Кашин: «Вместо «мы - многонациональный народ» в Конституции нужно написать: мы - русские и другие этносы»

Олег Кашин
Олег Кашин и Роман Голованов в эфире Радио «Комсомольская правда» поговорили о реакции простых британцев на Brexit, о советском наследии и изменениях Конституции РФ, касающихся бога и статуса русского народа.

Скачать передачу [mp3, 41.0 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Доживем с вами этот день до конца, вечер этого трудного дня. Олег Кашин, Роман Голованов.

О. Кашин:

- Добрый вечер.

Р. Голованов:

- Олег у нас гулял на Брексите.

О. Кашин:

- Гулял.

Р. Голованов:

- Обычно там веселятся британцы, англичане. Но вот наш русский шпион, который живет в Лондоне, - надеюсь, я вам не навредил, вас сейчас не вышлют обратно, - тоже сходил на праздник и увидел там русский Брексит, который может нас ждать впереди. «Россия должна отделиться от Советского Союза» - так звучит колонка на Republic.

О. Кашин:

- Если вышлют, давайте договоримся, что я буду жить у вас дома, я мало места занимаю.

Р. Голованов:

- Без проблем.

О. Кашин:

- Что касается моих впечатлений, да, конечно, отдельная тема, что нам это предстоит. Нам надо отделяться от Советского Союза. Потому что Россия стала слишком наследницей Советского Союза. И то, что в 1991 году было, как казалось, удобной юридической формальностью, сохранили за Россией собственность Советского Союза, сохранили место в Совете Безопасности ООН, вдруг обросло какой-то символической нагрузкой довольно отвратительной. И сейчас мы пожинаем плоды этого самоощущения советского.

Но вначале давайте о Брексите. Это было в пятницу вечером, я три дня берег впечатления, особо их не выбалтывал. Потому что хотел поделиться с вами. Не каждый день такое. И в моей жизни когда последний раз было такое, что народное гулянье, торжество улицы, когда победа политическая, - даже дату помню, 1 марта 2014 года, когда было голосование в Совете Федерации в России по поводу ввода войск на Украину. И я был в Севастополе в этот день. И точно так же, как в Лондоне в ночь на субботу, люди хлынули на улицы, обнимали друг друга, поздравляли друг друга.

Я думаю, Роман, что у вас есть, как у российского патриота, лоялиста, свое представление о западной публике, что здесь шастают трансгендеры, геи, исламисты и экологические активисты. И ваше представление, если я его правильно пересказываю, не очень далеко от истины. Меня поразило, что здесь была такая же толпа, как в Крыму шесть лет назад. Я не видел на этих площадях ни одного трансгендера, ни одного исламиста, ни одного эколога.

Р. Голованов:

- Потому что нормальные пацаны дали бы им жару.

О. Кашин:

- Ни одного колумниста «Гардиан», ни одного университетского профессора. В общем, ни одного представителя этой левой сволочи, которая держалась за Евросоюз. Тут был британский народ. Английский, шотландский народ – народ Великобритании. Даже я со своим русским «ура!», когда закричал, на меня стали коситься. Потому что, думаю, я там был один не британец в этой многотысячной толпе.

Р. Голованов:

- А вы почему кричали «ура!»?

О. Кашин:

- Я радуюсь за таких людей. Потому что я вижу в них таких же, как на народ. Да, мы очень похожи. Но есть дико трагический парадокс. Да, я понимаю, почему на меня косились. Любой вестернизированный русский, и здесь я себя имею в виду в последнюю очередь, любой наш интеллигент, любой профессор, медийщих, деятель искусства, когда он налаживает диалог с Западом, он будет налаживать диалог как раз с трансгендерами, мигрантами, исламистами и с профессорами из газеты «Гардиан». А с этим народом у нас контакта нет. Мы живем в изоляции. И они, думаю, не знают, как с нами говорить и зачем с нами говорить.

И получается такой трагический парадокс. Мы очень похожи именно на этих простых людей. Но между ними и нами существует эта глобальная леволиберальная прокладка. Как бы ее преодолеть? Загадка. В пересказе на русские деньги, условно говоря, то же самое между народом и между историей в России тоже есть такая антинациональная леволиберальная интеллигенция. Она отличается от западной, она провинциальнее, глупее, она как раз корнями уходит в советскую интеллигенцию.

