Георгий Бовт: Нынешний конфликт между Арменией и Азербайджаном продлится не дольше месяца

Иван Панкин и политолог Георгий Бовт обсуждают, чем закончится армяно-азербайджанский конфликт, какую цель преследовал своим интервью Навальный и кто из кандидатов в президенты США выглядел хуже во время первых дебатов

И. Панкин:

- Иван Панкин и Георгий Бовт в студии!

Г. Бовт:

- Здравствуйте.

И. Панкин:

- Летом был у нас с вами разговор по поводу войны в Карабахе и вы мне тогда с умным видом предсказали, что ничего не будет. Вот сейчас постреляют немножко и все.

Г. Бовт:

- А что, летом ее и не было.

И. Панкин:

- Ну, подождите, конечно, это весомый аргумент - летом ее и не было. Но вы сказали, что войны не будет. А война идет.

Г. Бовт:

- Во-первых, вы меня спрашивали про конфликт, который был в июле, я сказал, что войны не будет. Ее и не было.

И. Панкин:

- Тем не менее, война началась, вот она пятый день уже идет.

Г. Бовт:

- А про эту войну вы меня не спрашивали. Можете спросить.

И. Панкин:

- Хорошо. Война будет? Поправлюсь, она уже пятый день идет…

Г. Бовт:

- Да что вы говорите?.. Ну, в принципе были войны шестидневные, семидневные...

И. Панкин:

- Пятидневная была с Грузией.

Г. Бовт:

- И четырехдневная была в 2016 году между теми же Арменией и Азербайджаном. Я думаю, что нынешний конфликт будет все-таки… не продлится дольше месяца.

И. Панкин:

- Я это запомню. Я запишу себе. Месяц с сегодняшнего дня?

Г. Бовт:

- Да, с сегодняшнего дня. До Дня Народного единства она закончится.

И. Панкин:

- Результат каков будет?

Г. Бовт:

- Результат будет таков, что, мне кажется, что азербайджанской армии удастся закрепиться на части территории Нагорного Карабаха.

И. Панкин:

- Которые они считают оккупированными? Там есть районы, которые они считают вот совсем оккупированными.

Г. Бовт:

- Нет, там есть Нагорный Карабах, который отделился, а есть семь районов Азербайджана, которые вообще бесспорно принадлежат ему и которые действительно оккупированы армянской армией.

И. Панкин:

- Вот! То есть, он их отобьет?

Г. Бовт:

- Нет, он их не отобьет. Он закрепится… сейчас же война идет на территории соприкосновения в районе Нагорного Карабаха. Она не идет по линии азербайджано-армянской границы, признанной обеими странами. Поэтому пока она не расширилась на всю линию соприкосновения этих республик.

И. Панкин:

- То есть, часть территории они все-таки вернут?

Г. Бовт:

- Они закрепятся на части территории Нагорного Карабаха.

И. Панкин:

- Хорошо, на скольких частях?

Г. Бовт:

- Ну, несколько сел… ну, что, я Ванга, что ли? Тогда деньги платите давайте…

И. Панкин:

- Я готов. Лишь бы прогноз был реальным.

Г. Бовт:

- Ну, прошлый сбылся - чего вы хотите? И этот сбудется.

И. Панкин:

- Давайте обратимся к нашей аудитории. Друзья, вы можете писать нам свои прогнозы и комментарии по эфиру, ну, и, конечно же, мы устраиваем голосование - давненько мы не проводили голосование. Друзья, как вы считаете, кто победит в этой войне, если вы вообще считаете, что кто-то победит и она не закончится так же, как заканчивалась до этого. То есть, вот если будет какая-то победившая сторона. Вы можете прямо сейчас проголосовать…

Георгий Георгиевич, исторически все-таки кто прав? Армения или Азербайджан?

