«Жаль, что убийцы детей сидят за счет налогов родителей»: слушатели и эксперты спорят о смертной казни

Тюрьма
В эфире «Радиорубки» Владимир Новицкий, адвокат, президент Российской секции Международного общества прав человека, и Василий Власов, депутат Госдумы от ЛДПР вместе с ведущим Антоном Араслановым обсуждают возможную отмену моратория на смертную казнь.

Скачать передачу [mp3, 41.7 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопрограммы.

А. Арасланов:

- 9-летнюю Лизу Киселеву весь Саратов искал два дня. Девочка вышла из дома утром 9 октября и пропала. На уроках она так и не появилась, искать девочку начали спасители ,полицейские, следователи, волонтеры «Лиза Алерт», люди до последнего надеялись, что Лиза найдется.

В итоге, увы, чуда не произошло. Вечером 10 октября у школы №24, где был штаб волонтеров, собралось около полутора тысяч человек, обычных граждан, которые готовы были всю ночь прочесывать дворы, пустыри и гаражи, лишь бы найти Лизу живой.

В полночь волонтерам объявили о прекращении поисков, но люди не расходились. Мгновенно поползли слухи об убийце, и чуть ли не дошло до линчевания. Быстро стало известно имя предполагаемого убийцы – это Михаил Туватин.

Конечно, после того, как вся страна, проснувшись, узнала об этой чудовищной истории, тут же пошли разговоры – а не вернуть ли смертную казнь в России за особо жестокие преступления?

Это «Радиобрубка». И рубиться сегодня будут Владимир Новицкий, адвокат президента Российской секции международного общества прав человека. И Василий Власов, депутат Госдумы от ЛДПР. По старой доброй традиции нашей программы, вначале мы даем по минуте времени каждому из наших гостей, чтобы донести до нашей аудитории свою позицию. Владимир Михайлович, давайте начнем с вас.

В. Новицкий:

- В первую очередь, я хочу выразить соболезнования близким погибшей девочки и призвать к тому, чтобы эмоции не позволили захлестнуть людей и нарушить общие принципы правосудия, которые существуют в России и которые признаются международным сообществом.

А. Арасланов:

- Что это значит? Вы за смертную казнь или вы против?

В. Новицкий:

- Я против смертной казни.

В. Власов:

- Ну, я хотел бы попросить радиослушателей сегодня не акцентировать внимание на той ситуации, которая произошла в Саратове. Мы сегодня обсуждаем вообще смертную казнь, а, как вы понимаете, смертная казнь в разных странах предусматривается за разные преступления. В США, в Китае, в Японии существует смертная казнь.

Слава богу, количество убитых людей там, благодаря смертной казни, это 23 человека в США за год, два человека в Беларуси, 4 человека в Японии. То есть, это не говорит о том, что тысячи, десятки тысяч людей будут приговорены к высшей мере наказания.

Но ситуация, когда действительно преступники, совершившие преступления несколько раз, преступники, совершившие преступления в крайне изощренных формах, в том числе, ситуация, которая произошла в Саратове, огромное количество преступников издевалось над своими жертвами и убивало десятки и сотни человек, - я считаю, что такие лица должны понести заслуженную, высшую меру наказания. В советское время – это смертная казнь.

А. Арасланов:

- Владимир Михайлович, вот то, о чем говорит Василий Максимович, приводя в пример международный опыт, ведь мы же, когда ввели мораторий, тоже хотели быть ближе к европейскому обществу, к европейским ценностям. Почему здесь мы в этом смысле не продолжаем смотреть на международный опыт и его изучать? Ведь действительно же очень сложно отказать вашему оппоненту в том, что он прав, приводя эти примеры.

В. Новицкий:

- Во-первых, в отношении смертной казни есть два аспекта. Морально-религиозный, можно назвать его так, поскольку жизнь дана не государством, то государство и не вправе ее и отбирать.

Не вправе отбирать жизнь.

