Платошкин: «Сейчас надо вкачивать живые деньги, иначе народ, не дай бог, магазины начнет громить»

Николай Платошкин
Валентин Алфимо и Николай Платошкин обсудили главные темы уходящей недели: очередное обращение президента, помощь населению и бизнесу и ситуацию на рынке нефти.

Скачать передачу [mp3, 38.4 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


В. Алфимов:

- Николай Николаевич, я рад вас видеть.

Н. Платошкин:

- Спасибо. Добрый день! Москва – лучший город Земли. Кто коронавируса боится, тот в чекисты не годится!

В. Алфимов:

- Коронавирус, к сожалению, это главная тема, хотя у нас будет и экономика сегодня, и про нефть мы поговорим. И, конечно, будут звонки.

Н. Платошкин:

_ И про маршала Конева.

В. Алфимов:

- Кстати, мы с вами перед эфиром обсуждали темы, но забыли. А сегодня десять лет со дня трагедии под Смоленском, когда упал самолет Леха Качиньского. И польской делегации. Это тему обязательно затронем.

Начинаем мы с нашего любимого прекрасного, ужасного, даже не знаю, какие эпитеты подобрать, с коронавируса. Президент обратился еще раз к стране. Он обратился к губернаторами, но это все транслировалось по телевидению. И очень много серьезных моментов он проговорил, в частности, про доплаты медперсоналу.

Давайте услышим президента и обсудим.

В. Путин:

- Врачей, непосредственно работающим с пациентами, заболевшими коронавирусной инфекцией, такая доплата составит 80 тысяч рублей в месяц. Для среднего медицинского персонала – фельдшеров, медсестер 50 тысяч рублей. Для младшего медицинского персонала 25 тысяч рублей в месяц. Что касается врачей «Скорой помощи», которая так же работает с заболевшими коронавирусом, они получат выплату в 50 тысяч рублей в месяц. Фельдшеры, медсестры и водители экипажей машин 25 тысяч рублей.

В. Алфимов:

- Вот так вот. Причем, эта выплата аж на три месяца, начиная с апреля. А дальше будет видно. Если ситуация будет оставаться тяжелой, то, безусловно, выплаты продлят.

Н. Платошкин:

- Да, конечно, этому нельзя не радоваться, что врачи, которые сейчас на переднем крае, получат больше денег. Вопросов нет. Просто у меня еще одна фраза президента обратила внимание. Сейчас эпидемия коронавируса, сказал президент, наконец, нам показала, насколько нам важно здравоохранение. Может, впервые за последние десять лет. Это хорошо, конечно, что эпидемия показывает, но желательно внимание здравоохранению уделять не только во время эпидемии.

Вот в августе прошлого года президент на встрече с министром Скворцовой назвал ситуацию в первичном звене провалом. После этого Скворцову, слава богу, убрали. Но убрали куда? На Росздравнадзор? А вообще надо было убрать совсем. И надо провести было служебное расследование, раз провал у человека. Президент так сказал.

Сейчас правительство, надо надо выделять большие деньги на закупку и тестовых препаратов, и аппаратов искусственной вентиляции легких. Это все верно. На это надо огромные деньги сейчас бросить, потому что тестирование населения, увеличение количества инфекционных коек, чтобы другие не заражались. Были случаи, к сожалению, заражения в обычной больнице, которую не смогли подготовить вовремя. Только так можно эпидемию посмотреть, что она представляет. Бить по ней точечно. Чем больше тестирования, тем меньше смертности. Болезнь удается выявлять иногда на ранних стадиях.

В. Алфимов:

- В той же Москве больше всего зараженных, на порядок больше, чем во всей России. И, может, отчасти это хорошо, что сконцентрировано у нас. И в Москве массово перепрофилируются больницы, потому что напротив моего дома стоит госпиталь ветеранов войн. Там обследовались и лечились ветераны войны. Полностью перепрофилировали. И сейчас в этот госпиталь стоит очередь из машин «Скорой», сотни, наверное, машин. И там порядка, наверное, четырехсот человек, которых туда привезли. И будет еще больше. Называют цифру 1100 человек готов принять этот госпиталь. И таких медучреждений уже перепрофилированных на территории Москвы, по-моему, 13. Это значит, что всех смогут положить и обследовать.

Н. Платошкин:

- Я надеюсь, что до этого не дойдет. 90% случаев по западной статистике не требует госпитализации. И она даже не нужна. Надо сидеть дома, если есть симптомы. Вызывать врача на дом.

Я в Москве. Вчера пытались маску купить в районе Ленинского проспекта. Бесполезно! В столице! Что, это высокая технология? Я не знаю, как у вас в Подмосковье, а вот Раменский район докладывает, что нет. В аптеке хихикают и говорят, что и не будет.

Я по дороге к родителям купил им респиратор. На дороге люди продавали по сто рублей.

В. Алфимов:

- Строительные. Они не подходят.

Н. Платошкин:

- Да я понимаю. Просто купил себе, чтобы из пылесоса пыль выгребать. Есть предприниматель Трепов в Костроме. Сеть магазинов «Высшая лига». Продает по 3490 рублей маски, которые меньше 50 рублей стоили перед эпидемией. После моего поста в соцсетях до 319 снизил. Заявил, а чего-то по 349 никто не берет! Он бы еще по тысяче сделал!

Мы с вами обращались к крупному бизнесу. Ребята, у вас совесть есть? Вы фонд не можете создать? Малому бизнесу тяжело, ему самому надо помогать, он живет с колес, с выручки. Но вы-то чего? Оборзели совсем? Почему в Америке это спонсируют?

В. Алфимов:

- Может, потому что там об этом говорят? Например, в это воскресенье у нас на радио был марафон «Добро против коронавируса». И мы говорили о том, что компания «Норникель» запустила в Мончегорске производство масок.

Н. Платошкин:

- Я не про производство. Я про то, что они фонд должны создать, это купить и распределять хотя бы среди малоимущих. Особенно среди групп риска. В той же Москве милиционер останавливает бабушку и говорит, а ты чего без маски? Она говорит, скажи, где купить? Негде!

С масками надо решить вопрос. Особенно для пожилых. ВОЗ правильно говорит, не всем они нужны. Конечно, сосредоточиваться надо на самом медперсонале, его надо масками защищать.

Я прошу, чтобы этому уделили внимание. И чтобы у нашего крупного бизнеса проснулась совесть, если она у него есть. И у меня еще вопрос. Мне сказали сегодня. Правильно Патриарх во время службы заявил, что верующие, молитесь дома. Говорят, что церкви открыты. И говорят, что там люди.

