«Фотографироваться голой не стыдно»: актриса Ольга Редько о современной морали

Ольга Редько
Мы привыкли жить по правилам настолько, что иногда даже не думаем, кто их установил и должны ли мы на самом деле им следовать. Как же понять, где настоящие правила, а где чья-то злая воля или глупость? И причем здесь Тарзан и Ксения Собчак? Разбиралась актриса и преподаватель актерского мастерства Ольга Редько.

Мы находимся на таком уровне развития сознания и общества, что никак не можем обойтись без сакрализации и правил. Чтобы никто не забаловал, понаставим везде храмов — религиозных, знаний, искусства. Неважно, главное, храм. Чтобы ни в коем случае не думали и стыдились сделать хоть шаг в сторону. Напридумываем правил: вот это неприлично и вот то, а вот такое вообще только свиньи делают. Ах, как удобно с этими правилами.

Только есть, мои обсуждающие Тарзана и Наташу Королеву друзья, мораль, а есть нравственность. То, что живет внутри тебя и что тебе диктует общество. А общество, как известно, диктует разное. Например, что женщинам нельзя носить брюки. Или что рыжие — ведьмы, на костер их. Или аборты запрещает, и мы получаем поколение ненавидимых, брошенных, дай бог, если здоровых детей, и волну смертей от подпольных абортов.

На днях двое родителей купили малышу пистолет с поролоновыми пульками. Совершенно безопасные поролоновые цилиндрики. На первом этаже торгового центра метров 200 квадратных абсолютно пустого пространства — мрамор и колонны. И ни единого человека. Вот ни одного. Малыш, конечно, хочет опробовать новую игрушку.

К ним выходит тетенька, что-то вроде охранницы, и строго говорит, чтобы они уходили, нельзя, фу, нельзя. На вопрос, кому ребенок мешает, почему нельзя, если пульки не вредят мрамору, это просто поролон, сначала тетенька заученно повторяет «нельзя», а когда родители не отстают с вопросом «почему?», произносит сакраментальное: «Потому что есть правила поведения».

Ольга Редько

Правила поведения, мои улюлюкающие на свадьбе Собчак и Богомолова друзья, придумывают вот эти тетеньки. Возможно, как раз из тех нежеланных и недолюбленных. Вот эти тетеньки решают, что прилично, а что нет.

Помните, в депутаты баллотировалась актриса из Уральских пельменей. Тогда в интернете разошлась многомиллионными просмотрами запись дебатов с ее участием, где журналистка задала будущей служанке народа вопрос: «Вы фотографировались обнаженной для журнала, как вы объясните это своему ребенку?». Я, клянусь, закричала от восторга в этот момент. Секунд 15 была уверена, что журналистке заплатили за этот вопрос. Ну потому что это же подарок, а не вопрос.

Я бы ответила этой явно лояльной женщине (в этом месте для атмосферы включите, пожалуйста, финальную песню из какого-нибудь фильма-катастрофы): «Я скажу ему, что фотографироваться голой не стыдно. Стыдно брать взятки. И давать их. Стыдно, когда пенсионеры умирают от голода, когда бездомные едят на помойке. Стыдно, когда судья дает реальный срок за картинку в интернете и отпускает убийцу или вора. Стыдно, когда выборы откровенно фальсифицируются. Вот это все стыдно, сынок.

А фотографироваться голой не стыдно. Наше тело прекрасно, оно — создание господа нашего. А вот какими будут твои мысли и поступки зависит только от тебя». И под кульминацию композиции и несмолкаемые аплодисменты въехала бы не то что в Госдуму, а прямиком в президенты.

Какую глупость промямлила моя коллега, вы знаете. Если не знаете, то погуглите. А знаете почему? Потому что в ее голове тоже есть правило — фотографироваться голой все-таки стыдно. И потому что в депутаты и в охранницы у нас идут одинаковые тетеньки — с правилами, но без мозгов и без сердца.

Все, я кончила, музыку из фильма-катастрофы можно выключить.