Кашин: «Если победит отвратительный советский такой партократ Байден, тогда все успокоится»

Олег Кашин
Роман Голованов и Олег Кашин в «Отдельной теме» поговорили о последнем интервью Путина, открытие главного храма ВС, протесты в США и новое дело против Навального.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Выходные закончились, а мы начались. Летописцы земли русской – Олег Кашин и Роман Голованов

О. Кашин:

- Здравствуйте, Роман. Давайте по традиции начнем с Владимира Путина, который на выходных дал наконец-то очное интервью. Причем, насколько я понимаю, не одно, - Павлу Зарубину и Андрею Кондрашову. Много Путина на этой неделе.

Р. Голованов:

- Послушаем Путина про Америку.

О. Кашин:

- Давайте про Америку. Хотя я не про Америку хотел.

В. Путин:

- При определенных издержках, проблемах, при потерях, но все-таки мы достаточно ритмично, так скажем, работаем и выходим из этой ситуации с коронавирусом уверенно, с минимальными потерями. Дай бог, чтобы так и было. А в Штатах так не происходит. Это в том числе система управляемости. Ведь у нас расширенное правительство работает как одна команда. Я имею в виду и правительство, и руководителей регионов. Я сомневаюсь, чтобы кто-то взял у нас и где-то, либо в правительстве, либо в регионах сказал: не будем делать что правительство говорит или президент говорит. Мы считаем это нецелесообразным. Врачи наши и медики считают целесообразным, президент и правительство поддерживают, а кто-то говорит: мы считаем нецелесообразным, идите подальше. Демократия – это власть народа. Это правильно. Но если народ выбирает высшие органы власти, то эти высшие органы власти, облеченные доверием народа, имеют право выстроить работу исполнительных органов власти таким образом, чтобы гарантировать интересы подавляющего большинства населения страны. А что там, вот президент говорит: надо сделать так-то, так-то и так-то. А на местах там губернаторы говорят: да пошел подальше! Вот мне кажется, что эта проблема заключается в том, что групповые партийные интересы ставятся выше интересов всего общества, интересов народа.

О. Кашин:

- Да, действительно, бесконечный Путин. Я другой ждал цитаты. Но это тоже хорошая. Когда губернаторы посылают президента: да пошел ты подальше! Он рассказывает про Америку, знаете, как в советское время было – Окуджава так делал, Евтушенко. Пишешь стихи: я солдат, меня достала дедовщина, командиры – дураки, и так далее. Называешь это «Песня американского солдата». Здесь – то же самое. Я не раз обращал ваше внимание, когда губернаторы – и камчатский из последнего громкого, и другие прочие…

Р. Голованов:

- Я готовился к этому, это не так, Олег. Я ждал, что вы это скажете.

О. Кашин:

- Это, естественно, не так. Но все-таки, да, понятно, что это уже такая… Знаете, мы с вами как те мужики, которые рассказали друг другу все анекдоты, поэтому уже обмениваются номерами. Я тебе – первый, ты мне – второй, ха-ха, а это неприличный, не при дамах. Здесь то же самое. У нас есть набор каких-то тезисов, которые и так все наши постоянные слушатели знают. А не постоянным – не обязательно.

Но у Путина были еще высказывания интересные. Конечно, про расовые волнения в Америке, когда он ссылался на Анджелу Дэвис, которую мы всегда поддерживали. И забавно, что буквально сегодня на Russia Today вышло большое интервью Анджелы Дэвис. Она еще жива, она в бою. Удивительно, насколько ничего не меняется за десятилетия.

Но я, как человек того поколения, которое застало слом девяностых и нулевых, конечно, взвыл буквально, когда Владимир Путин рассказывал про взятие аэропорта в Приштине. Здесь я даже не совсем согласен с собой. Потому что я уже на эту тему реагировал в соцсетях довольно бурно. Надо обратить внимание, что Путин имеет награду за взятие аэропорта в Приштине, медаль. Более того, всем участникам операции, во главе с Евкуровым, известным нашим бывшим ингушским главой, ныне – зам. министра обороны, давали медали из медно-никелевого сплава, условно говоря, а было только две медали из серебра – Путину и Ельцину.

В интервью Кондрашову Путин рассказывает о том, как к нему пришел в 1999 году, секретарю Совбеза, начальник Генштаба Квашнин и по секрету, потому что первые лица страны не знали, спросил: можно ли взять аэропорт в Приштине? Это Косово, это прямо знаковая история про поднятие России с колен. 1999 год – эпоха «Брата-2». Россия унижена, но уже понимает, что она унижена, и понимает, что мировой гегемон в виде Америки – это зло. Война в Югославии, когда вопреки позиции России американцы и НАТО начали бомбить Белград и отбивать у Югославии Косово.