Второй аспект юридический или правовой – судебная ошибка. Мы знаем, что такие случаи были и в России, и в Советского Союзе, и во многих других странах… В частности, вот, допустим, общеизвестный случай с Чикатило.

Пока он не был остановлен, были осуждены несколько человек и к ним была применена высшая мера наказания в СССР, которые оказались на самом деле невиновны. Поэтому этот аспект мы убирать не можем. Он, конечно, в правовом государстве является доминирующим.

Только исходя из того, что возможна, в первую очередь, судебная ошибка. Во-вторых, если бы мы входили в Совет Европы, то основным из условий было как раз требование либо отменить, либо ввести мораторий на смертную казнь. А мы состоим в Совете Европы. И выходить из него, насколько я понимаю, не планируем, соответственно, введение смертной казни будет противоречить…

А. Арасланов:

- Я сейчас использую запрещенный прием. По вашим словам, ни один человек не может отнимать жизнь у другого…

Владимир Новицкий

В. Новицкий:

- Не человек – а государство… Во-вторых, даже вот этот предполагаемый злодей, которого задержали…

А. Арасланов:

- Он уже сознался, это важная оговорка.

В. Новицкий:

- На самом деле, признание не означает совершение деяния. Мы знаем, что признания получаются разными способами и, если нет фактических объективных данных, то признание для правового государства и суда в правовом государстве ничего не значит.

В. Власов:

- Владимир Михайлович, давайте будем честными и, если это действительно человек, который совершил это преступление в Саратове, во всем признался, и все улики показывают, что сделал это именно он, если он сейчас сядет с тюрьму, поверьте мне, он долго там не проживет.

Людей с такими статьями там не жалуют и я не могу гарантировать, что, даже если ему дадут 15-20 лет, он эти годы отсидит.

Второе – вы говорили о европейских ценностях. В 2011 году Андрис Беринг Брейвик убил 77 человек. Это было снято на видео, все было видно, снято, но вот по этой замечательной конвенции европейской он сейчас отбывает пожизненное наказание в тюрьме.

Вопрос к радиослушателям и к вам – если, не дай бог, завтра в московскую школу придет вот такой товарищ, брейвик российский, и убьет 77 детей – и это все будет снято на камеры – готовы ли родители смириться с тем, что он будет спокойно отбывать в российской тюрьме пожизненное заключение, плюс, учитывая, что в российских тюрьмах, к сожалению, за деньги можно купить особое расположение.

Мы видели, что было с Цапком, который убил огромное количество людей, а потом в тюрьме российской жарил шашлыки. Я говорю о том, что, если в России тюремное заключение будет, и вообще сама система ФСИН и система правосудия реформирована, я думаю, что было бы правильно в крайних случаях, когда все доказано, ввести смертную казнь и использовать ее.

В. Новицкий:

- На самом деле, если действительно этот человек совершил то, что ему вменяется, ему грозит ответственность по двум статьям – 105-й и 131-й. Там и там до 20 лет лишения свободы или пожизненное заключение.

А. Арасланов:

- Расшифруйте статьи.

В. Новицкий:

- Убийство, соединенное с изнасилованием. И изнасилование малолетней, повлекшей за собой смерть. И наверняка в такой ситуации он имеет хороший шанс получить пожизненное заключение, которое фактически пролонгированная смертная казнь.

А. Арасланов:

- Цапок бы с вами не согласился.

В. Новицкий:

- Ну, Цапок – я не знаю…

А. Арасланов:

- Вот приведен конкретный пример – вам задан был вопрос – на него ответьте.

В. Новицкий:

- Я уверен, что наши правоохранительные органы намного лучше следят за порядком и мы помним недавние примеры, в том числе, по другим событиям, где у нас правоохранители выходили на улицы, так что, я не думаю, что у нас Брейвик возможен…

А. Арасланов:

- Это вы сейчас про несанкционированные митинги?

В. Новицкий:

- Ну, вы же видели, что…

А. Арасланов:

- Как вы легко проводите между ними параллели…

В. Новицкий:

- Дело в том, что это показывает мобильность, эффективность и достаточно правоохранительных сил, для того, чтобы предупредить Брейвика.