В. Алфимов:

- Здесь ничего сказать не могу.

Н. Платошкин:

- И у меня просьба ко всем верующим. Для вас это все очень важно, надо молиться. Но правильно Патриарх говорит. Пока дома!

В. Алфимов:

- Тем более в той же христианской вере не принципиально, где молиться.

Н. Платошкин:

- Я хотел бы напомнить изречение Христа из Библии, когда его фарисеи-книжники мучили, а где твой храм? Что ты ходишь с людьми по улице? Он говорит, где стою, там и есть храм мой.

В. Алфимов:

- У меня на лице многоразовая маска. Мы говорили, что надо населения снабжать масками в бесплатном формате. И я хотел похвалить «Комсомольскую правду», что да, выдают маски. Многоразовые и бесплатно своим сотрудникам, чтобы могли ходить по улице, не заражаться.

Н. Платошкин:

- Молодцы!

В. Алфимов:

- Мы обещали, что поговорим про помощь населению, бизнесу. Начнем с населения. Мы знаем, что население закредитовано. И самые большие проблемы сейчас могут начаться у ипотечников. Ипотека – это кредит за залог жилья. Часто единственного. Мы же знаем, что ипотека – это не сто тысяч, растянутые на много времени. Это миллионы! Они растянуты на очень много времени. На пятнадцать, двадцать лет. И сейчас тем, у кого проблемы с работой и зарплатой, будет очень тяжело.

Михаил Мишустин утвердил повышение размеров ипотечных кредитов, по которым могут быть предоставлены каникулы. Что значит, что Мишустин утвердил повышение размеры ипотечных кредитов? Если у вас ипотека не больше определенной суммы, то мы вам дадим ипотечные каникулы, если больше определенной суммы, извините, выкручивайтесь. Вот теперь эту планку подняли. Это отрадно. Заемщик может временно приостановить выполнение обязательство перед банком. Почему планка для регионов разная? Думаю, мы понимаем…

Н. Платошкин:

- Цена жилья, понятно.

В. Алфимов:

- Вот для Москвы, где жилье самое дорогое, предельный размер составит теперь 4 с половиной миллиона рублей. Для Московской области и Петербурга, регионов, которые входят в Дальневосточный федеральный округ, 3 миллиона рублей. Для остальных субъектов 2 миллиона.

Николай Николаевич, вы ругаетесь, что ничего правительство не делает для населения, нет, вот видите, хороший пример.

Н. Платошкин:

- Я небольшой эксперт в сфере недвижимости. Давно ничего не покупал, но я не понимаю, а чего на 4 с половиной миллиона можно купить в Москве?

В. Алфимов:- Это ипотека. А еще там стартовый взнос. Итого это от шести…

Николай Платошкин

Н. Платошкин:

- Ну, это хорошо, чем вообще бы ничего не был. На этом фоне диссонансом заявление Набиуллиной о том, что, а какое приостановление? Она не про ипотеку, а вообще. Про кредиты. Надо кредиты обслуживать, вы чего?

У меня люди знакомые-предприниматели. Они звонили в банк, те говорят, а мы толком не знаем, какая документация нужна. И если есть просрочка, предположим, а у многих она есть с марта, когда все это началось, то вообще никаких разговоров! Просрочку верните.

Отсрочки – все это правильно. Самая главная мера, которую правительство сделало, это то, что на долгую, как Путин сказал, снижены социальные взносы в социальные фонды для малого бизнеса. Об этом ноет малый бизнес справедливо. Поэтому черную зарплату-то платят. Потому что если платить белую с ее огромной тридцатипроцентным взносом в соцфонды, это не налоги, ничего, они не могут это платить. И то, что это, как я надеюсь, вместо 30% 15%, что это надолго, это хорошо.

Но еще раз. Сейчас главное живые деньги. Мне таксист звонит, говорит, я сегодня не таксовал, мне нечего есть. И толку? Может, у него ипотека еще? Вы ему дадите отсрочку, все замечательно. А что он покупать-то будет? Предприниматель, вот он цветы продает. Ларек закрыли. Но он тоже, ему надо покупать колбасу, хлеб, а на что? Конечно, помогать, что тратить больше не недо на кредиты, но а есть-то на что?

Во всех странах – США, Венесуэла, казалось бы, там Мадура из госредств временно оплачивает зарплату частному бизнесу! Государственному – это само собой. Частному! Конечно, крупные предприятия, им помощь оказана, кстати, правительством льготные кредиты даны. Тоже верно. Авиакомпаниям надо давать, они же не виноваты, что они не летают сейчас совсем.

Сейчас надо вкачивать живые деньги! Иначе народ, не дай бог, магазины начнет громить. Есть уже случаи, когда люди берут и не платят. Им деваться некуда.

Люди тут пишут мне… На стройке сидим, стройка прекратилась. Ждем каких-то пропусков. Может, кто-то выдаст. А есть как?

Москва. Как мне сегодня доложили, салонам красоты работать разрешили. И баням. При этом…

В. Алфимов:

- С медицинской лицензией.

Н. Платошкин:

- С другой стороны, в Хабаровском крае салоны красоты работают, стоматология нет за исключением экстренной помощи. Логика какая? На тамбовском заводе «Октябрь» выстроилась очередь за одними пропусками дурацкими. Сунгоркин ваш правильно говорит, ну, кто этот пропуск выдает? У вас что, по лицу видно, что вы не больной? Пропуск получите. Вы там не получите.

Надо с этим завязывать. Вы правильно сказали где-то, что эпидемия здесь. Плохо. Но она вот тут. И как те же немцы говорят, пока определенный процент популяции не переболеет и выработает иммунитет, ну, как с гриппом. Ничего не сделаешь. Поэтому сейчас самое страшное – экономику не уронить. Потому что кончится все это, а потом-то что?

Сейчас Мишустин и Силуанов правильно говорят, вообще, кошмар! Кстати, интересное мнение Силуанова: тучных времен не будет. Надо работать эффективно. У меня вопрос к Антону Германовичу. А до этого чего? Нет? Можно было повалять дурака? Получается, как с санкциями. Помните? Вот теперь займемся сельским хозяйством, раз санкции. Очень бы хотелось, чтобы мы этим занимались, не дожидаясь эпидемий, санкций, половцев, печенегов. Я, кстати, сюда бы хазар еще добавил, которых отметелил Олег Вещий за то, что они, козлы, были неразумные. Ответят за все.

