Платошкин: «Почему я должен голосовать за Госсовет, если не знаю, как он будет выбираться»

Николай Платошкин
Николай Платошкин и Валентин Алфимов обсудили готовящиеся поправки в Конституцию, в том числе предложенный президентом запрет на иностранную недвижимость для чиновников, а также недавнее заявление главы ЦИК о комплексном обеде.

Скачать передачу [mp3, 43.3 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


-Н. Платошкин:

- Добрый вечер, дорогие друзья!

В. Алфимов:

- Добрый вечер! Всех девушек, которые нас слушают, поздравляем с 8 Марта! Мы вас любим, уважаем, ценим и, если бы не вы, то нас бы и не было, и не нужно было бы, чтобы мы были. Обязательно говорим ближе к финалу нашей программы о 8 марта – откуда вообще взялся этот замечательный праздник…

Н. Платошкин:

- Версий много… Кстати, взялся из России. Хотя многие считают, что из Америки…

В. Алфимов:

- Но главная тема этой недели, и прошлой, и позапрошлой, и вообще, мне кажется, мы последние программы только об этом и говорим, - это Конституция.

Н. Платошкин:

- Валентин, вы как к комплексному обеду относитесь?

В. Алфимов:

- С удовольствием. Это удобно. И недорого.

Н. Платошкин:

- Вот чем мне нравится гражданка Панфилова, у нее, знаете, как у некоторых, что на уме, то и на языке. Ее спрашивают, а почему мы скором должны за поправки голосовать, а не по отдельности? Она говорит – ну, вы чего захотели-то… это, говорит, как комплексный обед – какое-то блюдо нравится, какое-то не нравится… Вот голосуйте за все или нет. Ну, вообще дает гражданка Панфилова! Спасибо вам, гражданка Панфилова за вашу искренность! Говорите почаще. Мы вас обязательно будем цитировать, без вас нам скучно. Я-то считал, что Конституция не про жратву и не про плохое что-то в хорошей обертке, но вот она меня немножко…

В. Алфимов:

- А что там плохого?

Н. Платошкин:

- Докладываю. Товарищ Путин, чтобы я его поддерживал, внес поправку о том, что депутаты и действующие министры не должны иметь недвижимости и счетов за рубежом. Отлично, мы все за суверенитет. Теперь выясняется, что поправка не прошла. Видите, есть у нас какие-то зловредные силы, которые даже поправки президента торпедируют! А знаете, как их зовут? Есть у нас такой сенатор, некий товарищ Клишас, у него домишко в Швейцарии…

В. Алфимов:

- Да. Он так-то, на минуточку, глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству.

Н. Платошкин:

- Да. И у него домишко в Швейцарии.

В. Алфимов:

- Да. И он сказал, что вот сейчас существующие ограничения, они достаточны.

Н. Платошкин:

- А мне недостаточны. Пусть товарищ Клишас заседает в Совете Федерации Швейцарии, если у него там есть имущество… Если гражданин любит горную местность… я рекомендую север Хабаровского края или Магаданскую область – в принципе, там все похоже, ну, климат чуть посуровее…

В. Алфимов:

- А я бы предложил Адыгею, честно говоря.

В. Алфимов:

- Ну, товарищ Клишас и к Адыгее чего-то как-то пока нет… Поэтому, ну, чего, получается поправка какая? Индексировать пенсию раз в год. Так ее и так индексируют раз в год. Помните, мы с вами тут рассказывали, как одной тете индексировали на 1 рубль?

В. Алфимов:

- Было такое, да. И это не единичная история.

Н. Платошкин:

- Ну, и что, это в Конституцию надо записать, что ли? Панфилова говорит – если все поправки туда включить, том огромный будет. А не надо том. Надо как в 1993 году – вы за новую редакцию Конституции или против7 А если хотите ознакомиться с этой новой редакцией, вот на таком-то сайте идите и знакомьтесь.

В. Алфимов:

- Так сейчас же то же самое.

Н. Платошкин:

- Нет. Сейчас за какие-то поправки мы с вами будем голосовать. При чем, какие, толком никто не знает. Меня Госсовет… а Госсовет – это демократии привет! То есть, почему я должен голосовать за Госсовет, если я не знаю, как он будет выбираться? Какие у него будут полномочия, кто туда будет входить? Ради чего я должен за него голосовать?

В. Алфимов:

- Подождите, вы сравниваете с 1993 годом? По сути, сейчас ровно такая же история. Если вы примете поправки, будет новое издание Конституции, а сейчас старая.

Н. Платошкин:

- Вот я считаю – опубликуйте новый текст со всеми поправками и я, в отличие от девушки с шестом, за день ее осилю все-таки, мне месяца не надо… Так что давайте без дураков. Я считаю, что надо публиковать новую редакцию, дать людям месяц ознакомиться и мы, надеюсь, дружно проголосуем против. По крайней мере, я так и поступлю.

В. Алфимов:

- У нас на сайте есть полный текст поправок… Да, вот, Николай Николаевич, вас, кстати, поправляют. Что Панфиловой сначала задали вопрос, что Конституция это не комплексный обед, почему она в том же ключе и ответила…

Н. Платошкин:

- А, то есть, это как комплексный обед? Она говорит – да… Нет, я без десерта обошелся бы в виде Госсовета. Давайте про другое проголосуем, а про это нет. Госсовет не нужен. Он есть. Он установлен указом Путина от 1 сентября 2000 года. Все, хватит.

В. Алфимов:

- Смотрите, есть поправки президента Российской Федерации вот как раз к проекту закона Российской Федерации о поправке к Конституции и т.д. И там все в принципе достаточно понятно расписано. Ну, ясно, что это все-таки закон, поэтому не так просто его читать… Там есть Бог…

Н. Платошкин:

- Только там, да? А так, за пределами Конституции, его нет?

В. Алфимов:

- Ну, у каждого – свое.

Н. Платошкин:

- Я считаю, его в Гражданский кодекс надо написать еще.

Н. Платошкин:

- В Конституции Бог есть. В частности, вот в Российской Федерации, объединенной тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в бога, а также преемственность развития российского государства признает исторически сложившееся государственное единство.

Н. Платошкин:

- У меня, как у историка, кипит мой разум возмущенный. Вообще, если у нас тысячелетнюю историю брать, боги-то были другие. Лель был, Перун, предположим… его тоже надо записать или как? Ярило… Это наши исконные боги, между прочим.

В. Алфимов:

- Самое интересное, что как раз вот эту поправку, куда теперь уже вписан бог, объясняют знаете как? Ну, говорят, а у мусульман чего? А у них тоже бог.

Н. Платошкин:

- В Конституции?

В. Алфимов:

- Нет…

Н. Платошкин:

- Вообще зачем верующим бог в Конституции? Ну, пусть верят, ради бога. Да, надо написать, что такие слова, как «ради бога», «бог его знает», «спаси бог» надо писать с большой буквы – и в Конституцию.