Летом 1999 года в разгар этой операции российские миротворцы из Боснии, которые там стояли с 1995 года, вдруг неожиданно совершили марш-бросок в Косово и заняли аэропорт косовской столицы Приштины. Это легендарная операция. О ней много известно. О ней, действительно, видимо, не знал президент России. Поскольку это был Борис Ельцин, находившийся в плохой форме.

Р. Голованов:

- Пьяным он был.

О. Кашин:

- Нет, он уже был не пьяным, у него было сердце, инсульт и невменоз полный. Мы тоже его помним тех лет, когда он то падал где-то, то бумажку перепутывал, в которой он читает речь. Дело уже не в пьянстве. Он, действительно, был разрушен болезнью. И он был, ха-ха, тоже ирония судьбы, того же возраста, что и Владимир Путин сейчас. К вопросу о том, насколько коротка человеческая жизнь. Когда-то Ельцин тоже был молодым, крепким и энергичным.

Так вот, в принципе, даже была легенда, почти публичная, о том, что кто-то, условный Евкуров, позвонил в Кремль, трубку взял Волошин – глава администрации, и сказал: да берите, конечно, чего, если хотите, берите этот аэропорт. В общем, мы не знаем. И очевидно, что Путин, тогда даже не премьер, тогда не преемник, тогда непонятно кто, человек номер восемь в федеральной иерархии, естественно, он в этом, о'кей, участвовал – не участвовал, наверное, он мог быть в курсе. Но финальное решение он, очевидно, принимать не мог.

Более того, за эти годы, прошел 21 год, сформировался гигантский корпус интервью, мемуаров об этих событиях. Тот же Евкуров нашему с вами Гамову рассказывал не раз в интервью о том, как он эту операцию проводил. О том, что решение в Москве принимал Владимир Путин, это новость 2020 года. Владимир Путин, сидящий в своей одиноком бункере, видимо, сидит и думает, и домысливает детали своей биографии, которых не было. И вот меня это поражает, буквально как мифология творится задним числом. И творят ее даже не придворные летописцы, а сам Путин.

Что называется, как были стихи: «И плачут над своими мемуарами, поспешно сочиненными за них…» Буквально – новая «Малая земля» в новом малом издании. Завтра мы узнаем о том, как Путин брал Берлин в 1945 году. Тем более, что статья о второй мировой войне уже готова, как заявил Дмитрий Песков.

Р. Голованов:

- Сейчас просто поток, который невозможно опровергнуть. Потому что – как ты будешь опровергать то, что сейчас человек додумал за другого человека. Вы же не знаете, так это или не так.

О. Кашин:

- Роман, вот вы же – молодой патриот. Наверное, имя генерала Леонида Ивашова для вас имеет какое-то значение. И генерал Ивашов сегодня уже дал комментарий по этому поводу. Он – начальник Международного управления Генштаба. Он отвечал за всякие вот эти дела тогда. И он сегодня сказал, что все это неправда. Уже конкретно Ивашов опровергает. Я не говорю, что все – вранье. Наверное, Путин…

Р. Голованов:

- А Ивашов это знает, как все было на самом деле?

О. Кашин:

- Он по должности отвечал за это. Если уж он… Чья версия здесь… Интересный момент, это даже в Википедии есть, это везде есть, это не раз звучало. Путин ссылается на Квашнина – начальника Генштаба тогдашнего. Что Квашнин позвонил Путину и сказал: берем аэропорт? Берем. Но проблема в том, что по всем отзывам, Квашнин был против этой операции. Это, действительно, не раз звучало во всевозможных мемуарах, интервью, рассказах об этом. Прошло чуть больше 20 лет, и вот как будто бы какие-то темные средние века. Никто не может подтвердить и опровергнуть, что это было. Это интересная история. Ровно то, о чем мы говорили в пятницу. Наша новейшая история еще не написана. Более того, на наших глазах она переписывается. И страшно сказать, что наши потомки узнают о 2020 году, насколько мемуаристы все переврут. Для этого и есть наша с вами летопись, которую мы ведем.

Р. Голованов:

- И где она звучит? Олег, то, что вы сейчас произнесли, мы начали с Америки, начали мы вообще с другого интервью…

О. Кашин:

- Это кощунство.

Р. Голованов:

- Это не кощунство. Это просто что-то непонятное, когда можно нести все, что угодно, говорить: вот этого не было, а вот это взяли и дописали, придумали за нас. А потом пришли…

О. Кашин:

- Я подсказку вам говорю: Олег Кашин оскорбил ветерана приштинской операции.

Р. Голованов:

- Мы еще поговорим про негодяев. Олег Кашин – он писатель, он фантазер. И некоторые вещи хочется с художественной стороны обрисовать, чтобы поинтересней.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Есть такая штука – Google или Яндекс. Просто: Приштина, аэропорт, 1999. Миллиард ссылок, рассказы очевидцев – солдат, офицеров, генералов – на одной чаше весов. И на другой чаше весов – комментарий Путин двадцать лет спустя. Да, это был я, просто я молчал. Какой-то монолог Хазанова. Отправили в космос. Но ведь нет твоей фамилии среди космонавтов? А между строк? А между строк – «некоторые микроорганизмы». Буквально вот такое.

