Милонов: фатальный отказ Европы от ценностей сделает ее континентом другой расы

Виталий Милонов
Депутат Госдумы Виталий Милонов и его соведущие Валентин Алфимов и Роман Голованов в программе «Депутатская прикосновенность» на Радио «Комсомольская правда» обсудили арабское нашествие на Европу и нависшие над нашей страной угрозы.

Скачать передачу [mp3, 43.6 МБ]

Мы предлагаем читателям полный текст радиопрограммы:

В. Алфимов:

- Виталий Милонов сейчас находится в Сирии. На этой неделе исполнилось 4 года, как российские войска вошли в Сирию по приглашению Башара Асада, президента Сирийской Арабской Республики. Целая делегация российских политиков сейчас там находится.

Виталий Валентинович, что вы делаете в Сирии?

В. Милонов:

- В Сирии я ничего не делаю. Я в Ливане сейчас, в городе Сидон. Есть такие места, Тир и Сидон, известные по евангельским временам, там проповедовал Спаситель. Я привез иконы в церковь Святителя Николая в Сидоне. Такой подарок для православной общины южного Ливана.

В. Алфимов:

- Вы же не первый раз там?

В. Милонов:

- Нет. Я являюсь старым другом этой общины, у нас есть даже общество, «Русский Сидон» называется. Мы пытаемся как-то помогать нашим людям. Это не только выходцы из России, это и очень много ливанцев православных, которые нуждаются в нашей помощи. В Ливане государственной поддержкой пользуются многие представители церкви, но не православные. Православная церковь Московского патриархата, конечно, не в самом завидном положении. Так что я считаю, что это наша солидарность с теми, кто сейчас там находится и сохраняет верность своим принципам, верность вере.

В. Алфимов:

- А чем вы помогаете, Виталий Валентинович?

В. Милонов:

- Самая главная потребность – конечно же, это богослужебная, это иконы. Знаете, в арабском мире не очень принято писать иконы и вообще живопись, в силу того, что есть влияние ислама, который считает неправильным рисовать лицо человека. Конечно, это очень сложно и очень дорого здесь. Поэтому мы в Петербурге заказали в монастыре иконы, писали год, они получились очень большие, красивые. И их привезли. Мы просили и «Аэрофлот» помочь, и всех, всех, всех. Все откликнулись, большое спасибо. Потому что одному это было бы невозможно сделать, это очень дорого для меня.

В. Алфимов:

- Наши слушатели могут вам сказать, Виталий Валентинович: «А что вы в Ливане помогаете, что, у нас в России некому помогать, что ли? И храмы, и верующие православные, которые нуждаются в помощи. А вы туда всё возите».

В. Милонов:

- Моя проблема – что я русский человек.

В. Алфимов:

- Какая проблема? Это же достоинство.

В. Милонов:

- Проблема современного мира. Легче быть этой Гретой, ничего не понимать, но топить за экологию. Конечно, русский человек всегда проявлял солидарность. Я считаю, что солидарность это наше национальное качество. Мне не стыдно, и в Петербурге много у меня построено церквей, но это неважно. Важно то, что те люди, которые находятся в нужде, которым очень важно сохранять эту лампаду веры в атмосфере, когда не все их понимают и принимают, им очень важно чувствовать нашу поддержку. Хотя, честно могу сказать, миф об агрессивном арабском мире, об агрессивном Ближнем Востоке это больше продукция западных телекомпаний, которые рассказывают, что арабы это какие-то дикие люди с поясами шахида, которые хотят убить всех христиан. Это неправда и наглая ложь.

В. Алфимов:

- Мне кажется, с вами не согласился бы Николай Эрней, русский немец из Томска. Он в России выучился на программиста, в 16-м году эмигрировал с сыном и женой на историческую родину в Германию, там гражданство получил, нашел работу хорошую, снял квартиру в Кельне в элитном районе, дочь родил. В общем, все хорошо. Его сын Максим сначала ходил в немецкий детский сад, потом начал ходить в немецкую школу. И он там сталкивается с проблемами с мигрантами. С мусульманами, которые совершенно неадекватные, которые держат в страхе всю школу, пытаются карандаш в шею парню воткнуть, не только ему, а вообще всем одноклассникам. Это младшие классы еще. Сейчас Николай принял решение, что надо возвращаться в Россию, потому что здесь нормальные, адекватные люди, и ребенка можно отдать в школу и совершенно не бояться за него.