В. Алфимов:

- Давайте про бизнес. Дадим слово президенту. Он сказал про поддержку бизнеса, про потери, которые уже есть.

В. Путин:

- Для малого и среднего бизнеса мы предусмотрели и отсрочку по всем налогам, кроме НДС так же на ближайшие шесть месяцев. Однако специально обращал внимание правительства после встречи с предпринимателями. Не должна возникнуть ситуация, когда через полгода компаниям придется сразу и одномоментно выплачивать накопленные долги. Это больше всего и беспокоит предпринимательское сообщество. Это крайне негативно повлияло бы на ведение бизнеса. Поэтому реструктурируем такую задолженность. Ее можно будет гасить плавно, ежемесячно и равными долями в течение не менее года после окончания отсрочки. Вместе с тем, ситуация продолжает меняться. Поручаю правительству с участием Центрального банка в пятидневный срок подготовить программу дополнительной поддержки бизнесу. Она должна позволить компаниям максимально сохранять занятость. Доходы сотрудников. Понимаю, что предпринимателям приходится не просто. Считаю справедливой следующую формулу: помогать, прежде всего, в первую очередь тем компаниям, которые сохраняют занятость. Но если, тем не менее, люди оказываются без работы, то в таком случае будем напрямую помогать именно им. Тем гражданам, чьи доходы сократились.

В. Алфимов:

- А вот что говорят сами бизнесмены. Павел Ковшаров, основатель сети семейных парков приключений «Зоомания».

П. Ковшаров:

- Что касается НДС и НДФЛ, еще раз обращаю внимание, сейчас этих налогов даже в отсрочке нет, но нам необходимо на ближайшие шесть месяцев их отменить. Что касается кредитов на заработную плату, обращаю внимание, что было поручение президента, было поручение Мишустина, тем не менее, на сегодняшний момент кроме фиктивной выдачи неделю назад, мне ни одного кредита на зарплату выделено не было. Все обращения натыкаются на то, что невозможно сделать. Более того, если человек находится в той или иной отрасли, например, в ресторанной, он заведомо не может его получить. Банк отказывает в получении.

Что касается рефинансирования кредитов, никакого рефинансирования в данный момент не происходит. У нас в чате происходит общение. И мы видим, что банки, мало того, что не рефинансируют, они ухудшают. И это приводит к банкротству компаний. В данный момент НКО не попали ни в одну меру поддержки, обратите на это внимание. Их необходимо включить. Это касается детских садов, детских клубов и так далее, учреждений. Они все за бортом сейчас.

В. Алфимов:

- Эксперты компанииOnline Market Intelligence и Центра социального проектирования «Платформа» провели опрос - чего россиянам больше всего не хватает на самоизоляции. По данным этого самого опроса, 74% респондентов заявили, что они выдерживают режим самоизоляции.

Н. Платошкин:

- У меня с точки зрения того, чем заняться, проблем нет. У меня об экономике душа болит. Скажем, Мишустин заявил правильную вещь недавно, что правительство должно контролировать цены в этот период на продукты первой необходимости – на лекарства и те же самые маски. От разговоров надо переходить к делу. Потому что закон есть, он принят. Правительство может устанавливать максимальную торговую наценку. Я хочу, чтобы это касалось крупного бизнеса, у которого есть пока возможность, условно говоря, с ценами не буйствовать. Малых надо пока беречь и не трогать, иначе 5-6 млн. человек станут безработными. Это очень опасная вещь. То есть малому бизнесу надо помочь реальными деньгами сейчас.

В. Алфимов:

- Так вот, чего не хватает россиянам. Живое общение – 29%, досуг, развлечения, кино и т.д. – 23%, шопинг – 20%, работа в коллективе – 19% и занятия спортом. Это то, чего не хватает больше всего сейчас из-за самоизоляции.

Н. Платошкин:

- Насчет шопинга я бы сказал, что это шопинг к нам и завез коронавирус из Италии. Ну, можно потерпеть чуть-чуть. Хотя, конечно, я понимаю, что он тоже отвлекает.

В. Алфимов:

- Виктор из Хабаровска к нам дозвонился.

Виктор:

- Что хочется сказать по коронавирусу и в целом по стране? Людей напрочь ломают этими СМИ, всеми этими проблемами. Если люди возьмут статистику за 18-19-й год, по миру это 650 тыс. человек каждый год умирает просто от сезонного вируса. Да, это люди старшего возраста, у которых иммунная система слабая. Нужно этим людям по мере возможности держаться в изоляции.

У меня продуктовый бизнес. Он не сильно страдает. Ну, страдает, конечно, процентов 30 продаж упали. Очень жалко людей, которые занимаются другими видами бизнеса. Но эти меры, мало того, что они незаконны (эти посиделки дома), они еще и вредны, потому что люди сидят с семьями, воздухом не дышат. Какая-то истерия.

Н. Платошкин:

- Смотрите, последнее обращение президента. У него в принципе основная мысль верная – ребята (обращается он к губернаторам), вы что там позакрывали, не надо останавливать экономику, думайте аккуратно, что открыть, что закрыть. У него посыл как раз такой, что не надо заниматься маразмом, как в Краснодарском крае блокпосты установили по краю, машины разворачивают. Какое это отношение к коронавирусу имеет? Говорят, в Татарстане такой же идиотизм. Как будто немцы напали или еще что-то. Надо потихонечку это размораживать. Я пример Норвегии приводил. Там рестораны не закрыты. Но это не означает, что норвежцы – придурки. Там постановили, что во всех ресторанах столики должны быть на расстоянии 1,5 метра друг от друга. Можно же сделать. Потому что потом-то как выбираться? По-моему, товарищ правильно говорит. Вот цветы, предположим. Цветы же не могут подождать месяц, а потом вы их продадите, кредиты выплатите. Их надо просто выкинуть.

Валентин, ваш предприниматель правильно рассказывает. Везде, кроме нас, деньги напрямую даются людям, чтобы они не ходили по банкам, бумажки не носили. Это же тоже заражение. Просто надо давать людям на карту пока – представителям малого и среднего бизнеса и тем, кто потерял работу.

Почему товарищ прав насчет незаконности? По Собянину сто раз говорил. Штрафовать надо только тех, кому предварительно вручили уведомление о карантине.

В. Алфимов:

- Так и есть, Николай Николаевич.

Н. Платошкин:

- А люди до сих пор мне звонят и пишут: что, вообще нельзя никуда выходить? Помните, из больниц сбегали люди какое-то время назад? Вот с этим надо бороться и карать за это. Тебе конкретно вручили, ты расписался, что из-за границы вернулся или просто заболел, и ты сидишь дома.

