Георгий Бовт: Если Навальный разумный человек, то не надо ему возвращаться в Россию

Иван Панкин и Георгий Бовт обсуждают самое интересное в интервью Навального Дудю - спал ли он с Певчих и сколько зарабатывает, включение Россией Светланы Тихановской в розыск, присуждение Евгении Васильевой звания академика, свежую революцию в Киргизии и войну в Нагорном Карабахе

И. Панкин:

- Здравствуйте, друзья. Иван Панкин и Георгий Бовт, известный российский политолог, журналист.

Даже не знаю, с какой новости про Навального начать. Их две. Одна из новостей, что Герхард Шредер, бывший канцлер Германии, подал в суд на Навального, который назвал его «мальчиком на побегушках у Путина». И есть другая информация. Навальный в интервью «Бильд» заявил, что Запад должен ввести санкции против всех, кто поддерживает Путина, например, для Валерия Гергиева. Давайте с этой начнем. Навальнй сказал: «Гергиев поддержал Путина на выборах. Если он так любит режим и хочет, чтобы Россия не пошла по европейскому пути, то вы должны сказать ему: вы очень талантливый музыкант, но мы больше не позволяем вам въезжать в ЕС, вы можете наслаждаться режимом Путина в России. Гергиев решится и перестанет публично поддерживать Путина. Таких людей в России много, они очень талантливы и очень лицемерны. Они поддерживают Путина, им это выгодно, но они предпочитают жить на Западе. Я рад, что вы назвали Гергиева, он прекрасный пример. На таких людей надо давить, вы должны отвернуться от Путина, потому что понимаете, что Европа больше не терпит этого. Господин Гергиев, правда, не будет пытаться отравить меня «Новичком», но он поддерживает все, что делает Путин. Таким людям, как он, должен быть закрыт въезд в ЕС».

Георгий Георгиевич, как вы считаете, прав ли Навальный в своих таких суждениях?

Г. Бовт:

- Нет.

И. Панкин:

- Почему?

Г. Бовт:

- Он не прав ни с какой точки зрения – ни с российской, ни даже с европейской. И один из руководителей, по-моему, представитель германского МИДа, ответил, что они ценят свободу слова, и в данном случае Гергиев ее выражает, и он имеет право придерживаться тех политических убеждений, которых он придерживается. И поскольку он не нарушает никаких законов, поддерживая Путина, условно говоря, то санкции на него налагать не за что.

Но это много говорит о Навальном, о том, какой он демократ…

И. Панкин:

- Скорее оппортунист.

Г. Бовт:

- И как он будет вести себя, если придет к власти, не дай бог.

И. Панкин:

- Вешать людей на столбах?

Г. Бовт:

- Ну, примерно так. Наверное, он вешать не будет всех, но я думаю, что по демократичности он совсем не превзойдет Владимира Владимировича Путина.

И. Панкин:

- А Ельцина превзойдет?

Г. Бовт:

- Ельцина он тем более не превзойдет.

И. Панкин:

- А вы смотрели интервью Навального Дудю?

Г. Бовт:

- Да, я посмотрел почти все.

И. Панкин:

- То есть вы старое его интервью Дудю не смотрели, записанное пару лет назад, а вы посмотрели это свежее, где он с женой Юлией дает интервью?

Г. Бовт:

- Да.

И. Панкин:

- Впечатление?

Г. Бовт:

- Впечатление, что ничего нового он там не сказал, но некоторые наблюдения мне были любопытны. Первое, на что я обратил внимание, это то, когда он говорил о Марии Певчих. Когда Дудь наконец задал толковый вопрос минут через 40-60, спал ли он с ней в одном номере. У Навального тон резко поменялся, он засеменил, зачастил, и было видно, что тональность его речи резко поменялась. Если бы к нему был подключен детектор лжи, то он бы, конечно, задергался, этот детектор лжи. Потом он стал говорить, что ее все знают, но уже люди разобрали и без меня эту историю, она никакой не начальник отдела расследований ФБК, ее на сайте ФБК не было.

И. Панкин:

- ФБК – Фонд по борьбе с коррупцией Навального.

Г. Бовт:

- Да. Начальником там значится Албуров. Ни одного интервью она с тех пор не дала, и никогда не давала. И вообще очень загадочный персонаж. Я думаю, что мы о ней многого не знаем. Она исчезла и с концами. Ее, кстати, нигде нет. У нее даже страницы в соцсетях нет. Человек, который работает на разоблачение коррупции, то есть на публичную деятельность, отсутствует в соцсетях. Я знаю, что в соцсетях отсутствуют сотрудники спецслужб. Я вообще ни на что не намекаю, но это очень интересный сюжетный момент, и, конечно, это требует дополнительных расследований о том, кто она, что она и почему.