В. Милонов:

- Во-первых, я как на четверть немец его не поддерживаю. Потому что мы всегда жили здесь, русские немцы, со времен Петра Великого, тем более Екатерины Великой. Русские немцы это нечто особенное. Не надо туда ездить. Потому что Германия уже не та. Россия больше Германия по традициям, чем Германия сейчас. Вопрос не в ребятах-арабах. Конечно, лучшие арабы в Германию не уезжают, они остаются у себя дома. Уезжают попрошайки, всякие негодяи. Не лучшая часть арабского мира переселяется в Европу. Потому что это люди, которым наплевать на принципы.

Но, с другой стороны, сколько можно обвинять мигрантов? Мигранты ведут себя ровно настолько, насколько им позволяют толерантные светские власти Германии. Если бы этого негодяя, который держит в страхе всю школу, высекли бы или наказали серьезно, не боясь обвинений со стороны всякой социалистической шелупони, что это притеснение мигрантов и т.д., тогда вмиг бы прекратили этим заниматься. Ведь в школах России, где традиционно учатся и мусульмане, и христиане православные, такого нет. Почему? Да потому что все знают, что есть правила поведения, правила взаимоуважения. Точно так же и здесь.

В. Алфимов:

- Виталий Валентинович, вы же знаете, что Германия это страна правил. И там тоже есть правила, и их, по идее, надо соблюдать.

В. Милонов:

- Эта социалистическая плесень уничтожила нашу Германию, нашу добрую традицию, наш консерватизм. Пришедшие к власти леваки, социалисты, «зеленые» и прочие – это какое-то отребье политического мира…

В. Алфимов:

- Вы про гомосеков еще не сказали ни разу.

В. Милонов:

- Подождите. Так это всё синонимы этого слова. Политический гомосексуализм это социалистическая идея в современном мире. Веганство, социализм – это всё формы гомосексуализма. А еще вейперы тоже гомосексуалисты. Хотя многие об этом не догадываются. Вейпы тоже надо запретить.

Тем не менее, не программы мигрантов. Я не хочу сравнивать людей с вирусами, я просто провожу аналогии. На ослабленный иммунитет организма прибегают вирусы, и организм с ними не справляется, он толерантен к вирусам, он умирает под натиском вирусов. Любая страна, куда приезжают другие люди, имеет силу сказать: у нас есть правила, которые вы обязаны соблюдать. Если она становится толерантной, то она этого не говорит, и развитие происходит по фатальному пути. Не проблема мигрантов, а проблема в самой Германии, что слабое тело, ослабленный дух Германии не способен настоять на своем. И поэтому распоясавшиеся хулиганы, причем разные, и мигранты в том числе, туда едут. Если придет нормальная правая партия в Швеции какой-нибудь, она выкинет к чертям собачьим всех этих попрошаек, которые сидят на социальном пособии, Швеция снова станет великой страной, с хорошими автомобилями и лучшими в мире немобильными телефонами. А сейчас Швеция это страна, в которой от былого величия осталась только табуретка IKEA, и то сделанная в России или где-нибудь в Польше.

В. Алфимов:

- Я понимаю отчасти, о чем вы говорите, Виталий Валентинович. Но, с другой стороны, если брать ту же Германию или Швецию, почему законы, которые там есть, не работают? Там же за такой проступок дают вот это, за такой проступок – вот это. Почему на европейцев эта история работает, а на мигрантов, которые приезжают, не работает?

В. Милонов:

- Потому что у них там Греты живут, которые готовы снисходительно относиться ко всем братьям меньшим, как они считают, к мигрантам. Они же не считают их за людей. Потому что социалисты считают, что это какие-то дикари, которых надо учить.

В. Алфимов:

- Сильный всегда будет уважать слабого и в чем-то ему помогать. Поэтому здесь логика вполне понятная.

В. Милонов:

- Вы книжек начитались, дорогой друг. Вы посмотрите мировую историю. Где сильный уважал слабого? Сильный уважал слабого, может быть, прибавив огонька, поджаривая его окорочка на своем победном топорике или ножичке. Именно фатальный отказ от традиционных ценностей Европы приведет к тому, что лет через 10-20 она станет континентом другой расы. И в этом будут виноваты только европейцы, которые приняли этот путь политической импотенции.

