Платошкин: В НОД считают, что если в Конституции пару статей поменять, то у нас бананы будут расти

Конституция Российской Федерации
Николай Платошкин в эфире Радио «Комсомольская правда» подвел итоги уходящей недели, главными новостями которой стали саммит «нормандской четверки», решение ВАДА по российскому спорту и День конституции.

Скачать передачу [mp3, 43.5 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Н. Платошкин:

- Добрый вечер, дорогие друзья!

В. Алфимов:

- Здравствуйте, друзья! Одна из главных тем дня сегодняшнего, вчерашнего, и вообще этой недели, мы тут даже на радио устраивали такой марафон – с 10 вечера до двух ночи, в понедельник, когда в Париже прошел саммит, первый за три года, нормандской четверки. И что немаловажно, там же состоялась первая личная встреча Владимира Путина и Владимира Зеленского. Следующий саммит пройдет через четыре месяца. Продолжение отвода войск и разминирование милитаризованной зоны, удалось восстановить атмосферу доверия четверки. Это, кстати, на мой взгляд, очень важный момент… Николай Николаевич, давайте мы сейчас дадим слово президенту.

В. Путин:

- Принят итоговый совместный документ, в котором подтверждена безальтернативность неукоснительного и последовательного выполнения минских соглашений от 12 февраля 2015 года. Подчеркнута важность налаживания прямого диалога между сторонами конфликта. Участники переговоров приветствовали разведение сил и средств на трех пилотных участках. Это действительно, и по нашим оценкам, важный шаг на пути дальнейшей деэскалации ситуации на юго-востоке Украины и обеспечению всеобъемлющего прекращения огня. Рассчитываем, что разведение сил будет поэтапно продолжено. А на участках отвода будут проведены работы по разминированию и дефортификации.

В. Зеленский:

- Украина, Германия, Франция и Российская Федерация обсудили многочисленные вопросы и договорились о важных вещах. Первое – об установлении режима прекращения огня, более того, необходимо обеспечить мониторинг и контроль за соблюдением этого режима со стороны всех участников, и все стороны напомнили важность доступа миссии ОБСЕ на всей территории. Все стороны выступают за комплексный подход по разминированию территории. Все стороны выступают за освобождение всех пленных до 31 декабря…

В. Алфимов:

- Ну, главная тема, о которой говорил Владимир Зеленский, это обмен пленными.

Н. Платошкин:

- Да. А что касается нормандского формата, сразу зачитаю пару вопросов. «Николай Николаевич, какой вариант урегулирования ситуации на Украине вы бы предложили?». «Нормандский формат жизнеспособен?». Сейчас мы на это ответим, но сначала – не могу не сказать – боксерская федерация высказалась за то, что ни в коем случае не ехать больше ни на какие соревнования под нейтральным флагом. Молодцы, ребята! Не зря выбрали этот спорт. Наш хук справа всегда в вашу поддержку!

В. Алфимов:

- Мы обязательно к этой теме вернемся.

Н. Платошкин:

- Хорошо. Теперь про нормандский формат. Помните, перед встречей в нормандском формате я позволили себе такой прогноз, что это будет очень интересный дипломатический поединок на тему – не суть о чем договорились, но как бы кто лучше в мире выглядел в этой связи, да. Лучше мы - и Украина, соответственно, виновата в том, что ничего не происходит, с нас – перспектива смены санкций. Лучше Украина, чем мы, значит, перспектива этих санкций – ужесточение и зря приехали, грубо говоря.

В. Алфимов:

- То есть, разговор о недоговоренностях каких-то не о переговорах, а именно о том, чтобы показать себя с лучшей стороны?

Н. Платошкин:

- Да. И вот мне с Донбасса очень многие люди писали, а для меня это главное, что, ребята, пожалуйста, не сдавайте нас в Париже, ни в коем случае, мы свой выбор в пользу России сделали, мы заплатили 13000 жизней за этот выбор, они нас обстреливают каждый день, кому вы нас сдаете? Поэтому для меня важно то, о чем не договорились. И в этой связи это наша определенная победа. Итак, смысл очень простой. Значит, мы говорим – надо вам самим, братья украинцы, договариваться с Донецком и Луганском. Те бойцы говорят – а с кем там договариваться?..

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, но, согласитесь, это здравая позиция, на Украине идет раскол, соответственно, они должны его урегулировать внутри себя.

Н. Платошкин:

- Да. Мы говорим – раз вы считаете, что эти люди нелегитимны, давайте проведем выборы. Тем более, об этом говорит формула Штайнмайера, нынешнего президента ФРГ. Так вот, мы говорим – проводите выборы. Они боятся их проводить. Потому что понятно, кто выиграет на Донбассе. Они говорят – нет. Мы вообще за выборы, говорят украинцы, но сначала мы должны получить контроль над границей между Донбассом и Россией, все там зачистить, завести туда наши политические партии, включая полуфашиста Тягнибока и т.д. – тогда посмотрим. То есть, сейчас об этом не договорились – это признал Зеленский. Он сказал – Россия не сдает границу между Донбассом и Российской Федерацией, а, значит, друзья из Донбасса, рассчитывайте на то, что наша помощь всегда с вами. Плюс Путин что сказал? Правильно на мой взгляд сказал, что, если мы сейчас сдадим сейчас украинцам границу между РФ и Донбассом, будет вторая Сребреница.

В. Алфимов:

- А давайте мы сейчас услышим этот фрагмент слов Владимира Путина про границу.

В. Путин:

- Украинская сторона все время ставит вопрос – дайте нам возможность закрыть границу войсками. Ну, я представляю, что дальше начнется. Сребреница будет – вот и все. Мы же видели, как президент Зеленский вел дискуссии с националистами – непонятно, кто там сильнее и чего там произойдет, и кто ими будет руководить, этими националистами, когда они войдут на эти территории без обеспечения гарантии людям. Это одна из проблем. Но она, конечно, носит политический характер.

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, а напомните, что там было, в Сребренице.

Н. Платошкин:

- Это была боснийская война – с 1992 по 1995 год, когда Югославия раскололась и получилось так, что в бывшей югославской республике Босния боролись против друг друга три фракции – сербы, хорваты и так называемые босняки, то есть, это сербы-мусульмане. Короче говоря, якобы, в этой Сребренице погибли тысячи мирных жителей от рук одной из воюющих сторон. За несколько дней. То, что из себя представляют украинские нацисты, мы с вами знаем. Вот мне, кстати, здесь пишут. «Николай Николаевич, где вы там братьев нашли?». Друзья, для вас Сидор Артемьевич Ковпак, самый выдающийся партизан Великой Отечественной войны, кто? Разве не брат? Братья разные. А русский Власов для нас брат? Так и на Украине. Вот у меня есть друг, который спасся из дома профсоюзов в Одессе. Его спасли книги. Потому что, когда его били прутами по ребрам, ему до этого кто-то сказал – книги подложи под куртку. И только так он выжил, когда они бросили его потом со второго, по-моему, этажа вниз, думая, что он уже мертвый… И вы что, вот этим людям хотите Донбасс сдать? Вот для меня, пока в доме профсоюзов в Одессе не состоится военный трибунал по делу военных преступников, которые убили 13000 человек на Украине, вот до этого никакой Донбасс ни на какую Украину интегрироваться не должен. Мы в ответе за этих людей. И я не сомневаюсь, что 99% нашей страны за то, чтобы ни в коем случае не дать донбасцев в обиду. И мы не сделаем это.

