Отец погибшего в Шереметьево бортпроводника отсудил у его матери наследство

Кабина SSJ-100
Мать заявила, что отец не виделся с сыном 20 лет.

Биологический отец погибшего бортпроводникаSukhoi Superjet 100 Максима Моисеева, бросивший сына в 2-летнем возрасте, отсудил часть наследства.

По суду отцу Максима отошла доля в квартире и часть страховых выплат. При этом сама квартира изначально принадлежала деду Максима по материнской линии – он получил недвижимость за выслугу лет. После рождения внука дед переписал на него треть жилплощади.

Мама Максима Моисеева, Юлия Карева, заявила телеканалу НТВ, что после развода больше не видела своего бывшего мужа. И хотя ему никто не запрещал общаться с сыном, он этого не делал. Брат Максима Моисеева, Никита Карев, сообщил, что после трагедии видел их отца дважды: в аэропорту и у нотариуса.

Биологический отец слова матери бортпроводника назвал ложью на 90%, рассказав, что общался с сыном.

Катастрофа с Sukhoi Superjet 100 произошла в аэропорту Шереметьево 5 мая 2019 года. Самолет вылетел в Мурманск, но через 28 минут после этого вернулся в Москву. Из-за жесткой посадки начался пожар, в котором погиб 41 человек.

Как рассказывали очевидцы, 22-летний Максим Моисеев вел себя героически: до последней минуты помогал пассажирам выбираться из лайнера.