В. Алфимов:

- Виталий Валентинович, вы сказали, что хорошие арабы сидят в своих странах, а приезжают в Европу попрошайки. И некоторые аналитики, эксперты все это дело переваливают на Россию и говорят: а вот у вас все проблемы (с тем же Кавказом) ровно из-за этого же. Потому что в Москву приезжают неадекватные ребята, а хорошие ребята остаются у себя дома.

В. Милонов:

- Конечно, приезжают люди, которые воспитаны в другой традиции. Не их вина, что эти ребята выросли в 90-е годы, когда отношения с Россией на территории Чеченской Республики были не самые лучшие. Знаете, я работаю с депутатами из Чеченской Республики, и я горд назвать их своими друзьями. Никто никогда не позволяет себе хамского отношения. Мало того, все-таки традиционалисты очень большие, и оскорбить взрослого, оскорбить человека для них считается неприемлемым. И этому надо нам у них учиться.

В. Алфимов:

- С нами на связи Ульяна Скойбеда, обозреватель «Комсомольской правды». Ульяна, я описал ситуацию, которая складывалась у Николая Эрнея в Германии. Он же обращался в полицию, социальные службы и т.д. Оттуда не было ответа, что ли? Почему он вынужден возвращаться?

У. Скойбеда:

- Он сам не вернулся, у него рабочий контракт, поэтому он сам вернуться не может, ему штрафные санкции будут большие. Он перевез семью, то есть жену, сына и дочку. За это он там получает огромные штрафы – за то, что ребенок, проживающий в Москве, не посещает немецкую школу – 1000 евро за неделю просрочки. Потому что немецкий ребенок должен посещать школу только в великой Германии. Это законодательство со времен Гитлера, лично Адольф Гитлер его ввел, и вот до сих пор в ФРГ это законодательство действует.

Насчет обращения в полицию. Вы сами представьте, что такое переехать в другую страну. Это гигантское мероприятие. Они получали гражданство, жена учила язык, искали работу. Это непросто. Поэтому просто так сорваться из-за фигни, что 7-летние дети подрались, конечно, Эрней не повез бы семью обратно в Россию.

Во-вторых, он программист и математик. Он очень методично взаимодействовал с чиновниками Германии, для того чтобы элементарно развести этого агрессивного беженца… Есть версия, что он из семьи ваххабитов. Потому что он сначала пинал детей, потом он начал бить их в шею вилкой, карандашом, душить, показывать: я тебе отрежу голову. Сначала этого не было. Он говорит: в семье, наверное, учат. Он обращался в Штази: «Посмотрите, может быть, ваххабиты приехали». – «Нет, Штази не может это проверить».

А вторая версия, что ребенок психически больной. В итоге после шума, поднятого Николаем, его перевели в школу для нездоровых деток. Так вот, сначала он поговорил с учительницей: ребенка душат, обратите внимание на беженца. Учительница, вместо того чтобы наказать Хамзу, стала наказывать ребенка Эрнея, ставить ему плохие оценки по математике и т.д. Наказывают только немецких детей, рассказывает Эрней. Что бы ни сделали беженцы, виноват будет немецкий ребенок, беженцу должно быть хорошо жить в Германии. Тогда он пошел к директору. Директор сказал: мы возьмем социального педагога. Если там инвалид в классе, инклюзия, берут тьютора и второго педагога, чтобы он сопровождал этого инвалида.

Ничего не помогло. Проблема была в чем? На перемерах Максим мог дать сдачи этому беженцу. Беженец бил их вилкой, и они тоже собирались, били этого беженца. Эрней даже рассказывает, что его держали и запихивали ему в рот колбасу. Потому что он так достал даже мусульман, типа турок, которые уже давно живут, что они так решили ему отомстить. Так вот, Хамза стал бить во время урока, когда ребенок сосредоточен на занятиях, карандашом в шею. Это либо смерть, либо инвалидность. А если в глаз, то там, как Эрней говорит, штраф 500 евро будет. Это тебе компенсация от государства за потерянный глаз.

Короче, со школой взаимодействовать не получилось. Тогда Эрней говорит: хорошо, вы не можете взять второго педагога, разрешите ему сыну перейти на домашнее обучение. Ему отвечают: это запрещено законом (который еще Гитлер вводил). Если ребенок не посещает школу (не может, не хочет, боится), приезжает полиция, забирает его из дома. Родителям приходит штраф от 100 до 500 евро за день просрочки. Если родители упорствуют, их подвергают тюремному аресту, на несколько недель их сажают в кутузку, чтобы они подумали. И третий шаг – ребенка изымают из семьи, отправляют в приемную семью или в детдом. Вот такой путь для детей. Вы будете ходить в школу все равно.