В. Алфимов:

- Хорошо. Про язык что предлагает президент. Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык, как язык государствообразующего народа…

Н. Платошкин:

- Так у нас и так сейчас есть… Что, президент этого не знает, что ли? У нас на всей территории государственный язык русский. На территории республик, помимо русского, есть другие языки. Скажем, в Татарстане татарский, а в Башкирии, насколько я знаю, татарский и башкирский помимо русского. И что? Ну, замечательно. Чего это писать-то? Это и так все есть. Что означает государственный язык? Что вы имеете право на этом языке на всей территории России общаться с любыми государственными органами… Так уже и так все есть. Ну, давайте Русский с большой буквы напишем, потому что большой народ! Давайте напишем, что русский является одним из языком Организации Объединенных Наций! Ну, чем мы занимаемся-то? От этого, что, пенсии вырастут у нас? Зарплаты поднимутся? Понимаете, вот у нас в Петербурге русские 10800 рублей пенсию получают. Чем гордиться-то?..

В. Алфимов:

- Не в деньгах счастье, ответил бы какой-нибудь чиновник сейчас.

Н. Платошкин:

- Вот, это в Конституцию надо записать!

В. Алфимов:

- Так, что говорит нам президент про работу над поправками? Вот Владимир Владимирович говорит, что думают не только о сегодняшнем дне.

В. Путин:

- Работая над поправками в Конституции, мы вместе думаем не только о сегодняшнем, но и о завтрашнем дне. Потому что это основной закон. Многие из вас в разное время и в разных ситуациях говорили как раз о том, что основной закон принимался в особых условиях. Если вы обратили внимание, я в Послании как раз тоже об этом сказал – это справедливо, так и есть. Сейчас ситуация в стране изменилась кардинальным образом, по сути, у нас уже другая страна в этом смысле и, конечно, поправки востребованы.

В. Алфимов:

- Логика понятна. Страна меняется, время меняется, люди меняются… Хорошо, давайте мы с вами проведем параллель с теми же Соединенными Штатами… Вот то, что написали эти уважаемые люди в каком-то очень далеком году… В Конституции США сколько там – 14 пунктов?

Н. Платошкин:

- Ну, там поправок много было.

В. Алфимов:

- Вот, именно к этому я и клоню. У них есть такой скелет Конституции, а потом десять тысяч поправок…

Н. Платошкин:

- Нет, там 28 всего. Там, кстати, сложно принять поправки. Там не прошла поправка о том, что мужчины и женщины равны… Смотрите, англосаксонская система права, знаете, на что рассчитана? Что писаных законов вообще мало. Там главный источник права – это решение суда. Помните весь этот смех, когда суд принимает решение, что мужское и женское белье нельзя сушить на одной веревке? Где-то в Алабане суд решил, что нельзя селедку есть на похоронах… У нас система несколько другая. Вот вы можете обратиться в суд только сославшись на нарушение какой-то статьи написанного закона. А там вы можете обратиться в суд вообще по любому вопросу… Там Уголовного кодекса даже не было какое-то время. Вот судья решил – за убийство 5 лет, допустим. Все, пять лет. Потом, вы же знаете, что в США в каких-то штатах смертная казнь есть, а в каких-то ее нет. И Конституция это вообще никак не регулирует. То есть, это особая вещь. А если мы возьмем конституцию романо-германской правовой системы, нашей, то есть, континентальной, ну, германскую конституцию, французскую, нет, она такая подробная, там все описано и прочее. А тут считается как? Ну, что писать, ну, не написано, иди в суд. Суд примет решение – вот тебе и закон.

В. Алфимов:

- Хорошо. То есть, нельзя нас сравнивать с американской системой?

Н. Платошкин:

- Да.

В. Алфимов:

- Вот 28 поправок в Конституцию Соединенных Штатов. У нас только первая и столько сразу возмущения! Ну, президент же правильно говорит, что ситуация в стране очень изменилась, поправки действительно востребованы.

Н. Платошкин:

- У нас что с русским народом изменилось с 1993 года? Он, что, до этого был не государствообразующий, что ли? Ну, так, если без балды. И потом, самое главное, ну, действительно, давайте уберем владение недвижимостью и счетами для чиновников. Ну, не прошла же поправка. А она серьезная, я согласен. Это действительно то, что влияет. Так, знаете, чего говорят-то? Это похлеще комплексного обеда. Что, если эту поправку принять, в правительстве работать будет некому.

В. Алфимов:

- Да ладно, кто это говорит?

Н. Платошкин: :

- Я сегодня в «Коммерсанте» читал…. Там со ссылкой на источник в правительстве…

В. Алфимов:

- Да ладно, это ссылка на источник…

Н. Платошкин:

- Ну, давайте введем! Я двумя руками за то, чтобы чиновник – перестал работать на госслужбе – пожалуйста, пусть имеет дом, счета и т.д. Но если он работает на госслужбе, у него конфликт интересов, понимаете. Ну, как Клишас будет вести переговоры со Швейцарией, где у нас позиции прямо противоположные, если у него там дом есть? По-моему, всем понятно. Либо дом, либо место в Совете Федерации. Пусть уходит и уезжает в Швейцарию. Его там все ждут, я думаю.

Валентин Алфимов

В. Алфимов:

- Самое главное, что сказал Владимир Путин, когда встречался с представителями думских фракций, он говорил, что эта Конституция должна консолидировать общество, а никак не разъединять.

В. Путин:

- Принципиально важно, чтобы обновленная Конституция объединяла людей, вне зависимости от политических взглядов, от уровня обеспеченности, от региона проживания, от национальностей или вероисповедания. Конституция не случайно и называется Основной закон, который должен консолидировать все общество. Думаю, что у нас получится вынести на общероссийское голосование именно такой проект поправок в Основной закон.

Н. Платошкин:

- Ну вот опять, видите, против поправки насчет государствообразующего русского народа выступил муфтий Татарстана. Вот к чему нам это все, не могу понять? У нас, что, проблем других нет? Давайте заниматься экономикой. Мы уже доходим до того, чей народ лучше и кто там кого образовал. Ведь, понимаете, до чего мы так можем дойти вообще? Что какие-нибудь нанайцы при всем к ним уважении скажут – извините, мы коренной народ здесь, в Хабаровском крае, валите отсюда! Напишите в Уставе Хабаровского края, что мы коренной государствообразующий народ Хабаровского края, иначе вон отсюда!

В. Алфимов:

- Почему вон сразу?

Н. Платошкин:

- Ну, получается, что понаехали, что ли, без их разрешения? Я считаю, что эти темы – национальную, религиозную – вообще в такой многонациональной стране, как Россия, не надо трогать. Ни к чему это. У нас есть масса вопросов, вокруг которых мы можем объединиться. День Победы, предположим, еще что-то… Понимаете, если вы один народ упоминаете в Конституции, у других, наверное, возникает вопрос – а давайте и нас еще упомянем, мы чем хуже-то? От балды вообще вытащили проблему, которая не нужна. Она ни к чему вообще.

В. Алфимов:

- Мне кажется, эту проблему поднимают вообще те, кто против этой поправки. Вы, в частности.

Н. Платошкин:

- Да я считаю, что не надо было вообще тему затрагивать. У меня, как у русского, проблем нет.

В. Алфимов:

- У вас же в советском паспорте было написано, что вы русский?

Н. Платошкин:

- Совершенно правильно. Но я уже говорил, что в советском паспорте человек мог написать любую национальность.

В. Алфимов:

- Ну и какая разница?

Н. Платошкин:

- Никакой, в том-то и дело.

В. Алфимов:

- А почему бы там не написать, например, желаемое имя? Ну, или кличку, например, или имя собаки?

