Исаев: Заявления о преемнике Путина — это проброс с целью пощупать ситуацию

Государственная Дума
Политик Никита Исаев и Роман Голованов в программе «Злая политика» обсудили падение авторитета Госдумы, растущий интерес к экологическим проблемам, а также недавнее интервью главы Минздрава Вероники Скворцовой Радио «Комсомольская правда».

Скачать передачу [mp3, 33.9 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Нужно ли сокращать Госдуму в два раза? 450 депутатов с зарплатами министров. Или можно их заставить работать? У микрофона Роман Голованов и в студии политик Никита Исаев.

Н. Исаев:

- Всем добрый день!

Р. Голованов:

- Ты сам в депутаты не собираешься?

Н. Исаев:

- Ты для этого решил эту тему запустить?

Р. Голованов:

- Конечно, нужна цитируемость.

Н. Исаев:

- Скажем так, ты меня застал врасплох.

Р. Голованов:

- Может, тоже хочешь там сидеть, ничего не делать, жать на кнопку, как тебе скажет Володин.

Н. Исаев:

- Я тебе скажу так. Я и так сейчас работаю больше, чем какой-либо еще… Вчера я вернулся из Красноярска. На прошлые выходные я был на Дальнем Востоке во Владивостоке и в Хабаровске. Сегодня я выезжаю в Нижний Новгород и два дня работаю там. Поверь мне, моих возможностей, несмотря на отсутствие у меня зарплаты депутата… Кстати, ты знаешь, какая зарплата у депутата?

Р. Голованов:

- Да. В среднем 350-400 тысяч.

Н. Исаев:

- Что-то такое. И в выходные я в Ярославле и еще в Рыбинске нахожусь. И весь год этот расписан. Даже до февраля.

По поводу депутатства. Это определенный статус, а не зарплата. Поверь, есть такие люди, несмотря ни на что, которые так это воспринимают. Для себя 21-й год я, разумеется, рассматриваю. Но мне неинтересно быть просто депутатом Госдумы. Я воспринимаю для себя это как политический статус. И в части руководства одного из руководителей Госдумы.

Р. Голованов:

- В нынешней Госдуме, какая она есть сейчас, у депутатов достаточно полномочий, чтобы они могли что-то менять? Вот ты ездишь по России, освещаешь все проблемы, выносишь их на федеральный уровень. А вот у них почему?

Н. Исаев:

- Государственная дума превратилась в так называемый симулякр. Так же, как и Совет Федерации, как все эти органы – Общественная палата, Совет по правам человека при президенте, в которой буквально на днях ротация происходила. По Конституции у них есть полномочия. И эти полномочия у этих депутатов по этой же Конституции в 90-х могли они реализовывать. Корочка депутата и ты решаешь вопросы. Сейчас, а я летал в Приморье, не буду называть фамилию депутата, с которым я летал. Причем, от заместителя руководителя фракции. В Приморье сказали, слушайте, нас это особо не интересует. Для нас депутаты Госдумы перестали иметь информационное звучание.

Сейчас это зависит от самого конкретно человека. Насколько он влиятелен. А сам по себе статус? Нет.

Р. Голованов:

- Есть депутат Шаргунов. Он выходил к нам на связь. Он постоянно везде запросы рассылает. В основном депутаты стараются тихонечко сидеть, чтобы на местах ни с кем не ругаться. Это с чем связано?

Н. Исаев:

- Депутат активный молодой политик от коммунистической партии, хотя был и от «Справедливой России», был и на Болотной, был и либералом. Кем только великий Шаргунов не был. Он писатель. Он может качаться в разные стороны.

Когда-то это был бизнес – рассылать запросы депутатские. Стоило это что-то 500 долларов. Сейчас как это поставлено? Как на это реагируют? Когда я был чиновником, и мы отвечали на депутатские запросы, мы обязательно должны были на них ответить. Потому что это могло бы быть административным нарушением. Это всегда были отписки. Вот откровенно говорю.

Р. Голованов:

- Красивые, чтобы не сразу пошел ты на три буквы.