Василий Власов

В. Власов:

- Владимир Михайлович, к сожалению, я думаю, что родители убитых детей вряд ли с вами согласятся. Это первое. Второе – прошу обратить внимание на то, что в 1999 году в июле Борис Николаевич Ельцин амнистировал 702 заключенных, у которых было наказание «пожизненное заключение».

Что может нам гарантировать, что человек, который сегодня за убийство там 40 человек отбывает пожизненное заключение, с очередной амнистией не выйдет на улицы и не придет к людям, к родственникам убитых детей, к их знакомым, к их родителям? Я абсолютно в этом плане не согласен. И еще раз для всех радиослушателей хотел бы обосновать свою позицию…

А. Арасланов:

- Валерий из Ессентуков нам пишет: «Такие, как Новицкий, разложили нашу правоохранительную систему, прививают народу всепрощение и превращают народ в баранов, которых можно резать безнаказанно».

В. Новицкий:

- Ну что ж, у уважаемого автора из Ессентуков есть право на личное мнение и оно может быть и таком.

Но на самом деле, здесь нет ничего нового в этой позиции, к этой позиции человечество шло веками. И если первоначально казнь была одним из любимых занятий правящей верхушки при предыдущих режимах, включая и рабовладение, и феодальный строй, то постепенно от этой практики стали отказываться.

Мы знаем, что еще в 60-70-е годы во Франции была смертная казнь. В США, на которых любят ссылаться, на самом деле, в целом ряде штатов нет смертной казни.

И, если говорить о половых преступлениях, то в США есть определенная еще и альтернатива пожизненного заключения, совершивших сексуальные преступления. Там есть практика кастрации, на которую добровольно соглашается лицо, которое было осуждение…

А. Арасланов:

- Мне кажется, здесь ключевое слово «добровольно».

В. Новицкий:

- Да. Но на самом деле добровольность, я думаю, что там тоже условная, мы не будем думать, что правоохранительная система США - идеальная машина и тюрьмы в США аналогичны тюрьме Брейвика.

Там совершенно по-другому. Поэтому в данной ситуации уважаемый депутат Госдумы говорит в принципе о возможности рецидива. В первую очередь, его пугает рецидив подобных деяний, как вот в этом случае, если совершил преступление в отношении Лизы именно этот человек.

А. Арасланов:

- Этот человек, отсидев за грабеж, вышел и в тот же день изнасиловал и ограбил женщину. В тот же самый день. Проходит сколько-то лет, вот, пожалуйста, на дворе 2019 год, мы все такие проевропейские, а он убивает девочку.

В. Новицкий:

- Дело в том, что проблема лиц, совершающих насильственные преступления не только сексуального характера, носят не только правовой, но и психолого-психиатрический характер, где иногда лицо с ограниченной вменяемостью в должности…

А. Арасланов:

- Эх, не хватает нам для разговора третьей стороны в виде психиатра… Да, вот нам пишут: «А разве в Беларуси смертная казнь кого-то сдерживает? А наказать можно куда страшнее, чем смертная казнь. Жаль, что убийцы детей сидят за счет налогов родителей»…

В. Власов:

- Вы абсолютно правы. Это не говорит о том, что в этих странах не существует тех преступлений. В Китае, например, помимо убийства, за что предусмотрена смертная казнь, еще также есть смертная казнь за взятку в особо крупных размерах, за коррупцию и за производство наркотиков. Эти моменты тоже, я считаю, стоит обсудить с экспертным сообществом, потому что у нас сегодня каждый четвертый заключенный…

А. Арасланов:

- Наркоманов тоже будем казнить?

В. Власов:

- Нет. Есть производство наркотиков, есть хранение наркотиков, есть перевозка наркотиков.

Антон Арасланов

А. Арасланов:

- Наркоманов – лечить. Производство – убивать.