Н. Платошкин:

- Ну, национальность – это же не клички, ну, зачем так говорить? Но в советское время любой человек мог любую национальность написать. Потом он мог прийти в ЗАГС и ее переделать. Это была самоидентификация. Понимаете, вот для меня русский – это кто? Который знает историю своей страны, который Пушкина может цитировать, который Льва Толстого знает, который мыслит на русском языке. Но это не значит, что русские лучше бурятов, предположим. Эту тему вообще надо убирать. Понимаете, ведь доходило в 90-е годы до чего? В Татарстане в учебниках Золотую Орду убирали, Куликовскую битву убирали… С одной стороны, националистический маразм тогда был… Давайте заниматься экономикой! Вот когда большинство населения будет жить хорошо, все будет нормально тогда. Вы ж сами сказали – американцы 200 лет ничего не меняют…

В. Алфимов:

- 28 поправок и ничего не меняют?

Н. Платошкин:

- За 200 лет это много, что ли?

В. Алфимов:

- Это чаще, чем в 10 лет. А у нас 30 прошло.

Н. Платошкин:

- Комплексный обед. Рубль двадцать…

В. Алфимов:

- Давайте переключимся на другую тему. Тут Эрдоган прилетал в Москву. Очень долго шли их переговоры накануне…

Н. Платошкин:

- Просто без переводчика…

В. Алфимов:

- Не удивлюсь, если Путин его понимает.

Н. Платошкин:

- Его, по-моему, весь мир уже не понимает, включая половину собственного населения. Я имею в виду Эрдогана, конечно. Он обозрел просто до безобразия. И это хорошо. Он переругался с американцами, причем, сейчас даже не вспомнит из-за чего. Он переругался с Ангелой Меркель и говорит – я тебе еще беженцев запущу в Германию, будешь выступать. Ну, с Сирией, понятно, переругался. С Ираном переругался, с Российской Федерации переругался… Ну, хорош уже, товарищ! Вот смотрите, мы ему дали дрозда в Сирии в конце февраля в начале марта – он прилетел поэтому. То, что он умеет слушать и даже что-то может подписывать, это, с одной стороны, хорошо… Проблема с гражданином Эрдоганом в чем? Что они ни фига ничего не выполняет, к сожалению. Вот мы по Идлибу с ним подписали все в сентябре. После этого Минобороны сто раз говорило, что он ничего не выполняет. Лавров говорил. Теперь Путин сказал, что они тоже ничего не выполняют. Ну, где гарантия, что они сейчас выполнят? Поймите, что этот нахал утверждает, он Асаду говорит – вы, Асад, президент Сирии, убирайтесь из сирийской провинции Идлиб! Он обалдел, что ли! А, может, тогда вам, господин Эрдоган, из Константинополя убраться вообще? Это не турецкий город, изначально он основан императором Константином… ну, мы куда так вообще придем-то? Я считаю, что Эрдогана надо, конечно, ну, смотреть, что он подписывает, но в любом случае быть готовым дать по пальцам этому странному персонажу в полном союзе со всеми остальными странами, которых он уже просто достал. Но я про другое хочу сказать. Беспилотники. Помните, два года постоянно обстреливали нашу базу с Идлиба? И всякие продажные эксперты, которые получают деньги в турецком посольстве, говорили – это американцы все делают… Я вам должен сказать, что с 2013 года Турция обладает самым большим флотом ударных беспилотников системы TAI Anka на Ближнем востоке. Это очень серьезные машины. Им оказали поддержку французы в их создании, китайцы и, как ни странно, еще Пакистан, который тоже в свою очередь получил технологии из Китая. Именно эти системы уничтожают нашу боевую технику в Сирии, из-за этого мы несем финансовые потери, наши боевые корабли сейчас отправляются в Сирию, чтобы пополнить потери сирийской армии в боевой технике и, посмотрите, что пишут их соцсети!

В. Алфимов:

- Ну, соцсети – это ж несерьезно!

Н. Платошкин:

- Подождите, это барометр общественного мнения все-таки! Да, я, конечно, понимаю, что это не Эрдоган все пишет-то…

В. Алфимов:

- Нет, Николай Николаевич, смотрите, что-то происходит у нас в России, какая-то трагедия, на украинском языке социальные сети тоже начинают взрываться – так этим москалякам и надо и т.д. Мы же понимаем, что пишет 5% наиболее радикальных людей.

Н. Платошкин:

- Ну, хорошо, а где другие-то отбитые люди, которые пишут типа – а чего мы делаем в Сирии? Давайте уберемся оттуда? Почему туркам так не написать? Пусть один процент, ну, хоть кто-нибудь. Нет… пишут, что, если мы так и дальше будем уничтожать русскую боевую технику в Сирии, у них оборонная промышленность остановится. Блин! Причем, мы их считаем какими-то партнерами, друзьями… нет, они вольны так писать. Они почему-то все время про Крым бухтят, что крымско-татарский народ родственный Турции и вообще Турция имеет какое-то над ним покровительство и прочее. Ну, сколько можно вообще? Товарищу надо четко и ясно указать свое место. Османской империи нет, больше никогда не будет и территория Сирии должна быть очищена от турецких войск и крышуемых турецкими войсками бандитов! Чтобы в конце концов восстановился мир и наши ребята вернулись домой, вернулись домой беженцы, которыми Эрдоган так нагло спекулирует…

В. Алфимов:

- А это самый действенный способ…

Н. Платошкин:

- Ну, что, и это нормальное государство?

В. Алфимов:

- В свое время беженцы шли через Каддафи, который их удерживал. Как ликвидировали Каддафи, беженцы ломанулись туда…

Н. Платошкин:

- Сейчас вопрос-то в чем? Если мы закончим войну в Сирии… ведь сирийское правительство объявило амнистию всем, кроме руководителей террористических отрядов, людей непосредственно казнивших других… ну, возвращайтесь домой! Все. И не надо будет жить в палатках 8 лет. И этот Эрдоган уже ничем не будет спекулировать… А то дай ему миллиард, дай ему два миллиарда, потом ему три еще дай… То есть, он спекулирует людьми, которых сам же до этих палаток довел. Ведь не было бы никакой войны в Сирии никогда, если б Турция с самого начала в нее не вмешалась, поддерживая бандитов. Они в этом виноваты. И сейчас вот для Эрдогана лучше, конечно, взять и уйти просто. Сосредоточившись на своей территории, занимаясь своими делами, помидоры нам поставлять, огурцы, корнишоны, горошек зеленый и т.д.

В. Алфимов:

- Тем временем, Владимир Путин и Эрдоган согласовали совместный документ по урегулированию в Сирии, его озвучили министры иностранных дел двух стран. Соглашение включает в себя следующие пункты. Прекращение всех боевых действий по существующей линии соприкосновения с полуночи 6 марта. Россия и Турция создают коридор безопасности шириной 6 км к северу и к югу от трассы М4. Россия и Турция с 15 марта начинают совместные патрулирования вдоль этой самой трассы М4. Кстати, уже наш военный корреспондент Александр Коц выкладывал видео, где наши и турецкие боевые машины движутся по этой трассе… В общем, как говорят, линия сотрудничества остается активной.