Н. Исаев:

- Конечно, лучше сделать это красиво. Да и депутаты плюют на это все дело. Им же главное отправить своим избирателям потенциальным или действующим, сказать, мы тут работаем. Мы тут штаны не просиживаем. Наша зарплата… Ведь кроме зарплаты, Ром, вот сейчас в Нижнем, куда я еду, замечательная история. Там депутаты городского совета Нижнего Новгорода, это не Госдума, не даже Заксобрание одного из 85 субъектов Российской Федерации. Это городской совет Нижнего Новгорода. Там, по-моему, 47 депутатов. И эти 47 депутатов приняли решение себе обеспечить полеты бизнес-классом. Понимаешь, что такое бизнес-класс? Это 30, 40, 50- тысяч в один конец билет. Плюс это еще бизнес-залы, всякие сопровождения, социальные гарантии, льготы и так далее. И мэр сказал, нет. Я – мэр. Я не допускаю, я ставлю вето. Там есть такое Владимир Панов. Это тот, который Галустяна зовет к себе и оплачивает, чтобы патриотизм был замечательный. И постоянно рейтинги: Нижний Новгород то самый комфортный во всем мире, то самый безопасный. И так далее.

Так вот. Сам этот замечательный мэр Панов летает бизнес-классом. Его замы летают.

Р. Голованов:

- За свой счет летает.

Н. Исаев:

- Какой за свой счет? Знаешь, сколько стоит в Сеул полететь? Это сотни тысяч. Триста тысяч рублей стоит билет.

Р. Голованов:

- А какие у Сеула и Нижнего Новгорода связи с мэром?

Н. Исаев:

- Там еще помельче город есть, в Корее. Побратимы. Они братаются, наверное, регулярно. Как можно брататься с корейцами? Собак есть, наверное.

Р. Голованов:

- Говорят, вкусно.

Н. Исаев:

- Не слышал.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Про Госдуму. Конечно, есть нечто важнее, чем зарплата. Это авторитет самой Госдумы. Есть история политическая и есть народная. С народной точки зрения все проблемы сваливают на Госдуму, когда говорят, что история про богатых – это вот депутат. Олигарх – это равно депутат. А политически получается?.. А законопроекты они сами, вообще, принимают?

Н. Исаев:

- Они на кнопки жмут. Или есть кнопка давителя, есть они сами.

Р. Голованов:

- Они могут сказать, мы не принимаем закон.

Н. Исаев:

- Такого не было ни разу. Ну, вот не было. Они, действительно, превратились в канцелярию. Собственно, и правительство, по большому счету, тоже канцелярия.

Р. Голованов:

-Но из правительства приходят…

Н. Исаев:

- Из правительства может приходить все, что угодно. Но есть политическая линия, когда одобрямс со стороны администрации президента, Кремля и так далее, тогда, тем более, когда это связано с достаточно существенными бюджетными расходами. И тогда это все происходит. Понятно, что есть какие-то компетенции у правительства. Но явно это не соответствует де-факто тому, что написано в Конституции. Где записано, что это высший исполнительный орган власти, определяющий вопросы социально-экономической политики, принимающий бюджет и так далее. Уже нет.

И депутаты вносят соответствующие законы. Формально. Есть такая комиссия по законотворческой деятельности. Собирает первый зампред Госдумы всяких профильных заместителей министров. Статс-секретарей, которые взаимодействуют. Они обсуждают, какие законы пройдут, а какие не пройдут. Это и давно происходило. Не только сейчас.

Вот это есть реальный законотворческий процесс.

Р. Голованов:

- Я про самостоятельность. Когда мы готовили материал для КП. Ру, там депутаты жаловались, что приносишь свой законопроект, а он проваливается. А законопроекты в основном для крупных промышленников и лобби.

Н. Исаев:

- Все правильно. Когда в Госдуме 343 депутата представляют одну замечательную партию «Единая Россия», а всего депутатов в Госдуме 450. Их больше, чем конституционное большинство. И они могут принять любой закон, даже поменять Конституцию и объявить импичмент президенту.