Р. Голованов:

- А кто это?

О. Кашин:

- Вы были в «Гоголь-Центре»? Это сегодня такое главное средоточие нашей интеллигенции.

Р. Голованов:

- А вы были в «Гоголь-Центре»?

О. Кашин:

- Ни разу. Есть же «Анти-Гоголь-Центр» - МХАТ им. Горького, с правильными интеллигентами, лоялистами.

Р. Голованов:

- Вот это наше место!

Олег Кашин

О. Кашин:

- Нам предлагают выбор между Гретой Тунберг и каким-то российским полицейским майором. И то, и другое – плохо. А что хорошо? Хороша живая стихия народа. Как было в Крыму в 2014 году, как есть сейчас в Великобритании, в США, где как раз такой же народ, у которого есть свой лидер – Трамп. И через голову всей этой публики – митушников, экологов и так далее – народ взаимодействует со своими лидерами. Я уверен, что мы на грани какого-то нового мирового политического устройства, в котором миф о братстве народов, о глобализме и едином человечьем общежитии рухнет. Будет новый расцвет национальных государств, народных государств.

Я наше удивительную цитату американского чуть ли не конгрессмена, депутат республиканец в штате Монтана Родни Гарсиа сказал, что в конституции США написано, что нужно социалистов или левых сажать или расстреливать. Когда его спросили, в какой статье это написано, он сказал: ну как же, написано, что врагов надо убивать на войне, а у нас с ними война. Я думаю, финальное мировое противостояние этих левых, наследующих Ленину, Троцкому, Хо Ши МинуЮ, Пол Поту и Мао Цзэдуну, и правых, наследующих всему доброму и вечному, что есть в человечестве, оно разворачивается на наших глазах.

И как раз тот народный праздник, который был в Лондоне в ночь на субботу, поскольку я говорил, что Англия всегда была законодателем мировых и культурных, и интеллектуальных, и политических мод, - этот народный праздник рано или поздно случится по всему миру, конечно же. С этой пятницы я его уже жду, представляю, как он будет выглядеть. Давайте не будем идеализировать этих людей. Там было много пьяных. Эти люди были какие-то простые, скучные.

Р. Голованов:

- И тоже было винтилово. Полиция задерживала людей.

О. Кашин:

- Меня, снимавшего это, очень технично толкнул британский эшник в штатском. Раз – и всё, и я уже не мог снимать. Пришлось заново снимать камеру. Это тоже удивительно.

Р. Голованов:

- Насколько мы похожи.

О. Кашин:

- Не хочу говорить, что на Западе – все как у нас. Нет, здесь таких росгвардейских зверств, как были летом в Москве, конечно, нет. Но и повода нет.

Р. Голованов:

- Это праздник, а не протест.

О. Кашин:

- Ну как праздник? Мэр города Садик Хан очень недоволен тем, что случилось. Он обвесил все метро вывесками, что Лондон по-прежнему открытый город, приезжайте, гости дорогие.

Р. Голованов:

- А мэр в Лондоне – мусульманин.

О. Кашин:

- Как если бы в Москве мэром был чеченец. Сегодня главная британская ксенофобия обращена на жителей бедных стран Евросоюза, прежде всего – Польши и Прибалтики. Я сегодня впервые за четыре года жизни здесь пошел в столовую для польских гастарбайтеров поесть польской кухни, пока ее не запретили, пока поляков не прогнали.

Р. Голованов:

- А там чего говорят?

О. Кашин:

- Поляки вкусно кормят и радуются. Политику с прохожими в Великобритании обсуждать не принято. Здесь на этом строится гражданский мир. Мы стояли и кричали «Борис!» на Даунинг-стрит,10.

Р. Голованов:

- И вы кричали?