Н. Платошкин:

- Вот Асад сказал на это все правильно. Что, если Турция сама не уберется из Сирии, они ее вышвырнут оттуда. И нам надо оказать всю помощь. Ведь сейчас о чем идет речь в этом Идлибе? Это не просто какая-то провинция, это такое перекрестье дорог. Условно говоря, это тот же самый Дон и Челябинская М5. Основной пункт – это дорога между Дамаском а Алеппо, как между Нью-Йорком и Вашингтоном. Если ее перережут бандиты, то Сирии нету. Потому что между двумя крупными городами, как между Москвой и Ленинградом, нельзя будет проехать. Сирийская армия пытается отбить… Им, что, дорогу новую по пустыне, что ли, прокладывать? И самое главное. Смотрите, между Дамаском и Алеппо сейчас же никто проехать нормально не может. Они сидят и лупят там по всему, что движется. А потом говорят, что президент Асад не может ничего сделать с экономикой страны. А как он сделает-то? И еще меня, как дипломата, беспокоит – почему на всех переговорах Путина с Эрдоганом нет сирийцев? О чем вообще разговариваем-то? Асад должен везде быть. А он не хочет с ним говорить, Эрдоган. Кто такой Асад, оставьте меня с ним один на один…

В. Алфимов:

- Ну, насколько я понимаю, позицию Сирии достаточно четко выражает Владимир Путин.

Н. Платошкин:

- Да, но я считаю, что мы должны заставлять турок говорить и с сирийцами, которых они вообще за людей не считают. Пора привыкать, что Сирия суверенная страна и говорить с ней надо. И что мы их в обиду не дадим, что б там Эрдоган себе не представлял.

В. Алфимов:

- Что мы их в обиду не дадим, мне кажется, поняли уже все.

Н. Платошкин:

- Ну, слава богу!

А мы с Валентином обещали вам поговорить про Иосифа Виссарионовича Сталина, который умер 5 марта 1953 года после болезни, которая длилась примерно с 1 марта того же 53-го, ну, вокруг этого, как правильно сказал Валентин, намешано всякой белиберды, что Сталина отравили, что-то там Берия сделал, еще кто-то… У меня всегда в связи с этим возникает вопрос – почему Берия это сделал 1 марта 1953 года? Что его к этому подвигло-то? Почему он не сделал это 1 ноября 1952-го? То есть, я, как человек практический, если это заговор, убийство, то – кто, когда и каким образом сделали? Я вам честно могу сказать, я придерживаюсь официальной советской точки зрения на этот счет. Сталин умер в 74 года. Человек годами сидел в тюрьмах и ссылках до революции… на здоровье это хорошо никак не сказывается. Потом работал, как они все тогда работали… вот Дзержинский, например, в 1926-м умер на заседании просто, у него сердце не выдержало. Чичерин спал в МИДе, Ленин постановление принимал, чтобы заставить его пить молоко, потому что он падал в голодные обмороки во время переговоров с иностранными делегациями. Но Чичерин, дворянин, считал, что, если ни у кого молока нет в то время, то а чего я-то должен пить? Сталин - война, абсолютно тяжелейший график работы, когда все смешалось, день, ночь… И у Сталина был инсульт, конечно. Ну, как правило, это переутомление сосудов головного мозга, кровоизлияние в мозг. Старого человека нашли утром его охранники, он упал с кровати…. Вот вы говорите – а почему никто не пришел?

В. Алфимов:

- Есть версия, что якобы Берия не пускал к нему ни врачей, ни охрану, никого…

Н. Платошкин:

- Просто Сталин, как настоящий мужик, терпеть не мог врачей. Вот его к дантисту можно было затащить только тогда, когда у него там вообще все корежило от зубов… Ну, есть такие мужики, понимаете, из серии «деревья умирают стоя» - не хотят они ходить к врачам. Сталин же не лечился толком, он никогда ничего не принимал. Конечно, его наблюдали там врачи, но… Поэтому, когда его нашли утром, у него, конечно, уже была парализована правая сторона тела, как это при инсультах часто бывает… Все же эти теории дурацкие, я понимаю, они очень классные… но я мяса в этих теориях не вижу никакого… как это было организовано? Препарат, что ли, ему какой-то дали? Кто? Ведь еще раз – Сталин вообще препаратов не пил. Никаких.

В. Алфимов:

- А в чем проблема подмешать куда-то?

Н. Платошкин:

- Ну а кто это должен был сделать?

В. Алфимов:

- То есть, версия про то, что Берия что-то сделал, вам не нравится категорически?

Н. Платошкин:

- Ну, я всегда говорю так. Вот представьте себе, я говорю: я – Берия, я говорю охраннику подмешать что-нибудь, а, может, охранник к Сталину пойдет?

В. Алфимов:

- Так, значит, сам.

Н. Платошкин:

- Берия? Ну, понимаете, у Сталина там все-таки была обслуга, так сказать. Это были люди, которые за старым человеком, грубо говоря, ухаживали, белье ему стирали и прочее. Они были ему лично преданы и я себе представить не могу, чтобы к ним там подошли и сказали – давай там я… Ну, это был огромный риск. Конечно, теоретически этого нельзя исключать, но… И самое главное – а что случилось с Берией-то, я не могу понять, 1 марта? Чего его переклинило-то? Пошел и решил его убить… Вот до этого Берия и Сталин работали десятилетиями – и вдруг… Знаете, тогда, получается, Сталин готовился с ним расправиться, что ли? А тот его упредил? Ну, а что в эту пользу говорит? Какие-то изречения Сталина, еще что-то, Сталин дал кому-то указание собирать на Берию компромат? Ну, моя версия, конечно, не очень интересная… Я бы, например, сказал так – Сталина отравили выходцы с Атлантиды, которые вступили в преступную связь с Лаврентием Берия, используя секретный полигон нацистов в Антарктиде, куда они в свою очередь улетели с Луны, а на Луну они прилетели после взятия Берлина… Вот так как-то… Так же, как с Лениным. Понимаете, Ленин умер вообще в 53 года. И, между прочим, Ленина вскрывала немецкая комиссия. Немецкие врачи, которые потом уехали в Германию и, если бы там что-то было, они бы… И тут у нас – то он от сифилиса умер, то еще от чего-то… ну, немецким профессорам чего врать? Ну, вернулись они в Берлин и сказали – да, умер от сифилиса, и кто бы им что мог за это сделать? Сводки о здоровье Ленина и Сталина публиковались все время. Я не врач, конечно, но я не знаю ни одного врача, который бы сказал, что что-то не так там, симптомы какие-то не подходят или еще что-то… Увы, симптомы инсульта старого человека, который был гораздо старше своих лет, потому что просто очень много работал.

В. Алфимов:

- Зачем все эти версии? Кому они нужны?