В. Алфимов:

- Я правильно понимаю, что ваша позиция состоит в том, что пусть будет объединение, возвращение, но только после этих необходимых условий?

Николай Платошкин

Н. Платошкин:

- Да. Когда будет другая Украина. Братская, наша. Тогда поговорим.

Теперь что касается нормандского формата. Тоже об этом говорил, так что, прошу прощения, друзья, может, кто уже это слышал. Вот я вроде как дипломат, да. И мне непонятно одно – зачем этот формат нужен? Вот смотрите, враждуют две стороны, да. Обычно либо они сами решают между собой проблемы, либо они приглашают нейтральных посредников. Нейтральных! Здесь нормандский формат работает по принципу 3+1. То есть, с одной стороны Россия. С другой стороны Украина и поддерживающие Украину по всем вопросам Германия и Франция. Зачем нам такой формат нужен? Причем, понимаете, вот спор идет, так если разобраться, между славянами, да. Ну а почему это не Белоруссия, предположим? Почему это не Словакия? В конце концов, заметьте, минские соглашения, на основании которых, собственно говоря, базарит вот этот дурацкий нормандский формат, они же в Минске подписаны. Не в Париже, не в Берлине, не во Франкфурте-на-Майне! Поэтому, я считаю, что этот формат надо убирать. Вот есть посредник Лукашенко, у которого вроде неплохие отношения и с Украиной, и с Россией… кстати, могу сказать, что у Белоруссии-то, между прочим, гораздо больше успехов в международной дипломатии. Предположим, вот давно есть нагорно-карабахский конфликт между Арменией и Азербайджаном. Знаете, кто его решает? Минская группа. В минскую группу входит Франция, Россия и США, но минская группа была, как вы понимаете, основана где?

В. Алфимов:

- Да, да.

Н. Платошкин:

- Поэтому, я считаю, что нормандский формат для нас абсолютно не нужен, если есть вообще о чем говорить с Украиной. Но еще раз – с этой бандитской Украиной. А Зеленский для меня от Порошенко абсолютно ничем не отличается, кроме понтов. С ним никаких разговоров быть не может. Вот смотрите, Хрущева ругали за то, что он Крым в 1954 году передал из РСФСР в Украинскую ССР. Но, друзья, тогда это кого парило? Это была единая страна, с едиными законами, с братством народов реальным, а не просто там на уровне болтовни.

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, братство народов мы увидели в конце 80-х. Когда в Казахстане уничтожали русских и просто выселяли в Росию.

Н. Платошкин:

- Это был не весь казахстанский народ… Кстати, между прочим, пишут: «Николай Николаевич, к вам пробиться хочу из Киргизии, дайте знать». Огромный привет нашим друзьям и в Киргизии, и в Казахстане! А у нас звонок есть.

Николай, г. Щелково:

- Здравствуйте. Хотел по Украине сказать. В связи с тем, что ни президент новый Украины, ни его правительство недееспособны и полностью подчинены нацистской бандеровской этой хунте… судя по последней встрече Зеленского с этими ополченцами, хотелось бы предложение сделать Николаю Николаевичу. Через два года будем праздновать 100-летие образования СССР, официальные власти, как и 100-летие Великого Октября, сдержанно насторожены. А вы часть упоминаете достижения советской науки, техники… неплохо бы сделать такую рубрику, как хроника побед, или хроники забытых побед, где бы напоминали, особенно молодым слушателям, чем из времен…

В. Алфимов:

- Мне кажется, Николай Николаевич только и занимается тем, что здесь каждую пятницу два часа напоминает, чем был велик Советский Союз. Но, хорошая идея, кстати, да.

Н. Платошкин:

- Валентин, вот какой-то урод, который, естественно, не подписывается, пишет: «Слава Украине!». И вот я этому уроду хочу сказать. Что вот эти лозунги «Украина превыше всего!», они уже были в другой стране в 30-е годы, только там вместо Украины была Германия, которая была превыше всего. Кончилось это чем? Погибли несколько миллионов украинцев от рук немецко-фашистских карателей, а все женщины в основном, которых угоняли с территории Советского Союза на принудительные работы в Германию, были ваши же соотечественники. Вы что, с ума, что ли, сошли?.. И я вам хочу сказать, что брали молодых женщин тогда на работу в Германию, и, если они беременели, у них сапогами выбивали плод и спускали в сортир. Вот у этих людей вы взяли лозунги! И, когда Гитлер приказал в 1942 году решить продовольственную проблему Германии, где уже траву стали есть после разгрома под Москвой, Геринг сказал – есть только один вариант: Украина. Гитлер сказал – выжать оттуда все, пусть они едят крыс. А если будут выступать, поставьте цепочку из украинцев до рейха и пусть они на руках передают нам продукты. А гауляйтер Украины, так называемый коричневый царь, Эрих Кох, когда его спросили – вы же из Восточной Пруссии, как вы будете Украиной-то управлять? Он сказал – для меня важно одно: что украинец никогда не будет сметь сесть со мной за один стол. Вот эти уроды сейчас, собственно говоря, копируют нацистские лозунги, которые чуть не уничтожили полностью эту страну! И они нам, конечно, не братья. И в этом году мы отмечаем 60 лет с того момента, когда заслуженная чекистская пуля прервала жизнь одного урода по фамилии Степан Бандера в мюнхенской квартирке, где он доживал свои последние дни.

В. Алфимов:

- Давайте вернемся к нормандскому саммиту. Уже после того, как все это произошло, после того, как пообщались лидеры стран… Владимир Путин сначала пообщался с Ангелой Меркель, потому с Эммануэлем Макроном, потом на четверых они сели пообщались и пришли к каким-то решениям. Потом была первая, что очень важно, встреча между Путиным и Зеленским. Ну, хоть наладили контакт, ну, познакомились, в конце концов. Может, дальше дело пойдет? А потом было уже совместное заявление… Так вот, Владимир Путин тогда и сказал, что в принципе-то отношения потеплели.

В. Путин:

- Есть ли потепление какое-то? Я думаю, что да. Ну а как же? Смотрите, во-первых, уже произошел обмен удерживаемыми лицами. Это же состоялось. Мы добились развода сил в трех точках. Это состоялось. Мы встретились сейчас в нормандском формате и обсудили очень важный широкий круг вопросов и по многим из них достигли прогресса. Поэтому все это вместе дает нам основания полагать, что процесс развивается в правильном направлении.

В. Алфимов:

- По-моему, это очень хорошая оценка. Значит, все это происходит не зря.

Н. Платошкин:

- У нас был такой товарищ по фамилии Горбачев Михаил Сергеевич. Вот у него фраза была все время любимая – процесс пошел. Вот у него пошел процесс, да. И вот нам пишут как раз с Узбекистана. «Николай Николаевич, передайте привет Ташкенту, пожалуйста». Передаю огромный привет! В Ташкенте не был, правда, с 1987 года, должен покаяться, но, знаете, вот насчет братства народов. Ведь тяжелейшее землетрясение было, город был весь разрушен, по-моему, в 1966 году. И насколько я понял, каждая республика тогда один квартал восстанавливала. Там, знаете, есть квартал с белорусской символикой… вот это было настоящее братство народов, когда всей страной взялись и такой город подняли! Когда видишь остатки старого города, понимаешь, что было и что сделано. Так что Ташкенту огромный привет!