О. Кашин:

- В моем детстве люди тоже скандировали в Москве «Борис, борись!». Борис Николаевич был народным кумиром. Мимо меня это прошло. Поэтому я пытаюсь как-то компенсировать упущенные митинговые возможности моего детства. Тоже было очень трогательно. Большой экран, который был на митинге на Парламентской площади, там показывали всех премьеров послевоенного времени, начиная с Черчилля. Меня поразило, как при появлении только… я думал – Тэтчер, я знаю по своим знакомым, Тэтчер здесь ненавидят, поскольку она тут – как Гайдар у нас, сделала людей бедными. Но здесь публика прямо свистом и возмущенным криком встречала только видео с Тони Блэром. Поскольку он продал Великобританию Соединенным Штатам, он не вел самостоятельную политику, все развалил. Это главный негодяй, с точки зрения этих людей, которые праздновали победу.

Р. Голованов:

- Если мы говорим про что-то русское, которое мы пытаемся здесь найти, это наш уход от Советского Союза. Но мы ведь уже от него ушли. Все, его нет. Да, сохранились символы.

О. Кашин:

- Слишком много символов.

Р. Голованов:

- Но от них не хочется отказываться.

О. Кашин:

- Ну как – отказываться? Мы обсуждали не раз: зачем вам эта пентаграмма сатанинская? Зачем вам серп и молот? Что, они вам роднее, ближе, чем двуглавый орел?

Р. Голованов:

- Тут все гораздо сложнее. Если мы сейчас их скинем, то пойдет новая гражданская война.

О. Кашин:

- То придут солдаты НАТО. А гражданская война… Даже на уровне наших споров, она же недовоевана, конечно же. Более того, этот миф о «брате на брата», тоже его надо преодолевать. Потому что не было такого – брат на брата. Был совершенно адский террор мирового интернационала зла против разрозненных сил сопротивления в России. Поэтому говорить о том, что народ разделился, одни были за этих, другие – за этих, победили красные, - нет, неправда. Злая сила напала на Россию и захватила.

Всем советую прочитать на сайте российского Конституционного суда особое мнение судьи Арановского, где он дословно говорит о преемстве между Советским Союзом и Россией. «Не нужно быть преемником и последователем, например, пиромана, чтобы тушить пожары и спасать погорельцев с их имуществом. Наследовать коммунизму тоже не обязательно, чтобы исправлять последствия тоталитарного зла. Российская Федерация не продолжает собой, а заменяет на своей территории государство, незаконно однажды созданное». Вот так надо к этому относиться. И пока это не станет общим мнением для России, вот та гражданская война, о которой вы говорите, будет недовоеванной.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- У нас Бог, русские, конституция. Кракен выходит на свободу!

О. Кашин:

- Сейчас эти споры о том, что писать в преамбуле конституции. Поскольку я конспиролог и параноик, реально думаю, что, готовя так называемое всенародное голосование, вероятно, электронное, власть сознательно вбрасывает какие-то заведомо провокационные тезисы, чтобы привлекать внимание к нему, как это было во время электронного голосования в Мосгордуму.

Р. Голованов:

- Позвольте, возражу. Тут давно просили, чтобы переписали конституцию, чтобы она стала человеческой, а не как в декабре 1993 года.

О. Кашин:

- Я сам всегда говорю со школьных времен, что ее пора переписать. Но одно дело – переписать, а другое дело – переписать, когда уже говорят о том, что надо записать, что брак – это союз мужчины и женщины.

Р. Голованов:

- Есть две фундаментальные важнейшие вещи, которые мы обязаны обсудить. Два столпа.

О. Кашин:

- И с ними мы оба согласимся. Первая – надо ли вписать статус русского народ? Да, обязательно. Вместо «мы - многонациональный народ», написать: мы - русские, и другие этносы, племена, живущие на территории России. Да, Россия – государственность русского народа. Не нужно делать вид, что это какой-то альянс равноправных этнических групп.

Второе – нужно ли вписать Бога или религию? Ушедший на прошлой неделе отец Всеволод Чаплин еще в 1993 году в газете «Московские новости» предостерегал, писал, что не дай бог, если место КПСС, место 6-й статьи займет православие, церковь. Если представить статью 6 конституции России, что православие является руководящей и направляющей силой, это многих шокирует.

Р. Голованов:

- Этого не может быть. Потому что у нас есть Чечня, Татарстан и так далее.