Р. Голованов:

- Одно дело, когда рассказывают очевидцы. Откуда знают очевидцы, как все организовывается в таких больших и закрытых коридорах?

О. Кашин:

- На моей стороне генерал-полковник, начальник Управления по международным делам Генштаба. Он за это отвечал.

Р. Голованов:

- А почему он не может взять и наврать? Сказать: нет, этого не было. Вот этот не наврал, а тут – наврал. Логика очень интересная. Слово против слова, получается. Но президенту я верю больше.

О. Кашин:

- Прекрасно. Но президенту – спустя 21 год.

Р. Голованов:

- А Ивашову спустя сколько?

О. Кашин:

- Ивашов каждый день это говорил с момента этой операции. Что Квашнин был против, что Путин был не в курсе. Путин тогда был секретарем Совбеза. По тем временам это должность такая – очень на любителя. В той иерархии, когда страной рулили дочка Ельцина, какие-то олигархи и Валентин Юмашев, буквально. Поэтому интересная эпоха. Интересно, как ее сейчас заново интерпретируют.

Роман, вам слово. Поскольку вы на выходных провели время, насколько я знаю, интересно. Вы были в сердце Мордора. И рассказывайте, что вы там видели.

Р. Голованов:

- Давайте я сначала по вашему сердцу перцем пройдусь. Сегодня есть две истории. Первая – это в Волгограде ФСБ задержала подростка. Обычно у нас эти истории берутся и очень охотно обсуждаются. Сегодня очень кратенько. Нашли настоящего террориста. Что такое – настоящий террорист? Можете зайти на сайт «Комсомольской правды» и почитать эту заметку, где у паренька находят 18 «коктейлей Молотова», самодельные бомбы. И он готовился к тому, чтобы устроить расправу над своей школой. Тут можно сказать: а школы закрыты. А зачем же ему 18 «коктейлей Молотова» и к чему он готовился?

И еще сегодня в Москве полицейские задержали стрелка. Тут у нас просто что-то жуткое творилось. Когда поехали за таксистом, потом была перестрелка. И два настоящих мужика и героя – это Алексей Поярков и Сергей Крылов. Оба сейчас госпитализированы. Они уже в тяжелом состоянии задерживали этого стрелка. Дай бог, чтобы выжили и чтобы врачи смогли спасти их жизни. Настоящие герои.

А теперь мы переходим к истории с храмом.

О. Кашин:

- Роман, вы не назвали имя стрелка. Потому что это интересно.

Р. Голованов:

- Я не в курсе. Я бы с радостью назвал, я не знаю.

О. Кашин:

- Тогда я просто помню его национальность – ха-ха. Это неприлично говорить, но он, конечно, ингуш. И зовут его – да черт его знает, не важно. В общем, его уже никак не зовут. Потому что он умер. Что называется, злодей. Но давайте пофантазируем, как российские ингуши и люди, считающие себя угнетенным меньшинством, выходят на улицы и говорят: кавказская жизнь имеет значение. Мрачные фантазии. Давайте вернемся к ним позже.

А пока говорите про храм Вооруженных Сил или храм войны, наверное.

Р. Голованов:

- Нет, храм войны – это что-то другое. Что-то такое непонятное и мифическое.

О. Кашин:

- Языческое.

Р. Голованов:

- В парке «Патриот», вот знаете, Илон Маск построил тот корабль, на котором доставляют космонавтов на их рабочее место, вот я себе представляю, если бы какой-нибудь либерал пришел в парк «Патриот». Он бы, наверное, улетел быстрее, чем та штука Илона Маска. Это то место, где нужно побывать любому здравомыслящему нормальному человеку. Просто пройтись и посмотреть. Когда я пришел, увидел храм, я видел его только на фотографиях. Но фотографии особо так не передают всей этой мощи. Мы тут обсуждали эти фрески, которые там были.

О. Кашин:

- Фуражка Гитлера еще. Причем зам. министра обороны назвал реликвией фуражку Гитлера. И чего они стесняются поставить свечку перед фуражкой Гитлера?

Р. Голованов:

- Олег, вы разделяйте. Есть храм, а есть исторический комплекс, который там находится. Вот так вокруг там поставлены. В храме этого нет. Там есть выставочный комплекс. И ты выходишь, можешь там посмотреть исторические артефакты, вот эту фуражку Гитлера можешь посмотреть. Назвал он это реликвией. Мне кажется, просто оговорился.

О. Кашин:

- Я тоже не очень цепляюсь, конечно.