Тогда Эрней, не понимая, что делать, садится на больничный. Он идет к психиатрам, получает справку, что у ребенка страх перед школой, страх перед беженцем. Он решает поменять школу. Он опрашивает окрестные школы, и везде такие проблемы с беженцами. Беженцы массово пошли в школы, причем вот такие маленькие. Спрятаться от них негде, везде так. Платная школа, к сожалению, не по карману. У нас на сайте его упрекают, что мог бы получше поработать и определить своего ребенка к белым людям. Я не знаю, мне, например, платная школа тоже недоступна, поэтому я человека понимаю. У него жена сидит в декрете, они родили в Германии вторую дочку. Он говорит, что даже если мы не будем есть вообще, мы можем оплачивать 25 тысяч евро в год частную школу, но когда через 5 лет подрастет дочка, тогда придется уже и не есть, и жить на улице. То есть это не решение проблемы.

Он нашел решение проблемы. Деток берет школа русского консульства в Бонне. Она бесплатная. Наши консулы, дипломаты с удовольствием берут умных деток, но они выбирают по IQ.

В. Алфимов:

- Он вернет семью в Германию?

У. Скойбеда:

- Нет. Школа в Бонне согласилась его взять, но немецкие чиновники категорически это запретили. Они сказали, что ребенок может ходить в арабскую школу, в ливийскую школу, в еврейскую школу, в американскую школу, во французскую школу, но в русскую школу ребенку ходить вместо немецкой запрещено. Все, кто это проделывает (а там ряд людей это проделывает, чтобы не платить), они делают это тайно. Если чиновники узнают об этом, родители будут наказаны.

В итоге Эрней поднял такой хай (он писал Меркель, в Министерство образования и т.д.). Они беженцев этих в итоге из школы выгнали, когда они шестерых человек уже душили, скрывать это невозможно стало. А ему чиновники конкретно сказали: жди, детей мы у тебя заберем. Через полгодика твоя история забудется – придут, дверь вышибут, детей изымут. А социальные службы могут изымать детей, например, под предлогом недоразвития немецкого языка. Ну, говорили дома по-русски – недоразвили немецкий язык. Либо вообще без предлога. Потом родители должны в суде доказывать, что они достойно воспитывают своих детей. Когда человек понял, что угроза реальна, он их увез в Москву.

В. Алфимов:

- Виталий Валентинович, у меня ощущение, что в Европе, в той же Германии просто геноцид белого населения.

В. Милонов:

- А кто это делает? Это делают те Греты, которые выросли, дебилки, которые ради своих комплексов, своей толерантности готовы погубить собственный народ ради того, чтобы соблюдать какие-то правила. Только правила уже идиотские, и эти правила нацелены на самоуничтожение нации, самоуничтожение народа. И они это тупо выполняют.

В. Алфимов:

- Виталий Валентинович, давайте мы будем завершать потихонечку эту историю… А мы можем помочь чем-то Николаю и сотням таких же россиян, которые живут в Германии?

В. Милонов:

- А чем поможешь? Поменять правящую партию? Выгнать канцлера? Или выгнать партию социалистов из бундестага? Здесь ничем не поможешь. Ведь они подвергаются всем этим притеснениям потому, что они приняли западные правила игры. Они вступили в гражданство Германии и из-за этого они страдают. Оставайтесь гражданами России и не страдайте. Или получайте защиту полноценную, как граждане России, в России. Я считаю, что недопустимо, просто люди уехали из России, но все-таки из чувства солидарности и поддержки, надо предпринимать меры, но ведь мы, по сути дела, просим не повлиять на какую-то разовую ситуацию, а поменять ныне действующую систему не просто в Германии, а в Европейском союзе. В Брюсселе все то же самое, в Париже все то же самое. Это позиция, которая называется суицид. Медленный, мягкий суицид, который выбрала для себя Европа. Зажравшаяся, ожиревшая, вступившая в непонятные связи, они сходят с ума таким образом. Как можно поменять? Ну, Красную армию уже не прислать, уже не те времена. Прислать новых правителей? Они не хотят. Сейчас будут у них новые правители, которые будут говорить на языке ?? и они все поменяют. Все будет по-другому. Только, к сожалению, это уже будет не в рамках европейской исторической духовной традиции, а в рамках арабской духовной традиции. Ну, так вот, к сожалению, пассионарность, она сама себя не увеличит.