Я не говорю, что они спали в одном номере. Скорее всего, он говорил правду, подозревая, что за ним могут следить, сделать видеосъемку и т.д. Но то, что у него голос дрогнул, это да.

Второй сюжет, который меня напряг, это разговор о деньгах.

И. Панкин:

- «Сколько ты зарабатываешь?»

Г. Бовт:

- Да. По декларации у него где-то 5,5 миллионов, что более-менее нормально, но не бог весть что. Но это не бьется тем, что его дочь учится в Стэнфорде. Даже если она учится на стипендию, 20 тысяч долларов он должен платить за общежитие. Плюс к тому, непонятно, на что он живет, если все счета его заморожены. И плюс к тому, непонятны его денежные отношения с ЕСПЧ. Он сказал, что выполняет некие заказы ЕСПЧ, консультирование, но следов никаких нет. И можно заподозрить, будучи пристрастным к Навальному, что ему просто подкатывают какие-то контракты (даже страшно сказать – липовые), которые осуществляют его финансирование. И непонятно, на что он живет, если у него все счета заморожены. Я не хочу, чтобы меня обвиняли в том, что я мочу Навального, и т.д. Я считаю, что его отравили. Не знаю кто, история эта мутная. Я, во-первых, никогда не был его фанатом, и никогда этого не скрывал. Во-вторых, просто прошу посмотреть объективно на то, что он говорит.

И. Панкин:

- Насчет Певчих…

Г. Бовт:

- Кстати говоря, Юлия Навальная говорит, что ее отец умер, и так далее. На самом деле умер ее отчим. Отец работал довольно долго секретарем посольства в Лондоне. В общем, подразумевает, на мой взгляд, связи с определенными структурами. Абы кто у нас секретарями посольства в Лондоне не работает, не надо мне рассказывать сказки.

И. Панкин:

- Насчет Певчих еще такой интересный момент. Поговаривают, что она все-таки английский куратор Навального.

Г. Бовт:

- Во всяком случае, то, что мы о ней знаем, не противоречит этой гипотезе, которую вы выдвинули.

И. Панкин:

- А мы о ней ничего не знаем.

Г. Бовт:

- Да. Поэтому, если вы говорите, что она куратор от МИ-6, то мне нечего возразить, нечем возразить, потому что мы о ней ничего не знаем. Фигура это загадочная, она не публичная. Все остальные люди ФБК, они публичные, а она – нет. Почему?

И. Панкин:

- Никто этого не знает. Более того, уже проскальзывала информация о том, что она не получала зарплату, то есть не работала официально с какого-то там года.

Г. Бовт:

- Ну, где-то она зарплату получала.

И. Панкин:

- Судя по всему, в конверте. То есть официально про ее зарплату ничего неизвестно.

Г. Бовт:

- Кстати говоря, все эти его рассказы и это интервью, они меня привели к мысли о том, что если он разумный человек, то не надо ему сюда возвращаться. Потому что он огребет здесь довольно много неприятностей, от которых его могут не оградить те, кто ограждал до сих пор. Во-первых, его начнут подробно допрашивать обо всех обстоятельствах произошедшего, тягать на допросы.

И. Панкин:

- Но он же привилегированный, это все мы знаем.

Г. Бовт:

- Ну, хорошо. Он наступил сейчас своим поведением на мозоль лично нашему уважаемому президенту, доставив ему массу хлопот и неприятностей как главе российского государства. Я не думаю, что хотя бы окружение (или кто-то из окружения) оставит это безнаказанным. Поэтому я бы на его месте сюда не возвращался. Не говоря о том, что его затягают по судам по поводу оскорбленных ветеранов, денежных вопросов, долгов и прочего. Он просто не будет вылезать из Следственного комитета, давая сначала показания как свидетель, а потом наверняка они могут докопаться и посадить его. Зачем ему это надо, я не понимаю.

И. Панкин:

- Но тогда он уже не революционер будет, а так, Тихановская какая-нибудь.

Г. Бовт:

- Лучше быть на свободе, чем революционером в тюрьме.