Н. Платошкин:

- Так они интереснее, понимаете… Я читал массу белиберды… мне один товарищ сказал – а Ленин на самом деле не сын своего отца. И аргумент следующий – отец Ленина часто ездил по школам, он был инспектором, жена была одна, а какая же женщина долго выдержит одна? И это вот человек всерьез по телеку рассказывает! Мы должны в эту версию верить, что ли? Тем более, мы же с вами знаем, какие отношения были в семье Ленина. Это была образцовая, что называется, семья… Мне отец говорил, что плакала у них вся школа…

В. Алфимов:

- Слушайте, когда Ким Чен Ир умер, медведи плакали…

Н. Платошкин:

- Ну, не знаю, все-таки я бы не стал сравнивать Советский Союз с Северной Кореей, ментальность была другая. Хотя, еще раз говорю, вот мне бабушка говорила, что после войны Сталин издал указ о том, что налог ввели на яблони и из-за этого там яблони многие покрошили и прочее. Ну, вроде как не очень хорошо. Но, когда я ее, верующую женщину, спрашивал, а вообще что народ-то говорил про Сталина, она говорила – ну, все за… хотя, видите, какие-то конкретные меры могли людей как-то ущемлять, но все понимали, что это надо, что это он не ради себя все делает, не для того, чтобы себе виллу в Швейцарии купить. Ну, кто бы об этом даже мог подумать, правильно? Когда он умер, сыну-то жить было негде, понимаете. Он же жил с отцом на даче государственной, а тут оказался без квартиры. То есть, отец ему за все 30 лет правления квартиру, как сейчас говорят, не сделал.

В. Алфимов:

- Насколько можно верить советской официальной версии? Был же потом культ личности, что такое советская пропаганда знают все…

Н. Платошкин:

- Вот если бы Хрущев, который арестовал Берию, и Берии там накрутили, что он английский шпион, еще чего-то… если бы чего-то было про Сталина, конечно, Хрущев бы сказал, что Берия – убийца Сталина, правда? Ну, если бы что-то было, почему нет?

В. Алфимов:

- Так, давайте отправимся в Соединенные Штаты в разрезе Конституции, а сейчас у них там выборы на носу… Там же праймериз прошли… Супервторник. Расскажи поподробнее, что это за вторник такой?

Н. Платошкин:

- Потому что в этот день проходит наибольшее количество первичных выборов в один день. То есть, первичные выборы – это когда две главных партии – демократы и республиканцы – внутри своих партий между различными кандидатами определяют того, кто потом будет выдвинут партией где-нибудь летом уже как официальный кандидат в президенты. По традиции, у правящей партии, вот где президент…

В. Алфимов:

- Сейчас это республиканская партия?

Н. Платошкин:

- Да, республиканская. Там теоретически эти праймериз тоже проходят, но вы про них ничего не слышите и не услышите, потому что там всегда побеждает президент. Ну, так принято.

В. Алфимов:

- Дааа, а когда у нас президент побеждает, то сразу начинается, что это административный ресурс и все остальное…

Н. Платошкин:

- Там ресурс похлеще, тут я должен признаться. Вот смотрите, я долго наблюдаю за США, я в 2004 году был там даже наблюдателем на президентских выборах, и я такого вообще не видел. Казалось бы, Сандерс, человек 1941 года рождения, как у нас бы сказали, «божий одуванчик», - против него вся демократическая партия встала, они просто в шоке. И они сейчас заставили сняться, в начале предвыборной гонки, основных соперников бывшего вице-президента США Байдена, с тем, чтобы Байден не мытьем, так катаньем все-таки выиграл эти праймериз. Я такого не припомню. Обычно там люди снимают свою кандидатуру – ну, проиграли все выборы, ну, ладно, куда ты там будешь деваться… Нет, все сняли, все против Сандерса, Сандерс – революционер. А, знаете, какая программа у Сандерса, друзья? Вот этот революционер хочет ввести декретный отпуск, который у нас был введен 22 декабря 1917 года большевиками. У них введение рассматривается как революция! Бесплатное высшее образование! Причем, как они хотят? Сейчас студент американский до 40 лет выплачивает кредит, на который он учился. Сандерс предлагает ввести специальный налог на крупные финансовые трансакции крупных банков и за счет этого финансировать учебу. Ужас, мрак, вообще безобразие! Улучшить для людей медицинское обслуживание! То есть, Сандерс сейчас предлагает то, что у нас в 20-е годы было реализовано. Оплачиваемый отпуск, например, единый, федеральный. Там же сейчас как? Вы устраиваетесь на работу, вы с работодателем договариваетесь, какой у вас отпуск. А он вам может сказать – три дня, не хочешь? – дверь вон там. А у нас с вами 28 суток вынь и положь, да… И, знаете, что мне интересно? Вот у нас молодежь такая вся правая в основном – ну, там Навальный, вот все эти вещи. У нас молодежь ведь по-прежнему, знаете, как американцы, лет 50 верят в русскую мечту, что будет хороший капитализм и любой чистильщик ботинок станет миллионером! У них это все кончилось. У них все до 50 лет, а до 30 лет 85% за Сандерса, представляете! Вот за этого старика, казалось бы, который вообще живая история Соединенных Штатов, который Мартина Лютера Кинга видел в 1963 году, который против войны во Вьетнаме боролся. Вся молодежь – 80 с лишним процентов – за него! Молодежь американская не хочет жить при этой системе. За Байдена как раз пожилые люди, такие, которые… Сандерс еще говорит – я социалист. Как это? Кандидат в президенты США может себя социалистом назвать? Что за безобразие? Поэтому на старика Сандерса просто набросился весь истэблишмент. А поддерживает Сандерса кто? Дональд Трамп, который говорит – я свою партию порвал, республиканскую, они меня не хотели выдвигать, я выдвинулся, и ты давай, Берни, дави этих клопов, с тем, чтобы у вас на президентских выборах были люди, выступающие против системы.

В. Алфимов:

- Ну, ладно, он-то просто выбирает себе более удобного соперника…

Н. Платошкин:

- Понимаете, Байден настолько связан с этим кланом, который уже там десятки лет, вот этот истэблишмент, который всех достал… Если Байдена выдвинут, я могу сказать так – что Трамп уже президент.

В. Алфимов:

- Хорошо. Из соперников Трампа кто нам мог бы быть наиболее интересен? И вообще, есть какая-то разница?

Николай Платошкин

Н. Платошкин:

- Сейчас из соперников Трампа два человека вырисовывается. Это либо Байден, либо Берни Сандерс. Ну, понятно, Байден – это известный русофоб, друг бандеровского режима, на который сынулька там пахал за 50 штук баксов в месяц, ничего не делая вообще. И когда Трамп говорит – а нет ли здесь коррупции? – он говорит: да как вы смете этого честнейшего человека обвинять? А когда его спросили – ваш сын вообще чего делал-то? Бумажки какие подписывал?.. Короче, Байден для России самый плохой вариант. Сандерс. У нас многие считают, что Сандерс какой-то там русофоб. Нет. Вот когда американцы вышли из договора по ракетам средней и меньшей дальности, Сандерс выступил с законопроектом, запрещающим США, несмотря на выход из договора, развертывать эти ракеты.

В. Алфимов:

- То есть, такой свой?