Р. Голованов:

- Военным тяжело давать интервью. С военными тяжело проводить интервью. Потому что потом, если ты пишущий, слава богу, ты можешь переделать, отправить потом на согласование. Потому что язык очень тяжеловесный, как удары сапог по асфальту. Мне там очень понравилось. Хочу, чтобы люди туда сходили, посмотрели. Но два момента. Икона, которую подарил Владимир Путину, пожертвовал 14 млн. рублей из своих денег. И на это сделали икону «Спаса Нерукотворного». Справа от царских врат стоит этот образ – мощнейший. И во-вторых, когда вы там будете, обязательно поднимитесь на второй этаж, где хоры. Если будут пускать прихожан. И там можете посмотреть те места, где были фрески Сталину и Крыму.

О. Кашин:

- Этих фресок там уже нет.

Р. Голованов:

- Их заменили, можете посмотреть. Это Храм Воскресения Христова. Когда заходишь, там такое изображение Спасителя. Оно в золотом виде сделано.

О. Кашин:

- Кто будет настоятелем храма?

Р. Голованов:

- Патриарх Кирилл.

О. Кашин:

- Как раз хотел подвести к этому. Конечно, меня, как вашего оппонента традиционно, привлекла фраза из проповеди Патриарха при освящении. Он сказал, что ветераны, воевавшие на передовой, говорили ему, что в окопах под снарядами не бывает атеистов. Понятно, что называется, прошло 75 лет, всякое бывает. Вполне может быть. Я это нашел в повести 90-летнего Даниила Гранина, там написано за пару лет до его смерти, в повести «Мой лейтенант» эта фраза.

Конечно, никакие советские ветераны эту фразу не знали и не произносили. Она сугубо американская. Она из битвы за Батаан. Известная американская фраза. Есть памятник атеистам, которые, оказывается, воевали. И в русский язык эту фразу принес, конечно, Егор Летов в 1990 году в песне «Про дурачка».

Р. Голованов:

- На то и есть Егор Летов, на то и есть творец и художник, чтобы людям помочь выразить то, что они ощущали там. Они, может быть, не произносили это в таком виде и смогли только сформулировать…

О. Кашин:

- Роман, это очень точная фраза, безусловно, очень мудрая, очень тонкая. В остальном у меня ответ в плоскости эстетики, что ли. Потому что эти фотографии, причем сочетание и архитектуры такой, знаете, как из компьютерных игрушек, в какой-то игре, я тот еще игроман, как там пелось – «наш Советский Союз покарает весь мир, от Европы к Неве на восток, на земле все будут петь: столица, водка, советский медведь наш!» Известная песня на русском языке из американской игры. Вот что-то такое гипертрофированно имперское, скажем. И в сочетании с этими мундирами образца сорок какого-то года, которые, что интересно, современное Минобороны выбрало для себя эстетический ориентир именно в том позднем сталинизме, когда, наверное, уже советский тоталитаризм с его каким-то огневым посылом, что да, мы сейчас покажем всем, как надо на самом деле руководить массами, - это уже сломалось после 1945 года. И уже да, такая дряхлая, неповоротливая империя во главе с пожилым и постоянно тоже где-то пребывающим, в какой-то нирване, товарищем Сталиным. Вот что-то оттуда. Ощущение, как сказать, и ментального, и исторического распада, оно сквозит в этих золотых погонах, в этой женщине, не помню, кто она, зам. министра.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Это гражданская служба.

О. Кашин:

- Просто форма – кто ее согласовывал? Сделаем не хуже, чем у Hugo Boss. Удивительное дело. Вот вопрос: какие у вас разногласия с советской властью? Эстетические. Конечно, сам храм, как вот храм войны, зря вы это отрицаете, храм, буквально поддерживающий все военные операции, которые проводили и советское государство, и современная Российская Федерация, еще цвет этот, еще эта архитектура, - конечно, это здание останется в веках. Но я не уверен, что как святыня и как то место намоленное, куда приходят, чтобы поговорить буквально с Богом. Не с Богом, а с министром обороны туда приходят поговорить.

Р. Голованов:

- Нет, Олег. У нас по два-три храма в день строится. И это небольшие приходики, они могут быть где-то и в русской глубинке, где как раз батюшка примет, поговоришь. И там это место станет намоленным. Здесь, конечно, надо признать, что это место такого парадного приема, парадной службы. Как Храм Христа Спасителя, куда люди приходят, а там всегда такая праздничная большая служба идет. И здесь тоже важно, для кого он строился. Он строился для военных. То есть ты приходишь, тебе не близка эта военная история, приди в другой храм, приди в храм к Уминскому, в храм, где обитает Кураев, туда придите. Для каждого есть свое место.

О. Кашин:

- Нет, Роман, вы неправильно противопоставляете. Что значит – дорога военная история? Дорога, конечно, военная история всем. Она интересна, она важна, нельзя ее отрицать и исключать.

Р. Голованов:

- Я к тому, что церковь дает для каждого свое. Для эллина и для иудея.