В. Алфимов:

- А почему вы ставите в заслугу это Советскому Союзу?

Н. Платошкин:

- Каждая республика сделала по кварталу.

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, но, если завтра, не дай бог, что-то произойдет где-то в соседней стране или у нас… то будет то же самое.

Н. Платошкин:

- Отлично, что сказали. 1988 год. Страшное землетрясение в Армении – Спитак, Гюмри. 40 тысяч погибших. Туда вылетает глава советского правительства Рыжков, живет там просто в вагончике и, когда я был там через лет 20 после этого, я удивлялся, что какие-то кварталы восстановлены, а где-то вот такие прогалы. Сами армяне мне сказали одно – к сожалению, развалился СССР. То есть, если бы СССР был, город бы отстроили за год, за два. А теперь, говорят они, некому отстраивать. Вот и все.

В. Алфимов:

- Смотрите, сейчас землетрясение в Непале. Туда отправляется огромная группировка российских МЧС…

Н. Платошкин:

- Да это не то. Там 40 тысяч человек погибло, город весь развалился. Гюмри, я имею в виду. А в Ташкенте был еще более сильный ужас. Такого землетрясения на территории нашей страны – СССР – не было и не будет, надеюсь… так что армян спросите про то, как восстанавливали при советской власти города. Я тогда в Германии работал, визы выдавали ночами спасателям. Ночами! Деньги собирала вся страна!

В. Алфимов:

- Ну, давайте про ВАДА уже поговорим после перерыва. Параллельно с нормандским саммитом было заседание комитета ВАДА, где нас отстранили от олимпиад и от чемпионатов мира из-за допинга, аж на четыре года.

Н. Платошкин:

- Добрый вечер, дорогие друзья! Спасибо, что вы с нами. Ютюберы уже подошли к отметке 6000… Кстати, процитирую товарища Манукяна. «Я сам из Гюмри, всю правду говорит Николай Платошкин, так и было». И Александр пишет: «Ташкенту и Спитаку помогали в свое время все 15 союзных республик». Кстати, отличный вопрос Владимир из Новосибирска задал. «Николай Николаевич, как вы относитесь к белой ( позитивной) мифологизации Иосифа Виссарионовича Сталина?» Отличный вопрос. Если будет время, обязательно об этом поговорим. А сейчас – про ВАДА?

Валентин Алфимов

В. Алфимов:

- Да. На мой взгляд, это не менее важно. 9 декабря, в понедельник, заседание ВАДА отстранило сборную России от всего, от чего только можно. На четыре года. Конечно, наши будут подавать апелляцию, наши будут бороться…

Н. Платошкин:

- Вы ему скажите, вот этому нашему министру спорта Колобкову, который заявил – у РУСАДА есть возможность оспаривания решений и широкое поле для работы юристов… Господин Колобков, вы что, юристами руководите, что ли?

В. Алфимов:

- А давайте дадим ему слово.

П. Колобков:

- Считаю, что у РУСАДА есть возможность оспаривания, в том числе, и всего решения, и некоторых вопросов, связанных с санкциями и с другими вопросами. Ряд санкций, которые прописаны в этом решении, по мнению ряда юристов, по моему мнению, противоречат хартиям МОКа, потому что даже в самом решении есть санкции в отношении членов Олимпийского комитета России, а также санкции в отношении участия спортсменов без флага и без гимна. Как вы знаете, в Олимпийских играх участвуют спортсмены, представляют этих спортсменов на Олимпийских играх олимпийские комитеты стран – это в соответствии с хартией МОКа. А так как на Олимпийский комитет России никакие санкции не распространяются, я считаю, что есть достаточно широкое поле для работы юристов. И это тоже вопрос для рассмотрения…

Н. Платошкин:

- Да, а я думал, что он министр юстиции. Потому что господин Колобков, видимо, очень рад, что у юристов есть теперь чем заняться вообще. До этого, я так понимаю, нечем было… Кстати, к этой ВАДЕ нашей, по-моему, очень интересный вопрос, но, к сожалению, не подписался человек. «Следует ли создавать независимую от США и развитых западных стран международную организацию во всех сферах?». Вот и давайте проведем вскрытие трупа, что называется. ВАДА 20 лет всего лишь. Это не очень старая организация. Ее образовали в феврале 1999 года, это Всемирное антидопинговое агентство находится в Лозанне. Тогда же был принят антидопинговый кодекс, который эта ВАДА и должна была следить, чтобы его соблюдали. То есть, там написано, что такое допинг, как вообще все это делается. Значит, кто нас исключил? Нас исключил исполнительный комитет этой организации. В исполнительный комитет входит 12 человек. Замечу сразу – решение было принято единогласно. Лаврову в этом смысле позор. Почему? 6 человек в ВАДА посылает правительство стран-участниц – то есть, включая нас. У меня вопрос к Лаврову – какого черта среди этих шестерых… это министры действующие… вот министр спорта, типа Колобкова… почему они все из стран НАТО? У нас, что, весь международный спорт в западной Европе, что ли, сосредоточен? Где там представители СНГ, Китая, Латинской Америки? Вы же их выбирали, господин Лавров! Например, другие шесть человек из 12 – это представители международного Олимпийского комитета, типа, от спортивных федераций. Они, кстати, во многом все бывшие спортсмены и есть. То есть, там кто? Тоже все страны НАТО. То есть, получается, мы этих людей выбирали… у нас, что, своих кандидатов нет? Президент этой организации, англичанин, бывший бадминтонист. Вице-президент – это министр спорта Норвегии, тетенька, которая заявила: блин, я недовольна решением ВАДА, надо бы их вообще к чертовой матери выгнать…

В. Алфимов:

- Да, тетка вообще очень смешная…

Н. Платошкин:

- Но мы ее выбрали, смешную тетку-то… Кто за нее голосовал?

В. Алфимов:

- Сейчас решение такое. С флагом нельзя, сборную нельзя, чиновникам вообще никуда ездить нельзя… Но самое главное, что спортсмены не могут выступать с флагом, гимном и так далее. А вот эта тетенька – она замруководителя ВАДА – говорит, что надо не просто запретить с флагом и гимном, потому что сейчас-то чистые спортсмены под нейтральным флагом могут ехать. Она говорит – вообще нельзя, российский паспорт – до свидания. Все.