Н. Платошкин:

- Да, Ну, пусть мы там с русскими разругались, но мы не будем развертывать ракеты. Для нас это хорошо. То, что он критикует нас за права человека и там еще что-то, ну, бог с ним. А, что, мы сами себя не критикуем, что ли? Мне кажется, Сандерс это критик такой доброжелательный, который в принципе хочет, чтобы у нас все было… Сандерс в 1988 был в Ярославле. Он провел там медовый месяц, представляете? Это был мэр крупнейшего города в штате Вермонт. Причем, он говорил, что он ехал в Ярославль… он говорил – я разговаривал с людьми, они вроде довольны… зашел в театр и охренел – я не думал, говорит, что в таком маленьком городе, как Ярославль, такой театр. И билет, как пишет Сандерс, стоил полтора доллара. И еще он был потрясен, что местные чиновники балдели от Соединенных Штатов Америки и резко критиковали собственную действительность. И он говорил – да вы что, у нас вот этого нет, вот этого нет, вы чего… а те – да ладно сочинять, у вас там все здорово… В целом Сандерс остался очень доволен поездкой тогда. И он сделал свой город, мэром которого он был, побратимом Ярославля. Мог бы и не ехать, понимаете? Нет, человек искренне к нам неплохо относившийся, я бы так сказал… Ведь, понимаете, в Америке это не плюс, когда вы едете в Советский Союз, а потом говорите, что вообще там здорово. Вы даже если так думаете, вы, скорее, не скажете этого… Трамп, кстати, был у нас в 1987 году со своей женой. Так его теперь заклевали – а, может быть, его еще в 1987 году КГБ завербовало?..

В. Алфимов:

- А в 87-м кто в КГБ работало?

Н. Платошкин:

- Да. И плюс у Трампа жена из Чехословакии… а тогда Чехословакия социалистической страной была… Так что, я думаю, если Трамп или Сандерс президент, для нас это в одинаковой степени очень неплохо.

В. Алфимов:

- А есть ли у старика Берни шансы какие-то?

Н. Платошкин:

- Вообще взялись за него, как никто… вот молодой человек там, который гомосексуалист, но мы его ценим не за это, он тоже мэр города, говорят, очень успешный, он снялся, хотя он выигрывал… его через колено переломали… потому что не снимаются люди на взлете, там не бывает этого. Значит, все объединились, чтобы старика Берни затоптать. Ждем следующего вторника. Он не супер, но тоже будет несколько праймериз таких важных и, если Сандерса поломают на этих праймериз в следующий вторник, 10 марта, все – труп. Байден – кандидат в президенты.

В. Алфимов:

- Ну, про Трампа тоже говорили, что он наш парень и все такое, а некоторые в Госдуме шампанское по поводу его победы пили…

Н. Платошкин:

- Ну, если бы они мне дали шампанское в тот день, я бы тоже выпил… Нет, Трамп отличный мужик, он наш человек… Что нам Трамп плохого сделал? Ничего.

В. Алфимов:

- Санкции.

Н. Платошкин:

- Так это ж конгресс ввел. Трамп не хотел подписывать. Ну, если 90% сенаторов голосует за закон, президент не может его не подписать. Если менее двух третей, он может преодолеть… Кстати, Сандерс голосовал против закона. Два сенатора из 100 было, голосовавших против санкций, Сандерс в том числе.

В. Алфимов:

- Точно наш парень! Понравилось ему в Ярославле. Будет президентом, будет первый его визит – не в Москву, а в Ярославль! В театр сходит. Может, стадион построят к тому моменту…

Ну, смотрите, протоиерей Димитрий Смирнов заявил, что учеба девочкам не нужна, а главная миссия женщины заключается в том, чтобы состояться как жена и мама…

Н. Платошкин:

- Понимаете, вот не зря таких людей раньше называли мракобесами, да. Потому что у нас, если Смирнов этого не знает, в Конституции, что в старой, что в новой, я не сомневаюсь, у нас равенство полов записано, как и в любой нормальной стране.

В. Алфимов:

- Многие феминистки с этим не согласны. Не согласны с тем, что оно существует.

Н. Платошкин:

- Ну, феминистки – это придурочные тети… Ведь, понимаете, в свое время 8 марта чего было-то? Избирательные права для женщин хотели ввести и равную оплату за равный труд. Вот и все. Понятно, что это не означает, что женщина должна выглядеть, как мужчина, носить что-то, как мужчина. Помните, некоторые феминистки лифчики сжигали, предположим. Ну, хорошо, пусть ходят без лифчиков!.. Ну, бредятина все это. Кстати, про Штаты с вами говорили. Вот официальные данные за конец…

В. Алфимов:

- Мы с вами плюнули на Димитрия Смирнова и перешли на 8 марта…

Н. Платошкин:

- Нет, ну а чего бредятину какую-то рассказывать? Вот до революции, предположим, замужняя женщина не имела права устраиваться на работу без согласия мужа. Письменного, причем. Да не будет этого, гражданин Смирнов! У нас женщины абсолютно равноправны… может быть, не во всем, да, но, знаете, как это называется? Позитивная дискриминация. Это когда у женщин больше прав. Предположим, почему женщина должна работать на тяжелых работах, если она там будущая мать, зачем она сваи должна забивать? Я против того, чтобы допускать женщин в боевые части. Они хотят этого, многие, да, но я считаю, что мы должны беречь их. Не зря же их и в годы Великой Отечественной войны никто не призывал. Только добровольно. Исключительно. Поэтому, когда в Израиле их призывают, я считаю, что вот такого равноправия нам вообще не надо. Вы знаете, что такое женщина на самом деле? Это то, что помогает нам победить смерть в поколениях. Ведь мы все смертны. Но то, что мы традиции храним, что мы передаем их друг от друга, это кто делает? Это делает женщина, конечно. Это та живая ниточка, которая связывает века и в нашей стране, и где бы то ни было. И, конечно, мы должны относиться к ней с особым трепетом. И тут этот товарищ говорит – да не надо женщине учиться… Да не учись. А женщины учиться будут, если они этого захотят, и это правильно, потому что женщина ни в коем случае не глупее мужчины. Многие дела женщины делают лучше. Кстати, женщины лучше стреляют, например, потому что у нее больше терпения. Поэтому они лучшие снайперы, предположим… Ну, это я просто насчет мужских традиционных профессий, а женщины во многих мужских так называемых вещах и получше будут. Поэтому мне стыдно, честно говоря, что мы в 2020 году вот это маркобесие вообще обсуждаем!

В. Алфимов:

- Интересно, что ни в 2020, а примерно году в 2010-м, или в 2011-м, когда я пришел со своей дочкой в поликлинику, у нее там чего-то нашли, якобы какие-то проблемы по неврологии и т.д., тогда врач сказал – ну, а что, ну, может быть, будет не очень умненькая… ну и ничего страшного, она ж девочка, зачем ей это надо? Это был 2010-й год.

Н. Платошкин:

- Во-первых, знаете, умных и глупых людей вообще нет. У нас у всех с вами объем головного мозга одинаковый. Он различается, может быть, на квадратный миллиметр. Как и компьютер. Вот может быть два компьютера, с одинаковой памятью, но у кого-то она заполнена, а у кого-то нет. Поэтому люди бывают не глупые и умные, они бывают развитые и неразвитые. И кто мне здесь всерьез может сказать, что у нас женщины менее начитанные, чем мужчины? Что они менее разбираются в действительности, чем мужчины? Да нет этого. Да, говорят, что полушария головного мозга у мужчин и у женщин развиты чуть по-разному, но это опять не значит, что у женщины хуже. Женщина активнее, четче делает кропотливую работу… потому что она будущая мать, ей это надо... Мужчина, говорят, более силен в каких-то творческих находках, потому что он сам по себе такой… не слишком моногамный, его все время тянет куда-то, он все новое ищет, иногда и здесь, в том числе. Поэтому, предположим, то, что мужчины, как правило, лучше играют в шахматы, это не означает, что женщины тупее. Женщины делают много других вещей лучше, чем мужчины. И именно потому, что мы разные с ними, именно поэтому мы с ними действительно половинки общего единого целого человечества…

В. Алфимов:

- Тем временем, Виталий Милонов, депутат Госдумы, защищает отца Димитрия Смирнова, говоря, что не так просто поняли его.