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, так и есть. Есть режим самоизоляции. Это как мы с вами сейчас – вас попросили: не надо разносить эту заразу. И ты сидишь дома. Тем более тебе дали все условия, у тебя нерабочая неделя.

Н. Платошкин:

- Ну, бьют на улице кого-то – вы выбежали. За это не надо штрафовать, если вы не в группе риска. Я про это говорю. Вот этого быть не должно.

В. Алфимов:

- За это никто и не штрафует.

Н. Платошкин:

- И, пожалуйста, власти регионов, прекратите эти дурацкие блокпосты. Кстати, Валентин, знаете, к чему ведет отсутствие у людей сейчас денег? Вот Рязанская область, деревня. Знаете, почему сейчас на карантине? Местные жители ездили в Рязань раньше продавать мясо, молоко. Запретили. Они в Москву поехали. И заразились. Вот в чем дело. Иногда из-за таких мер, вроде бы нормальных по сути, вот это все происходит. Очень внимательно, без дуризма надо это делать.

Валентин Алфимов

В. Алфимов:

- Вы, кстати, очень хорошо говорите про блокпосты в Краснодарском крае. Потому что Краснодарский край очень серьезно отличился в этом плане. Я хотел поговорить с вами про такую туристическую пандемию. Регионы действительно закрываются от москвичей, от жителей центрального региона, как от чумных. Хотя у нас по стране не закрыто все, ты можешь ехать – самолеты летают (мало, но все-таки есть), поезда ходят, на машине можно уехать. Так в том же Краснодарском крае, если мы с вами, два москвича, поедем, не пустят же никуда.

Н. Платошкин:

- Там движение за новый социализм все сделает. Если без шуток говорить, помните, с чего начинался развал СССР? Регионы начали огораживаться друг от друга, запрещать вывоз, ввоз и т.д. И к чему это привело?

В. Алфимов:

- В связи с этим режимом самоизоляции сейчас в тяжелой ситуации оказались понятно, что все. Большинство сидит дома. Дети дома, но им надо попытаться объяснить, что это у вас не каникулы, не выходные, надо делать классную работу, домашнюю работу. Родители тоже в шоке, потому что дети с ними, а что с детьми делать целый день, никто не знает. Ладно, неделя каникул, летом можно к бабушке сплавить. Здесь дети все время рядом, все время что-то требуют. Но больше всех в этой ситуации, мне кажется, страдают учителя, которые вынуждены давать программу. Они не могут оставить детей, они должны дать те же знания, которые дают в классе, но не в классе, а совершенно непривычным им образом. И здесь я хотел бы особенно отметить, что преклоняюсь перед нынешними учителями, которые сейчас это переживают, точно так же, как и перед врачами.

Накануне я общался с замминистра просвещения Дмитрий Глушко. Большое интервью было для сайта «Комсомольской правды». И мы с ним как раз говорили о том, как работает сейчас Министерство просвещения, как работают сейчас школы, в этот самый период. А самый популярный вопрос – что будет с экзаменами? Что будет с ВПР (всероссийские проверочные работы), с ОГЭ (9-й класс), с ЕГЭ (11-й класс)?

Давайте послушаем, что говорит Дмитрий Глушко.

Д. Глушко:

- Вопрос – как нам сейчас вместе с образовательными учреждениями сделать так, чтобы обеспечить максимально качественный образовательный контент, позволяющий школьнику подготовиться к хорошей сдаче ЕГЭ. ЕГЭ будет проведен, не надо надеяться, что он будет вдруг отменен по каким-то причинам. Поэтому мы сейчас с коллегами отрабатываем такой подход, для того чтобы на одном из телевизионных каналов обеспечить трансляцию уроков для 9-х и 11-х классов. Сейчас мы начинаем производить эти уроки, для того чтобы они соответствовали учебной программе, чтобы лучшие учителя записали эти уроки, сделать их доступными для всех 9-классников и 11-классников нашей страны, чтобы они, независимо от того, плохой у тебя интернет или хороший, получили качественный контент образовательный.

В. Алфимов:

- Я спросил у Дмитрия Евгеньевича. Уже неделя выпала. Помимо того, что была неделя каникул, мы же помним, что была еще неделю не учебная. Сейчас вроде перешли на удаленку, но тоже кое-как на самом деле. Я как отец троих детей, которые ходят в школу, могу об этом много говорить. Я у него спросил: а что будет, дети теперь летом будут учиться, то есть продлят учебный год? Давайте услышим, что замминистра ответил.

Д. Глушко:

- Важно понимать, что от нашего с вами поведения, от поведения школьников и зависит, когда и где мы будем учиться. Нам очень хочется, чтобы дальше никакие даты экзаменов, итоговой аттестации никуда не переносились. Это важно для каждого из школьников, это важно для родителей, это важно в принципе для каждого гражданина страны. И для учителей, кстати, тоже. Они тоже хотят в отпуск, поверьте мне.

В. Алфимов:

- Да, учителя тоже хотят в отпуск. Мне кажется, после этого учебного года им надо будет еще и молоко за вредность давать.

Н. Платошкин:

- Я сам преподаватель. Все, что вы сказали, Валентин, и про удаленку, это все про меня. Первое, что я хотел сказать замминистра. Пусть не радуется. Как только мы, левые силы, придем к власти, ЕГЭ мы отменим немедленно, на второй день. Потому что ЕГЭ нанес нашему образованию ущерб… Когда я в Америке работал, у них такой экзамен отменили по причине дебилизма, даже в Техасе, который с точки зрения образования считается не очень, мягко говоря…

Теперь что касается удаленки. Я, например, проверяю работы дипломников по электронной почте. Честно говоря, я это всегда делал. Потому что я не тот преподаватель, который хочет, чтобы студент ко мне пришел, поклонился, представил мне это в печатном виде. Я понимаю, что многие студенты работают, у них и денег-то на распечатку иногда нет. А что касается конкретно лекций… Себя хвалить не буду, но выложил вот уже 4 лекции на YouTube-канале про историю нашей страны (я все-таки доктор исторических наук), бесплатно, естественно, пусть кто хочет, тот и смотрит, и наши студенты в том числе.