И. Панкин:

- Один из канцлеров Германии, Герхард Шредер, подаст в суд. Во-первых, он подаст в суд на немецкое издание «Бильд», которое брало интервью у Навального (как раз из-за интервью и подаст). Потому что Навальный в этом интервью назвал его «мальчиком на побегушках у Путина». Почему он подаст в суд на «Бильд», а не на Навального?

Г. Бовт:

- Ну, у нас бы тоже подали в суд на газету.

И. Панкин:

- Не на человека?

Г. Бовт:

- Ну, на человека могут подать тоже, но вообще первый иск всегда идет газете, потому что она же это публикует. И она не дала второго мнения. Она должна была позвонить Шредеру и сказать: Шредер, ты на побегушках у Путина или нет? Он сказал бы: да вы что, с ума сошли? И опубликовать это рядом.

Кроме того, это еще раз показало, что Навальный очень часто бывает юридически некорректен в своих обвинениях.

И. Панкин:

- Хотя он юрист как бы.

Г. Бовт:

- Да, он юрист. Может быть, он это сознательно делает, может быть, несознательно, но, тем не менее, он часто бывал юридически некорректен в своих обвинениях, и это уже вызывало суды, в том числе в России. Ему пришлось в результате некоторые свои обвинения (фильм про Медведева, про генпрокурора и его семью) пришлось опровергать. При том, что сами по себе расследования были довольно весомые, на мой взгляд, обвинения серьезные, и вообще, конечно, такие обвинения власть не должна была бы оставлять без ответа. В общем, они имели большой политический резонанс, это нельзя отрицать. И они имели определенную общественную значимость. Но когда ты делаешь расследование, которое имеет общественную значимость, то будь, пожалуйста, корректен в своих юридических обвинениях, подкрепляй это корректными документами и корректно подобранными фактами.

Когда он беспричинно обзывает Шредера таким образом, то он нарывается на иск, который дезавуирует во многом пафос его политического обвинения. Ты говоришь какие-то обвинительные вещи по отношению к Шредеру, по отношению к Путину, к кому угодно. Потом ты получаешь иск, в результате которого ты вынужден опровергать это все. Это просто грязная работа.

И. Панкин:

- Вы правильно говорите, что он не следит за словами. Он говорит, что у него нет сомнений, что Шредер получает тайные платежи от российских властей.

Г. Бовт:

- Это юридически корректное заявление. Он говорит, что у него нет сомнений, он же говорит от себя. Он не говорит, что он получает, он говорит, что у него нет сомнений. Поэтому это опровергнуть в суде будет трудно, потому что это, как говорят у нас, оценочное суждение. Если бы он сказал: я знаю, что Шредер получает, - тогда бы его попросили это доказать, и он бы провалился. А он тут корректно как раз формулирует. Но когда он говорит, что Шредер на побегушках у Путина… Вообще он работает в этом «Северном потоке», который формально к Путину не имеет вообще никакого отношения, это структура коммерческая, и Путин там не председатель совета директоров, чтобы Шредер у него бегал на побегушках.

И. Панкин:

- И в Роснефти, по-моему, председатель совета директор Шредер.

Г. Бовт:

- Роснефть же не подчиняется напрямую президенту Российской Федерации.

И. Панкин:

- Она подчиняется Сечину.

Г. Бовт:

- Ну и что? Так нужно формулировать четко, а он формулирует юридически грязно, формулирует небрежно, скажем так.

И. Панкин:

- Навальный подчеркивает, что у него нет документов, которые могли бы это доказать. Он говорит: у меня нет сомнений, но документов нет.

Г. Бовт:

- Ну и каков вес этих заявлений?

И. Панкин:

- К Навальному вообще масса вопросов периодически возникает. Что касается Герхарда Шредера и его судов.

Г. Бовт:

- Шредер, конечно, себе репутацию в Германии подорвал.

И. Панкин:

- Чем?

Г. Бовт:

- Тем, что многим не нравится то, что он пошел, как говорится, в услужение российской корпорации времен правления Владимира Владимировича Путина, поскольку отношения в Германии и вообще на Западе к этому, мягко говоря, неоднозначное. Поэтому Шредер пошел туда за деньги. Он получает неплохие деньги, даже официально (мы не знаем, получает ли он что-то неофициально). С другой стороны, и американские президенты тоже, когда лекции читают, берут такой немереный гонорар, что хочется сказать, что рожа твоя столько не стоит, чтобы лекции за такие деньги читать.