Р. Голованов:

- Это говоря про полномочия депутата.

Н. Исаев:

- Но кроме импичмента там есть целая процедура. Задействован Конституционный суд, Верховный суд, там все, что угодно. Но как таковое, эти депутаты могут это сделать. Они могут принять любой закон – это «Единая Россия». И не слушать никого из других депутатов, даже из своих в том числе. Это прост штамповка законодательных актов.

Р. Голованов:

- А как им повышать свой авторитет? Есть сейчас возможность у Госдумы?

Н. Исаев:

- Можно залезть на броневик, например. Можно встать на трибуну и начать долбить по ней каким-то ботинком. И сказать, что я за народ, а вот все вот тут здесь негодяи, и питаются кровью младенцев. Есть такие депутаты.

Р. Голованов:

- Это же популизм.

Н. Исаев:

- У тебя есть человек, ты с ним ведешь программу. Зовут его Милонов Виталий.

Р. Голованов:

- У нас есть еще человек популярней. Это Платошкин.

Н. Исаев:

- Он не депутат Госдумы.

Р. Голованов:

- Делягин. Кто вот говорит то, что людям нравится.

Н. Исаев:

- Они не депутаты Госдумы. Мы говорим, те, которые сегодня могли бы… Да, вот делает Милонов. Ходит с хоругвями, с Крестным ходом, летает на Донбасс с тобой. Вы вместе делите походную пайку и так далее. Это нравится людям. Вот он пытается таким образом свой авторитет поднимать.

Р. Голованов:

- Мне кажется, что на все это смотрят после пенсионной реформы как… Вот вы ерундой занимаетесь.

Н. Исаев:

- Пенсионная реформа, конечно, очень сильно подрубила доверие людей. Прямо мешком по голове огрели. У людей расторгли тот самый социальный договор, который мы, конечно, имели. На это нужно, действительно, делать скидку. Но депутаты стараются по старинке. Они же не могут ничего более интересного изобрести. Ну, не разрешают им на истребителях полетать, потому что это Путин. За амфорами нельзя. Со стерхами нельзя. Что там еще нельзя?

Р. Голованов:

- Да ничего нельзя!

Н. Исаев:

- Олимпиаду открывать нельзя. Летать на переговоры с Трампом нельзя.

Р. Голованов:

- Только ходит с хоругвями и с Крестным ходом.

Н. Исаев:

- Можешь с Крестным ходом и ходить.

Р. Голованов:

- С чего все завязалось? Зеленский пообещал сократить Верховную Раду в два раза. И на Украине этот популизм прямо прокатывает, когда люди поверили в образ честного Голобородько. А если наши возьмут сейчас и откажутся от служебных машин? И пересядут на метро и на велосипеды. Поверят им или нет?

Никита Исаев

Н. Исаев:

- Может, народ не особо это поймет, но сейчас Кремль начинает тестировать, думать, а какая же будет Дума в 21-м году? Новые выборы и так далее. Многие из действующих депутатов и потенциальных депутатов, особенно предприниматели и бизнесмены, лоббисты и так далее, они не хотят идти в депутаты. Знаешь, почему? Они не хотят сидеть, приходишь по магнитным карточкам, уходить. Подписывать, уходить по расписанию. Сидеть и слушать заунывные и скучные разговоры, законопроекты. Можете представить, какая это скукотища? Это пленарное заседание. Люди просто не хотят.

Р. Голованов:

- Тот же Милонов, он тысячу раз жаловался, что ты сидишь там как для массовки.

Н. Исаев:

- Милонов точно не массовка. Милонов выделяется на этом фоне. А остальное все, безусловно, серая масса.

Р. Голованов:

- Продолжаем. Вот нам рассказывают, Сирия, Трамп. Убит глава ИГИЛ, запрещенной в РФ. Но есть война внутри нашей страны. Она без оружия, палок и дубинок. Это такое внутреннее противостояние. Мы говорим про экологию.

Никита, история про Рыбинский завод. Почему это может стать одним из полей битвы?