Еще момент. Швеция. Про сегодняшний день, 10 апреля, не скажу, но 5 дней назад школы там были открыты. Там закрыли вузы. Шведы это как объясняют? Вроде пока там случаев заражения среди маленьких детей нет. Они оперируют китайской статистикой, еще какой-то. Я не знаю, правда это или нет (по поводу заражения), но есть тут и такой момент. Может быть, какие-то временные, что ли, вещи попробовать сделать? Скажем, если школа у нас 5-6 дней, может быть, пока попытаться сделать день мощных занятий, посмотреть, как это пойдет. Естественно, при наличии у учителя маски и всего остального. Потому что люди, по сути, без образования сейчас сидят. Я даже министерство не упрекаю здесь – в масштабах страны это нельзя организовать. Десятки миллионов человек на онлайн-обучении - это так, мысли о будущем пока.

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, вы все-таки преподаватель в вузе. Там учатся студенты, а здесь школьники. Давать знания школьникам и студентам, мне кажется, это немножко разные вещи.

Н. Платошкин:

- Разные вещи. Я поэтому и говорю, что для школ надо потихонечку выходить как раз из этого режима. По вузам, честно скажу, благодаря усилиям вот таких Глушко у нас по магистратуре и там 70% по госстандарту занятий – самостоятельные занятия студента. Что, между прочим, я считаю не всегда верным. Студент должен заниматься самостоятельно, но преподаватель-то для чего? Чтобы разъяснить ему что-то, что он самостоятельно не смог сделать. У нас и сейчас высокий процент самостоятельных занятий. А школы надо потихонечку запускать. По крайней мере, попытаться, проверить на нескольких регионах хотя бы, где меньше всего заражений. И то, что вы, Валентин, сказали насчет Москвы, тоже верно. К нам-то сюда многие ездят работать, а нас не пускают.

Масса людей мне пишет в чате, что в Москве штрафуют всех, не тех, кому предписание выдали, а вообще всех. Я обращаюсь к мэру Собянину, чтобы этого не происходило. Штрафовать надо только тех, у кого есть какой-то документ, что он должен сидеть дома или в медучреждении.

В. Алфимов:

- Есть у меня чувство, Николай Николаевич, что здесь речь не про мэра Собянина. Не Собянин штрафует.

Н. Платошкин:

- Про Москву пишут.

В. Алфимов:

- Штрафует кто? Подходят полицейские и составляют протокол. Нужно просто четко понимать, за что штрафуют, за что могут штрафовать, а за что не могут. Кстати, об этом мы на радио «Комсомольская правда» регулярно рассказываем. У нас серия роликов крутится, где мы рассказываем, что вот за это можно штрафовать, а вот за это нельзя штрафовать, на что вы имеете право, куда вы имеете право пойти, а куда не имеете.

Н. Платошкин:

- Если в стране нет чрезвычайного положения (а его нет, так как вводится оно только указом президента, и только на 30 суток), все остальные меры в отношении граждан – это рекомендации. Я хочу это подчеркнуть. За исключением людей выявленных, зараженных, которым административно предписано сидеть дома или в медучреждении.

И блокпосты, которые делают в Татарстане и Краснодарском крае, абсолютно незаконны. Я уж молчу о том, что они ничего не дают, просто людям неудобства доставляют.

Пропуска. Вот Сунгоркин правильно говорил, что задолбали пропусками. В регионах говорят: не зеленый нужен пропуск, а красный. Пропуска уже начали какие-то разные вводить. Что творится, в конце концов? Надо четко определить перечень, чтобы люди сейчас не мучились бюрократией, пропусками этими дурацкими. В Волгограде, люди мне говорят, можно самому себе выписать справку. Но если у тебя ее нет, то ты… Нельзя так себя вести.

В. Алфимов:

- Я по служебной необходимости периодически возвращаюсь в Москву. И могу сказать, если на прошлой неделе было совсем свободно, на улицах практически никого не было, то накануне я с министром общался и ехал обратно во Владимирскую область – пробки, народу полно, люди гуляют толпами, машин море. И это, мне кажется, неправильно. Я, Валентин Алфимов, призываю вас: посидите, пожалуйста, дома.

Н. Платошкин:

- Как рекомендация. Особенно люди пожилого возраста. И то не потому, что они в чем-то виноваты, а потому что они – главная группа риска. Их нам надо беречь. Им волонтеры должны все доставлять, по идее.

В. Алфимов:

- В тот самый госпиталь ветеранов войн № 3, который находится напротив моего дома, один из местных ресторанов, который находится у нас в районе, привозит еду совершенно бесплатно врачам и всему персоналу. За что им большое спасибо. Кстати, даже никто не знает их названия.

Н. Платошкин:

- Хотел сказать, что такие рестораны, несмотря на запрет рекламы и всего прочего, надо называть. Чтобы этому большому бизнесу, этим жирным котам, вообще стыдно было бы, что маленький ресторан помогает людям. Молодцы, ребята.

В. Алфимов:

- Бог с ним, с этим коронавирусом, будем надеяться, что он совсем скоро исчезнет из информационной повестки и вообще из нашей с вами жизни…

Н. Платошкин:

- Так же как в свое время исчезли печенеги, хазары и половцы.

В. Алфимов:

- Да. А вот нефть из нашей повестки не исчезнет никогда. По крайней мере, в ближайшие лет 50 – абсолютно точно. Итак, министры ОПЕК+ договорились снизить добычу нефти. И это, насколько я понимаю, очень хорошая новость.

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Валентин, я тоже так вчера считал. Но плевать, что я считаю. Есть индикатор – сама цена. Вот как раз, когда биржевики (а нефть – биржевой товар) ждут чего-то хорошего, то цена на нефтяные фьючерсы, то есть на поставку нефти через какое-то время, она растет. Вчера росла, причем росла неплохо (конечно, не до того уровня, какой был). Сегодня упала, причем на 5%. Казалось бы, в чем дело? ОПЕК+, Организация стран – экспортеров нефти – это мы, Мексика, Норвегия вроде хочет подтянуться, Азербайджан, Казахстан – принял решение сократить добычу до 10 млн. баррелей в сутки. Чтобы люди понимали, в мире в нормальное время добывается где-то 90-100 млн. баррелей в сутки…

После нашей ценовой войны с ОПЕК, которую мы абсолютно зря начали 6 марта, соглашение с ОПЕК кончилось 1 апреля, и Саудовская Аравия залила рынок нефтью. Они не то же самое стали поставлять, они его залили вообще. То есть ждали сокращения добычи на 20 млн. баррелей в сутки, чтобы восстановить то, что было…

Саудовцы снизят до того уровня, с которого они начали заливать, грубо говоря. Другими словами, у них, как в марте было, так и останется. Нам-то снижать придется посерьезнее. Поэтому господин Силуанов и сказал, что тучные времена прошли. И плюс это соглашение действует май, в июне предполагается сократить сокращение (если можно так сказать) с 10 до 8. Так что нефтяной рынок не впечатлился, нефть сильно не выросла.