В. Власов:

- Правильно. Потому что на сегодняшний день у нас все наши службы исполнения наказаний и МВД отчитываются о том, что они поймали столько-то человек, но это простые наркоманы. Это больные люди, которых надо лечить. А те, кто производят в особо крупных размерах, остаются на свободе. Я считаю, что в том числе за производство наркотиков, за доказанное производство наркотиков мы должны подумать над тем, чтобы в России в том числе вводили смертную казнь. Это первое. Второе. Очень мы много думаем о судьбе заключенных. Но не думаем о судьбе потерпевших. Потому что, сидя в «Радиорубке» «КП», нам с вами легко рассуждать. А если каждый из радиослушателей примерит это, не дай бог, на себя, если его мама будет изнасилована и убита, если его ребенок будет изнасилован и убит, он будет говорить абсолютно по-иному. Это сегодня важный момент. И, я считаю, что в Китае, в США и в Японии – это цивилизованные страны, эти страны входят в большую восьмерку, с огромной мощной экономикой и современным обществом – даже в этих странах смертная казнь в особых случаях, подчеркиваю, существует.

А. Арасланов:

- За смертную казнь выступает также председатель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнева. Вот что она сказала радио «КП».

Т. Плетнева:

- Я с первой думы говорила, что должна быть смертная казнь за самые страшные преступления – особенно против детей. Маньяки всякие… а у нас – все демократия. И всех мы жалеем и кормим потом их, идиотов…

В. Новицкий:

- Ну, во-первых, я не могу здесь согласиться с тем, что отсутствие смертной казни – это демократия. Потому что смертную казнь не применяли и при других режимах. Например, при императрице Елизавете практически не было наказаний, связанных со смертной казнью. Но никто ж не скажет, что Елизавета Петровна была демократически избранной царицей в России. Поэтому здесь нет никакой параллели. Второе – это, конечно, эмоциональный всплеск со стороны уважаемого председателя комитета Госдумы. На самом деле, если говорить о смертной казни, в первую очередь, мы не можем при всех тщательно расследованных делах исключать судебную ошибку.

А. Арасланов:

- Есть ли какая-то статистика?

В. Новицкий:

- Специальной статистики нет, мы можем сказать статистику только в отношении оправданных в наших судах. Она менее одного процента…

В. Власов:

- Это плохо.

В. Новицкий:

- В других странах, где есть смертная казнь, этот процент достигает 15-30… Поэтому в нашей системе, конечно, вводить смертную казнь – это фактически легализовать…

А. Арасланов:

- Читаю сообщение. «Господин Новицкий, вспомните закон Моисея – убийцу предавать смерти. И это очень хорошо, идеально было бы – забивание приговоренных к смерти камнями родственников, погибших от рук убийцы»…

В. Новицкий:

- Ну, надо сказать, что камнями забивали и сегодня забивают не только за убийства. Если взять некоторые ортодоксальные общества, в том числе, там, где применяются законы шариата, то там есть целый ряд деяний, за которые лицо может быть забито камнями. Поэтому опять же нового в этом ничего нет. Вопрос в эффективности данной меры. Дело в том, что, когда лицо идет на преступление и совершает его, оно в первую очередь думает о том, что оно совершает, а не о том, какая ответственность наступит за его деяние. Особенно это касается преступлений сексуальной направленности. Потому что здесь мы психолого-психиатрический аспект исключать не можем. Поэтому в этой части, конечно, необходимо по каждому такому случаю проведение тщательных экспертиз, установления особенностей личности и, возможно, пожизненный контроль за такими лицами, если вдруг они выходят на свободу.

А. Арасланов:

- Против смертной казни Александр Брод высказался, директор московского бюро по правам человека.