О. Кашин:

- Как раз я думал, что здесь мы с вами найдем согласие. У Чечни все в порядке. Ее исламизм, причем фактический, когда даже российские полицейские, если они чеченцы, если они стоят под зеленым знаменем Рамзана Кадырова, они кричат «Аллах акбар!», и им плевать на наше светское государство. Для них государство исламское, все нормально у них. И все эти истории про женщин в платках или что геев нет. Нормальный шариат по факту действует в кадыровской республике. Это никого не смутит. Как с этим бороться? Третью войну развязывать? Тоже не все готовы.

Написать, что российская государственность основана на христианской культуре, на православной культуре. В этом не будет ни нарушения исторической истины, ни ущемления чьих-то прав.

Р. Голованов:

- Но не так представлялось, как это будет написано. Есть примеры того, как это сделано в Греции, в Ирландии. Там вообще со ссылкой на христианство, на Троицу.

О. Кашин:

- У меня товарищ еще в советском детстве, у него папа был журналистом-международником, он ходил в ирландскую школу. Там ежедневно молитва. Учитель каждый день говорит: Вася из безбожной страны не будет молиться, извините его. Остальные молятся. Когда мой ребенок сегодня в британской школе начинает утро с молитвы, я радуюсь и не считаю, что это нашествие мракобесия. Все нормально. И говорить о том, что это нарушит права атеистов… Нет, абсолютно.

Р. Голованов:

- Немножко не об этом речь. Речь о том, куда вставить этот пункт с Богом, верой и церковью. Я думаю, что Патриарх как раз имел в виду преамбулу.

О. Кашин:

- Конечно.

Р. Голованов:

- И именно туда вставить, что сохраняющий ответственность перед Богом и своей совестью. Как это в украинской или канадской конституции.

О. Кашин:

- У нас уже двадцать лет есть Бог в Гимне Российской Федерации.

Р. Голованов:

- Патриарх и об этом сказал.

О. Кашин:

- Это не смущает ни мусульман, ни атеистов. Поскольку советская модель не единственная в русской истории модель взаимодействия христиан и не христиан, я помню, как многие мальчики в детстве увлекались медалями, наградами, есть Георгиевский крест, есть Георгиевская медаль. И в первую мировую возникла проблема, как ее вручать мусульманам. Ведь там нарисован христианский святой, который может их как-то огорчить. И поэтому сделали специальную версию Георгиевской медали с гербом России – двуглавым орлом. Так эти горцы сами просили: дай мне медаль с джигитом. Мужик на коне поражает змея! Мы, чеченцы, гордимся этим мужиком на коне.

В этом смысле не нужно прятаться за спины и бороды чеченцев. Если они готовы жить в составе Российской Федерации, они примут христианскую конституцию. За русскими последнее слово в России должно быть всегда.

Р. Голованов:

- Так, мы здесь разобрались. Бог – он с нами. Следующий пункт – русские. Как вы себе представляете – вписать это в конституцию, чтобы не разжечь новую войну?

О. Кашин:

- Я не понимаю, в чем война. Как будто бы условие гражданского мира в России связано только с покорностью и молчанием русского народа. Возьмите любую конституцию любой республики в составе России. Почему-то Удмуртию не смущает говорить в преамбуле к конституции, что великий удмуртский народ создал эту республику и вошел в состав Российской Федерации. Государство Россия с более чем тысячелетней историей создано русскими людьми. Все остальные народы присоединялись к ней, кто добровольно, кто недобровольно, на протяжении нашей великой истории. Отрицать это было бы странно. Скрывать это было бы странно. Как-то микшировать это?

Нет, ничего криминального в этом нет. Да, государство создано русскими. Да, у некоторых этнических групп есть квартиры в нашем большом русском доме. Никто не будет у них эти квартиры отбирать. Татарстан останется Татарстаном, Бурятия останется Бурятией. Но русские тоже должны иметь какую-то табличку над своей комнатой.

Р. Голованов:

- А остальные народы туда будут вписаны?