В. Милонов:

- Я считаю, самое последнее обсуждать отца Димитрия, не спросив у него комментарий на эту тему. Я искренне считаю отца Димитрия одним из самых образованных и светлых людей нашей церкви и я искренне считаю, что, возможно, его неправильно поняли. Отец Димитрий всегда подчеркивал необходимость контроля за уровнем образования и необходимость предоставления детям в нашей стране самого лучшего образования, которое они заслуживают. Поэтому, конечно же, он мог сказать об этом в определенном контексте знания, умения, которые нужны будущим мамам, они не менее важны, чем некоторые дисциплины, которые они получают в школе. Я тоже к этим присоединяюсь и считаю, что наша школа должна уделять гармоничное внимание как к тем дисциплинам, которые помогут человеку стать образованным, умным и эрудированным, а так же школа должна готовить детей, подростков к ответственной взрослой жизни.

Н. Платошкин:

- Ну, не знаю, он какой-то американский шпион, наверное, потому что в то время, а когда я учился в школе, наши девочки изучало домоводство, если вот он этого не знает… А он-то чего предлагает? Он предлагает, чтобы в школе учили быть матерью, что ли? В каком смысле-то?.. Еще раз говорю, женщина в нашей советской стране добилась самого лучшего, что может она добиться – равноправия и предупредительного отношения, больших прав, чем имеют мужчины. И мы должны этим гордиться. Мы – самая прогрессивная страна мира в этом смысле!

В. Алфимов:

- Давайте сейчас завершим с этой историей с протоиереем Димитрием Смирновым. Сергей Шнуров посвятил даже стихотворение высказыванию Димитрия Смирнова.

«Девкам в школе, говорит, делать нонче неча, пусть готовятся уже к родам и до гроба бабы будут замужен и ни к чему учеба!».

Н. Платошкин:

- Стихи так себе, но смысл правильный.

В. Алфимов:

- Да. И здесь я бы особо хотел отметить. Что это его мнение, Димитрия Смирнова. Это не мнение церкви. И это слова главы синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям церкви с обществом и со СМИ, Владимир Легойда об этом сказал. «Друзья, коллеги, я понимаю, что многим нужен хайп, но давайте все оставаться в рамках профессии, не превращая ее в фарс», говорит он. И еще он указывает на то, что из-за неверной трактовки средств массовой информации россияне могут сделать вывод, что церковь объявила войну образованию для женщин и девочек. По словам Легойды, это мнение вызывает негативное отношение к церкви. А еще он посоветовал переслушать передачу с выступлением Смирнова и убедиться в том, что, говоря о школьном образовании для девочек, священник имел в виду конкретную историю о знакомой ему девочке.

Н. Платошкин:

- Ну, а я всем не рекомендую прослушивать этого протоиерея…

Ну, что, про праздник поговорим?

В. Алфимов:

- Да, многие спрашивают, откуда он взялся вообще, как все было на самом деле… тем более, версий много.

Н. Платошкин:

- Кстати, а чего протоиерей думает по этому вопросу?

В. Алфимов:

- Не знаю.

Н. Платошкин:

- На самом деле, кто-то здесь правильно написал – что 8 марта это 23 февраля по старому стилю. Вот это верно. Это связано с праздником напрямую, как ни странно. То есть, как мы уже говорили, движение женщин, не феминисток, а нормальных, кто выступал за… Короче, в конце 19 века женщины в Европе и Америке были озабочены двумя вещами. Избирательное право, которого у них не было, американки получили в 1920 году, француженки в 1945-м. И равная оплата за равный труд…

В. Алфимов:

- Платили меньше?

Н. Платошкин:

- Гораздо. Так вот, регулярно собирались женщины на какие-то мероприятия в разных странах, с тем, чтобы привлечь внимание людей вот к этому вопросу. В 1910 году такая встреча произошла в Копенгагене, которую организовывали… вот мне говорят – расскажите, пожалуйста, про Клару Цеткин и Розу Люксембург. Видите, над ними даже как-то стали ржать, а ведь Розу Люксембург зверски убили в Берлине в январе 1919 года пьяные офицеры – сбросили ее тело в канал – вообще ужасная была история. Клара Цеткин – вроде да, с виду такая старенькая, несимпатичная женщина, в 1932 году нацисты взяли почти 40% в рейхстаге и открывала рейхстаг тогда Клара Цеткин. Они орали на нее, что мы тебя, собаку, повесим, расстреляем и прочее. То есть, женщина абсолютно не робкого десятка. Так вот, в 1910 году в Копенгагене решили раз в год – дата пока не была установлена – отмечать какой-то всемирный день солидарности женщин, борющихся за равную оплату, за равный труд и избирательные права. Отмечали по-разному. 25 февраля, 28 февраля, в начале марта… В России угнездилось именно 8 марта почему? 23 февраля 1917 года по старому стилю или 8 марта по новому, в Петрограде вспыхнула революция, которую мы называем Февральской, но на самом деле ее по новому стилю стоит называть мартовской, так же, как Октябрьская революция сейчас была бы Ноябрьская. Так вот, почему? Женщины бедные в Питере стояли три дня за хлебом, хлеба не было, кормить было нечем своих мужей и детей, и они вышли на улицы. Вот с этого началась революция. И царь приказал расстрелять. Армия отказалась повиноваться именно потому, что не хотела разгонять и расстреливать женщин. И вот с этого началась Февральская революция. После ее победы вот эту дату, когда женщины вышли на улицы, которая была 8 марта по новому стилю, решили отмечать в России, как день солидарности женщин в борьбе за свои права. То есть, именно 8 марта – это наш праздник. Видите, 1 мая, предположим, возник в Америке все-таки, там солидарность с чикагскими рабочими, потом он перешел в Европу и к нам. А это – чисто наш праздник. После этого этот праздник отмечается во многих бывших социалистических странах… Плюс, видите, в Китае, в Лаосе, в Кампучии – там 8 марта выходной день для женщин. Только для женщин. В Китае, по-моему, у женщин укороченный день. У нас праздник в 60-е годы, при Брежневе, стал выходным днем, до этого он был праздником, но рабочим… Кстати, он теперь еще и Международный женский день. Почему? Потому что в 1975 году по инициативе Советского Союза, а за нами шло тогда в ООН очень много стран, он признан ООН официально, как международный женский день. То есть, это уже всемирный праздник солидарности женщин, а не просто там наш. Кстати, что мне особенно приятно, в ГДР, конечно, 8 марта был выходным, как и везде. Я когда там работал, уже в единой Германии, конечно, его отменили. Потому что в ФРГ он никогда не был праздником. И вот в прошлом году в земле Берлин сделали официально 8 марта снова праздником и выходным днем. Так что все эти традиции неистребимы, сейчас у нас, конечно, вы сами знаете, это уже, скорее, не такой, может быть, политический праздник. А зря. Официальные данные по Штатам – 80% составляет оплата за один и тот же труд у мужчин и женщин. Сейчас за ту же самую работу женщины получают на 20 центов… а в таком штате, как Луизиана, на 35% меньше. То есть, там борьба еще за это идет. И недавний президент Обама еле-еле пробил закон, по которому все частные компании, где работает больше 100 человек, обязаны сообщать федеральным органам разницу в оплате мужчин и женщин. Особенно в Штатах сильная разница в оплатах цветных, негритянских, женщин по сравнению с белыми мужчинами. У нас, что бы там ни говорили про Советский Союз, про нас, я считаю, что у нас все-таки действительно равноправие было в этом вопросе достигнуто. В Америке меня всегда что потрясало? У них школа разделена на три части – начальная, средняя и старшая школа. Так вот, в самых низких классах женщины учителя, зарплаты очень низкие. Что касается высшей школы – 10-11 класса – там мужики и плюс судьи, профессора, у них мужчины в основном, а у нас при советской власти, вы знаете, учитель это чисто женская профессия, у нас было очень много и осталось женщин-судей, что в Америке до сих пор еще… то есть, это оплачиваемая должность, это для мужчин… Видите, американцы по-прежнему считают, многие, что женщины это секретарши, продавщицы, уборщицы и прочее. У нас все-таки женщины за годы советской власти заняли вполне себе такие позиции, которые занимают и мужчины. Я даже не знаю таких профессий, где нет женщин, предположим. Они везде есть и – слава богу.