Г. Бовт:

- Ну, это провокационный вопрос. Это все равно, что спросить, кто прав в споре про Косово? Или там спросить, кто прав в споре про Эльзас и Лотарингию? Или кто прав в споре про Калининград, который давно принадлежит уже сначала Советскому Союзу, а потом России. Это зависит от того, как вы долго собираетесь опускаться в исторические дебри и в исторические глубины. Потому что известна история, что, собственно, сама Нагорно-Карабахская республика была, преимущественно населенная армянами, передана в общем по инициативе Сталина в состав Азербайджана. Зачем он это сделал? Не знаю, зачем он это сделал. У него надо спросить. Вызовите его дух и спросите. Во всяком случае, вот эта мина, заложенная в начале 20-х годов, должна была рано или поздно взорваться. Кстати говоря, еще при Сталине, конечно, не публично, но на уровне верхов, на уровне первых секретарей республиканских компартий, велся спор о том, чтобы передать эту область обратно Армении. Поэтому, в общем, терки существовали. И, когда стал разваливаться Советский Союз, то конфликт в Нагорном Карабахе стал одним из факторов, который запустил этот процесс.

И. Панкин:

- В этом смысле даже спор по Крыму куда более поверхностный.

Г. Бовт:

- Да, к концу существования Советского Союза доля азербайджанского населения там не превышала 20%.

И. Панкин:

- Ну да, я так и понял, что это в общем вроде как территория Азербайджана, но на которой исторически проживало больше армян. Как-то так?

Г. Бовт:

- Да.

И. Панкин:

- И потом в какой-то момент те армяне, которые проживали на территории Нагорного Карабаха, просто сделали вывод, что им с Азербайджаном не по пути и отделились. С тех пор они вроде как автономная республика.

Г. Бовт:

- Ну, понимаете, это так же, как с Крымом.

И. Панкин:

- Не совсем. Я говорю, куда более непрозрачная все-таки. Потому что тысячелетняя история у этого района и там проблемы были еще задолго до того…

Г. Бовт:

- Ну, вы знаете, если сейчас придут знатоки азербайджанской истории, они вам, как дважды два четыре, объяснят, что исторически у них все равно больше прав, чем у армян. Это бесконечный спор.

И. Панкин:

- А если придут армяне и мы будем слушать только их, то, соответственно…

Г. Бовт:

- Да, да, конечно. Это бесконечный спор, который… И Крым когда-то тоже принадлежал вообще татарам. Так что чего тут говорить? Мы ж говорим о новейшей истории. А в новейшей истории было так. Если мы отталкиваемся от 20 века, то в 20-м веке произошло вот это.

И. Панкин:

- Короче, как у Израиля и Палестины. Даже больше. Но, знаете, что меня интересует? Как сейчас в этой ситуации себя вести России? Мы вроде как поддерживаем Армению на официальном уровне, потому что у нас есть общий договор, ОДКБ…

Г. Бовт:

- ОДКБ не действует на территорию Нагорного Карабах.

И. Панкин:

- Да, я знаю, но они в бОльшей степени относят себя все-таки к Армении.

Г. Бовт:

- Армения - член ОДКБ, Азербайджан - не член ОДКБ.

И. Панкин:

- Да, у него договор с Турцией. У нас с Турцией отношения, прямо скажем, не очень. Но с Азербайджаном у нас отношения хорошие, в каком-то смысле даже лучше, чем отношения с Арменией.

Г. Бовт:

- Были до сих пор, да, во всяком случае. Поэтому, конечно, нам надо вести себя крайне осторожно. И договариваться надо сейчас не столько с Баку, и не столько с Ереваном, сколько с Анкарой.

И. Панкин:

- То есть, это разговор Владимира Путина и Реджепа Эрдогана на самом деле.

Г. Бовт:

- Да.

И. Панкин:

- Но они никак не договорятся, потому что Эрдоган настроен очень серьезно.

Г. Бовт:

- Эрдоган настроен очень серьезно и, мне кажется, что в Москве пока не знают, до какой степени Эрдоган блефует в том смысле, насколько он готов ввязаться в полномасштабную войну. Потому что, конечно, если Турция нападет на Армению, то договор ОДКБ придется задействовать.

И. Панкин:

- А если они нападут на Нагорный Карабах?

Г. Бовт:

- Если они нападут на Нагорный Карабах, то я боюсь, что тоже придется задействовать.

И. Панкин:

- Хотя вроде как договор не распространяется на Нагорный Карабах.

Г. Бовт:

- Это будет совершенно недопустимая потеря лица, когда армия НАТО наводит порядок на территории, которая не только СНГ, но и ОДКБ считает ее своей зоной ответственности.