Н. Платошкин:

- Так мы ее избрали, эту тетеньку. Она от правительств всех стран, участников олимпийского движения. Нет, мы с вами лично не избирали, но гражданин Лавров избирал. Он биографию ее, что ли, не читал? Ведь заметьте, она в Норвегии представитель правой норвежской партии… Там же представитель «братской Японии» сидит, который спит и видит, как бы у нас острова отжать. Зачем за них голосуют? А вот теперь что делать. Вот у нас Александр, по-моему, говорил – может, свою организацию создать? Это, в том числе, вариант. Например, мы участвовали в Олимпийских играх, как вы знаете, первый раз в 1952 году. А почему до этого не участвовали? А знаете почему? Потому что олимпийский комитет говорил, что напрямую в Москву не будет передавать приглашение. Из СССР было заявлено четко – не передаете лично приглашение, до свидания. Но – мы сделали альтернативную олимпиаду, она просто тогда называлась Международной спартакиадой. А в 1936 году, когда МОК против воли нормальных людей решил провести олимпиаду в нацистской Германии, мы решили провести альтернативную олимпиаду в Барселоне и она сорвалась только потому, что нам началась гражданская война и уже прибывшие олимпийцы вступили сразу в интербригады и поехали на фронт. То есть, мы не просто говорили «да пошли вы», мы делали альтернативный вариант.

В. Алфимов:

- Слушайте, в этот раз тоже сделали альтернативный вариант – наши паралимпийцы и олимпийцы, которых не пустили, соревновались где-то в Подмосковье, в Новогорске…

Н. Платошкин:

- А где? На Лазурном берегу должны были бегать?

В. Алфимов:

- Да при чем здесь это?

Н. Платошкин:

- Хельсинки. 1952 год. Мы первый раз едем на Олимпиаду. Мы говорим – где будем жить? Они говорят – сейчас мы вам городок специально построим. Вот так надо себя вести. Они пробойкотировали Олимпиаду-80, мы на следующий раз не поехали на их Олимпиаду. И все. Сразу вернулись, сказали, что были неправы, вспылили, погорячились и уже следующая Олимпиада прошла 88-го года с огромным нашим успехом. Мы там тогда даже золотые медали по футболу выиграли. Ну, тогда футбол еще входил в олимпийские игры… Понимаете, мы показали характер, поставили их на место. И все нормально. А сейчас у нас только боксеры, слава богу…

Тимофей, г. Липецк:

- Здравствуйте. Ну, во-первых, в отличие от прошлой ситуации, тут, конечно, целиком обгадились наши чиновники… отрицательное отношение к нашей стране – это все вторично. В первую очередь, это наши одаренные товарищи из всяких организаций… Во-вторых, пора нам заканчивать заниматься этим цирком, который называется Олимпиада, когда мы возим профессиональных спортсменов, когда мы возим кучу сопровождающих, чиновников, содержим тут местный олимпийский комитет. Весь этот механизм обслуживания. Ребята, у нас на детский спорт денег нет. У нас в городе одна секция бокса и одна секция вольной борьбы бесплатно. Все остальное – платно. Все соревнования, кроме чемпионата России, родители возят детей за свои деньги. Самбо в школах – замечательный проект – опять же, кроме секции в «Динамо», все секции платные. Поездки на соревнования не оплачиваются никак. А это – национальный вид спорта, ребята! Ну, зачем нам вот этих чиновников содержать? Ну, если ребята профессионалы, ну, зарабатывайте, сейчас по биатлону, по дзюдо, по боксу кучу турниров проходит. Ну, езжайте. Но давайте все-таки спорт развивать внутри страны, чтобы ребятам экипировку давали. В хоккее, в биатлоне покупают все за свои деньги дети…

В. Алфимов:

- Спасибо, да, вас услышали.

Н. Платошкин:

- Я не понимаю вообще термина профессиональный спорт. Вы мне это можете объяснить? Вот я профессиональный любитель кофе, что ли? Что за бред вообще? Почему в СССР не было профессионального спорта? Спорт – это развитие и духовное, и нравственное. Мы ж болели за них тогда не потому, что им там мерседесы какие-то давали или еще что-то…

В. Алфимов:

- Так мы и сейчас не за это болеем.

Н. Платошкин:

- Ну да. Но сейчас эти спортсмены-то как? А я поеду, потому что я вложил деньги в форму, в экипировку, пустите меня…

В. Алфимов:

- А сейчас эти спортсмены, кроме спорта, ничем не занимаются. И для того, чтобы выигрывать на чемпионатах мира, они гробят свое здоровье, пашут, как лошади, по 10-12 часов в день…

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Спорт, который гробит здоровье, о чем вы говорите? Зачем он нужен тогда? Физкультура должна развивать человека, а не гробить его. Вот правильно.

В. Алфимов:

- А вы не путайте спорт с физкультурой.

Н. Платошкин:

- А вот поэтому у нас и была физкультура.

В. Алфимов:

- Вот и были все физруки. Полстраны физруков.

Н. Платошкин:

- Да. А сейчас?

В. Алфимов:

- Спортсмены!

Н. Платошкин:

- Да. Без флага…

Друзья ютюберы, вы порвали планку в 7000, которая была в прошлый раз, но еще две штуки можно нагнать… Но, естественно, критику надо зачитывать обязательно. Кто-то пишет: «Николай Николаевич далек от спорта». Во-первых, хочу сказать, что у меня разряд был по лыжам, по беговым, а не каким-то там гламурным горным… плюс у меня был золотой значок ГТО, который мне, как советскому школьнику, давал право без экзаменов поступать в любой спортивный вуз. А чтобы получить золотой значок, 8 или 10 нормативов – подтягивание, бег на разные дистанции, метание гранаты – надо было сдать. Ну и в шахматы играю на первый разряд.

Так, еще раз. Что такое олимпийское движение вообще? Олимпийское движение когда-то в Греции возникало для прекращения войн. В Греции полторы тысячи было городов-государств, которые боролись друг с другом. И тут решают – давайте делать это понарошку, давайте сделаем спорт. Метать копья – но не в людей. Метать диски – но не в людей. Забеги колесниц – но не давить никого. И на это время прекращаем всю войну. И как раз олимпийское движение было возрождено в 1896 году, когда над Европой замаячила перспектива новой войны. Друзья, не будем убивать друг друга. Поэтому спорт – это ж не только пробежал, подтянулся… это командный дух! Это олимпийский кодекс чести, если хотите! Это вот когда вы бежите на лыжах и кто-то из соперников упал рядом с вами, остановитесь, помогите! Вот в чем вопрос. А не просто я через тебя переехал и пошел ты к чертовой матери! Главное – бабки получить! Именно поэтому олимпийский флаг – это пять разных колец, сцепленных. Что они символизируют? Солидарность всех континентов! Вот в чем смысл олимпийской хартии, олимпийского движения. А не просто – я 500 баксов вложил в свою подготовку и, пока их не отобью, пока не получу 600… Это что, спорт? Спорт – это когда наши фигуристы, помните, плакали, когда поднимали флаг России.

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, а кто это говорит – по 500 баксов, про 600?

Н. Платошкин:

- Я участвовал в программе одного из федеральных каналов год назад, когда речь шла о том, ехать ли в Южную Корею под нейтральным флагом, со мной рядом сидели спортсмены. Ну, я могу назвать их фамилии, но не хотелось бы… Кстати, фигуристы…

В. Алфимов:

- Назовите. Потому что, когда вы так говорите, у меня ощущение, что вы говорите про всех спортсменов. А это категорически неправильно.