В. Алфимов:

- Хорошо. Что касается тех, кто предпочел уехать за границу, Минфин тут собирается заставить олигархов платить налоги в России. Для этого меняют законодательство. Сейчас у нас налоги в России должен платить налоговый резидент. Налоговыми резидентами становятся люди, которые больше полугода живут в России. То есть, больше 183 дней находятся на территории России. Соответственно, всякие олигархи и другие ребята, у которых денег куры не клюют, валят за границу, по крайней мере, больше 183 дней находятся там, за границей, соответственно, из-за этого не платят налоги. А здесь Минфин говорит, что мы сократим вдвоем – до 90 дней, вот этот срок и этим уважаемым людям придется больше времени проводить за границей. То есть, больше, чем 9 месяцев в году. Как вы думаете, Виталий Валентинович, сработает?

В. Милонов:

- Я считаю, что это слишком мягкое отношение. Какого черта эти все позолоченные личинки, живущие на народные российские деньги, там еще чего-то будут платить, а не здесь? Здесь должны платить всегда. Если они заработали деньги в России, должны платить деньги в России. Иначе объявлять их всех нещадно в международный розыск и ликвидировать, если они будут бегать от нас, как крысы по углам. Я не понимаю, что это за мягкое отношение такое к этим людям? Ведь они, по сути, сколотили все свои миллионы и миллиарды на российской экономике, а многие просто на банальном обворовывании обычных людей. Поэтому они обязаны платить всегда деньги в России. Нельзя давать им возможность такого выхода мягкого. Никогда…

В. Алфимов:

- Мы связались с первым зампредом комитета думского по бюджету и налогам Валентином Шурчановым, он говорит, что мы о бизнесе беспокоимся, но пострадают все равно простые люди, скорее всего.

В. Шурчанов:

- Мы беспокоимся о бизнесе, но в конечном итоге бизнес вот эти все дополнительные налоговые сборы возложит на продукцию и пострадает конечный потребитель. НДС вот на 2% увеличили, ну, что, бизнес, что ли, это платит? Бизнес это все опять переводит и возлагает на конечного потребителя. ЖКХ растет, НДС увеличили, теперь вот эти пять налогов хотят превратить в регулярные такие налоговые сборы. А суть-то была в чем? Что, когда они были сборами за неуплату или несбор этих сборных данных, накладывалась административная ответственность. Теперь, безусловно, раз вводится в налоговый кодекс, это будет уже уголовная ответственность… Безусловно, бюджет за счет этого что-то поправит, но люди от этого пострадают.

В. Алфимов:

- Видите, Валентин Шурчанов говорит, что от того, что там хотят накрячить этих олигархов, мы еще с вами пострадаем.

В. Милонов:

- Ну, так говорит голос лоббизма… Какого рожна? Вот кому есть дело до этих золотых червячков, которые окопались в Лондоне, что они будут платить? Мне вот, например, дела нет. И людям из Рязани тоже нет дела. Это справедливость. О каком бизнесе мы заботимся? Бизнес, который уезжает жить в Лондон, для нас не бизнес, а предатели и мародеры. И относится к ним нужно именно таким образом, если они сбегают от Российской Федерации, по сути дела, из нашей юрисдикции, пытаясь скрыть наворованные средства. Я за то, чтобы русский бизнес расширялся, я за то, чтобы мы открывались и в Америке, и в Брюсселе, и в Гваделупе. Но это именно как расширение. А когда они сбегают… сколько в Лондоне живет этих негодяев? И что, мы еще будем заботиться, чтобы им полегче жилось, чтобы их детишки поменьше платили? Я считаю, что надо отнять все, что у них есть. А если они еще выпендриваться начнут, национализировать все их предприятия, фабрики, квартиры, отнять все бриллианты у их любовниц, любовников… у всех вообще, полная национализация. Тогда по-другому заговорят, тогда вмиг одумаются. И заводы, которые коптят …

В. Алфимов:

- …заводы, которые коптят…

В. Милонов:

-… вот почему-то должны платить налоги больше на территории Англии.

В. Алфимов:

- Мы связались с Теймуром Двидаром, это египетский бизнесмен, он говорит, что для него не проблема, но он рассказал, на кого вообще вот эта штука может подействовать.