И. Панкин:

- И тут я хочу задать вам очень интересный вопрос по поводу НАТО. Вроде как НАТО не имеет права туда вообще вмешиваться, хотя Турция - член НАТО…

Г. Бовт:

- Ну, сейчас, вы знаете, кто на что имеет право, уже вообще трудно понять. Каждый трактует свои права как угодно. Поэтому, если Турция вдруг решит влезть в Нагорный Карабах, то она не будет спрашивать разрешения Брюсселя.

И. Панкин:

- Но все-таки она отправит только свои вооружения, армия НАТО, натовские войска, как таковые, со значком НАТО я имею в виду, туда вмешиваться не станут?

Г. Бовт:

- Я думаю, что достаточно будет отправить туда так называемых ЧВК, которых навербовать в Сирии той же самой, в Ливии, они там сейчас могут освободиться, поскольку турки там продавили, похоже, свой вариант решения проблемы. Сколько там в Сирии протурецких исламистов? До фига. Вот их там направить несколько сотен уже будет более чем достаточно. Никакой армии НАТО там не надо. Ну и нам тогда тоже придется ответить примерно тем же самым. Я думаю, что и наши ЧВК тоже появятся там же, в достаточно обозримом будущем, если этот конфликт продлится, а мы все-таки хотим, чтобы он все-таки закончился, как я и предсказал, не позже, чем через месяц.

И. Панкин:

- Вопрос такой. В Уставе НАТО существует такой пункт, что в состав НАТО не может войти страна, у которой есть неразрешенные конфликты какого бы то ни было рода. Например, туда не может войти Грузия, потому что есть Осетия и Абхазия, туда не может войти Армения и Азербайджан, потому что есть Нагорный Карабах. Вот это такой крючок, который, в том числе, выгоден России. Но как тогда в составе НАТО оказалась Турция, которая в свое время осуществила вторжение на Кипр и отжала ровно половину?

Г. Бовт:

- Потому что этот вопрос подлежит субъективной трактовке. Турция оказалась в НАТО гораздо раньше, чем Кипр раскололся, кстати говоря.

И. Панкин:

- Продолжаем обсуждать войну в Нагорном Карабахе между Азербайджаном и Арменией. А если быть совсем точными, то войну между Азербайджаном, Нагорным Карабахом и Арменией, так ведь?

Г. Бовт:

- Все-таки это война пока между Азербайджаном и Нагорным Карабахом, на стороне которого сражаются армянские вооруженные силы. Потому что прямого перехода границы именно Армении со стороны Азербайджана не было.

И. Панкин:

- Итак, по поводу членства Турции в НАТО. Туда не могут войти страны, у которых есть какие-то неразрешенные конфликты или неразрешенные проблемы с какой-то частью бывших территорий, нынешних…

Г. Бовт:

- Турция туда вошла одновременно с Грецией в 52-м году, поскольку идея собственно была как раз принять эти обе страны, между которыми были непростые отношения, для того, чтобы эти конфликты купировать внутри НАТО. Это не совсем удалось, поскольку, кажется, в 74-м году на Кипре свергли каталикоса и Кипр раскололся, и Северный Кипр не признает ни одно государство, кроме самой Турции, и тогда… Архиепископ Макариус - вот кто там был, не каталикос, конечно. Вот, Макариус, его свергли и, значит, с тех пор этот остров разделен на две части. Ведутся сложные переговоры по поводу принятия Кипра греческого, то есть, основного, который признается в ЕС, но пока не получается. Потому что то же самое условие примерно - давайте разрешим этот конфликт, говорят. Но формально никакого конфликта опять же территориального спора у самой Турции-то нет. Это же Кипр раскололся. Поэтому его никто в НАТО и не принимает.

И. Панкин:

- Он не раскололся. Турки осуществили вторжение и просто взяли и отжали часть территории. Оттуда люди в трусах выбегали из своих домов и перебегали на другую часть острова.

Г. Бовт:

- Военные турки контролируют Северный Кипр, совершенно верно, это можно считать оккупированной территорией, но, тем не менее, Турция вместе с Грецией вступили в НАТО до этого, во-первых. Во-вторых, конфликт тогда между ними, прямое было столкновение, удалось предотвратить именно благодаря посредническим усилиям НАТО. Ну и с тех пор этот вопрос существует в таком замороженном виде, в каком он существует. Кстати говоря, если бы сейчас очень захотели принять какую-нибудь Грузию в НАТО, наперекор России, то умяли бы как-нибудь этот вопрос с Абхазией и Южной Осетией и сказали бы, что… Ну, приняли бы по факту, да и все. То есть, закрыли бы глаза на этот пункт.