О. Кашин:

- Это не для эллина и не для иудея, а для этого камрада, который куда-то погрузился вот туда, в тот постэмчеэсовский, как его правильно назвать, мир, где рэпер Тимати, одежда «Армия России», какая-то компьютерная игра, операции в Сирии и ЧВК Вагнера пресловутая. В общем, такая смесь всего вот этого. Не совсем, что называется, те пехотинцы русские первой мировой или русские пехотинцы второй мировой, сталинградские. Нет, конечно. Это что-то другое.

Р. Голованов:

- Откуда вы знаете? Вы за них сейчас говорите.

О. Кашин:

- Роман, за них столько сейчас говорят, что уж я один раз могу себе позволить. Мы помним, мы понимаем, у нас есть тоже…

Р. Голованов:

- Самое важное хочу подчеркнуть, что проблем с военным храмом никаких нет. Потому что, когда Святейший цитировал апостола Павла, про то, что меч свой доставай, только когда грозит…

О. Кашин:

- Да, но здесь-то меч не просто достали, причем пластмассовый и изготовлен какими-то, что называется, китайскими дизайнерами. Его достали, чтобы похвастаться. А это уже…

Р. Голованов:

- Потрясающий храм. Когда я туда пришел, я понимаю, что приходской жизни, как обычно, такой не будет. Но он и не для этого построен. Не для того. Это как раз для больших…

О. Кашин:

- Это часть парка «Патриот».

Р. Голованов:

- Святейший отметил, что это все равно не памятник, а в первую очередь – храм.

Ну что, поехали в Штаты?

О. Кашин:

- Поехали в Штаты. А можно через Великобританию? Потому что в Великобритании на выходных было… вот я даже газету вчера купил, где было сказано – позор, безумие… В газете «Сан», самой популярной британской народной газете, колонка настоящего ветерана то ли Афганистана, то ли Ирака, современного ветерана, кавалера боевых орденов, который говорит, что, конечно, одобряет борьбу чернокожих за свои права и очень против расизма, но осуждает людей, которые устраивают побоища. И при этом абсолютно серьезно, хотя, понятно, у меня искаженная русская конспирологическая оптика, у меня ощущение, что англичане решили, поскольку весь мир на ушах стоит, надо тоже постоять на ушах. И специально. Потому что не просто уже африканцы выходят на улицы, а африканцы и белые футбольные фанаты, ветераны войн противостоят друг другу, дерутся между собой, эти шокирующие картинки – какого-то пожилого скинхеда бьет ногой в живот молодой чернокожий мужчина…

Р. Голованов:

- Интересно, что было потом?

О. Кашин:

- А все очень просто. Реально все локализовано в одной точке в центре города…

Р. Голованов:

- Нет, вот с этим, который бьет этого националиста.

О. Кашин:

- У меня ощущение, что, когда камера выключена, когда фотографы разошлись, все чернокожие и скинхеды обнимаются, улыбаются и расходятся. Все понарошку. Действительно, ощущение такое, что называется, дети во дворе играют в хиппи и, соответственно, мальчик мажорский выходит – я тоже хиппи, я тоже не моюсь, курит косяк на улице, а потом приходит домой, открывает томик Плутарха, принимает душ и все у него хорошо. Буквально такое ощущение. Британская империя посматривает на беснующиеся США, свысока и иронически наблюдая за тем, как они себя загоняют в красное колесо нашего русского 1917 года. Итак, Америка…

Р. Голованов:

- Нет, нет, подождите. Вы сами-то не боитесь, что к вам ворвутся негры, начнут громить дом, вытаскивать телевизор, компьютер заберут? Насколько там все это накалено внутри?

О. Кашин:

- Роман, нет, на самом деле, может быть, я прекраснодушно и наивно отношусь к этому, но у меня ощущение, что, если в центре города – а я живу в 20 минутах езды до вокзала Ватерлоо, где было побоище, если в центре города идет вот эта жесткая, настоящая борьба, то сделаешь шаг в сторону – там птички поют, дети гуляют, белочки по паркам бегают – все хорошо. Вот нет в Лондоне, где я сейчас нахожусь, ощущения исторического события. Какая-то субкультурная неинтересная движуха, которая вторична по отношению к тому, что есть США, и придумана ровно ради того, чтобы быть не хуже США. Не более того.

Р. Голованов:

- Но памятники-то рушат реально.

О. Кашин:

- Какие памятники? Памятник в Бристоле обрушили, а потом пришла бригада водолазов, вытащила его, говорят, поставят в музей, но я думаю, поставят на место. Премьер Борис Джонсон уже сказал, что Черчилля мы вам в обиду не дадим, он против расизма воевал. Дед воевал. Вы оскорбили ветерана, буквально эта риторика, которая вам так хорошо знакома, воспроизводится уже Борисом Джонсоном. Нормально все. Великобритания выходит из карантина, открываются магазины, налаживается жизнь, и вот я вчера тоже ходил в больницу, видел мобильные морги, но при этом пустая больница, нет в приемном покое вообще никого. Раньше там были толпы всегда, очереди, а теперь все мирно, все хорошо.