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Остальные народы, у которых есть государственность в составе России, а она по факту есть у всех, есть даже Еврейская, никому не нужная, автономная область, где евреев приходится искать днем с огнем, - у всех народов есть государственность. Нет только у немцев Поволжья. Давайте вернем. Потому что та часть Саратовской области, которая была когда-то немецкой, находится не в лучшем состоянии. Я думаю, эти города – Маркс, Энгельс, которые тоже неплохо было бы переименовать и вернуть им названия Екатериненштадт и еще что-то, я думаю, да, и Немецкую республику маленькую тоже можно воссоздать, если она кому-то нужна. Поскольку большая часть русских немцев уехала.

Р. Голованов:

- Президент Турции Эрдоган приехал в Украину к Зеленскому.

О. Кашин:

- Он сейчас России друг или уже нет? Я постоянно путаю. Он то друг, то нет. Как мигалка.

Р. Голованов:

- Черт его знает. И не друг, и не враг, а так…

О. Кашин:

- Он приехал. И что же он натворил?

Р. Голованов:

- Да это вообще ужас. Все, что во мне есть, возмущено, каждый член моего тела сейчас кипит от злости. Эрдоган поприветствовал почетный караул в Киеве словами «Слава Украине!».

О. Кашин:

- Какой ужас!

Р. Голованов:

- Олег, если бы вы приехали в Киев, вы бы заорали «Ура, слава Украине!»?

О. Кашин:

- Я был кричал «Слава России!». Более того, я бы призывал всех, кто приезжает в Россию, тоже кричать «Слава России!». Достойный и хороший лозунг. Я понимаю всю эту российскую риторику. Так получилось, что этим лозунгом здоровались когда-то бандеровцы. Но от того, что бандеровцы пили воду, ели хлеб, от этого вода и хлеб токсичными не делаются. Слово «слава» - хорошее русское слово. Слово «Украина» - плохое русское слово, но им обозначается эта страна. Поэтому в самом по себе выражении «Слава Украине!» никакого токсика нет. Он хотел сделать приятное украинцам. Он сделал. Если бы у нас с вами была цель… Мне приходится говорить иногда с украинцами, мне нетрудно говорить даже «в Украине».

Р. Голованов:

- Я тоже случайно так начал говорить. Чтобы никого не обидеть.

О. Кашин:

- И чтобы потом разговор не уходил в часовую дискуссию о том, как правильно. Нормальная вежливость, нормальная история. То, что официальная Россия так относится к невинному выражению «Слава Украине!», это странно. Понятно, что Эрдоган слишком сомнительный друг для Российской Федерации, которая регулярно в дружбе с ним оказывается в дураках. Уж Крым-то он мог бы признать.

Р. Голованов:

- Помимо того, что он произнес нацистский лозунг, он не признал Крым российским.

О. Кашин:

- Если мы расставляем приоритеты, бог с ним – с лозунгом. А вот Крым! Мы его у вас, дорогие турки, отвоевывали в свое время, еще при Екатерине.

Р. Голованов:

- А может, Украина его отвоевывала?

О. Кашин:

- Украина тогда, как мы помним, силами людей, нарисованных на картине Репина, писала предшественнику Эрдогана матерное письмо. Не можем прочесть его в эфире, потому что Роскомнадзор. Если бы Эрдоган был нормальный парень, он бы спросил сегодня с украинцев: а чего вы мне такое тогда написали пятьсот лет назад? Давайте выясним отношения. Вместо этого он заигрывает с украинскими националистами и ведет себя довольно дешево.

Р. Голованов:

- Он чего-то вкладывал в этот лозунг? Ему сказали спичрайтеры: дядь, заори «Слава Украине!», - он вышел и заорал.

О. Кашин:

- Здесь я с вами согласен. Но во многом значение этому выражению придает российская реакция на него. Когда я в сотый раз читаю у наших официальных лиц или у деятелей государственных медиа, что, ой, боже мой, он произнес нацистский лозунг, мы оказываемая в орбите этой российской официальной риторики, которая из невинного русского слова «слава» делает…

Р. Голованов:

- Тут немножко другое. Важно, какой смысл ты закладываешь в эти слова. Ведь можно матом хвалить, а можно матом и ругать. Когда украинские националисты кричать «Слава Украине!», естественно, они туда закладывают свой смысл, с которого стекает кровь и и вываливаются кишки замученных людей. А что туда вкладывал Эрдоган? Поцелуй Зеленского в одно места? Думаю, вряд ли. Просто какая-то вежливость.