Н. Платошкин:

- Когда я им сказал – ребята, половину вашей команды сняли, неужели вы поедете, неужели вы не проявите солидарность с теми, кого без всяких доказательств скопом оставили здесь? Да, поедем. Да никакой у меня к ним симпатии нет. Просто предатели. А ведь спорт – командная игра. За страну. За команду должны стоять. Понимаете, вот вроде смотришь, ну, невозможно, ну, не сможет он его обогнать. А он смог. Потому что не только физическая сила главное. А настрой на победу. Когда на тебя все смотрят, когда ты представляешь свою страну. А тут – ну, эти не поехали, ну и черт с ними. Поэтому боксеры – еще раз – трижды молодцы, когда заявили: не хотите давать нам флаги, ну и боксируйте сами с собой! Вот это правильно.

В. Алфимов:

- Хорошо. Но вот другая точка зрения. Смотрите, не пустили одного фигуриста, боксера не пустили, зато приехал другой, пусть под нейтральным флагом, но все знают, что он из России. И все знают на сто процентов, что он чистый, потому что его допустили… и он всем набил морду и занял первое место! И эта медаль – за него и за того парня!

Н. Платошкин:

- Ага, конечно, да. За того, которого не пустили… А вот я вам другой пример приведу. Значит, 1942 год, 22 июня, оккупированный Киев, немцы празднуют годовщину начала войны своей, победоносной, их боевые части только что разгромили нашу армию на востоке Украины и рвутся к Сталинграду, матч хотели футбольный устроили. Помните, киевское «Динамо», матч смерти? Надрали их! Хотя говорили – ребята, не надо, в лагеря попадете. Вот это герои для меня!

В. Алфимов:

- И правильно сделали. Бороться до конца надо. И, когда есть хоть малейшая возможность, надо ехать и рвать всех!

Н. Платошкин:

- А те, которым какие-то чиновники говорят, что ты поедешь так, как я тебе скажу… а ты говоришь – да, да, хорошо… А в следующий раз тебе скажут – а ты можешь поехать под антироссийским флагом?

В. Алфимов:

- Нет, под антироссийским нет.

Н. Платошкин:

- Ну а почему? Я ж тренировался там и прочее… Еще раз, для меня – никаких симпатий к людям, которые предают свой флаг и едут выступать под любым – у меня нет и не будет.

В. Алфимов:

- А наш журналист связалась с Крейгом Риди – президентом ВАДА… Давайте фрагмент услышим.

«- Вы войдете в историю как чиновник, практически разваливший ВАДА. Каково это ощущать себя в этой роли?

- Что? Я уничтожил ВАДА?

- Вы выставили его в странном свете.

- Нет, я ничего подобного не делал.

- Я имею в виду, что в решении ВАДА возобладали политические мотивы.

- Нет. Я не думаю. Мы очень ответственные люди, мы старались защитить всех чистых спортсменов в России.

- Да. Но вы предлагаете чистым спортсменам выступать под нейтральным флагом. Это унижение. Вам так не кажется?

- Извините, но эта санкция была наложена по решению исполкома ВАДА. Потому что кто-то должен понести наказание за то, что происходит. И потом, хоть кому-то из спортсменов разрешено соревноваться. Это же лучше, чем не соревноваться вовсе. И должны быть какие-то санкции против тех людей в России, которые это фальсифицировали».

В. Алфимов:

- Это был фрагмент диалога Наиды Азизовой, журналиста «Комсомолки», с Крейгом Риди, президентам ВАДА.

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Ну да. Вот человек говорит – вот мы вам правила установили, но вам же лучше соревноваться, чем вообще вот ни с кем не соревноваться… Ну, что, предателям, наверное, и лучше, да. Что нам ни скажут, мы на все условия пойдем. Да несерьезно это все, на мой взгляд. Вот люди нам пишут, например. «Ни родины, ни флага. Позорище!». «Не хочу я болеть и переживать за нейтральный флаг и гимн». И правда, вот почему я должен вставать, когда, например, поется…

В. Алфимов:

- Не вставайте.

Н. Платошкин:

- А зачем тогда туда ехать?

В. Алфимов:

- А надо туда ехать, чтобы постоять, что ли?

Н. Платошкин:

- Да. Чтобы испытать гордость за свою страну!

В. Алфимов:

- Да за спортсмена гордость испытывайте! Что этот спортсмен в России готовился. И он приехал и там всех порвал!

Н. Платошкин:

- Да они не в России все готовятся, во-первых.

В. Алфимов:

- Тогда какая разница, под каким флагом он приехал, если он не в России готовится?

Н. Платошкин:

- Да никакой. А если, предположим, ему Азербайджан скажет – давайте под моим флагом выступайте? Нормально?

В. Алфимов:

- Нет.

Н. Платошкин:

- А почему нет?


Скачать передачу [mp3, 39.6 МБ]

Н. Платошкин:

«Как относитесь к творчеству Цоя?» - спрашивает наш радиослушатель. Положительно. Особенно нравится его песня «Мы ждем перемен». Отличную мысль высказывает несколько слушателей, что ехать на Олимпиаду надо под красным флагом Советского Союза. Абсолютно согласен.

«Где встречаете Новый год?» Я в этом смысле человек консервативный, я всегда встречаю Новый год с моими родителями. Надеюсь, так это будет и в этом году.

«Какое развитие ситуации с «Тайганом» (это парк зверей в Крыму)?» Туда приехала комиссия по борьбе с коррупцией Государственной Думы. Сейчас они смотрят документы. Вроде настроение позитивное. Эту тему мы не бросаем, животных в обиду не дадим, обижать их не позволим.

В. Алфимов:

- День Конституции был вчера. Никто не знает про этот праздник, но он есть.

Н. Платошкин:

- По опросам, 40% населения Конституцию у нас не читало. Но есть такая «суперклассная» организация под названием НОД (Национально-освободительное движение), которая считает, что если в Конституции пару статей поменять, то у нас в РФ бананы будут расти, земля станет плоской…

В. Алфимов:

- Кстати, тут спрашивают про теорию плоской земли, как вы к ней относитесь.

Н. Платошкин:

- Ну как я могу относиться? Я же здоровый человек. Конечно, плохо отношусь. Да это не теория, а бред сивой кобылы. Но вот бухтит Национально-освободительное движение, которое возглавляет господин Федоров. Это депутат от «Единой России», который бубнит одно: что у Владимира Путина очень мало полномочий, а так бы он все сделал, и надо менять статью 15 Конституции, которая якобы вводит в России колониальный режим.

Я хотел бы сказать Федорову, другу Собчака и Гавриила Попова. У вас две трети голосов, вы из партии «Единая Россия». А кто вам Конституцию-то мешает принять? Ну, поменяйте. Если в статье 15 все дело, в чем вопрос-то? Я, конечно, считаю, что это бред. Кстати, хотел бы напомнить господину Федорову, который называл меня американским шпионом, что мы подали иск в суд на него и ждем от него его адреса, чтобы подать по месту его проживания. В июне, господин Федоров, мы направили вам официальное письмо, чтобы вы нам свой адрес сообщили. Вы что, не получали, что ли?

В. Алфимов:

- Все понятно, Конституцию не меняем.

Н. Платошкин:

- Ее можно менять.

В. Алфимов:

- Ее называют проамериканской какой-то.