И. Панкин:

- Да, Обама сейчас на лекциях зарабатывает. Хочу забавную историю про Герхарда Шредера прочесть. В ряде СМИ было интервью с советником федерального канцлера Германии по имиджу Сабиной Швинд фон Эгельштайн, из которого следовало, что Герхард Шредер относится к числу немногих мужчин-политиков (наряду с Рональдом Рейганом), которые красят волосы. После этого в СМИ развернулась дискуссия на эту тему. Шредер через суд, заседание которого продолжалось всего 10 минут (сам Шредер на нем не присутствовал), добился запрета на распространение цитат из интервью, касающихся его волос, и пригрозил подать в суд на любого, кто заявит, что он их красит. После этого обсуждение его волос прекратилось.

Г. Бовт:

- Пример как раз, с одной стороны, того, что я говорил про Шредера, что его недолюбливают в Германии, поскольку он пошел в услужение к ненавистному им российскому режиму. А во-вторых, то, что надо формулировать корректно свои обвинения.

И. Панкин:

- С другой стороны, у нас с Германией, в общем, неплохие отношения.

Г. Бовт:

- Были. Сейчас они уже будут плохими.

И. Панкин:

- Идем дальше. В России объявили в розыск Светлану Тихановскую. Она включена в базу разыскиваемых лиц МВД России. Но против нее не возбуждено уголовного дела. Это общие какие-то интересы стран СНГ. Именно так обосновали этот момент в МВД.

Г. Бовт:

- Я думаю, что всему СНГ наплевать на Тихановскую. А что касается Белоруссии, то это уже второй персонаж из белорусской политики, которого мы объявляем в розыск. До этого был Валерий Цепкало, против которого тоже нет уголовного дела в России. Который тоже был кандидатом в президенты, и который даже первоначально сбежал в Россию, а потом побежал в Восточную Европу. Мне не очень нравится эта игра, поскольку мне кажется, что не надо было в данном случае нам таким образом показывать свое «фе» существенной части белорусского народа, которая поддерживает Тихановскую. Мы почему-то в конфликте Армении и Азербайджана умудряемся как-то балансировать, однозначно не поддерживая ни того, ни другого, а в конфликте в Белоруссии, ввиду того, что Лукашенко с большой вероятностью долго не просидит все-таки на своем посту, мы почему-то решили свой имидж немножко подпортить такими нарочитыми действиями. Мне это не нравится.

И. Панкин:

- Как вы считаете, ее поймают?

Г. Бовт:

- Можно выдвинуть другую версию. Что, поскольку Тихановская уже встречалась и с главой Еврокомиссии, и с президентом Литвы, и с Ангелой Меркель, и с Эммануэлем Макроном, то ее объявили в розыск для того, чтобы вручить ей приглашение на аудиенцию к Владимиру Путину. Он хочет ее пригласить на торжественный ужин, может быть, даже при свечах, обсудить с ней перспективы белорусского урегулирования и подарить букет цветов. Но найти ее не может, она все время мечется по Европе, в Россию не заезжает.

И. Панкин:

- Она плотно уселась в Литве, потом съездила в Германию, съездила во Францию.

Г. Бовт:

- Помните, как к Сталину иногда… Приезжает «воронок», человек думает, что его везут в ГУЛАГ куда-то или на Лубянку, а его привозят к Сталину в кабинет ночью, и они беседуют о важных государственных делах. Может быть, здесь тот самый случай.

И. Панкин:

- Ладно, я понял вашу иронию.

Г. Бовт:

- Слава тебе, господи.

И. Панкин:

- Хотите по-настоящему хороших новостей?

Г. Бовт:

- Конечно.

И. Панкин:

- Веселых и задорных, которые обещают нам счастливое будущее. Гарантируют, я бы сказал. Итак, если вы помните дело Оборонсервиса?

Г. Бовт:

- Как сейчас.

И. Панкин:

- Там главные фигуранты, конечно…

Г. Бовт:

- Сердюков и Васильева.

И. Панкин:

- Да. Сердюков на тот момент министр обороны, а Евгения Васильева работала в этой сфере, кем-то она там ему приходилась. Помощницей. Неважно. Важно то, что она была фигуранткой. Их посадили, потом очень быстро отпустили.

Г. Бовт:

- Кого их? Его не сажали. Ее посадили, но очень быстро отпустили. Несколько недель она всего провела. Сердюкова не сажали, вы что?

И. Панкин:

- Это я просто уже запамятовал.

Г. Бовт:

- Вам бы только всех сажать!

И. Панкин:

- А вот это вот неправда! Но не будем отклоняться от курса.