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, насколько я понимаю эти договоренности, с мая по июнь – на 10 миллионов, с июня по декабрь – еще на 8, а с января 21-го года до апреля 22-го – еще на 6 миллионов.

В. Алфимов:

- Нет, Валентин. Май – 10. Потом, если все пойдет нормально, это сокращение будет составлять не 10, а 8, потом – 6. Сокращение сокращается. Хотя ОПЕК собирается раз в месяц. То есть то, что они себе напланировали до 21-го года, это будет зависеть от нашего с вами любимого коронавируса, из-за которого, собственно говоря, нефть упала еще до нашей ценовой войны с саудовцами, потому что встала китайская экономика. Она встала примерно на месяц. Из-за этого потребление и так рухнуло. После этого саудовцы залили дешевой нефтью. Я могу сказать, что все страны затарились. Американцы, китайцы свои хранилища затарили. То есть им больше нефти не нужно вообще. Вот в чем беда. И то, что мы сейчас сократили, это сокращение было бы нормально, если бы коронавируса еще не было. Сокращать надо было, конечно, больше. А что будет в мае-июне, я, честно говоря, даже предсказывать не могу. Потому что Международный валютный фонд вчера заявил, что экономика мира в самом худшем положении за 100 лет. То есть даже не Великая депрессия 29-го года, когда вообще, типа, все рухнуло, которая, кстати, Советский Союз никак не затронула, нам только польза от нее была. А из-за того, что мировая экономика стоит, спрос на нефть маленький. Вот мы с вами обсуждаем бизнес. Так как все эти карантинные меры, то закрыли предприятия, они ничего и не потребляют, никакой нефти. Что такое нефть? Это горючее, отопление, где-то освещение и пр. Вот беда в чем.

В. Алфимов:

- Глава Центробанка Российской Федерации Эльвира Набиуллина сообщила, что динамика ВВП в 2020 году будет отрицательной.

Н. Платошкин:

- Я бы без Набиуллиной не догадался. Ей экстрасенсом надо работать. Экономика нашей страны стоит две недели. Китайская – месяц стояла. Если "Комсомольская правда" может ей какую-то премию выделить, как лучшему прогнозисту всех времен и народов, то я готов присоединиться.

У меня к Набиуллиной другой вопрос. Как глава Центробанка может говорить, что Центробанк на курс рубля не влияет? А он на фига нужен тогда? Зачем мы Набиуллиной зарплату платим? В статье 3 закона о Центробанке написано: главная задача Банка России – он же Центробанк – поддержание и укрепление рубля. Если исходить из этого, мы за что платим деньги Набиуллиной? Доллар укрепляется. Может, она думает, что ее задача – доллар укреплять?

Рубль подешевел на 15 % за две недели. Нефть чуть отпрыгивает, а рубль – нет. А Набиуллину спрашивают: а сто рублей за доллар может быть? Она говорит: а я вообще при чем? Может, и будет. У нас курс плавающий. Какой он будет, такой и будет. Давайте закроем Центробанк на замок, как матрос Маркин в 1917 году, который пришел в МИД царской России и сказал: я все секретные договора сейчас опубликую. На хрен эту лавочку закрою. Ну ладно, это был матрос. Набиуллина что, матрос, что ли? Это злостное нарушение федерального законодательства, что у нас Центробанк не борется за свою национальную валюту.

Говорят: у нас большая кубышка. Центробанк сейчас швыряет бабки на биржу, чтобы рубль вообще не грохнулся в тартарары. По 13 млрд. рублей в сутки! Это два бюджета Костромы годовых! Почему не ограничить спекулятивные операции с валютой административно? Все страны так делают. И тогда деньги целее будут. Мы их можем потратить и на малый бизнес, и на маски. Набиуллиной все это говорят. И Ксения Собчак ей говорит, Дерипаска. Центробанк днище пробил – это его мнение.

Нам сейчас нужно укрепление рубля. Надо вернуться к уровню до марта. Это важно для нашей экономики психологически. Она у нас очень зависит от импортных комплектующих. У людей сейчас денег нет. А еще импортные комплектующие подорожают, товары станут дороже. 80 % комплектующих в «АвтоВАЗе» - импортные. Они все подорожали, потому что у нас рубль упал.

В. Алфимов:

- Вот что Эльвира Сахипзадовна говорит про ВВП.

Э. Набиуллина:

- По нашей оценке, это пока еще не прогноз, ВВП в нынешнем году будет в отрицательной зоне. Мы действительно уточнили свои оценки по сравнению с предыдущими в силу того, что ситуация очень динамично развивается, и мы видим, что в этом году будут, к сожалению, отрицательные темпы экономического роста.

Н. Платошкин:

- Что такое – отрицательные темпы роста? Хватит дурака валять!

В. Алфимов:

- Это профессиональный сленг.

Н. Платошкин:

- У немцев во время войны был такой термин – «выпрямление линии фронта». Сводки вермахта не говорили, что они отступают. Говорили: мы просто фронт выпрямляем. Коронавирус – я понимаю, что тут не Набиуллина в этом виновата. Но избыточные меры властей должны быть, но избыточные сильно бьют. И сейчас денежные выплаты бизнесу должны быть в том числе, чтобы избежать падения ВВП. Это объем проданных товаров и услуг за год. У покупателей нет денег. Тогда у вас все остановится без всякой нефти. Не надо быть Набиуллиной.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- Про инфляцию Набиуллина сказала.

Э. Набиуллина:

- Оценка годовой инфляции по состоянию на 6 апреля составила 2,8-2,9 %. Это более быстрое возвращение годовой инфляции к цели и оно соответствует нашим ожиданиям краткосрочных эффектов от ослабления валютного курса и увеличения спроса на некоторые товары в связи с мерами по борьбе с эпидемией.

Н. Платошкин:

- Можно сказать просто: рост цен ускорился из-за ослабления рубля. В фильме Рязанова «Девушка без адреса» один советский бюрократ выступал и говорил: мы своевременно и в свое время докладывали о несвоевременности принятых мер! Надо говорить нормальным языком. Люди должны понимать, что говорит глава Центробанка. Я тоже доктор наук, я тоже все эти слова знаю. Что за пренебрежение к людям?