И. Панкин:

- Хорошо. Что касается Ирана. Иран почему-то, несмотря на то, что это исламистская республика, он имеет почему-то зуб на Азербайджан и Турцию…

Г. Бовт:

- Азербайджанский вопрос довольно острый в Иране. Дело в том, что гораздо больше азербайджанцев живет в самом Иране, чем в Азербайджане. Поэтому Иран всегда с большой настороженностью относился ко всяким фактам повышения национального самосознания Азербайджана и он всячески подавляет вот эти все поползновения к автономии азербайджанцев на своей территории и т.д. Собственно, поэтому он относится к Азербайджану, как к государству, примерно так же, ну, в меньшей степени, конечно, как турки относятся к курдам.

И. Панкин:

- Не очень хорошо?

Г. Бовт:

- В более мягкой, конечно, степени, потому что никаких прямых конфликтов между Азербайджаном и персами нет. Но все-таки настороженность существует. А вдруг они там начнут бузить и захотят как-нибудь самоопределиться? А Турция, где султан Эрдоган мнит себя региональным правителем, начнет этому подыгрывать. Вот и все опасения.

И. Панкин:

- Хорошо. Только вот Турции глобально это все зачем? Она хочет, чтобы Азербайджан вроде как присоединился к ней?

Г. Бовт:

- Это большая игра региональная Эрдогана. Он действительно ведет себя как настоящий султан. Он хочет создать такую региональную сверхдержаву, добиваясь определенных целей по целому ряду направлений. И в Сирии та же игра была затеяна, с этой же целью, и Турция активно вмешалась в конфликт в Ливии, и, похоже, там взяла верх. Это игра его, в том числе, с Путиным. Это игра на территории уже стратегических интересов Российской Федерации.

И. Панкин:

- В свое время, когда они сбили наш самолет в Сирии, через какое-то время мы ж закрыли авиасообщение, они потеряли нашего туриста. Он через какой-то промежуток времени принес свои извинения, в том числе, Владимиру Путину. Тогда я не совсем понимаю, что происходит, если честно.

Г. Бовт:

- Ну, во-первых, он пока еще никакого российского самолета не сбил над Карабахом - это раз. Идет такая сложная игра, где кто моргнет первым, пока непонятно. Наверное, он хочет от Путина каких-то уступок в Сирии, прежде всего. Его Сирия, конечно, интересует, а не Нагорный Карабах. Он хочет уступок каких-то, наверное, в Ливии, чтобы мы сдали наконец этого Хафтара, а в Сирии - Башара Асада. В данном случае Нагорный Карабах для него пока что не более чем разменная карта. Ну и, конечно же, он хочет перетянуть Азербайджан на свою сторону, чтобы все-таки он был главным союзником региональным Азербайджана, Турция в этом направлении работает довольно активно, очень активно, начиная с того, что там и азербайджанские студенты, и всякие там НКО, и много всяких направлений сотрудничества и т.д. Ну, он ведет себя как настоящий султан. Поэтому это такая сложная игра, где придется, наверное, им рано или поздно договариваться о большом размене и о большой сделке. Турция, кстати говоря, предлагала в Нагорном Карабахе пойти по сирийскому варианту урегулирования. А это значит, например, совместные российско-турецкие патрули, пункты наблюдения. А это значит, что военные армии страны НАТО впервые будут участвовать в так называемых миротворческих операциях на территории зоны ответственности ОДКБ. Поэтому Москва отказалась, но давление, я думаю, будет продолжено.

И. Панкин:

- А теперь давайте поговорим про наших выдающихся современников, одним из которых, безусловно, является Алексей Навальный. Который не так давно вышел из комы, в которую попал при очень странных обстоятельствах. Сейчас вот он очнулся и активно раздает интервью. В том числе, он дал интервью, если не ошибаюсь, изданию «Шпигель», он прямо сейчас находится в Германии, ходит с охраной, но собирается возвращаться в Россию. Он так и сказал, что намерен вернуться в Россию, потому что «моя работа - оставаться парнем, который не боится. А я не боюсь…».

Г. Бовт:

- А он собирается вернуться в Россию вместе с немецкой охраной или наймет здесь местную?

И. Панкин:

- Во-первых, мы не знаем, какая там у него охрана.