Итак, эта самая фигурантка дела опубликовала в своих соцсетях фотографию, где она стоит в майке с дипломом и удостоверением в руках: Васильева стала почетным академиком академии художеств.

Г. Бовт:

- Вот.

И. Панкин:

- Такие дела.

Г. Бовт:

- В определенной степени она академик. По части художеств она академик.

И. Панкин:

- Минобороны такого художника потеряло!

Г. Бовт:

- Не чета нам с вами.

И. Панкин:

- Это правда. Но как-то маловато лайков – 140 под этой фотографией.

Г. Бовт:

- Вы ее френд?

И. Панкин:

- К сожалению, нет.

Г. Бовт:

- Зафрендитесь и лайкните.

И. Панкин:

- Не хочу я это лайкать. И всего 7 репостов. Такие дела.

Г. Бовт:

- Ну, человек живет скромной жизнью.

И. Панкин:

- Это правда. Очень скромной.

Г. Бовт:

- Вы по себе меряете, опять же, у вас там охота за лайками, наверное, на странице. А у нее нет. Она уже все себе заработала.

И. Панкин:

- Да все мои лайки – это вот ваши иногда. И коменты ваши.

Г. Бовт:

- Конечно. А мой лайк весит вообще сто. Я как чего лайкну, так сразу еще сто прибегает лайков.

И. Панкин:

- Не могу подтвердить данную информацию, но ладно, вы себе льстите.

Давайте что-нибудь другое обсудим. Но сначала спрошу. Почему ее не посадили, все-таки? И его?

Г. Бовт:

- Ой, это вопрос довольно интересный.

И. Панкин:

- Это я бы Баранца спросил, он бы задвинул минут на двадцать монолог!

Г. Бовт:

- Да, и мы по этому поводу с Баранцом спорили.

И. Панкин:

- Кстати, за счет Баранца, за счет его упорного труда сняли Сердюкова.

Г. Бовт:

- Да. И мы с ним спорили. И я ему говорил, что его не посадят. В самом начале когда дело было, потому что Сердюков вел дело Ходорковского. Это важная услуга, которую он оказал. И поставим тут точку.

Сажать таких людей политически неправильно. Есть второе обстоятельство, о котором все забывают. Все, что делали Сердюков и Васильева по части приватизации, распоряжения собственности Минобороны и так далее, во-первых, как было потом подтверждено, Сердюков добился определенной эффективности во главе Минобороны – это раз. Во-вторых, все вот эти вот распоряжения по поводу приватизации собственности, они ведь какой юридический имели механизм? Он не мог это решать в определенной степени единолично. Поскольку было постановление правительства определенное одно, я забыл его номер, но можно посмотреть, я тогда Баранцу про это тоже говорил, согласно которому все решения о приватизации имущества Минобороны стоимостью более 50 миллионов рублей визируется либо вице-премьером правительства, либо премьер-министром. То есть, либо Шуваловым на тот момент, либо непосредственно Владимиром Путиным.

И. Панкин:

- Так?

Г. Бовт:

- Все.

И. Панкин:

- Ну, это не ответ на вопрос.

Г. Бовт:

- Почему не ответ?

И. Панкин:

- Ну, я примерно понял.

Г. Бовт:

- Примерно поняли и хорошо. А тут слишком подробно понимать даже не надо, это вам повредит по работе. Примерно – это очень хорошо. Вот с этим и живите.

И. Панкин:

- Хорошо. Давайте тогда поговорим про революцию, они частенько вспыхивают с нашими границами. Вот и до Киргизии дошло. Там прошли парламентские выборы, и результаты выборов людям не понравились.

Г. Бовт:

- Не всем. Одним понравились, а другим не понравились.

И. Панкин:

- Так обычно и бывает.

Г. Бовт:

- А там есть север Киргизии, а есть юг Киргизии. Они все время воюют друг с другом. Есть кланы, которые принадлежат к северу, а есть которые к югу. И то, что нравится южным кланам, не нравится северным. И они периодически сменяют друг друга у власти, в результате почему-то ошибочно говорят о цветной революции. Это никакая не цветная революция, это обычная племенная рознь.

И. Панкин:

- Но сначала сторонники оппозиции вышли на улицы, их жестко разогнали силовики, потом оппозиционеры разогнали силовиков. И захватили несколько административных зданий.

Г. Бовт:

- А белорусы смотрят так и говорят: неужели так можно?

И. Панкин:

- Да, так можно было.

Г. Бовт:

- А они не знали даже.