А. Брод:

- Я являюсь убежденным сторонником моратория на смертную казнь и не приму эту меру в связи с тем, что, во-первых, не нам, земным, дано право распоряжаться человеческой жизнью. Во-вторых, это не остановит насилия и не решит проблему одномоментно. И мы видим, что в странах, где применяется смертная казнь, тем не менее, нет желаемого исчезновения коррупционных преступлений, насильственных преступлений. Следующее обстоятельство - проблемы с правосудием, расследованием: не исключены возможности злоупотреблений и гибели абсолютно безвинных людей. Кстати, такое случалось в период расследования резонансного дела Чикатило, когда арестовывали и приговаривали к высшей мере людей, не имевших отношения к этому преступлению.

Программа в студии Радио КП

А. Арасланов:

- Василий Максимович, допустим, введена смертная казнь. Вы готовы на себя лично, как на человека, который продвигает идею снятия моратория, взять ответственность за судебные ошибки?

В. Власов:

- Если я буду приглашен в качестве члена суда присяжных, то да. Я считаю, что, когда депутаты Госдумы и председатель комитета рассуждают о том, что должна быть в России введена смертная казнь, это не значит, что с завтрашнего дня она будет введена.

А. Арасланов:

- Алло, здравствуйте. Александр, вы в эфире.

Александр:

- Я за смертную казнь. Вот такая мразь убивает детей и он сидит в тюрьме – отсидел свое, потом вышел – опять убил. А я налоги плачу, он за это жрет там… Так что я за смертную казнь.

А. Арасланов:

- Роман из Тольятти, здравствуйте.

Роман:

- Добрый вечер. Хотел бы поблагодарить господина Новицкого за грамотный ответ и выдержанную позицию. Второе – я, как бывший сотрудник правоохранительной системы, уверяю, что у нас палочная система в органах и, если преступление есть, то оно должно быть раскрыто. По крайней мере, на бумаге. И когда вас будут допрашивать, как это у нас умеют и любят, вы сознаетесь в чем угодно. Вопрос к господину Власову. Вот этот предполагаемый преступник неоднократно отбывал наказание, Власов сказал, что он готов взять ответственность. Как вы думаете, какую ответственность должны нести начальники исправительных учреждений, которые не обеспечили должным образом исправление данного гражданина?

В. Власов:

- Я считаю, что у нас служба ФСИН – это не детский лагерь, в котором детей чему-то должны научить, правильно? Это первое. Второе – я говорил о том, что даже предложение депутатов Госдумы о возврате смертной казни в РФ – это, во-первых, исключительные случи, во-вторых, это целый пакет других предложений. Мы должны совершенствовать и институт дифференцированной ответственности – то есть, когда серьезное наказание, такое, как смертная казнь за убийство огромного количества людей старше 60 лет или моложе 14 лет или, допустим, женщин. Второе – то, что касается суда присяжных. Я считаю, что у каждого человека должно быть право и возможность, чтобы его слушание и судебное заседание проходило при присяжных. И третий момент – дабы максимально исключить ошибку, я считаю, что это должно быть максимально открытое слушание, все должны знать об этих последствиях, и о том, какие преступления этим человеком были совершены, и, если сто процентов – и видеозаписи, и улики – доказывают, что этот человек виновен, так еще и не в одном, а в десяти, допустим, эпизодах, я считаю, что мы с вами должны рассмотреть возможность введения смертной казни в РФ. И только при этих обстоятельствах и изменениях во ФСИН, и изменениях в судебной системе – только тогда будет порядок.

А. Арасланов:

- Но вы говорите, что система ФСИН не детский лагерь... тем не менее, даже принимая решение отпустить человека по УДО или не отпустить... его защитники должны доказать, что человек встал на путь исправления.

В. Власов:

- Вот, видите. Защитники, видно, за деньги доказывали много раз, что он встал на путь исправления. Это филькина грамота.

В. Новицкий:

- Прошу прощения, а разве известно, что этот человек был отпущен по УДО?

А. Арасланов:

- Нет, он отсидел от звонка до звонка.