В. Алфимов:

- Очень уж вы жестко к ней относитесь.

Э. Набиуллина:

- Мы расширили перечень пострадавших отраслей, к которым применяются регуляторные послабления Банка России по неухудшению оценки качества ссуд и отсутствию требований по формированию дополнительных резервов. В расширенный перечень вошли: жилищное строительство. При условии, что на 1 марта 2020 года ссуды, предоставленные застройщиком, осуществляющим жилищное строительство, были классифицированы кредитной организацией в I или II категории качества, то есть стали проблемными именно из-за ситуации с коронавирусом, а не были хронически проблемными. Далее, в расширенный перечень вошли деятельность автовокзалов и автостанций; вспомогательная деятельность, связанная с воздушным транспортом - это, в частности, аэропорты; производство, торговля, ремонт и обслуживание автотранспорта; бытовые услуги.

Н. Платошкин:

- Она меня подтвердила. Я вам говорил, что если у заемщика до 1 марта были какие-то проблемы, то все, он вообще уже ни на что претендовать не может. Если что-то произошло – платите по полной. Такая логика. Набиуллина решает, какие отрасли пострадали. На основании чего она все это делает? Она расширяет перечень тех, кому надо помогать. Значит, первый перечень был неправильный. Нет, Эльвира Сахипзадовна должна уйти на длительную самоизоляцию.

В. Алфимов:

- В Праге снесли памятник маршалу Коневу.

Н. Платошкин:

- Я по первому образованию специалист по чешскому языку. Он у меня свободный. Я внимательно слежу за тем, что там происходит. 90 % чешского населения не приемлют, осуждают то, что там сейчас происходит.

В. Алфимов:

- Памятник был установлен на площади Интербригады в 6-м районе Праги сняли с пьедестала по решению местных властей 3 апреля. Говорят, что хотели переместить в хранилище, но воз и ныне там.

Слушатели пишут нам: «Везете нам сюда в Александровский район свою заразу!» Вот это как раз то, о чем я говорил. То самое расслоение населения. Не любят москвичей в принципе. А сейчас, во времена карантина, самоизоляции – еще хуже становится. «Валентин, вашу московскую заразу таскаете к нам, в Александровский район. Ваших у нас в разы прибавилось. Вчера вообще была беда, машин море». Ехал я вчера с работы, видел, как все это было.

Вернемся в Прагу. По словам местного пресс-секретаря Ондржея Шрамека, скульптуру маршала Конева планировали переместить в хранилище, а затем она должна стать частью экспозиции Музея памяти ХХ века. В августе 2018 года муниципальные власти изменили табличку на памятнике. Отметили причастность маршала к подавлению венгерского восстания в 1956 году и вводу войск стран Варшавского блока в Чехословакию в 1968 году.

Российский МИД уже отреагировал на эту историю, сказав, что демонтаж памятника не останется без ответа. Об этом сказала Мария Захарова, официальный представитель МИД. «Совершенное в Праге, а это преступление, способно стать долгосрочным раздражителем наших двусторонних отношений и, без сомнения, не останется без ответа». Прагу призвали соблюдать касающиеся сохранности воинских памятников положение двустороннего договора о дружественных отношениях и сотрудничестве от 1993 года.

Следственный комитет ответил уголовным делом на снос памятника Коневу в Праге. Ведомство назвало это циничными действиями и обвиняет муниципальные власти в грубом нарушении двусторонних договоренностей Чехии и России.

Н. Платошкин:

- Памятник открыт 8 мая 1980 года в социалистической Чехословакии. В Пражской операции войска Конева – 1-й Украинский фронт – потеряли около 12 тысяч человек. Гитлер 30 апреля покончил с собой, 2 мая капитулировал Берлин, 8 мая пописали капитуляцию. И в эти дни еще шли бои за освобождение Чехии. В советское время для участников Пражской операции по закону сделали исключение, что участник войны считался до 11 мая 1945 года. Несмотря на капитуляцию, немцы в Чехии дико сопротивлялись, чтобы прорваться через Прагу к американцам и сдаться в плен.

В освобождении Праги участвовали не только наши героические деды. Румыны, самая чехословацкая армия – корпус Свободы, поляки, там несколько сот человек погибло. Памятник Коневу представлял из себя фигуру нашего выдающегося маршала, который держал в руках букет сирени. Это был символ освобождения Праги. Танки наших солдат просто закидывали сиренью.

Мэр 6-го района Праги Коларж – выдающийся персонаж. Сын посла в США, в других странах, который всю жизнь прожил и проучился не в Праге. Черт с ним, это его право. За деньги этого района он профинансировал свою статью в одном журнале – за 50 тысяч чешских крон. Этот журнал – «Плейбой». Он сказал, что его подвели, вернул деньги. 4 млн. крон потрачено в этом районе на памятник австрийской императрице Марии Терезии, которая правила в XVIII веке, издевалась над чешским населением. Это время, когда они были под австрийцами, под немцами, в Чехии называется «временем тьмы» - с 1620-го, когда чехи проиграли немцам битву у Белой горы, до 1918-го. То есть на это денег хватает.

Формально ведь этот негодяй Коларж объясняет, что вандалов слишком много, а мы их никак найти не можем. Не могут найти тех, кто краской памятник обливает. А когда чехи, причем среди них был спикер президента Земана, пришел сам спасать памятник, говорит: мы сами его очистим, не надо нам ваших денег, господин Коларж. Тот говорит: вы – экстремисты. Депутат парламента, член Социал-демократической партии, правящей, он тоже экстремист. И этот негодяй Коларж обозвал чешских активистов высокого уровня, которые пришли почистить памятник от краски за свой счет, он их назвал троллями российского посольства.

Владимир из Дзержинского:

- С 2018 года тянется эта эпопея. Но кроме Марии Захаровой заявлений по этому поводу никаких не было. Почему не выступил по этому поводу МИД? Это же государственное дело! Это же было событие мирового масштаба – памятник Коневу и освобождению Праги. И вдруг – молчание.

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Хоть Валентин меня и называет антиправительственным элементом, здесь я должен правительство взять под защиту. История с памятником началась в 2015-м, как только этого Коларжа избрали мэром района Праги. Они тогда сбили табличку и поставили другую. Вначале табличка гласила: «Ивану Степановичу Коневу, командующему 1-м Украинским фронтом, который спас Прагу от уничтожения». Поставили другую, где написано: «Войска Конева освободили часть средних северных чешских земель, в том числе Прагу… Но вообще Конев подавлял венгерское восстание 1956 года. Он строил Берлинскую стену. Участвовал в подготовке вторжения в Чехословакию в 1968-м», хотя к тому времени Конев пять лет уже на пенсии был. Они подбирались к этому памятнику давно. И все время выражал протест не только наш МИД. Президент Чехии выступал против.