Т. Двидар:

- Лично на меня это никак не влияет, поскольку я нахожусь в России довольно-таки часто, или долго, скажем так. А для ребят, которые имеют бизнес в России, но живут за рубежом, ну, наверное, это наложит какие-то ограничения, в зависимости от размера их бизнеса. Но, как правило, если мы говорим о малом и среднем бизнесе, то люди платят налоги и находятся в основном в России. Из крупного бизнеса, там, где база такая существенная, перепланируют свое нахождение в России. Такие личности есть, они довольно известные, их по телевизору показывают, они живут за рубежом. Человек вправе жить там, где он хочет, здесь вопрос, наверное, все-таки возврата капиталов, прибыли – чтобы она оседала в России, а не в странах-посредниках. Кто платил налоги здесь, тот и будет продолжать платить здесь, это не самое худшее место для уплаты налогов, если честно. А кто платил, используя схему об избежании двойного налогообложения, тот так и продолжит, ему комфортно…

В. Алфимов:

- Виталий Валентинович, с вами-то, в принципе, согласится большинство населения России – что все отнять, пусть платят бог знает сколько, заводы национализировать и т.д. А почему до сих пор у нас этого сделано не было? И даже разговоров об этом нет? И даже у вас в Госдуме говорят, что нет, может, не стоит так делать, потому что простые люди от этого пострадают.

В. Милонов:

- Ну, потому что это слово называется «лоббизм». Потому что все эти богатые жуки-короеды обладают колоссальным количеством знакомых, связей и т.д. И имеют возможность через определенные лоббистские схемы, которые действуют по всему миру, отстаивать свои интересы. Им легче потратить чуть-чуть, дав в клювик жадным лоббистам зернышко золотое, чем пойти на легализацию своих доходов. Здесь мы должны отталкиваться от интересов страны. В национальных интересах страны это, конечно, стопроцентное…

В. Алфимов:

- Слушайте, но президент же говорил, что у нас приоритет на возвращение капитала в Россию, и даже какие-то льготы там давали этим всяким олигархам. Что, не работает?

В. Милонов:

- Поймите, действительно, есть олигархи, которые возвращаются. Есть большой бизнес, который перерегистрируется сейчас – и в Калининградской области, и в других – это идет. Но проблема-то заключается в другом Что есть те, кто не имеет такой ответственности перед государством и продолжает выкачивать из России все, что только можно… и тратить там…

В. Алфимов:

- Виталий Валентинович, я вам предлагаю сейчас отправиться в прекрасный город Стерлитамак, там совершенно дикая история который день уже лихорадит всю Башкирию, да и всю страну, наверное… Это новость об убитых щенках бездомной собаки. С чего все началось? Сначала одна из зоозащитниц написала, что якобы там ребята молодые закинули к собакам петарды, мама щенят выскочила из убежища, попала под машину, а потом они этим щенятам, типа, в рот запихивали петарды и взрывали… Но все не так однозначно, на самом деле .Это выяснила наш корреспондент Эльвина Апарина…

Эльвина, что на данный момент есть по этой истории?

Э. Апарина:

- Да, ситуация вышла очень неоднозначная, мы вчера с моей коллегой отправились в Стерлитамак, чтобы разобраться, что там произошло. И мы были просто шокированы от того, что мы там узнали. Сам город небольшой, районе, где это все произошло, тоже очень маленький, неблагополучный и там сейчас идет настоящая травля – травят детей, которые якобы причастны к этой истории. Дело в том, что, как мы выяснили, дети, возможно, и не при чем. Зоозащитница Светлана Кондрашова, которая выложила эту историю, вот эти жуткие подробности, она сама говорит, что я никого не обвиняю, потому что экспертизы еще нет, просто как вышло? Детей обвинили в том, что они сделали такое преступление в отношении собак, не разобравшись, а потом стали разбираться и выяснилось, что, возможно, они и не при чем… А получается, что ссылки на социальные сети детей распространились по всему интернету и им начали угрожать…

В. Алфимов:

- В общем, там еще не разобрались, но уже обозначили ребят и все, их уже затравили?

Э. Апарина:

- Да, так и есть.