Н. Исаев:

- Тема экологии до недавнего времени людей, на мой взгляд, в России интересовала очень слабо. На фоне того, что в мире все подрываются на эту тему. В Германии есть партия «Зеленые». Она влияет на политическую обстановку. У нас была партия «Зеленые». Баташов, по-моему, фамилия председателя партии. Комичный персонаж.

Но сейчас начинает разговор идти. О возможном создании партии зеленых, которая, возможно, пройдет в Госдуму. Даже называют одну из наших ведущих «Комсомольской правде» чуть ли не потенциальным лидером этой партии.

Р. Голованов:

- А это кто?

Н. Исаев:

- Канделаки! Еще раз, это слухи такие. Телеграмм-каналов меньше читайте и советских газет. Но слухи такие есть.

За последние два-два с половиной года, начиная с Московской области, свалка Ядрово, Шиес. Экологическая обстановка в Челябинске, которая снесла предыдущего губернатора, который в эмиграции сейчас находится, скрывается от следствия в том числе. Экологические проблемы в Находке – угольная пыль. В Красноярске – режим черного неба. В Новосибирске промышленные предприятия. Весь Урал, город Карабаш – самый грязный город мира. Московская область в этих помойках. Мы постоянно это слышим. Людей начинает это беспокоить. Люди выходят на улицу десяткам тысяч.

Р. Голованов:

- А почему? Сколько эти заводы стояли, гнилушки-свалки были…

Н. Исаев:

- Кому-то это надо, кажется. Либо очень надо, либо люди, действительно, озаботились своим будущем. Я склонен к первому варианту.

Р. Голованов:

- Есть запрос на это сто процентов.

Н. Исаев:

- Ситуация в Рыбинском. Рыбинское водохранилище – это бассейн нашей Верхней Волги, стык двух областей – Ярославской и Вологодской. И есть желание Вологодских властей организовать там производство. Чуть ли уже не начинается там строительство целлюлозно-бумажного комбината. Мы помним борьбу, которая была с ЦБК в Иркутской области на озере Байкал, слава богу, нам удалось отстоять Байкал. Потому что это огромные ядовитые выбросы.

Хотят делать на берегу Рыбинского моря. Идет большая борьба по этому поводу. Если власть продавит это решение, а это решение уже выведено на федеральный уровень, то без общественных слушаний, без понимания и обеспечения вопросов экологической безопасности и так далее, то может возникнуть очень серьезная протестная политическая ситуация не только в Ярославской области. В целом в северных регионах. А мы помним, что Ярославль является столицей демократии, Немцов там избирался в свое время на протестных настроениях. И мэр там Урлашов. Партия «Гражданская сила», так вроде называлась. Прохоровская. Либерального свойства.

Народ там такой. Имеет традиции раскачаться легко. И этой точки совершенно не нужно на российской карте, в том числе, и поэтому. Потому что там протест очень даже возможен. И я еду в эти выходные подробно поднять этот вопрос, изучить и так далее.

Но эта ситуация по всей стране. В угоду лоббистским интересам наших крупных компаний, их инвестиционным программам, деньгам, которые сейчас им нельзя выводит ь в оффшоры в силу ограничений, изоляции, они пытаются распихивать тут, в России. Не могут же они пять раз в год дороги перекладывать! И они пытаются строить непонятно что.

Считаю, что с этим надо бороться. Может, не в рамках политической партии как отдельной структуры, но кто-то это должен брать на флаг.

Р. Голованов:

- Но это может стать точкой протеста. Про выборы говорят, про что угодно. Но экология – это же реально больная тема сейчас.

Н. Исаев:

- Мне казалось, что это как курильщики. Как они думают? Они размышляют так. Курю – мне хорошо. Курить вроде хочу бросать, но нервов сейчас много трачу. Они же не задумываются, что к пятидесяти годам твои легкие превращаются в помойку. И так здесь. Когда эти экологические проблемы? У мен, у детей, у внуков! Бог его знает! Всю жизнь говорят, что мы экологию загрязняем. С того момента, как уголь стали добывать.