О. Кашин:

- Абсолютно банальная дипломатическая вежливость. Россию с Турцией связывают эти тридцать лет постсоветского туризма, прежде всего, наверное. И пока для средних россиян, лояльных своему государству и своей власти, отпуск в Турции будет приемлемым, это главный фактор российско-турецких отношений, а не то, что Эрдоган сказал. А так, конечно, все восточные лидеры – люди коварные, хитрые, доверять им нельзя. И в этом смысле Эрдоган ничем не отличается от Гурбангулы Бердымухамедова. Если бы Гурбангулы Бердымухамедов приехал в Киев, он бы, может быть, не сказал «Слава Украине!», поскольку его перед Новым годом Путин инструктировал по поводу пакта Молотова – Риббентропа, но, по крайней мере, тоже он бы вел себя так. Кто признает Крым? Казахстан не признает, Туркмения не признает, Таджикистан не признает. Вот цена нашим мусульманским друзьям, которые при этом не забывают в рамках ЕврАзЭС получать преференции от России.

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- Олег, а вопрос с Крымом хотелось бы развить. Важно, что Крым признают или не признают? Ведь он уже наш. И никуда он не денется. Никто не отпилит этот полуостров Крым. Никто Крымский мост не подорвет, как бы ни пытались этого сделать эсбэушники.

О. Кашин:

- Как вам сказать. Все-таки крымчане прекрасно знают, какие у них есть и проблемы с европейскими визами, и с сервисами Apple.

Р. Голованов:

- Мне сказали, что в Крыму есть проблемы с водой. Там уже воду выдают по часам.

О. Кашин:

- Проблемы со Сбербанком, с РЖД. Потому что РЖД туда не ездит. Туда ездит специально созданная компания прокладочная. То же самое – с «Почтой России». Не работает она там. Там «Почта Крыма». Это такое полулегальное существование, которое унизительно для крымчан.

Р. Голованов:

- Меня это тоже злит.

О. Кашин:

- Признавали бы Крым – были бы рейсы из Симферополя в Париж. Это тоже интересно и важно. И французские туристы приезжали бы греться на крымском солнышке. Конечно, надо добиваться полного признания. И делать вид, что неважно, главное, что там стоит наш Черноморский флот и ракеты системы «Бастион»? Нет, главное – люди. А людям там хуже, чем на Кубани, допустим. Просто по каким-то мелким или не очень мелким бытовым мелочам.

Вот такая полулегальная реальность обеспечивает и полулагельность в большом правовом поле. Когда вот эта история с парком с тиграми, сегодня арестовали на два месяца по сомнительному обвинению хозяина парка «Тайган». Это главный крымский герой, который совсем недавно помирился с Аксеновым. И вроде бы сейчас Аксенов обещает внести залог и за него поручиться.

Р. Голованов:

- Тут все просто. Разыграна такая комбинация, что сейчас его выпустят, и эта секта «Тайгана», которая все завалила нам сообщениями, она увидит, что, оказывается, есть хорошие чиновники, вот так все разрешили.

Егор из Москвы:

- Историю не надо коверкать. Не надо считать, что Украина – это Украина. Это польская окраина. А мы – славяне, православные христиане. Еще в свое время Екатерина очень большое зло сделала, когда казаков всех выслала на Яик.

О. Кашин:

- Называть древнюю русскую столицу Киев польской окраиной некорректно.

Егор:

- Не надо нас травить. Какая Украина? Киевская Русь святая! И мы будем вместе вовеки веков.

О. Кашин:

- Глубинный наш народ, о котором я говорил в контексте Брексита. Город Ивано-Франковск никогда не был Киевской Русью, Российской империей. Или Тернополь. Украина существует. Украинский народ есть. Он нам не очень братский.

Р. Голованов:

- Он выдуманный?

О. Кашин:

- Ну как – выдуманный? Он по факту есть. А так-то можно кого угодно выдуманными назвать. Кто выдумал словаков? Словаки тоже есть. Или хорваты. Поэтому делать вид, что украинцы по-прежнему русские? Нет. Кто хотел стать русским, тот уже стал. А кто остается украинцем, кто выбривает себе чуб, с ними надо взаимодействовать уже как с недобрым соседом.

