Мишонова об изъятии детей из семьи: «Нельзя принимать такое решение за сутки»

Эксперт ответила, почему нельзя изъять ребенка из семьи за 24 часа
Уполномоченный по правам ребенка не представляет, как организовать эту процедуру.

Накануне правительство России поддержало законопроект, который регулирует порядок изъятия детей из семьи за 24 часа.

Согласно инициативе, спецорганы могут забрать ребенка при угрозе жизни и здоровью несовершеннолетнего.

О правомерности этой инициативы и о том, не станет ли будущий закон почвой для злоупотреблений, рассказала в эфире Радио «Комсомольская Правда» (radiokp.ru) уполномоченный по правам ребенка в Московской области Ксения Мишонова.

«Мы немного растеряны, что этот законопроект проходит без поправок и доработок. Потому что сутки — это чрезвычайно мало для принятия таких глобальных и жизненных решений.

Не очень понятно, будет ли работать суд ночью. Да и опека у нас по ночам не работает. А в основном такие случаи у нас происходят по ночам», — объясняет сложность процедуры Мишонова.

Однако больше эксперта беспокоит другой вопрос. Иногда ребенка необходимо временно переместить из дома в безопасное место, чтобы дать семье возможность «прийти в себя, протрезветь, реабилитироваться».

По словам Мишоновой, если на это будут даны лишь сутки, законопроект представляется более жестоким, чем действующее законодательство.

«Если вошли в семью и не понимают, доживет ли ребенок до утра и не случится ли чего плохого с такими родителями в таком состоянии, кто будет принимать решение о дальнейшей судьбе ребенка, если не будет такого решения суда?

<...> Люди, работающие с населением и сталкивающиеся с семейным неблагополучием, в шоке от семейного законодательства», — пожаловалась уполномоченный по правам ребенка.

Наконец Мишонова отметила, что ведомство сейчас добивается поменять 77-ю статью семейного кодекса, чтобы дать опеке и службам профилактики работать с семьей от полугода до года и тогда только принимать решение о лишении родительских прав.

«Нельзя принимать такое решение за сутки», — заключила Ксения Мишонова.