Но видя, как люди стоят за свои территории, архангелогородцы стоят по поводу Шиеса, своих болот, откуда берут начало все их северные реки, мусорная реформа, которая серьезно буксует еще по стране. Подняли тарифы, но мусор валяется по всей стране. Отсутствие построенных качественных мусороперерабатывающих заводов. Настройки системы работы региональных операторов. Распределение полномочий между региональными операторами и предприятиями, которые обеспечивают соответствующие виды работ. Пока бардак. Люди это наблюдают и видят каждый день.

И надо понимать, готовы ли мы к той культуре, которую нам насаждают. Раздельный сбор мусора, за это дешевле тариф. Это сложная история.

Но есть политические игроки. В рамках того транзита, о котором в стране сейчас очень часто говорят журналисты, вот Путин, что будет дальше, давайте думать, кто преемник. Не преемник.

Р. Голованов:

- Даже Дмитрий Киселев об этом задумался.

Н. Исаев:

- И говорит, что Путин подбирает себе преемника. По-моему, 45-50 лет.

Р. Голованов:

- Про возраст не слышал.

Н. Исаев:

- Я слышал. Мне один поляк на Первом сегодня сказал. Вы, говорит, не собираетесь в преемники? 45-50 лет.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Какой выбор! Хочешь в преемники! Хочешь в депутаты!

Н. Исаев:

- И в рамках этого транзита это большое напряжение для любой страны. Страны новой с не устоявшимся политическим культурным кодом. Страны, которая готова отвечать по своим внешнеполитическим историям, что мы видим на Ближнем Востоке, с африканскими странами сейчас, на востоке Украины. Но пока внутри еще не сформировалась эта культура. Поэтому многие играют в эти протестные истории.

Люди, которые выходят на улицы, конечно, скажут: мы выходим за свои земли, за экологию и своих детей. Я даже не ставлю это обстоятельство под сомнение. Но я хочу, чтобы радиослушатели четко понимали: большого протеста, майдана или революции без игры сильных игроков для того, чтобы это устроить, не бывает. И в 91-м году было огромное количество желающих развалить страну, потому что хотели сами править. Князьки постсоветского пространства. Да, потом в Беловежской пуще собрались наши замечательные князьки славянские. Ситуация 17-го года прошлого века. Тоже было огромное количество интересантов. И сейчас они могут быть. И они качают эту лодку.

Р. Голованов:

- Не могу эту тему обойти. Дмитрий Киселев и его выступление про преемника. А у тебя какие мысли?

Н. Исаев:

- Я не верю в то, что Дмирий Киселев озвучивает это без согласования с теми, кто влияет на политическую конструкцию в стране. Дмитрий Киселев – рупор пропаганды. Профессиональный. Он может прийти и к Юрию Дудю и на жесткие вопросы отвечать. Он может ехать в Армению и говорить, что поставка вооружения в Азербайджан – это нормально. Это человек, который готов держать удар. Но при этом делать заявление, что Путин ищет себе преемника, он, наверное, сам не может. Это, наверное, определенный проброс. Равно как информационный вброс – почувствовать настроение в обществе. Ведь был же вброс: киногерой кто там? Потестили настроение и запрограммировали в голову, что вам нравится разведчик. Мудрый, умный и так далее. Или вброс по Саратову. Считаю, что это был исключительный вброс по ситуации с убийством девочки, где сразу потестили настроение в обществе.

Р. Голованов:

- Про смертную казнь.

Н. Исаев:

- Да. И, кстати, на мой взгляд, это не вызвало большого резонанса, хотя достаточно серьезные игроки вписались за то, чтобы отменить мораторий и вернуть смертную казнь.

Так и здесь. Тестят эту ситуацию. Сейчас будет очень много таких вбросов, где будут чувствовать настроение людей.

Р. Голованов:

- А что этот тест показал? Говоря про Киселева.

Н. Исаев:

- Люди должны привыкать, что понятие преемник – это реально. Передача власти будет по принципу преемничества. А не по принципу демократических выборов, определимся и так далее. Что Путин скажет, что вот этот человек достоин того, чтобы продолжать мое дело, посмотрите, вы же доверяете мне. Я третий десяток уже веду работу и так далее.