В. Новицкий:

- Для освобождения по УДО необходимо мнение администрации, которая говорит, что данный человек может быть соответствующим образом освобожден. Поэтому здесь адвокаты хоть по назначению, хоть по соглашению, не играют решающей роли с точки зрения принятия такого решения. Поэтому вопрос в отношении исправительных учреждений абсолютно уместен. У нас сегодня там сидит множество людей, которые вполне могли бы не находиться там – совершивших какие-то экономические противоправные деяния, ненасильственные преступления. Поэтому вот эта система ориентирована скорее на то, чтобы их удерживать, но не заниматься непосредственно исправлением. Потому что лица, совершившие насильственные преступления, нуждаются, конечно, в психофизиологической коррекции. И для этого должны быть специалисты, у которых есть время для этого. А если там находится большое количество заключенных, соответственно, ими не могут по-настоящему заниматься. Поэтому одна из задач – сокращение числа лиц, которые могли бы не находиться в местах лишения свободы, даже можно было бы ввести меру наказания как домашний арест, как у нас есть мера пресечения, так и мера наказания, допустим, для лиц, совершивших экономические деяния. Зачем нужен обязательно в тюрьме человек, который там похитил из бюджета что-то?

А. Арасланов:

- Не слишком ли мы в либерализацию заигрались? Всех отпустить, смертной казни не должно быть… Из года в год у нас все меньше и меньше людей сидят в местах не столь отдаленных…

Программа в студии Радио КП

В. Новицкий:

- И еще один аспект. Кто-то должен нажимать кнопку. Вот кто возьмет на себя эту смелость? Уважаемый мой оппонент сегодняшний? Или будет специальная должность – палач?

В. Власов:

- Владимир Михайлович, я считаю, что перед введением смертной казни в Российской Федерации, нужно провести масштабную реформу ФСИН. Об этом уже говорили многие высокопоставленные лица. Совершенно недавно, несколько дней назад, сняли главу ФСИН РФ, у ЛДРП есть своя кандидатура – Абельцев Сергей Николаевич – и только после реформы ФСИН, я считаю, Россия готова вводить смертную казнь.

Владимир, Московская область:

- Здравствуйте. Я против. Но я хочу напомнить слушателям одно из стихотворений Евтушенко. «При каждом деле есть случайный мальчик. Таким судьба таланта не дала. И в жизни их не матерей, а мачех играют повседневные дела. Когда порою без толку стараясь, все дело неумелостью губя, идет на бой за правду бесталанность, талантливость, мне стыдно за тебя!».

А. Арасланов:

- Еще один телефонный звонок. Вы за или против? Здравствуйте, Вадим.

Вадим:

- Здравствуйте. Если есть у него родители, то я бы, например, ввел бы такую вещь. Что вариант пожизненно или смертную казнь – выбирали бы родители. Но, если вводить смертную казнь, то смертная казнь обязательно должна быть бы с определенным отсроченным сроком. Чтобы человек имел возможность что-то обжаловать, предложить какие-то аргументы в свою пользу и т.д. И еще один вопрос. Я где-то читал одну интересную психологическую статью, научную. Там опрашивали преступников – какое количество из них думало о том, что они получат наказание и именно такое? Процент был ужасающе низкий. То есть, введение смертной казни ни в коем случае не остановит преступника. Спасибо.

А. Арасланов:

- Понятно. Читаю сообщения. «Мы не боги, чтобы решать, кому жить, а кому умирать. Насчет судебной ошибки и железобетонных доказательств – любого можно подставить и сфабриковать любые неопровержимые доказательства». Еще один телефонный звонок. Михаил из Владимира, здравствуйте.

Михаил:

- Здравствуйте. Вы говорите о реформе ФСИН, а почему вы не говорите о реформе правоохранительных органов, судебных?

В. Власов:

- Согласен, абсолютно.

Михаил:

- Сегодня только у вас на радио была передача о том, как двух братьев за убийство бабушки судили, которые вообще были не при чем. И суд присяжных их оправдал, их отпустили. А их били там сутки…

В. Власов:

- Я с вами абсолютно согласен…

А. Арасланов:

- Прежде, чем мы перейдем к голосованию, что называется, вот зашлифовать ваши позиции… Еще раз по минуте, уже суммируя то, что было выше сказано. Пожалуйста, Владимир Михайлович.