Р. Голованов:

- Вот я тут тоже говорил, что после коронавируса жизнь не станет прежней, все уже поменялось, знаете, а сегодня я вышел на улицу – вот днем пройтись. Я зашел в свою же кофейню, взял кофе с собой на вынос, дошел до прудика в парке, сtл на лавочку, читал книгу и народу – тьма! Какие маски? О чем вы говорите? В магазинах все уже стоят, как хотят. Ну, все, жизнь стала совершенно обычной.

О. Кашин:

- В Москве парки открылись, да?

Р. Голованов:

- Да, в Москве открыты парки уже давно, причем. И открылись еще сильнее, чем нужно было. Видимо, приказ поступил и теперь открыты каждые калиточки и ворота, которые до карантина были запечатаны и закрыты на замок. Теперь, видимо, заставили открыть по полной.

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Нет, в Лондоне парки и не закрывались по большому счету, и даже можно было во время карантина в них работать, если ты один. Но сейчас главное – что уже люди гуляют, как прежде, но при этом открыты кафе на вынос, а посидеть в кафе нельзя. Поэтому все сидячие места на улицах, будь то лавочки или парапеты, оккупированы обывателями, которые едят свою еду, которую они иначе бы ели в кафе. И вот я люблю гулять по своим окрестностям, по окраине Лондона, но, конечно, сейчас противно гулять, потому что везде сидит какая-нибудь пенсионерка и есть свой неприятной пахнущий суп. И с ней уже рядом не сядешь, потому что как бы надо социально дистанцироваться. Но мы как-то отходим от социальной тематики, до Америки так и не добрались. Кстати, как там наш Валера Рукобратский? Что от него слышно?

Р. Голованов:

- Это все надо на сайте читать. Потому что там замечательный репортаж, как он ходит и обороняет все эти районы…

О. Кашин:

- Роман, и еще маленькая ремарка. Вот у нас, у бывших оппозиционеров, сегодня событие дня. Совершенно гениальные дебаты Навального и Каца. Я думаю, про Навального нам еще придется говорить, поскольку вы, Роман, буквально возбудили против него уголовное дело, но очень смешно, как российская оппозиция проявляет свою…

Р. Голованов:

- Увы, но нет.

О. Кашин:

- Ну ладно… проявляется свою, как бы сказать, нежизнеспособность, что ли, неспособность вообще никак реагировать на вызовы, которые несет им государство. Они не понимают, как реагировать на голосование о поправках и только вот тот самый Майкл Наки, которого вы ненавидите…

Р. Голованов:

- Почему я ненавижу Майкла Наки?

О. Кашин:

- Роман, вы должны ненавидеть Майкла Наки. Или мне показалось? Хорошо, про Навального и ветерана будем, или вы считаете тему токсичной?

Р. Голованов:

- А это будет следующий блок. Я про Америку хотел бы поговорить.

О. Кашин:

- Про Америку? У меня такое ощущение, что Америка будет до ноября вот так нас беспокоить. То есть, опять повалили очередной памятник какому-нибудь непонятно кому. Как сегодня. Не помню, где это было… вот мужик, рабовладелец отпустил своих рабов… У него были рабы? Валим памятник. То есть, вот этот наш 17-й год будет повторяться до ноября. А дальше развилка. Либо побеждает вот этот сонный Джо, отвратительный советский такой партократ Байден, за которым вся эта мощь леволиберальной интеллигенции, и тогда все успокаивается. Либо побеждает Трамп и вот эта международная коммунистическая мразь объявляет Трампу войну и буквально начнется кровопролитие. Давайте прогнозировать так, что да, побеждает Трамп – и начнется новая гражданская война в США и одни там будут за красных, другие за белых, и российская интервенция! Аляску пора возвращать. Нет?

Р. Голованов:

- Я просто открыл сейчас дебаты на канале Майкла Наки… кстати, я их еще не видел…

О. Кашин:

- Там увлекательно в том смысле, что действительно Навальный очень слабый полемист…

Р. Голованов:

- Ну, я просто везде читаю, что Кац его разнес.

О. Кашин:

- Ну, нельзя так сказать. Мы с вами, конечно, старые антисемиты, правильно я понимаю?

Р. Голованов:

- Нет.

О. Кашин:

- Просто у Каца такой образ, когда вот буквально из газеты Völkischer Beobachter пришел отрицательный герой. Когда он говорит дважды два четыре, а ты карманы проверяешь. И в сочетании таком полемика с Навальным, что называется, игра была равна. Но при этом Наки – тот еще, конечно, фрукт. Он оказался на высоте, потому что он показал, каковы оба героя этой дискуссии.

Р. Голованов:

- Получается, и тот негодяй, и тот негодяй?