Г. Бовт:

- О, кстати, вопрос! Может быть, американская?

И. Панкин:

- Какая угодно. Потому что уже, по-моему, Песков сказал, что с ним работает ЦРУ.

Г. Бовт:

- Да. Ну, было бы странно, если бы ЦРУ с ним не работало.

И. Панкин:

- Ну, с ним кто только ни работает! Вот Ангела Меркель его посещала. Но самое главное - так как он очнулся, он уже пролил свет на то, кто его отравил. И, угадайте, кто заказчик?

Г. Бовт:

- Тот, имя которого нельзя называть?

И. Панкин:

- Ну, судя по всему, да. Но мы-то с вами смелые парни - нам-то можно. Мы тоже парни, которые не боятся. В общем, цитата Навального. «Я утверждаю, что за этим преступлением стоит Путин. У меня нет других версий произошедшего». Конец цитаты.

Г. Бовт:

- Ну, а чего вы от него ждали-то?..

И. Панкин:

- Мы уже начали говорить про Навального. Но на пару мгновений давайте вернемся к истории с Карабахом, к военным действиям, которые там сейчас происходят.

Г. Бовт:

- Я пытался предсказать, что нынешний конфликт не продлится больше месяца. Хотел бы ошибиться, чтобы это было еще короче.

И. Панкин:

- Игорь Иванов пишет: «Бовт сегодня злой какой-то. На вопросы прямо не отвечает».

Г. Бовт:

- Игорь Иванов не задал ни одного вопроса.

И. Панкин:

- А теперь к Навальному. Навальный идет активно на поправку. Ходил с охраной. Непонятно – с какой. С американской ли, ЦРУ ли его охраняет? Либо немецкая охрана своя? Он нанял этих охранников? Хорошо бы разобраться, кто эти люди. Может быть, это охрана российская, состоит из русских людей, которые живут в Германии? Навальный сказал, что за его отравлением стоит Путин.

Г. Бовт:

- Я же говорю: чего вы хотели от него услышать? Его принимают фактически на высшем уровне. Вокруг него поднялся большой политический кипиш на уровне Евросоюза, на уровне руководства США. Им интересуется лично канцлер Меркель и президент Макрон. И вы хотите, чтобы после этого он сказал, что его отравили какие-то группировки темные, которые вокруг Путина, может быть, роятся?

И. Панкин:

- Или оппоненты по оппозиции.

Г. Бовт:

- Он не может сказать, что это могло быть не санкционировано Путиным. Нет, ему нужно держать максимально высоким политическое напряжение. Поэтому он, конечно же, в своих политических целях ставит себя на уровень Путина и говорит, что никто, кроме Путина, его отравить не мог. Хотя можно допустить, что в России существуют разные группировки, которые действуют не все по командам Кремля. Некоторые преследуют свои собственные цели. И вообще тут можно выдвигать много разных версий. В том числе самых зубодробительных, неожиданных и которые сейчас покажутся совершеннейшим бредом, а вдруг лет через пять или десять они подтвердятся. Поэтому мы не будем выдвигать тут версии. Мы говорим о том, что он отравлен. Я с самого научала говорил, что это похоже на отравление.

И. Панкин:

- Но не «Новичком», как мы с вами выяснили.

Г. Бовт:

- Это похоже на отравление фосфорорганикой или каким-то ослабленным «Новичком».

И. Панкин:

- Вы говорили, что если это «Новичок», то он в себя не придет. А если придет, будет овощем.

Г. Бовт:

- Совершенно верно.

И. Панкин:

- Навальный выдавил из себя, что его Путин отравил, значит, пришел в себя.

Г. Бовт:

- Значит, он в порядке. Значит, это вещество слабее, чем то, что называют «Новичком».

И. Панкин:

- Более того, никто пока что не пострадал, кроме него. И это тоже опровергает тот факт, что это «Новичок».

Г. Бовт:

- Это говорит о том, что, может быть, дозировка была очень маленькой. Сверхмалой.

И. Панкин:

- Еще один глупый вопрос. Стоит ли за отравлением Путин?

Г. Бовт:

- Адресуйте вопрос Пескову. Я себе не очень хорошо представляю ситуацию, когда Путин вызывает Бортникова или Нарышкина и говорит… Вот бумагу на бланке приносят: предложение – отравить Навального там-то и там-то. Путин пишет: не возражаю. Или: прошу рассмотреть. Как вы это себе представляете?