Н. Платошкин:

- Вот Федоров и его движение утверждают, что в статье 15 Конституции вводится колониальный режим. Там написано, что нормы международного права имеют приоритет перед нормами национального правового… Я хочу сказать, такая норма есть абсолютно во всех конституциях, она и в советской была. Что это означает? Мы с вами заключаем с какой-то страной договор, например, об усыновлении детей. У нас с Америкой было соглашение об усыновлении детей. Мы приезжаем в какой-то штат, где усыновлены наши дети, и говорим: покажите, как они содержатся. Нам говорят: а мы не будем вам показывать. Но у нас есть российско-американский договор. Говорят: а нам плевать, у нас законы штата выше.

Для чего эта норма существует? Если мы с вами с какой-то страной заключили договор, и если этот договор ратифицирован парламентом и тем самым приобрел форму закона Российской Федерации, то этот договор как обязательство всей России важнее, чем законы отдельных регионов России.

В. Алфимов:

- Но у них же другая история, в Штатах все совершенно по-другому.

Н. Платошкин:

- Совершенно верно. И как только мы начинаем жаловаться в Госдепартамент: почему у вас законы штатов выше международных обязательств США? – они начинают на эти штаты наезжать.

Абсолютно такой же маразм приключился со мной в 2004 году, когда мы хотели наблюдать за выборами президента США в Техасе. Сначала нам штат Техас говорит: вы будете наблюдать за нашими выборами, да вы вообще кто такие? Мы говорим: но вы наблюдаете за нашими выборами. Потому что мы с вами – члены международной организации ОБСЕ, которая выше вашего Техаса. Покряхтели, но после этих аргументов вынуждены были допустить нас на эти выборы наблюдателями. А иначе смысл? Зачем вы будете заключать соглашение с какой-то страной, если эта страна скажет: мы не будем выполнять, потому что у нас законы деревни Красный Лапоть гораздо выше, чем международные обязательства нашей страны.

И самое главное. Не хочет наш парламент одобрять договор с какой-то страной – не надо одобрять. И он не будет действовать для РФ. Все эти договоры очень важны. Например, договор об избежании двойного налогообложения. Вот вы ведете бизнес в России и в Италии. Вам в России говорят: налоги плати. И в Италии говорят: плати. Но если этот договор есть, то вы можете выбрать, где платить. Представим себе, что у нас какая-нибудь область примет другое решение и скажет: плевать мы хотели на все ваши международные договора. И смысл в этих соглашениях?

Отличная область с моей родной Рязанской области. Власти Рязанской области приняли решение не повышать с 1 января следующего года плату за капитальный ремонт. Очень рекомендую всем остальным властям регионов прислушаться в этой справедливой инициативе.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- Хорошее сообщение у нас в YouTube: «Конституция вообще не соблюдается в России, хоть меняй ее, хоть не меняй». Согласитесь?

Н. Платошкин:

- Я согласен с чем? Что любые юридические нормы (конституция, законы, постановления) это выраженная в праве воля господствующего класса. То есть он их делает под себя. Соответственно, если мы с вами хотим поменять Конституцию, мы должны поменять власть в стране путем выборов, и тогда принять другую Конституцию. И самое главное. Если гражданское общество в нашей стране не следит за выполнением Конституции и законов, не добивается этого всеми законными актами, то никто ни в одной стране это выполнять не будет. В Америке, например, с 1863 года негры были лично свободны, рабство было отменено, но на местах была сегрегация – автобусы для белых, рестораны для белых и т.д. И только после того, как в 60-е годы ХХ века началось мощное народное движение, причем белых и черных, за равные права, заработали на практике все те нормы, которые и так были уже где-то написаны.

В. Алфимов:

- Огромное количество вопросов у нас про Левченко. Подал в отставку губернатор Иркутской области Левченко.

Н. Платошкин:

- Левченко как губернатор Иркутской области представлял КПРФ. Левченко выиграл выборы в 15-м году. Следующие выборы в Иркутской области должны были быть 13 сентября 2020 года. Да, там произошло наводнение, там есть некоторые шероховатости, хотя надо разобраться, кто в них виноват – федеральные власти, местные власти, мэр города Тулуна или Левченко. Но зачем менять губернатора, если через год выборы? Ну, устройте выборы. Если народ не хочет голосовать за Левченко, он не будет голосовать.

В. Алфимов:

- Они в любом случае будут в следующем году.

Н. Платошкин:

- Да. Но только они уже будут без гражданина Левченко.

В. Алфимов:

- Почему? Он может в них поучаствовать.

Н. Платошкин:

- С чем я с Левченко абсолютно не согласен? Почему вы, господин Левченко, написали добровольное заявление об отставке? Вы какое право имели это делать? Вас избрал народ в 2015 году. Вы с людьми посоветовались, прежде чем такое решение принимать? Если вы считаете, что виноваты, это другой вопрос. Так скажите, в чем вы виноваты. Но если вы не виноваты, идите на выборы, не пишите это заявление.

В. Алфимов:

- Раз он пишет заявление, значит, он считает себя виноватым.

Н. Платошкин:

- Вот именно. Я с этим абсолютно не согласен. Пусть он тогда сообщит, в чем он виноват, пусть он повинится. А все эти сказки: меня заставили… Да мужика настоящего никто не заставит это сделать. Да, его могут снять за утрату доверия, как Лужкова, предположим. Лужков же не ушел, его сняли. И Лужков честно сказал: я недоволен этим, я считаю, что меня зря сняли, я с этим не согласен. А этот молчит, как воды в рот набрал. За что за него 56% проголосовало? Должен был выйти к людям и сказать: друзья, мне предлагают подать в отставку, а вы что думаете? Митинг бы собрал в Иркутске, посоветовался с людьми. А то, получается, на него можно надавить и всё? Так что за него голосовать тогда? Должен был стоять до последнего, оправдываться. Тем более что ему есть, чем гордиться. Вы знаете, что в Иркутской области есть доплаты детям войны, которые на федеральном уровне такие, как Федоров, регулярно отклоняют? Расскажи об этом. По-моему, слабость проявил господин Левченко.

В. Алфимов:

- «За убитого медведя Левченко раньше надо было снять», - пишут нам слушатели.

Н. Платошкин:

- Еще пара вопросов, на которые можно дать краткий ответ. «Как там Навальный?» Имеется в виду, мы приглашали его на дебаты на радио «КП». Он не отозвался вообще. Подтверждаю свое приглашение. Гражданин Навальный, если что, подходите, поговорим. Я думаю, он и в этот раз к нам не придет. Но вдруг я ошибаюсь?

В. Алфимов:

- Но зато на следующей неделе, я уверен, придет Евгений Спицын.

В. Алфимов:

- 21 декабря будет 140 лет со дня рождения Сталина. Это фигура, о которой все знают. Так что мы с удовольствием или с Евгением Спицыным этот вопрос обсудим, или в другой компании.

В. Алфимов:

- Давайте перейдем к международным темам. Закончены слушания по импичменту Трампа. Что, отставят президента США?

Н. Платошкин:

- Очень маловероятно. Вот Лавров туда недавно летал, он беседовал с госсекретарем Помпео. И его принял Трамп. Опять навалились на Трампа, что он русский шпион, зачем он министра вражеской страны принял. Мне тут пишут: «Платошкин в принципе нормальный человек, но чего-то он к Трампу хорошо относится». Знаете, почему я хорошо отношусь в том числе? Трамп сказал: очень хочу быть вместе с вами, дорогие россияне, 9 мая следующего года на 75-летии Победы на Красной площади в Москве. На него опять все набросились. А человек говорит и всё.