О. Кашин:

- Роман, о главных негодяях мы еще поговорим впереди… я имею в виду тех людей, которые были в ролике и за которых Навального будут теперь судить. Нет, нет, вот вы говорите – Америка, Америка. Понимаете, вот крушение Америки, если оно действительно случится, будет действительно подарком вам, Роман, лоялисту, всей российской….

Р. Голованов:

- Почему нам? Если во т все, что построено, рухнет вместе с Америкой, потому что…

О. Кашин:

- Не будет нового айфона, да, Роман?

Р. Голованов:

- Да какой айфон? Есть мощнейшее государство, на влиянии которого завязано почти все. Теперь представляете - вот просто берут сейчас и фундамент у всего убирают из-под ног…

О. Кашин:

- Так, Роман, про Советский Союз говорили. И что? И ничего. Нормальный будет однополярный мир во главе с Великобританией…

Р. Голованов:

- И только русские люди тогда утонули в крови…

О. Кашин:

- Теперь не русские утонут…

Р. Голованов:

- Пройдет время и все докатится до нас…

О. Кашин:

- А оно уже по нам проехалось в 17-м году…

Р. Голованов:

- Нет, нет, потому что посмотрят, что вот можно, оказывается, и так… Это как спор Станкевича и Шахназарова… и вот именно по тем же методикам, по тем же правилам брали и разрушали…

О. Кашин:

- Нет, Роман, это как на кладбище. Когда я был жив, тоже боялся. Россия убита в 17-м году. Нам бояться уже нечего.

Р. Голованов:

- Да?

О. Кашин:

- Да.

Р. Голованов:

- Нет.

О. Кашин:

- Нет? Хорошо, нам надо бояться голосования по поправкам, я думаю, Роман.

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- Нет, Олег, вот как раз оно-то нам принесет демократию и разделение полномочий. Вы же сами слушали интервью…

О. Кашин:

- До сих пор демократии у нас, значит, не было? И разделения тоже? Ну, что же, Роман…

Р. Голованов:

- Ну, вот так и живем…

О. Кашин:

- Роман, я вас поздравляю, потому что возбудили уголовное дело по материалам буквально ваших постов, которые вы регулярно пишите, - а вот еще один ветеран оскорблен. Но интересная история. Напомню, был ролик, где разные люди агитируют за поправки, один из этих людей был ветеран, Навальный назвал их холуями, началась пропаганда, что Навальный оскорбил ветерана, понятно, что это полная ерунда. Но в итоге я ждал, честно говоря, уголовного дела по реабилитации нацизма, по каким-то таким любимым статьям Александра Бастрыкина. Возбудили дело по деловой репутации и по клевете. В общем, какая-то ерунда, по-моему, но клевете только в отношении ветерана. Да, Навальный назвал холуями всех, но проблема только в ветеране – так я понимаю?

Р. Голованов:

- Нет, Олег, не надо раскручивать. Я на самом деле не видел… только по нему возбудили или нет?

О. Кашин:

- Только по ветерану. В сообщении СК только одно имя.

Р. Голованов:

- Ну, это как официальный пресс-релиз. Просто надо материалы посмотреть дела – это раз. Второе – возможно, когда подавали заявление – только по одному ветерану, и все. Ну, Олег, что тут сказать? Все равно Навальный реального наказания не получит. Вот сейчас идет настоящий оппозиционер. Какие претензии к власти? Что Навальный настоящего наказания все равно не получит. То есть, вот эта машина СС продолжит свою работу. По полной катушке. Вместе с этими сталиными, гулагами, вместе с этими волковыми, соболь все это продолжит так же пахать, как и пахало, и уводить гамельскими крысоловами людей в ад. Молодых людей. А вместе с ними и всю нашу страну. Потому что правильно написал Сергей Мардан – все это рассчитано не на поколение 25-30 лет, а на поколение 15-летних. Вот эта бомба заложена туда. Вот это огромный деструктивный проект, которого пора воспринимать как врага. Потому что очень долго мы относимся как просто какой-то блогер из интернета, а это блогер, который уводит всех во мрак. И уже нужно бы хотя бы заблокировать его все соцсети, сайты и ресурсы. Но этого сделано не будет. Как не будет и настоящего срока, не будет ему наказания. Потому что получит он свой штраф – ну, сколько? До миллиона рублей. Но это для него копейки. Потому что опять скинут биткоины неизвестные спонсоры и жертвователи, и опять он…

О. Кашин:

- Роман, все-таки когда вы постоянно все это говорите… ну, у меня и так зубы болят, а еще вы…

Р. Голованов:

- А вы постоянно говорите противоположные вещи…

О. Кашин:

- Нет, я о другом хочу сказать. Вот вы лично, Роман Голованов, реально поучаствовали в рекламном ролике большом Алексея Навального, когда вы прекрасно понимаете, что его и не посадят, не накажут, зато разговоров о Навальном, причем, такого рода разговоров, какие-то очередные идиоты используют ветеранов для мочения Навального… Естественно, тут, хочешь не хочешь, станешь навальнистом. Собственно, мне, как навальноненавистнику, очень трудно избежать вот этого соблазна поддержать Навального сегодня, потому что действительно отвратительно абсолютно, когда наш с вами друг Стешин пишет, что оскорбить ветерана это хуже педофилии, мы понимаем, что он же так не думает, мы понимаем, что он участвует в кампании буквально…

Р. Голованов:

- Давайте вот Стешина выведем сюда?