Вообще надо сказать, что манера принятия таких ответственных, опасных решений часто проводится совершенно не таким образом. Чаще всего она проводится так, что какие-то подчиненные или окружающие, или окружение, или не окружение, а какие-то люди, которые хотят выслужиться, получить карьеру, они пытаются предугадать мысль начальника. Вот это высший пилотаж.

Я не утверждаю, что в данном случае имело место то же самое. Я говорю, что просто никакой политический деятель, даже уровня не только Путина, а уровня президента Нагорного Карабаха никогда не поставит подпись и никогда не отдаст открытый приказ о действиях, которые могут вызвать неоднозначный эффект, и за которые его потом, через десять-двадцать лет или в истории могут привлечь к ответственности. Никогда такие прямые приказы не отдаются. В этом плане Навальный совершает элементарную ошибку.

И. Панкин:

- Результаты голосования на данный момент разделились ровно 50 на 50.

Г. Бовт:

- Это говорит о том, что мнения разделились. Поскольку и Армения, и Азербайджан в равной степени нам близки. И в то же время всегда найдутся люди, которые больше любят одних, а другие больше любят другие. А есть люди, которые не любят одних или других. Но это близкие нам народы. И у них здесь достаточно много симпатизантов. Поэтому я не позавидую нашему высшему политическому руководству, как ему выбирать линию поведения.

И. Панкин:

- Я бы тоже не смог выбрать.

Г. Бовт:

- Вот так однозначно, как сейчас наверняка Пашинян просит послать туда войска и начать сражаться с азербайджанской армией?

И. Панкин:

- Не знаю, может, он и не просит. Пока не было такого, чтобы он обращался напрямую к Путину.

Г. Бовт:

- Он звонил ему два раза.

И. Панкин:

- Но мы не знаем, по какому поводу звонил и что говорил.

Г. Бовт:

- Вряд ли он выпрашивал у него вакцину «Спутник V», чтобы привиться именно в такой момент. И отправиться на поле боя уже привитым «Спутником».

И. Панкин:

- Его сын воюет. Это вызывает некоторое уважение.

Г. Бовт:

- Нас спрашивают: насколько Турция зависима от наших туристов сейчас? Поскольку сейчас пандемия, всем уже по фигу стало на туристов. А самое главное, что Турция за этот год успела свести практически до нуля зависимость в нефтегазовых поставках. Она не покупает практически наш газ, несмотря на то, что туда проложен трубопровод. И она диверсифицировала в пользу других поставщиков покупки нефти.

И. Панкин:

- Насчет трубопровода «Северный поток-2». Дания дала добро на его достройку. Так что все разговоры о том, что каким-то образом отравление Навального заключалось в том, чтобы строительство свернулось…

Г. Бовт:

- Да нет, это очень сложно. Отравить Навального для того, чтобы сворачивать «Северный поток-2».

И. Панкин:

- Вам эта тема не близка. «Северному потоку» быть или нет?

Г. Бовт:

- Думаю, что нет. Его достроят. Потом на него наложат санкции. А потом будут ждать, пока инфраструктура на территории Украины накроется полностью от ветхости лет через пять. И тогда его задействуют.

И. Панкин:

- Теперь продолжаем по повестке. На этой неделе состоялись дебаты между Байденом и Трампом – двумя главными кандидатами на пост президента США. Кто выглядел на фоне всеобщего бардака более…

Г. Бовт:

- …менее хуже, я бы сказал.

И. Панкин:

- Более круто, я бы сказал. Байден совсем плохой, конечно.

Г. Бовт:

- Результат вот такой. Поскольку про Байдена накануне и вообще говорят, что у него деменция, он в маразме, то для такой характеристики он выглядел неплохо и превзошел ожидания.

И. Панкин:

- Но не Трампа.

Г. Бовт:

- Он не превзошел Трампа. Он превзошел эти ожидания. И благодаря этому, думаю, выиграл дебаты. Потому что была слишком низкая планка. Трамп был хамоват, глуповат, агрессивен. Вообще эти дебаты назвали «кучей говна» в американской прессе. И самыми отвратительными за последнее десятилетие. Но если бы выборы были сейчас, я по-прежнему уверен, что Байден бы на них выиграл. Вот прямо сейчас. А как там будет дальше, я не знаю.