Р. Голованов:

-Перейдем к интервью Скворцовой. Но хотелось бы чуть продолжить эту тему. Тест по смертной казни, а он для чего был нужен?

Н. Исаев:

- Очень важная история. Страна может в разных конфигурациях развития нашей изоляции, возможных военных… Мы являемся определенными заложниками. Мы не самая мощная экономическая и политическая держава. Вихрь событий в мире может идти по-разному. Военная ситуация. Мы же опоясаны чередой конфликтов вокруг себя, сложными отношениями с нашими соседями-партнерами. Война идет. Ты часто бываешь на Донбассе. Могут быть различные варианты стабилизации обстановки в стране или не допущения расшатывания ситуации. И государство, возможно, хочет посмотреть, как люди отнесутся к возможному восстановлению смертной казни.

Р. Голованов:

- Я видел опрос. 90% за.

Н. Исаев:

- Вот народ говорит, что мы не хотим, чтобы это ворье, которое нас обворовывает 30 лет…

Р. Голованов:

- Там маньяков же выставляют.

Н. Исаев:

- Маньяки, на мой взгляд, как бы это ни звучало кощунственно, являются в большей степени наживкой, провокацией. Очевидно, тут вопрос стоит: даст ли общество полномочия президенту на применение жестких мер сталинского формата?

Р. Голованов:

- Сейчас спроси людей…

Н. Исаев:

- Спросили мы тысячу человек, миллион или всю страну? Если выборка удовлетворяет власть, которая может применить соответствующее решение, значит, да. Нужно понимать, что для обеспечения стабильности государства либо захвата власти, либо удержания власти, смертная казнь может быть восстановлена.

Р. Голованов:

- А ты сторонник или противник?

Н. Исаев:

- Я сторонник.

Р. Голованов:

- Давайте поговорим про интервью Вероники Скворцовой, которое было в эфире радио «Комсомольская правда». Вот ее заявление по эвтаназии, вопрос, который предложили вынести на референдум.

- Это очень сложный вопрос, касающийся главного права каждого человека на жизнь. В странах это решается референдумом. Поскольку разные преобладающие религии в странах, разные мировоззрения. Существуют и другие способы избавления от страданий. Те сильно действующие наркотические препараты, которые даже не зарегистрированные, мы централизованно завозим в страну. То, что называется паллиативной помощью, это то, что сейчас активно развивается в нашей стране. Я не буду прогнозировать, как вопрос будет решаться. Само население должно будет решить. Готово оно на это пойти или нет? Кстати, в тех странах, о которых вы говорили, есть и злоупотребление этим правом.

Р. Голованов:

- Твое мнение какое?

Никита Исаев

Н. Исаев:

- Я считаю, что это не вопрос номер один в нашей стране. И точно не вопрос номер один для министра здравоохранения. Огромное количество претензий граждан России к системе здравоохранения сейчас таково, что не думаю, что надо выносить это в номер один. Если спрашивать меня про эвтаназию, я за. Я считаю, что человек или его родственники, которым он доверил право определения этого, имеют право эти мучения прекратить. Здесь много нюансов: мучения, невозможно исправить и так далее. На мой взгляд, это гуманно. Вопрос: гуманно это или нет? И на основе этого формируется законодательство, которое определяет правовые формы этого решения.

Повторюсь, к Веронике Игоревне у меня лично, у общества такое количество вопросов, в которых она, на мой взгляд, за свои два неполных срока провалила ситуацию, и та критика, которая сейчас идет в отношении министерства здравоохранения и из моих уст в том числе, что она должна отвечать именно на этот вопрос…

Р. Голованов:

- Про зарплаты врачей, думаю, хотели бы спросить у нее. Давайте послушаем ответ:

- Проблема в том, что в середине двухтысячных годов законодательно была отменена отраслевая система оплаты труда. Все отдано на откуп работодателя. Системы оплаты нет. Нет понятия ставки. И нет понятия нагрузки на одного работника. Средняя заработная плата с 12-го года для врачей увеличилась на 120 процентов. И это сейчас в среднем составляет по показателям сегодняшнего дня 79 тысяч в среднем по стране. Мы в 14-м году провели пилотные проекты в ряде регионов. Для того, чтобы определить, а какая должна быть оптимальная структура? И оказалось, что гарантированная часть заработной платы не должна быть ниже 55 процентов. Она должна быть 55-60 процентов. Эти стимулирующие выплаты – примерно 30%. И компенсационные за особые сложные условия работы – 10-15%. Мы рекомендовали использовать это регионам. Мы не можем их заставить. Потому что это их права.

Сейчас мы вышли к президенту с просьбой вернуть нам компоненты отраслевой системы оплаты труда. Нам это необходимо сделать, чтобы зафиксировать гарантированную часть, стимулирующие и за что они должны выплачиваться. И те условия, при которых необходимо давать компенсационные выплаты.

Н. Исаев:

- Роман, большей лжи я, честно говоря, просто не слышал. Причем, такой лицемернейшей лжи. Человека, который знает, какие зарплаты у врачей.

Р. Голованов:

- Людям надо объяснить.

Н. Исаев:

- «Мы не можем заставить региональные минздравы что-то делать» - ложь! До недавнего времени все руководители, министры здравоохранения регионов согласовывали в минздраве федеральном в нарушении закона. Потому что принцип распределения властей не предполагает это. А сейчас они это в законодательства еще внесли!

Это происходит, что Скворцова согласовывает региональные руководители минздрава. И уж поверьте, она имеет право влиять на них. И делать то, что нужно. Если ей нужно, чтобы министры здравоохранения областей сделали то, что необходимо, она не то, что снимет трубку, начальник отдела федерального минздрава снимет трубку. И объяснит министру здравоохранения условной Челябинской области, что ему нужно сделать. Поэтому когда она рассказывает о том, что провал…

Р. Голованов:

- То есть, влияние есть?

Н. Исаев:

- Оно не просто есть. А ложь то, что она говорит.

Второе. 79 тысяч средняя заработная плата врачей. Недавно был в Хабаровске. Обычный российский регион. Там губернатор сказал предыдущий, что у нас то ли 80 тысяч или 75. Что они делают? Они просто убирают низкооплачиваемых санитаров, фельдшеров за штат. Оформляют уборщицами, кто там еще может быть. С зарплатами 15-20 тысяч. А оставляют там только руководящий состав. И навешивают плюс к этому на них ставки две, две с половиной, три ставки. Это по 12 часов люди работают. И выходит вот такая цифра.

Р. Голованов:

- А зачем?

Н. Исаев:

- Потому что майский указ.

Р. Голованов:
- Чтобы только отчитаться.

Н. Исаев:

- Они должны отчитаться в тот же Минздав. А Минздрав должен отчитаться в Кремль. Вот такое… Заставь дурака богу молиться, он лоб расшибет.

Поэтому рассказывать про 120 процентов мне не надо. Я вчера обсуждал зарплаты в Московской области. Задал вопрос, сколько получает младший состав. 15-20 тысяч рублей. Вот что. Да, есть определенные социальные возможности. В Московской области работает льготная ипотека. И таким образом Московская область высасывает из всех рядом находящихся регионов сотрудников, которые приезжают и в Московской области работают, чтобы в течение десяти лет поучить по льготной ипотеке жилье, остаться здесь. Но зарплата, повторюсь, 15-20 тысяч рублей. Приходится всякие бонусы, надбавки, чтобы 35 тысяч рублей. Но при жилье это имеет важное значение.

Пусть Вероника Игоревна… Я, конечно, понимаю, что сейчас ей очень непросто. Отбиваться от той критики, шквал которой на нее упал. Но это абсолютно народный гнев, который надо принимать.

Р. Голованов:

- Спасибо, что провели это время вместе с нами!

  • Реклама партнёров
  • Источники
Источники:
Читайте также
Ямбург
Эльман Пашаев и Михаил Ефремов