рост. И здесь можно говорить не только о фрилансерах, но и о той категории граждан, которые называют себя самозанятыми. Мы видим рост. Мы думаем, что количество профессий, которые будут уходить во фриланс, в самозанятые, он тоже будет расти. Это в основном креативные индустрии, это технические цифровые профессии типа разработчиков и программистов. Связано это с тем, что кажется, мы наблюдаем тенденцию того, что ребятам интереснее работать на разные компании и на разные проекты, нежели сидеть в каком-то одном технологическом гиганте. И это, кстати, тоже обусловлено короной, потому что вдруг стало понятно, что офис-то и не особо нужен для таких профессий.

Д.Делинский:

- Офис, как понятие и явление, на грани смерти?

А.Журавлева:

- Для классического бизнеса, если мы говорим о госкомпаниях и таких махин, там нет, скорее, там останется офис. Для компании, которая работает в IT-секторе, которые немного будто бы живут на несколько лет вперед, для них эта история умирает. И даже мы думаем о том, чтобы часть офисного пространства превратить в коворкинги, куда команды могут приезжать в момент, когда им захочется, забронировав, как это обычно бывает, место. Приехав просто поработать. Мы понимаем, что можно жить без офиса. Поэтому если возвращаться к рынку фрилансеров и самозанятых, думаем, что эта категория будет расти, все больше людей, связанных с айтишными профессиями и креативными будут уходить в тот самый онлайн, сидеть на фрилансе, оформляться как самозанятые. И спокойно работать на несколько компаний или несколько команд, которые делают какие-то проекты. Это удобно.

Д.Делинский:

- Еще одна тенденция. Внезапно падает спрос на банковские карты. Есть цифра – четыре с половиной миллиона пластоковых физических банковских карт минус к тому, что у нас было пять лет назад. И вроде как говорят, что коронавирус подстегнул эту историю. Почему?

Анастасия Журавлева

Анастасия Журавлева

А.Журавлева:

- Мы не тольк одна из самых продвинутых стран в банковском секторе, мы еще и в финтехе самые продвинутые. Мы идем наравне с Азией очень хорошо. Это вдвойне приятно.

Дело в том, что пластик изживает себя ровно потому, что появляются форматы Apple-pay и вот это вот все. Потому что сейчас мы можем платить телефоном, платить часами, скоро будем платить какими-нибудь чипами. И я не думаю, что это связано с историей про то, что пластик физически не удобен или пользуется меньшей популярностью. У нас в стране 140 с чем-то миллионов людей. И четыре с половиной миллиона – это очень маленький процент.

Д.Делинский:

- Тем не менее, тенденция.

А.Журавлева:

- Тенденция есть. И чем дальше мы будем развиваться, тем меньше контактных платежей мы будем использовать ровно, как и в онлайне, если говорить о кошельках, например. Удобно, когда у тебя кошелек встроен в эквайринг какой-нибудь и ты не участвуешь в платежном процессе. Это ровно два клика и все случилось. То же самое с оплатой у физических лиц. Ты пошел, оплатил телефоном, тебе не надо доставать пластик, его брать в руки лишний раз – это к вопросу короны. Чем меньше контактов с любой поверхностью, тем лучше.

Тенденция будет в любом случае расти. Но мы не думаем, что она будет расти прямо в геометрической прогрессии. Этого ждать не стоит. Не во всех регионах есть инфраструктура для того, чтобы использовать бесконтактные системы оплаты.

Д.Делинский:

- Чем дальше от Москвы…

А.Журавлева:

- Чем дальше от МКАДа, я бы сказала, тем сложнее.

Д.Делинский:

- Есть еще проблема. Разрядился мобильный, нет интернета, электронный кошелек не работает в таком случае?

А.Журавлева:

- Нет. Только переводом с кошелька на карту. Но мы работаем над этим.

Д.Делинский:

- В какой-то момент чипу не понадобится электричество, да?

А.Журавлева:

- Мы думаем, что, скорее всего, да, но это не разработки QIWI, это финтехразработки, сейчас по всему миру команды решают вопрос того, чтобы вживить куда-нибудь человеку чип. И чтобы в этом чипе было аккумулировано все, что ему нужно с точки зрения ежедневной физической жизни.

Д.Делинский:

- Вот сейчас сторонники теории заговора…

А.Журавлева:

- … должны начать плакать, конечно, в уголке. Но когда мы разговариваем с командой внутри на эти темы, кто-то говорит, я не против чипа, это так круто, вообще ничего не надо делать, просто запястье ходишь и прикладываешь. И хорошо. Или идешь по улице, надо записаться к врачу. Хоп, информация ушла на чип. Позвонила в вашу страховую, страховая вас записала.

В общем, план не плохой. Как он будет реализован? Это другой момент. И как это будет отражаться на человеке с точки зрения регулятора и государства? Это тоже другой вопрос. Я бы его, наверное, не касалась, а то, правда обвинят нас с вами в теории заговора, что мы поддерживаем.

Д.Делинский:

- В любом случае, мы на пороге светлого будущего. Оно светлое?

А.Журавлева:

- В платежных системах точно да. :Но здесь мы развиваемся очень хорошо, весь рынок круто и быстро развивается. И те решения, которые предлагает на сегодняшний день банковский сектор в России, мы далеко впереди Европы, мы находимся практически наравне с Азией и с Америкой. Америка тоже где-то далеко со своими чеками. Поэтому да, мы с точки зрения физических платежей ежедневных человеческих, мы себя очень хорошо чувствуем. И мы, правда, предоставляем клиентам суперактуальные услуги. И суперполезные сервисы. Вот тут точно впереди планеты всей.

Д.Делинский:

- Моей маме 72 года. Она в последний раз в руках держала наличные деньги года два назад. Просто пример из жизни.

А.Журавлева:

- Да, и это прекрасно. С точки зрения здоровья деньги – это так себе история, которая носит в себе все вирусы, которые только можно. И кучу всего еще. Лучше пластик или бесконтактный платеж.