Байден немного проиграл в том, что он скатился до этого поливания грязью взаимного. И, наверное, на этом потерял какие-то очки. На в целом я думаю, что дебаты остались за ним. Во всяком случае, Трампу не удалось мобилизовать тот немногочисленный колеблющийся электорат, от которого будет зависеть исход выборов в так называемых колеблющихся штатах. Но думаю, что Трампу удалось мобилизовать максимально и удастся мобилизовать свой собственный ядерный электорат. И, если он дисциплинированно придет на выборы и проголосует, а сейчас уже голосуют по почте, а электорат Байдена, например, разочаруется в такой грязной политике и демобилизуется, тогда у Трампа есть небольшой шанс. Но мне кажется, что шансы у него сейчас даже хуже выглядят, чем в 2016 году против Клинтон.

И. Панкин:

- Трамп в дебатах всегда был, прямо скажем, неплох. Он и Клинтон по дебатам всегда побеждал. Я смотрел одни дебаты. И Трамп выглядел интереснее. Вообще, когда он толкает какие-то глобальные речи свои, они всегда чем-то привлекательны.

Г. Бовт:

- У Клинто был достаточно высок антирейтинг. Она отталкивающая.

И. Панкин:

- Зато у Байдена деменция.

Г. Бовт:

- Но он показал, что он справился с ней и не выглядел таким идиотом, каким его представляли республиканцы. Это ему помогло. Может быть, напротив, надо им теперь говорить, что Байден очень опасен, а не являет собой «спящего Джо» или «сонного Джо», как они его называют.

И. Панкин:

- Подведем итоги голосования. 60 % за то, что победит Армения.

Г. Бовт:

- Победила в мнении о том, что ей удастся одержать победу. Такой прогноз показался нашим слушателям более основательным.

И. Панкин:

- Говорит ли это о том, что армян слушает Радио «Комсомольская правда» больше, чем азербайджанцев?

Г. Бовт:

- Тут вопрос симпатий еще обывательских. Речь о христианской стране и мусульманской стране. Мне так кажется, что все-таки азербайджанская армия за последние годы сильно окрепла. И поэтому мой прогноз такой, что ей удастся достичь каких-то тактических успехов на линии фронта. Но ей не удастся отвоевать целиком Нагорный Карабах в ходе э той войны.

И. Панкин:

- Я надеюсь, что больше войн не будет. На этот раз надо эту тему закрывать.

Г. Бовт:

- Если этот вопрос не будет решен. Уже показано, что с 1994 года, когда было заключено перемирие после двухлетней войны, ничего не сделано, значит, это закладывает возможность новых войн в будущем. Все думали, что этот конфликт можно заморозить на века, пусть им занимаются потомки. Но вот, видите, сейчас такой год, что все спящие конфликты просыпаются и бьют нас по лбу.

И. Панкин:

- РБК сообщил о возможной отставке главы Дагестана Владимира Васильева. Он может досрочно покинуть свой пост до выборов в 2021 году. Причина возможной отставки – проблемы со здоровьем и возраст. Васильеву 71 год.

Г. Бовт:

- Если у нас все в 71 будут уходить, это что же будет? Я помню, как вы были восторженны по поводу перспектив, что Васильев там наведет порядок. А я вам говорил: погодите, не спешите. Я думаю, что он увяз в межклановых противоречиях, в борьбе с местными элитами. Мне кажется, он остался достаточно изолированным. Пройдясь таким бульдозером поначалу и с большими чистками, он, я думаю, восстановил против себя довольно многих. Но кардинально ситуацию не изменил.

Поэтому уход по состоянию здоровья – это красивое выражение лица. Но мне кажется, это не соответствует действительности. Дагестан не стал системно другой республикой по сравнению с тем, какой он был на момент прихода туда Васильева.

И. Панкин:

- Это связано с ментальной составляющей?

Г. Бовт:

- Да, конечно.

И. Панкин:

- Во главе региона должен сидеть местный?

Г. Бовт:

- Это сложный регион. И присылать туда варяга, чтобы он наводил порядок с шашкой наголо, это такой не очень хороший вариант. Отчаянный, я бы сказал. И он не сработал.

И. Панкин:

- Иван Панкин и Георгий Бовт были в эфире. Остались довольны. До свидания.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

«Самый простой способ защиты — нападение»: кому нужна толерантность