В. Новицкий:

- Введение смертной казни не решит проблему преступлений, в том числе, сексуальной направленности. Поэтому сам факт введения этого наказания не означает, что мы защитим детей. И то, что люди будут лишаться жизни на основании судебного решения, служит, в том числе, и определенному ожесточению общества.

В. Власов:

- А я считаю, что нам хватит кормить людей, которые убили десятки детей, десятки женщин. Я считаю, что эти люди, спустя определенное время, которое они отбыли в тюрьме, должны понести заслуженное наказание. А заслуженное наказание в таком случае – смертная казнь.

А. Арасланов:

- Почему все время в разговорах о смертной казни встает вот этот финансовый момент?

Программа в студии Радио КП

В. Власов:

- Потому что, когда у вас убили ребенка и вы живете с мыслью о том, что еще из ваших налогов содержится эта тварь, которая сидит в тюрьме, я считаю, это недопустимо.

А. Арасланов:

- Значит, надо сделать так, чтобы в тюрьмах не крабов жрали, а реально несли наказание...

В. Власов:

- Согласен. А это реформа ФСИН, судебная и вся остальная.

А. Арасланов:

- Читаю сообщения. «Почему мантру «жизнь высшая ценность» применяется к убийцам? Высшей ценностью была жизнь убитого». Михаил: «Очень жаль, что здесь высказано мнение, что система не должна следить за исправлением осужденных. Должна и обязана хотя бы развести первоходов и рецидивистов по разным зонам, чтобы не было контактов между ними. Тогда не будут передаваться знания, умения, законы и понятия о воровской жизни». Юрий из Владимира, здравствуйте.

Юрий:

- Добрый вечер. Товарищи, вы все допускаете большую историческую ошибку, кивая на Европу. Европа повыдергивала всю эту шваль за 500 лет и теперь чистенькие живут. И нас к этому призывают. Если вы на участке на своем выдерете всю траву плохую, через два года у вас будет чистенький газон. Так вот, они в газоне живут, а нас подталкивают, чтобы мы не вычищали свой газон. Так что параллельные кивки на Европу – это грубейшая ошибка или историческая безграмотность.

В. Власов:

- Согласен.

Алексей, г. Екатеринбург:

- Добрый вечер. Я буду краток. Я лично за смертную казнь. Во-первых, почему я должен содержать этих тварей за мои налоги, которые сидят пожизненно? Второй нюанс – убил человека – разобрали на орган. Убил одного – спас другого. Вот такое мое личное мнение.

А. Арасланов:

- Павел нам пишет: «Чиновник, к примеру, обокрал на миллиард бюджет и люди остались без лечения и т.д. и т.п. Но он же никого не убил, но из-за украденных средств, возможно, умерли люди, оставшись без должного лечения… Мрази должны понести наказание по полной».

Игорь, г. Владимир:

- Здравствуйте. Вот я хотел бы предыдущему оратору, который хочет кого-то разобрать на органы, напомнить – прежде, чем поймали Чикатило, насколько я помню, одного или двух человек приговорили к смертной казне и привели приговор в исполнение. И если вот его случайно вдруг наряд милиции сграбастает на улице, так сказать, и заставит сознаться в чем угодно, и он сознается, что он скажет по этому поводу потом? А государство у нас, если по учебнику напомнить, - это машина насилия.

Сергей, г. Люберцы:

- Здравствуйте. Ребята, я за смертную казнь.

Александр, г. Москва:

- Здравствуйте. Вот парень сказал правильно – на органы их. Я его поддерживаю очень.

А. Арасланов:

- Ну что ж, давайте остановим голосование прямо сейчас. И я готов подвести итоги этого разговора. 90% нашей аудитории за позицию – да, смертная казнь нужна. На самом деле, результат удивительный, но его можно было предположить, поскольку этот разговор происходит на очень эмоциональном фоне…

В. Новицкий:

- Безусловно, прогнозируемый.