В. Алфимов:

- Хорошо. Но у нас же совершенно разные истории. У нас была война, где женщины сыграли ключевую роль, которые просто заменили собой мужчин в тылу, которые работали на производствах, которые…

Н. Платошкин:

- …которые воевали тоже… «ночные ведьмы» так называемые… и снайперы… и, знаете, вот банно-прачечные батальона – не говорят об этом – но а вы представляете, что такое бинты стирать? Ведь они же не одноразовые были тогда. Да без этого сотни тысяч людей погибло бы еще, если бы женские батальоны всего этого не делали. Без этого войны не выиграли бы, точно.

Вот кто-то правильно пишет. Первая женщина-космонавт – наша. Первая женщина-тракторист, первая женщина-летчица – опять наши. Тогда это был фурор! Так же, как первая женщина-дипломат – это Александра Михайловна Коллонтай! Тогда никто в это не верил. Вот Александра Михайловна… не знаю, шведский король ей просто в рот смотрел, когда она говорила… Это была не просто красивая женщина, воспитанная, она была очень умная…

В. Алфимов:

- Вы так говорите, как будто это что-то удивительное! Женщины они все умные.

Н. Платошкин:

- Для того времени – да. Потому что, вот если женщину не учить, вот как этот товарищ предлагает… в царской России университетов для женщин не было, были только Бестужевские курсы, и женщины могли посещать некие занятия в университетах, как вольноопределяющиеся, да. Диплом нельзя было им давать. Гимназия – все, свободны, высшего образования нет. Советская власть все это дала. Во многих специальностях, вы же сами знаете, женщин было большинство у нас… Би-Би-Си недавно провела исследование, что в самой Би-Би-Си, государственной компании, есть неравенство в оплате мужчин и женщин… И, знаете, вот со мной многие не согласны, можно за многие вещи нашу страну критиковать, но то, что мы сделали для равноправия женщин, для того, чтобы дать ей возможность нашим дамам совмещать свой рост профессиональный с уходом за детьми… да мы добились тут того, чего другие страны вообще еще не сделали и мечтают об этом только. И здесь, конечно, на мой взгляд, заслуга именно советской власти, Советского Союза, потому что в отличие от разговоров… вот вы можете сказать женщине – у нас равноправие; а можете дать – детский сад, пионерский лагерь, продленку в школе. Для того, чтобы женщина после работы могла иметь еще и для семьи какое-то время. Вот это – без болтовни, вот это все было. Были детские кухни, специальные клиники для детей, бесплатное образование – все это мы сделали. Мы прогрессивная страна. В этом смысле мы – пионеры. За нами все тогда наблюдали. Казалось, то, что сделали русские, вообще невозможно это сделать, а мы это все делали… Я вам даже больше могу сказать. Мы ввели такие понятия, как легкотрудница, предположим, - это беременная женщина, которую нельзя было использовать на каких-то работах, которые могли бы отрицательно сказаться на ее беременности. Все это мы сделали. На западе было просто – рождение ребенка это ваше дело. Там три дня до, три дня после – потом иди работай или нанимай бебиситтера, а не хочешь – и вали отсюда… Нет, у нас отпуск по уходу за ребенком был разный, в разное время, в войну его, конечно, чуть сократили, понятно… И если взять наши фильмы все советские, ну, где что-то плохое говорилось о женщинах у нас когда-либо? В нашей литературе? Да это было просто неприлично… А сейчас мы с вами доболтались до того, что, а, может, там учиться не надо или еще что?..

В. Алфимов:

- Хорошо. Многие все-таки считают, что женщины у нас в стране ущемлены, надо бороться за их права…

Н. Платошкин:

- В чем конкретно ущемлены?

В. Алфимов:

- Я так не считаю, поэтому мне сложно приводить аргументацию… Якобы, есть разница в зарплатах, якобы не дают занимать руководящие должности.

Н. Платошкин:

- Да я бы не сказал, что сейчас есть разница в зарплатах. Ну, в крупных городах особенно. Кстати, видите, это имеет некое побочное такое странное влияние. Сейчас женщина, как правило, позже выходит замуж, потому что она делает карьеру… В принципе, раньше на западе многие женщины почему выходили замуж рано? Чтобы муж их содержал. Потому что им сложно было устроиться на работу. Таких работ не было. Нет, сейчас, думаю, что в нашей стране не все хорошо, понятно, но, тем не менее, у женщин сейчас возможности для трудоустройства не меньше, чем у мужчин. Они сокращаются, заводы закрываются по стране и прочее, но не сказать, что это прямо бьет конкретно по женщинам… к сожалению, по всем, я бы так сказал.

В. Алфимов:

- Женщина президентом может стать у нас?

Н. Платошкин:

- А почему нет? Я знаете за что выступаю? Чтобы этот вопрос даже не стоял. Половой, я имею в виду. Просто чтобы смотрели на программу этой женщины, или мужчины. Вы знаете, я не за президента-мужчину, я за президента с конкретными взглядами…

В. Алфимов:

- Это вы. А проголосуют ли за нее?

Н. Платошкин:

- Вот, знаете, чего бы я не хотел? Чтобы у нас говорили – а давайте выберем женщину президенту, вот у всех есть женщина-президент, пусть и у нас будет. Помните, как с Обамой? Пусть у нас будет чернокожий президент! Ну, я надеюсь, что Обаму надо выбирать или не выбирать не за цвет кожи, а за его программу. Если у нас, предположим, министр культуры Фурцева была, по-моему, вполне нормальным министром культуры, у нас, как правило, социальными вопросами во всех администрациях в советское время, конечно, занимались женщины. Гороно у нас женщины все возглавляли. Тут даже вопрос не возникал, а может ли женщина чего-то такое там возглавлять? Поэтому я только за то, чтобы женщинам была везде у нас дорога и, дорогие женщины, еще раз – с 8 марта вас! Здоровья! Счастья! Без вас мы пропадем!

Каждое утро известный публицист Сергей Мардан заряжает информацией на весь день! В его эфире найдется место как лучшим спикерам страны, так и диванным экспертам. Мардан даёт высказаться каждому, но и сам за словом в карман не лезет!