К чести чехов вот что могу сказать. В этом районе образовалась партия придурков под названием чего-то «Снесем памятник». На последних выборах она в этом районе набрала 0,15 %. В борьбе за сохранение памятника участвуют все основные политические партии Чехии. Коммунисты, социал-демократы, партия Земана, партия премьера Бабиша и сам президент Чешской республики. Борются вот с этим дятлом Коларжом.

Мединский, когда был еще министром культуры, сравнил Коларжа с гауляйтером, за что Коларж и вся Чехия потребовала извиниться. А партию Коларжа спикер президента Чехии сравнил с НСДАП. С той структурой, которая едва не ликвидировала весь чешский народ. О чем Земан честно сказал: если бы не советская армия, не было бы никакой Чехии. Немцы планировали чешский народ истребить полностью. И частично переселить на берега Ледовитого океана, в Архангельскую область, чтобы они там сами все умерли своей смертью.

Сейчас наше Минобороны предложило Чехии, чтобы мы этот памятник забрали, установили у себя. Это правильно, чтобы над ним не глумились. Я хотел бы обратиться к чехам, к нашим братьям и сестрам – к славянам. Неужели у вас есть только этот мэр-негодяй? Есть же и другие мэры городов. Словакия хочет взять этот памятник. Хотя у них он есть, на Дукельском перевале, где мы в 1994-м с чехами кровью истекали, чтобы Словакию освободить в октябре. Мэры, у вас же есть совесть, вы нормальные, воспитанные, честные, добрые люди. Поставьте этот памятник у себя.

Я думаю, очнувшись от этой националистической бредоты, чешский народ будет вам только благодарен. Помните девиз гуситского движения, которое когда-то мочило немцев по периметру в XV веке, Берлил брало. Чехи тогда говорили – «Правда победит!». И она обязательно победит. И правда на стоне Конева и тех, кто тогда, уже после Победы, клал за вас свои жизни в Праге.

В. Алфимов:

- 10 апреля 2010 года произошла страшная трагедия под Смоленском. Разбился Ту-154, в котором была практически вся верхушка польской власти. Они направлялись в Катынь на памятные мероприятия.

Слушатели нам пишут: «Наши сбили самолет…» Такая теория заговора. Что наши это специально сделали. По-моему, это бред бредовый.

Н. Платошкин:

- Я тут с вами на 293 процента согласен. Смотрите, как интересно мы сейчас с вами мостик перекинем. К Катыни у нас в общественности отношение разное. Многие говорят, что этого вообще не было – расстрела поляков. Но памятник есть. И никто на него не покушается под Смоленском. Я был там в феврале. Ни у кого мысли не возникает краской его облить. С нас бы надо брать пример! Никто не занимается борьбой с монументами.

Что касается конкретно катастрофы. В Библии правильно написано: посеявший ветер пожнет бурю. Катастрофа произошла из-за плохих погодных условий. Самолет в тумане задел за деревья. Сохранился черный ящик, где летчик говорит президенту Качиньскому: «Мы не можем сесть». А они летели как раз на этот мемориал в Смоленск. Пилот предлагает уйти на Минск или на Москву, это ближайшие аэропорты. На Минск и на Москву? Нет, сказал Качиньский летчику, садитесь. Вот до чего может довести людей неприязнь к каким-то сопредельным государствам.

Поляки разные. Я не сомневаюсь, что 90 % поляков не верят в бред, что самолет кто-то сбил. Когда эта трагедия произошла, по нашему телевидению показывали фильм Анджея Вайды «Катынь». У него отец там погиб. Такой не очень, мягко говоря, к нам комплиментарный фильм. Но показали по госканалам. А фильм «Волынь» польский, где рассказано о бандеровцах, которые истребляли польское население, Украина отказалась показывать. И Прибалтика тоже отказалась в знак солидарности.

Тогда казалось, что на этих костях плясать нельзя. Давайте вот это отбросим. Давайте начнем с самого начала. Вспомним наше боевое братство с поляками. Поляки тоже освобождали Прагу в рядах Красной армии. Нет, началось: то мы – мародеры, то кто-то чего-то сбил. Я хочу, чтобы наши слушатели знали о польской организации, которая трогательно заботилась о наших памятниках. 600 тысяч человек погибли за освобождение Польши. Катынь Катынью, но там максимум, как говорят, 4 тысячи. Там-то зачем памятники рушить?

Памятник Коневу хотя бы не на могиле Конева стоит. Там 600 тысяч человек погибли. Вот эти Витька и Сережка из Москвы, которые лежат в полях за Вислой сонной. Даже в песне это поется. И поляки все равно есть, которые борются против этого. И мне кажется, все-таки должно быть за ними будущее, за этими людьми. Не имеем мы права допустить, чтобы история пошла по-другому.

В. Алфимов:

- И последняя тема. 1922 год. Генуя. Важная конференция в нашей истории.

Н. Платошкин:

- Здесь мне как дипломату… Меня даже иногда упрекает Валентин: вот вы специалист по внешней политике, а лепите все про какой-то коронавирус, не говорите про внешнюю политику. 10 апреля 1922 года открылась конференция в Генуе. Это итальянский город. По экономическим проблемам после первой мировой войны. Хотели содрать с нас долги царского правительства. Говорят: при царе была замечательная жизнь. Когда Ленин узнал, сколько мы должны, он просто обалдел. Мы были должны 18 млрд. золотых рублей, не нынешних, не набиуллинских, причем половину набрали в годы первой мировой войны, а еще восемь с лишним – до.

Тогда внешних долгов у развитых стран вообще не было, за исключением России. А Россия еще до первой мировой тратила на обслуживание долга 6 % бюджета. Причем не в каких-то ассигнациях, а именно в золоте. И нам сказали: платите долги царского правительства, иначе мы вас не признаем. Что сделал Ленин? Делегацию советскую тогда возглавлял Чичерин. Блестящий знаток итальянского языка. Когда с ним поговорил король Италии, он заявил, что если вы не женаты, господин Чичерин, я с удовольствием выступлю свидетелем на вашей свадьбе. В результате мы ничего не заплатили. И через год-два нашу страну признал весь мир.

В. Алфимов:

- Прощаемся до следующей недели!