А. Арасланов:

- А если мы тот же самый разговор повторим без вот этого эмоционального фона, как вы думаете, результат изменится?

В. Новицкий:

- Я думаю, что да. Было бы три четверти примерно за позицию уважаемого оппонента и четверть примерно в мою пользу.

А. Арасланов:

- О чем это говорит? Что настолько люди не верят…

В. Новицкий:

- Да, люди действуют эмоционально. Когда кого-то задерживают, они почти всегда считают – меня задерживать не за что, я ж ничего не совершил… Но мы знаем, вот в том числе и про выпалывание газонов, уж что-что, а уж газоны-то полоть умеют. И в 30-е годы, и в другие периоды, и даже сегодня, если судить по событиям августа, то превенция была весьма тщательной…

В. Власов:

- Абсолютно прогнозируемый результат. Но это не говорит о том, что, если мы завтра введем смертную казнь, сразу изменится количество преступлений. Но я абсолютно поддерживаю большинство проголосовавших и благодарю их за эту позицию, фракция ЛДПР будет поддерживать именно вот такой подход, но это не говорит о том, что завтра все проблемы разрешатся.

Программа в студии Радио КП

А. Арасланов:

- Павел нам пишет: «Чиновник, к примеру, обокрал на миллиард бюджет и люди остались без лечения и т.д. и т.п. Но он же никого не убил, но из-за украденных средств, возможно, умерли люди, оставшись без должного лечения… Мрази должны понести наказание по полной».

Игорь, г. Владимир:

- Здравствуйте. Вот я хотел бы предыдущему оратору, который хочет кого-то разобрать на органы, напомнить – прежде, чем поймали Чикатило, насколько я помню, одного или двух человек приговорили к смертной казне и привели приговор в исполнение. И если вот его случайно вдруг наряд милиции сграбастает на улице, так сказать, и заставит сознаться в чем угодно, и он сознается, что он скажет по этому поводу потом? А государство у нас, если по учебнику напомнить, - это машина насилия.

Сергей, г. Люберцы:

- Здравствуйте. Ребята, я за смертную казнь.

Александр, г. Москва:

- Здравствуйте. Вот парень сказал правильно – на органы их. Я его поддерживаю очень.

А. Арасланов:

- Ну что ж, давайте остановим голосование прямо сейчас. И я готов подвести итоги этого разговора. 90% нашей аудитории за позицию – да, смертная казнь нужна. На самом деле, результат удивительный, но его можно было предположить, поскольку этот разговор происходит на очень эмоциональном фоне…

В. Новицкий:

- Безусловно, прогнозируемый.

А. Арасланов:

- А если мы тот же самый разговор повторим без вот этого эмоционального фона, как вы думаете, результат изменится?

В. Новицкий:

- Я думаю, что да. Было бы три четверти примерно за позицию уважаемого оппонента и четверть примерно в мою пользу.

А. Арасланов:

- О чем это говорит? Что настолько люди не верят…

В. Новицкий:

- Да, люди действуют эмоционально. Когда кого-то задерживают, они почти всегда считают – меня задерживать не за что, я ж ничего не совершил… Но мы знаем, вот в том числе и про выпалывание газонов, уж что-что, а уж газоны-то полоть умеют. И в 30-е годы, и в другие периоды, и даже сегодня, если судить по событиям августа, то превенция была весьма тщательной…

В. Власов:

- Абсолютно прогнозируемый результат. Но это не говорит о том, что, если мы завтра введем смертную казнь, сразу изменится количество преступлений. Но я абсолютно поддерживаю большинство проголосовавших и благодарю их за эту позицию, фракция ЛДПР будет поддерживать именно вот такой подход, но это не говорит о том, что завтра все проблемы разрешатся.

  • #РКП
  • Читайте также
  • Источники
Теги: Криминал
Источники:
Бешеные лисы спровоцировали карантин в российском регионе