Теперь по поводу импичмента. Импичмент это процедура отрешения президента США от должности. Сначала нижняя палата Конгресса США, так называемая палата представителей, выступает, типа, как Следственный комитет. То есть она выдвигает обвинения против президента, и они это обсуждают. Я несколько раз смотрел по CNN в прямом эфире. В чем обвиняют Трампа? Что он в июле позвонил президенту Украины Зеленскому и сказал: у бывшего вице-президента США Байдена есть сын Хантер, пожалуйста, расследуйте, не было ли случаев коррупции, когда вице-президент США продавил своего сынка в вашу газовую компанию Burisma, и он получал 50 тысяч баксов в месяц непонятно за что. Трампа теперь обвиняют в том, что он использовал полномочия президента США, для того чтобы свести счеты со своими политическими противниками. Байден баллотируется от демократов на пост президента США. Выборы – в ноябре 2020 года.

Второй момент, за что Трампа пинают. За то, что он хорошо относится к русским. То есть Трамп заявил: знаете, господин Зеленский, Украина вообще дико коррумпированная страна, там пропадают деньги американских налогоплательщиков, поэтому я распоряжусь временно приостановить военную помощь Украины, чтобы разобраться, что вы с нашими деньгами делаете. Трампа пинают за то, что он потакает русским, он оставляет Украину без военной помощи, а она, бедная, перед лицом российской агрессии… Короче, теперь Трампа пинают за Украину. Сейчас юридический комитет палаты представителей (нижней палаты) заявил, что Трампа надо судить по двум пунктам: что он предатель, назло интересам национальной безопасности США потакает России против Украины и что мешает следствию. Теперь должна проголосовать нижняя палата американского парламента в поддержку этих обвинений. Если она их поддерживает, обвинения передаются в высшую палату – Сенат, где 100 человек, включая вице-президента. Сенат выступает как суд. То есть он берет эти обвинения, рассматривает их и выносит решение. Если он выносит большинством решение, что Трамп виновен по этим статьям, Трамп больше не президент США.

Думаю, что это маловероятно, потому что в республиканцев, сторонников партии Трампа, большинство в Сенате. То есть они его в любом случае не сдадут, как бы плохо к нему ни относились.

В. Алфимов:

- Когда я слышу слово «импичмент», я сразу представляю Соединенные Штаты. Нигде больше про импичмент не говорят. Но в Штатах этот импичмент каждому президенту если не выносят, то, по крайней мере, обсуждают. У них там заняться больше нечем? У них выборы раз в четыре года. У них одни прошли – тут сразу Конгресс, еще что-то, и уже к следующим выборам готовиться. А тут импичмент.

Н. Платошкин:

- Буша молодого и Барака Обаму никто под импичмент не подводил. За что еще Платошкин любит Трампа? Трамп, хотя он богатый, избрался как человек из народа, он все время тыкает правящий класс Вашингтона мордой о стол, говоря: чего вы меня заставляете НАТО любить? Если не можете объяснить, идите вы со своим НАТО. Он снизил налоги для населения. И самое страшное, он впервые заявил: а почему средства массовой информации – четвертая власть, их кто выбирал? И почему я, собственно говоря, должен следить за CNN - если они говорят вот так, то я так и должен действовать?

В. Алфимов:

- Я категорически не согласен. Я считаю, что СМИ – это власть.

Н. Платошкин:

- На него все накатили за то, что… Раньше считалось как? Ты можешь этих журналюг ненавидеть, но не говори ни в коем случае, а то они тебя запинают, затолкают. Он им в лицо говорит: вы лжец. Америка это общество юристов, оно такое условное. Вот вы по этому вопросу должны в этих рамочках быть, вот по этому вопросу – в тех, а если вы так думаете, то это говорить не надо. А он все говорит. Русские плохие. А почему плохие? Средства массовой информации хорошие. А почему хорошие? Германия – классная. А почему классная, я не понимаю, объясните мне.

Поэтому эта правящая клика хочет от Трампа избавиться любыми путями. Знаете, кого он мне напоминает? Джона Кеннеди, который тоже был богатым человеком и поэтому плевал на всех. Он говорил не то, что от него требуется. Там что, я думаю, Трамп останется. Против Трампа сейчас выступают два социалиста от демократической партии – сенатор Элизабет Уоррен и Берни Сандерс.

В. Алфимов:

- Трамп и Сандерс – это же история с прошлых выборов. Просто Сандерсу немножко не повезло, если так можно сказать.

Н. Платошкин:

- Ему не то что не повезло. Его, как сейчас модно говорить, слили. Потому что он выиграл праймериз у Хиллари Клинтон. Но Хиллари Клинтон мобилизовала партийный аппарат, и на съезде демократов, который выдвигает кандидата, ему не дали голосов. Кстати, именно это вскрыли так называемые хакеры, которые, как считается, русские. Что вскрыли «русские хакеры»? Махинации внутри демократической партии, которые вопреки воле избирателей США не позволили Сандерсу, победившему на первичных выборах, стать кандидатом. Да этим хакерам памятник надо ставить. Они, собственно говоря, разоблачили то, что американцы не хотят, чтобы у них было. Они хотят, чтобы у них тот, кто выиграл выборы, становился должностным лицом.

В. Алфимов:

- В то же время отнюдь не большинство населения США голосовали за Трампа.

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Это их странная избирательная система. Каждый штат там имеет определенное количество выборщиков. Я считаю, что если система действует, если ее никто не отменял, и Трамп по этой системе стал президентом, то он им стал и всё.

Зачитаю несколько сообщений. «Что ты пристал к Навальному, трусишка Платошкин?» Так Платошкин не трусишка. Платошкин Навального приглашает на дебаты.

Иван Давыдов пишет: «У Платошкина несколько квартир за границей, оформлены все на родственников». Господин Давыдов, пришлите свой адрес, я подам на вас в суд, потому что таких моральных уродов, как вы, надо бить только тем, за что вы работаете – рублем. Надеюсь, что вам за это хорошо заплатили.

В. Алфимов:

- Убыль населения. В Кремле назвали очень неприятной демографическую ситуацию в России. 259600 человек – естественная убыль населения за 9 месяцев 2019 года. Даже мигранты, которые заезжают, эту историю не компенсируют. Все равно получается минус 43 тысячи.

Н. Платошкин:

- Что касается убыли населения. Я был в октябре в Костромской области. Мне рассказывали про данные ЗАГСов районных центров Костромы. В некоторых районах Костромской области в два раза больше умирает людей, чем прибавляется. В прошлом году впервые убыль зафиксирована и в Москве. Я это с чем связываю. Пять лет у нас падают доходы. Пять лет у нас дикими темпами растут поборы с населения. Пенсионная реформа – это пенсионный геноцид. Во Франции, кстати, это остановили. Там мужчины и женщины уходят в 62. Причем там средний возраст проживания – 83. То есть так называемый возраст дожития на пенсии – 20 лет. У нас в то же Костромской области средняя продолжительность жизни мужчины – 63 года. Поэтому когда в 65 лет устраивают пенсионный возраст, это свинство. Нормальный человек такого сделать, на мой взгляд, со своими людьми не может.