В. Алфимов:

- Я так понимаю, должно быть какое-то расследование, какие-то экспертизы…

Э. Апарина:

- Да, сейчас в МВД проводят проверку, сегодня в школу нагрянула прокуратура, которая проводит свою проверку. А зоозащитница вчера отдала щенят на экспертизу, где-то через неделю будут готовы результаты и, надеемся, что все узнают правду, как же было на самом дела.

В. Алфимов:

- Спасибо большое, Эльвина. Виталий Валентинович, смотрите, парни, восьмиклассники, где-то, может, перебаловались… но клянутся и божатся, что ничего не делали, а вот взяли их обвинили и все, и слава на весь интернет теперь, ее же не перекроешь нигде… Все, они же самые страшные люди теперь на всю страну.

В. Милонов:

- Ну, это некий вирус мозгодефицита имени Греты попался в наше российское общества. В стране, где тысячи людей умирают от паленого алкоголя, от кока-колы и Макдональдса, где миллион детей в год приносится в жертву в ??, мы говорим о песиках, которые померли… и вот все будут заниматься песиками, вместо того, чтобы заниматься торговцами контрафактным алкоголем, который в Башкирии, я уверен, есть в большом количестве.

В. Алфимов:

- Вы знаете, честно говоря, когда я услышал новость о том, что подростки вот так издевались… я, честно говоря, не удивился. То есть, меня это шокировало, но я реально поверил в эти новости. Потому что я понимаю, что у нас это вполне возможно. Вы же помните этих двух малолеток, девок сумасшедших, которые в Хабаровске над щенятами, котятами издевались и на видео все это снимали. Таких историй же миллион.

В. Милонов:

- Да, но при этом нет нормальной пропаганды нормального отношения к животным. Я предложил в свое время создать специальную полицию по защите животных, для того, чтобы в случае жестокого обращения с животными могли расследовать не, прошу прощения, иногда совсем неадекватные зоозащитники-активисты, а могли расследовать какие-то государственные люди. К сожалению, я сталкиваюсь очень часто с обращениями зоозащитников и, поверьте, процентов 70 этих обращений не имеют ничего общего с реальностью. Хотя на самом деле проблем очень много. Это проблемы контактного зоопарка, этих попрошаек, которые используют животных, фотографов… Вот где негодяи, которых надо наказывать. Но мы проходим мимо них… нам кажется, что все хорошо, и этот маленький мишка с вами целуется, потому что он ми-ми-мишный медвежонок, а не потому, что он накачан сильнейшими наркотиками. Вот такое получается лицемерное отношение.

В. Алфимов:

- То есть, нынешние законы не в состоянии защитить животных от людей и людей от людей?

В. Милонов:

- Конечно, диспозиция 245-й статьи УК «Жестокое обращение с животными», она безнадежно и безвозвратно устарела. И сейчас по этой статье можно осудить лишь, наверное, человека, который в прямом эфире федерального телеканала будет там убивать, расчленять, пилить какое-то животное. И то под вопросом. Потому что действительно эта статья писалась в то время, когда наше отношение к животному миру было совсем другое... Еще лет 40 назад на это никто не обратил бы серьезного внимания. А то, что ребята надували там жаб и они взрывались, ну, это вообще было излюбленной детской забавой советских девчонок и мальчишек – так что давайте смотреть правде в глаза… они такие же, как их родители, никто их другому отношению не учил… потому что в школе этому не учат, некому просто учить такому отношению. Нет ни пионерии, ни комсомола. Даже октябрят не осталось. Остались вот учителя, которые несчастные должны и математику преподавать, и еще что-то вроде там сказать. А скажут что-то не то, придет прокуратура и тебя еще в экстремизме обвинит. Не дай бог ты какой-нибудь там религиозный фанатик.

В. Алфимов:

- То есть, не хватает у нас воспитания, да. Причем, со всех сторон, с государственной, в первую очередь?

В. Милонов:

- У нас уничтожили воспитание детей в школе, неужели же это не видно? Это же катастрофа реальная. Детей учат только считать и умножать, а малышей не обижать, родину любить уже в школе не учат совсем. Этому учит интернет, ВКонтакте, Фудкорды с Макдональдсами. Вот где они проходят свое обучение социальным отношениям и социальным лифтам, и жизненных ориентаций. К сожалению, не учителя им правильные вещи говорят, а говорит улица. То, от чего мы 75 лет советской власти пытались уйти.

В. Алфимов:

- Да, Виталий Валентинович, ну, мы надеемся, что вы исправите все это дело на посту депутата Госдумы. Спасибо вам большое!