«Мозгов не осталось уже ни у кого»: эксперт объяснил популярность TikTok и LIKEE

Денис Терехов

Денис Терехов

Гостем открытой студии «Комсомольская правда» на форуме Baltic PR Weekend стал Денис Терехов, управляющий партнер агентства «Социальные сети», автор и ведущий телеканала «Мир».

Д.Делинский:

- Это Петербург, открытая студия «Комсомольская правда», мы работаем на форуме Baltic PR Weekend. У меня в гостях Денис Терехов, управляющий партнер агентства «Социальные сети», авто и ведущий телеканала «Мир». Агентство «Социальные сети» - это один из лидеров российского рынка коммуникационных услуг. Добрый вечер!

Д.Терехов:

- Добрый вечер!

Д.Делинский:

- Как изменилось потребление информации в связи с коронавирусной инфодемией?

Д.Терехов:

- Я только прибежал на эфир с «круглого стола», где обсуждают трансформацию медиа. Мне кажется, что я нахожусь не на съезде коммуникаторов, а на съезде издателей печатной продукции. Все почему-то обсуждают способ дистрибуции контента. Мы с вами говорим по радио и наш контент дистрибутируется с помощью радиоволн. Когда вы пишете заметку, он дистрибутируется с помощью газетки. На самом деле, не имеет значения, каким образом мы доставляем нашему потребителю нашу информацию. Важно, что мы делаем. Редакция, это очень важный момент, она несет даже социальную миссию. Она за нас формирует повестку дня. Вы же можете прочитать все новости Интерфакса?

Д.Делинский:

- Из моря информации единственный выход – это саморазрушение.

Д.Терехов:

- Совершенно верно. Человек делегирует «Комсомольской правде» за него выбрать самое важное и сделать вот такое информационное блюдо. И его потребить. Потому что мы не можем прочитать миллион сообщений. А как он потребит это? Через радиоэфиры, через бумажку? Это уже вторично. Я реально не понимаю, почему до сих пор в 2020 году мы спорим, как мы будем доносить до нашего потребителя эту информацию. Да как удобно ему, так и будем! Если кому-то удобно слушать радио, пусть слушает. Если читать газету, прости господи, значит, да. В большинстве случаев кому-то проще читать сайт, значит, будет читать.

Моей маме 72 года. Когда заблокировали Telegram два года назад, она позвонила и сказала: ты знаешь, Telegram заблокировали? Я знаю, как это обойти.

Ей 72 года! О чем мы говорим! Это иллюзия, что интернет для молодых.

Д.Делинский:

- Моя мама активно пользуется торрентами.

Д.Терехов:

- У вас более продвинутая мама!

Д.Делинский:

- Те же 72 года. Инфодемия. Тот шум, который создал коронакризисную панику, он изменил отношение к информации. Люди должны жестче, по идее , фильтровать тот поток, который…

Д.Терехов:

- Я с вами соглашусь. У меня, кстати, во время пандемии было несколько зумов, мы с одним нашим общим знакомым Вадимом Ковалевым спорили, кто из нас больше король зума. Так вот, я услышал очень важную вещь. В ситуации, когда информация стала чем-то важным, обязательно верифицированным, конечно, роль классических медиа возросла. Да, оказалось, что блогеры чего-то лапнут, им все равно. А когда тебе нужно точно понимать, сколько у тебя больных, что тебе нужно делать. Можно с маской ходить или без маски? Вот тогда, конечно, роль официальных медиа сильно выросла. И даже компания «Медиаскоп», которая утром меряет смотрение, зафиксировала на 4% увеличение доли телесмотренния, а это колоссальнаяч цифра, именно во время пандемии. Люди стали верить телевизору, классическим медиа. Газетам и радио, в том числе.

Д.Делинский:

- Или просто в самоизоляции людям было нечем заняться. Включили телевизор.

Д.Терехов:

- Знаете, я по поводу рождаемости данных не знаю, но думаю, что, конечно, на самоизоляции заняться было нечем. Потому что читать книжки мы разучились, к сожалению.

Д.Делинский:

- По поводу традиционных каналов коммуникации. Того же Дудя уже можно считать традиционным каналом коммуникации?

Денис Терехов

Денис Терехов

Д.Терехов:

- Я думаю, что очень многие большие телевизионные начальники хотели бы иметь такие охваты, как есть у Дудя. К сожалению или к счастью для больших телевизионных начальников, у него есть один простой плюс. Он досматриваемый. Вот наш эфир идет онлайн, вы включили, послушали и так далее. Я просто сам для «Мира» снимаю документалку. И документалка на любом телеканале – это 24 или 26 минут, потому что ты находишься в стриме, ты конкурируешь со всеми. А на YouTube ты включил, посмотрел, выключил, вернулся, пообедал, снова досмотрел и так далее. Конечно, Дудь там себе может позволить то, что себе не могут позволить телеканалы. Это и плюс, и минус. И поэтому телеканалы вынуждены быть более динамичными, более собранными, делать продукт, который точно не переключат.

Я предложил бы перестать мерить медиа в дудях и познерах. Медиа – это тот контент, который мы потребляем. Неважно, как. Мы же не знаем, как нас с вами сейчас услышат. По радио или по YouTube. Или какой-то психопат расшифрует это и кому-то пришлет в Telegram.

Д.Делинский:

- В подкастах, например.

Д.Терехов:

- Или да. Мне кажется, медиа – это тот контент, который мы потребляем, потому что он нам интересен. В этом смысле у YouTube и всех остальных есть большой плюс – это возможность дослушивания. У телевизора и радио этого, к сожалению, нет.

Д.Делинский:

- Новые медиа – TikTok, Instagram – это когда вспышка. Условные 30 секунд информации и все.

Д.Терехов:

- Я бы Instagram уже отнес к старой медиа. Думаю, что через пару лет Instagram будет таким же олдскулом, как сейчас ЖЖ. Instagram – это как фейсбук в Америке сейчас и ЖЖ в России два года назад. TikTok и LIKEE – соцсеть совсем для маленьких детей, это то, что в горизонте 3-5 лет будет трендом. Мы устали думать, мы разучились думать. TikTok – это такие сторис, которые идет бесконечно. Сторис – это попытка жить, как птичка-однодневка. Сторис живет 24 часа. Изначально любые социальные сети мы вели, как дневничок. То, что девочка писала в тетрадке, потом клала под подушку, чтобы мама не прочитала, хотя, на самом деле, хотела, чтобы мама прочитала.

Сторис – это то, что мы не хотим помнить. Это один сплошной прямой эфир. Так вот TikTok довел это просто до совершенства. Это одни сплошные прямые эфиры, которые завтра никто не будет пересматривать и вспоминать. Это история про то, что жизнь здесь и сейчас, а вчера ничего не было, а завтра – черт его знает.

Д.Делинский:

- И популярность этого канал информации говорить о чем?

Д.Терехов:

- О том, что мозгов не осталось уже ни у кого. К сожалению, да. Вот вы когда последние раз большую толстую книжку читали?

Д.Делинский:

- Насколько толстую?

Д.Терехов:

- Страниц на шестьсот.

Д.Делинский:

- Не уверен, что на шестьсот…

Д.Терехов:

- Вы уже ответили! Потому что у нас так много бессмысленных маленьких сообщений! Мы так много забили в голову всякого дерьма, что уже большая книжка не входит. В голове может поместиться определенное количество знаков. И мы эти знаки исчерпали за свой рабочий день бессмысленными «привет», «как дела», «ок» и так далее.

Это главная проблема.