В 65-м году, когда я родился, СССР по продолжительности жизни находился в тройке лидеров, вместе с Японией. Почему это происходит? Хорошее медицинское обслуживание. Тогда впервые в нашей стране женщины начали рожать в специальных учреждениях, чего не было при царе. Мы первые в мире провели поголовную вакцинацию населения. Система детской помощи. В каждой советской школе был свой прикрепленный врач. Социальная политика советского государства. Вот женщина и мужчина решают завести ребенка. Первый вопрос – где жить, работать, сможем ли мы, как сейчас говорят, поднять? Если работа, то это навсегда. То есть ты можешь уйти только сам, если захочешь. Образование бесплатное, здравоохранение бесплатное. И самое главное, деньги не обесценивались. Поэтому молодая семья имела горизонт планирования. Кстати, в советское время мы были единственной развитой страной, где была очень высокая рождаемость. В развитых странах и смертность низкая. СССР по темпам роста населения выбивался вперед, на мой взгляд, именно потому, что люди были уверены в завтрашнем дне. Сейчас вот собрались рожать. А если с работы уволят? А кредиты надо платить. А если платить за обучение в вузе? Раньше не платили. Раньше стипендию платили тем, кто учился.

В. Алфимов:

- Но и сейчас бесплатное обучение.

Н. Платошкин:

- 10% от общего числа.

В. Алфимов:

- Да какие 10 процентов? Это вы в частном вузе работаете. А там все платное.

Н. Платошкин:

- Давайте я вам расскажу про частный вуз. Наш негосударственный вуз, который не берет ни копейки из бюджета, заставляет Министерство науки повышать плату за обучение. Потому что наш министр устанавливает по Москве минимальную стоимость обучения, меньше требовать не имеете права. И они это повышают каждый год.

Как можно предписывать минимальную стоимость обучения? Ваше собачье дело какое? Знаете, как они говорят? Если с народа берут мало денег за обучение, то обучение некачественное. Полный бред. Знаете, как они меряют рейтинг вуза? Я считаю, рейтинг, конечно, должен быть, вы должны оценивать этот вуз. Например, они закрыли у нас все агрономические отделения. Потому что у них критерий такой. Средняя зарплата тех, кто работает по этой специальности. Если агрономы в сельском хозяйстве получают мало, виноват вуз, который их учит. Поэтому они взяли и все закрыли. Что это за свинство? Что, вуз виноват в том, что у нас сельское хозяйство развалилось? И эти дурацкие критерии выдумываются каждый раз. В СССР этой темы вообще не стояло. Я был отличником. Так мне 6 рабочих мест на выбор предложили.

В. Алфимов:

- Так и сейчас отличникам предлагают, еще на 3-м курсе.

Н. Платошкин:

- Может быть, в Высшей школе экономики и предлагают.

В. Алфимов:

- Я в энергетическом институте учился. На третьем курсе приходили ребята из ИКСИ (Институт криптографии, связи и информатики) и говорили: вперед, к нам.

Н. Платошкин:

- Сколько сейчас у нас заводов, где требуются инженеры-энергетики, в Москве? Ноль целых и сколько-то десятых.

В. Алфимов:

- Сейчас с энергетикой у нас все хорошо. Я вам говорю как человек, который закончил МЭИ.

Н. Платошкин:

- Смотря с какой и где.

В. Алфимов:

- Александр из Тверской области дозвонился.

Александр:

- Хотел сказать по поводу образования. Вот вы родились в 65-м, а я в 68-м. Даже в армию предписывалось всех подряд брать, больных и т.д., потому что не было народа. У нас был как раз этот провал на нашем году. Я работал в школе, затыкал дыры в сельской местности в Тверской области, когда учился заочно в университете. Очень многие школы закрыли, потому что был этот провал. Потом понадобились автобусы, далеко ездить каждый день и т.д. То есть у нас испортили всю эту систему. Есть Двухэтажные кирпичные школы, со спортзалом и т.д., и их закрыли. Точно так же учителя остались без работы.

Н. Платошкин:

- Вы к чему это говорите?

Александр:

- Большая проблема, в том числе с рождением и т.д., в том числе она в этом. Потому что деревню продолжают гнобить все эти 30 лет. У нас есть места, где жить, где построиться и т.д. Дали бы возможность, мы бы приняли людей…

Н. Платошкин:

- А кто не дает эту возможность, по-вашему?

Александр:

- Сверху всё портится. Как у нас было? Молодые специалисты…

Н. Платошкин:

- Так я про это и говорю, что в СССР заботились о молодых специалистах.

В. Алфимов:

- А сейчас их специально портят, специально под ноготь загоняют…

Н. Платошкин:

- Нет, сейчас плевать на них хотели, на этих молодых.

В. Алфимов:

- Ну да, их сначала обучат, а потом сгноят где-нибудь.

Н. Платошкин:

- Половина выпускников, по статистике, работает не по специальности.

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, а вы по специальности кто?

Н. Платошкин:

- Специалист-международник со знанием иностранного языка. И возглавляю кафедру международных отношений.

В. Алфимов:

- И работаете на радио.

Н. Платошкин:

- Я работаю на радио каждый день или прихожу раз в неделю? Что касается преподавателей, сотрудников Государственной Думы, то работа в СМИ, написание книг вполне разрешается. А что это за преподаватель, если он не контактирует со СМИ, не пишет книги, не участвует в конференциях? Между прочим, критерий оценки преподавателей – количество публикаций и участие в конференциях. Знаете, что меня бесит. У нас преподаватель хорош, если он публикуется в иностранных журналах. Я могу понять, что физика и математика везде одинаковая. Но мы же гуманитарии. Если мы говорим, что Сталин хороший, кто вам на Западе опубликует? Там цензура похлеще этой. А если вы не публикуетесь там, вы – козел. Получается, что наше собственное министерство говорит: российские научные журналы это ерунда, а вот западные… Что это за низкопоклонство безобразное?

Что касается агрономии. Зачем закрыли эти отделения? Что, тоже не нужно? Наконец, насчет вашей энергетики. Когда сейчас оборзевшие менеджеры в этих энергетических компаниях в московском МОЭКе премии себе по 30 миллионов выписывают. Знаете, с какой формулировкой? Отнести на счет тарифов населения. Да им вообще так никаких тарифов не хватит. Просто одной девушке там захотелось квартиру в Испании. Она себе премию такую выписала.

В. Алфимов:

- Это конкретно МОЭК?

Н. Платошкин:

- Да.

В. Алфимов:

- И в других сферах этих проблем нет? Журналисты так не поступают, профессора так не поступают, ректоры вузов так не поступают?

Н. Платошкин:

- Там столько денег нет. С населения сдирают-то…

Кашина и Мардана мало что объединяет. Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что их разделяет пропасть. Но есть у Олега и Сергея одна общая черта — их хлебом не корми, дай поспорить и высказать свою точку зрения!
[НЕ]фантастика - подкаст о будущем, в котором [ТЕПЕРЬ] возможно всё! Известные визионеры - писатели, бизнесмены, политики - обсуждают, каким стал мир в эпоху коронавируса. А самое главное - что нас ждет дальше: завтра, через год или даже десятилетие.