Р. Голованов:

- А что с ними делать? Палками побить, за чуб оттаскать?

О. Кашин:

- Ну почему палками побить? Французы и англичане тоже друг друга не очень, но как-то привыкли существовать через свой пролив. И даже прокопали под ним тоннель. Я думаю, когда все это успокоится, когда Донецк наконец-то станет нормальным российским областным центром, Украина станет тоже нормальным тихим соседом. И мы будем жить-поживать, наживать добра и ездить друг к другу в гости, на рынок или в театр. Надо на это ориентироваться, а не на то, чтобы уничтожить и растоптать украинский народ полностью. Ни в коем случае!

Р. Голованов:

- «Кашин, твоя Англия не признает, что Крым – наш. Гадит англичанка. А ты там сидишь!»

О. Кашин:

- Англичанка, к сожалению, да, гадит. Но по некоторым теориям, Россия в целом является криптоколонией Великобритании. Реальный хозяин земли русский сегодня – королева Елизавета II. Поэтому будьте осторожны, ругая англичан. Рано или поздно вам еще придется за это отвечать.

Р. Голованов:

- Английский шпион пробрался в ряды радио "Комсомольская правда" и влияет на ваши умы, словно выжигатель мозгов из Чернобыля.

О. Кашин:

- В начале эфира я бы российским шпионом.

Р. Голованов:

- У нас вирус-убийца из Китая. Коронавирус – мы тут с ним боремся, обещаем депортировать иностранцев, закрываем границы с Китаем. Выживем ли мы?

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Объясните мне, куда депортировать больных и как? Заболел китаец в Чите. Его депортируют куда? В Китай? А если Китай скажет: мы его не примем, - куда? В Америку? Или просто на границу – и иди пешком? Что это за история?

Р. Голованов:

- Я думаю, что будут специальные вагоны построены, куда будут сажать этих заболевших людей. И они поедут туда, откуда они к нам приехали.

О. Кашин:

- Куда?

Р. Голованов:

- В Китай, наверное.

О. Кашин:

- А если китайцы начнут стрелять?

Р. Голованов:

- А что делать? Вот такой опасный коронавирус.

О. Кашин:

- По-моему, российские врачи при получении диплома дают клятву Гиппократа, что если кто-то болеет, его надо лечить, а не депортировать. Я тоже слышал это выступление Мишустина, который радостно говорил про депортацию. Но я не понимаю, у меня не укладывается. Последняя депортация была – как раз чеченцы, калмыки, балкарцы.

Р. Голованов:

- История циклична.

О. Кашин:

- Это какой-то кошмар. Мы нагнетаем или успокаиваем народ?

Р. Голованов:

- Не знаю. Как бог на душу положит. Сегодня мне страшно.

О. Кашин:

- Маска у вас есть?

Р. Голованов:

- Она не помогает. Вот эти маски, которые взлетели в цене в 35 раз в Забайкалье, еще где-то. Все это бред.

О. Кашин:

- А вы видели забайкальского министра в этом костюме?

Р. Голованов:

- Вот так надо ходить. Я завтра попробую достать такой костюм и в нем прийти на эфир. А по скайпу, вроде, не передается этот вирус.

О. Кашин:

- Всякое бывает.

Р. Голованов:

- Меня другое пугает. Мы бросились с этим коронавирусом мотаться. Люди это смогут победить и убрать. Но у нас же есть эпидемия гриппа, от которой реально мрут люди. И лекарства стоят огромных денег.

О. Кашин:

- Ухань закрыли. А Париж закрыть невозможно. Или Лондон. Если смерти начнутся в Париже, Лондоне, Москве, вот тогда уже можно будет бить в колокола.

Р. Голованов:

- Я думаю, что бить в колокола нам нужно уже сейчас. Но не забывать о других важных делах. Например, чтобы таблетки стали доступны для людей. Чтобы лечиться от гриппа было не так дорого.

О. Кашин:

- Продается фуфломицин.

Р. Голованов:

- Вот именно, чтобы этим фуфломицином еще не разоряли людей на несколько тысяч рублей. Слушайте нас с понедельника по пятницу!