О. Кашин:

- Давайте.

Р. Голованов:

- А давайте на следующую программу, потому что сейчас очень мало времени у нас. Но, Олег, вы так огульно говорите за всех людей… слушайте, про вас я тоже могу сказать – вы же так не думаете, вы же это говорите, чтобы только сказать, вы участвуете в какой-то огромной кампании.

О. Кашин:

- А я вам на это скажу. А если я так не думаю, то зачем вы со мной разговариваете? Не надо со мной разговаривать.

Р. Голованов:

- А зачем вы тогда со мной разговариваете, если вы думаете, что я так не думаю?

О. Кашин:

- Подождите, я вас чем-то упрекал? Я про Стешина говорил… Роман, я как раз не сомневаюсь, что вы сожалеете, что Навального не посадят, вы злодей в этом смысле, безусловно…

Р. Голованов:

- Олег, злодей – тот, кто не сожалеет. Потому что не понимает последствий для нашей страны. Потому что тот, кто запустил этот проект…

О. Кашин:

- Роман, вы поучаствовали в рекламе Навального, отдавайте себе в этом отчет. Не знаю, зачем она.

Р. Голованов:

- Нет, Олег. Потому что, если давать негодяям всегда говорить просто одним монологом, то последствия будут гораздо страшнее. Лжецов надо называть лжецами, а предателей предателями. И он – предатель. Олег, на кону судьба нашей страны. Для вас это все хи-хи и ха-ха, а потом, когда тут все будет полыхать и когда будут по улицам ходить люди с автоматами, а вот такие навальные будут подводить и расстреливать…

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Роман, объясните, почему судьба на кону? В чем дело? Из-за поправок или из-за чего?

Р. Голованов:

- На кону судьба, потому что Навальный сейчас откровенно начинает такую нацистскую пропаганду. Что такое происходит? Вот эти листовки, где все Гитлер, Гитлер, Гитлер… Они и есть Гитлер. Навальный – это и есть Гитлер. Это идеолог нацистского…

О. Кашин:

- Хорошо, Роман, долой нацистов! Как вы к неграм относитесь?

Р. Голованов:

- Олег, вы хотите сейчас меня подловить. А я вам так скажу. Что вот к тем, кто громит, я сейчас не отделяю, что вот как сегодня на улице в Москве устраивал стрельбу кто? Бандит.

О. Кашин:

- Ингуш.

Р. Голованов:

- Если там устраивают погромы – это бандиты. Я отвечу словами Владимира Владимировича Путина. У нас всегда защищали права африканцев, которые живут в Штатах. Но когда тут берут дубинку и начинают громить, когда идет экстремизм, это невозможно поддерживать. Олег, я разделяю эти вещи. Когда идет бандитизм и погромы, - какие там протестующие, за какие права там выходят? Там ни о каких правах не идет речи. Там идет речь о том, чтобы разбить витрину и украсть телевизор.

О. Кашин:

- Нет, Роман, но вы к неграм хорошо или плохо относитесь?

Р. Голованов:

- Я ко всем людям хорошо отношусь.

О. Кашин:

- Это не ответ. Конкретно – к неграм.

Р. Голованов:

- Хорошо я отношусь.

О. Кашин:

- Ладно. Кроме Навального?

Р. Голованов:

- А Навальный – это тот, кто продал душу дьяволу.

О. Кашин:

- Хорошо. Какая у нас следующая тема?

Р. Голованов:

- А у нас не будет следующей темы, потому что у нас времени почти не остается…

Вот вы говорите про поправки. Там закреплены важнейшие вещи.

О. Кашин:

- Вы видели ролик с Гном Гномычев? Шикарный ролик!

Р. Голованов:

- А вот здесь как раз, когда Навальный оскорбляет чужого ребенка…

О. Кашин:

- А Плющенко его позвал

Р. Голованов:

- И правильно сделал…

О. Кашин:

- Роман, а попробуйте снять любого ребенка в рекламном ролике перед выборами и посмотрим, что с вами сделают. Но одно дело выборы, другое дело вот это голосование, где можно привлекать пятилетних детей для агитации. Это чудовищно.

Р. Голованов:

- Ничего в этом чудовищного нет, Олег.

О. Кашин:

- Хороший ролик?

Р. Голованов:

- Честно говоря, я сам ролик еще не видел, но я смотрел за всем этим ужасом…

  • Реклама партнёров
  • Источники
Источники:
Читайте также
Дональд Трамп