И. Панкин:

- У них мирная революция.

Г. Бовт:

- У белорусов даже и революции нет никакой.

И. Панкин:

- Ну, попытка была.

Г. Бовт:

- Ну, они могли так же освободить всех политзаключенных, которых они бы хотели освободить.

И. Панкин:

- Но начали бы стрелять, нет, там погибли бы люди.

Г. Бовт:

- Да никто не начал бы стрелять! Как в Киргизии не начали, так…

И. Панкин:

- Все-таки жестко действовали в Белоруссии в первые дни, вспомните.

Г. Бовт:

- Стрелять в толпу стотысячную никто бы не стал.

И. Панкин:

- Но там же был погибший, как минимум, от выстрела.

Г. Бовт:

- Один был, но в стотысячную толпу никто не стал бы стал. Я в этом глубоко убежден, потому что самоубийц нет. Ты выстрелишь, и через две минуты тебя сметут, растерзают и повесят вверх ногами, как Муссолини.

И. Панкин:

- Итак, что будет с Киргизией?

Г. Бовт:

- Киргизия… А нам это интересно, поскольку она член организации ОДКБ и Евразийского союза.

И. Панкин:

- Она входит в СНГ, напомните мне?

Г. Бовт:

- Конечно. И поэтому всякая нестабильность в этой даже бедной республике, она, конечно, нам неприятна. В то же время кто бы там ни пришел к власти, они все равно будут считаться с Москвой. И враждебную политику по отношению к Москве проводить не будут хотя бы по той простой причине, что минимум 300 тысяч киргизов тут работают в качестве гастарбайтеров. И вообще они довольно сильно зависят от России, хотя налаживаются связи с Китаем, Турция все более активно лезет туда с экономическими всякими проектами. Но мы там первый старший брат, все остальные другие уже, вообще не старшие братья.

Что самое удивительное в этой Киргизии, что, на самом деле, за тридцать постсоветских лет местные, с позволения сказать, элиты так и не научились вырабатывать какого-то консенсуса, поиска компромисса между вот этими кланами. Там что ни партия, то клан, что ни село, то вождь свой национальный. И вот это без конца продолжается, Надо было как-то договориться хотя бы как в Ливане о том, что вот есть квоты. Премьер-министр отсюда, президент отсюда, а министры такие-то получают квоты и так далее.

А у них как происходит? Северяне захватывают власть, а вот сейчас южане были у власти во главе с президентом, но он пока еще сидит, но, думаю, что его сковырнут. И все им по принципу: вся добыча достается мародером-победителям. И северяне ни при делах. Ну, это же несправедливо!

Надо было договариваться о том, например, вот в Дагестане эта система долго работала, когда там квотировали фактически, договаривались. Там же много национальностей, больше сорока, чтобы вот представители ведущих национальностей получили какие-то должности в Дагестане. И это до определенной степени гарантирует мирное сосуществование. А если бы там все захватили, например, аварцы, то, думаю, Дагестан бы взорвался через какое-то время.

В Киргизии ровно так и происходит. И это уже пятый президент, который, скорее, тоже уйдет. Там из четырех президентов только один раз была женщина, которая была переходным президентом. И она добровольно отдала свою власть. А все остальные власть отдавали не добровольно. Все президенты либо в изгнании бывшие, либо находятся под следствием.

И. Панкин:

- То есть, США точно не замешано в этой истории?

Г. Бовт:

- Да какие США?!

И. Панкин:

- Много информации. И что им выгодны волнения…

Г. Бовт:

- Вам бы только Америку…

И. Панкин:

- Причем тут я? Выгодны волнения…

Г. Бовт:

- На фига им эта Киргизия сдалась? Скорее, там китайцы следят, опять же, корректно формулирую, следят за развитием внутренней политики. И Турция следит. Но так, чтобы… Там не надо ничего провоцировать. Там когда один клан, вернее, группировка кланов с севера захватывает все государственные посты, начинает доить государственный бюджет, контракты, устраивать коррупцию в свою пользу, то это не нравится другим кланам. Вот и все. Чего тут вмешиваться? Они сами создали эту систему и сами страдают от нее. Уже сядьте, наконец, договоритесь между собой! О том, чтобы были какие-то компромиссы и взаимные уступки. Поделите должности.

И. Панкин:

- Распилите власть.

Г. Бовт:

- Распилите власть.

И. Панкин:

- Итак, продолжаем. Я вспомнил про публикацию Bloomberg, которое писало, что война на Кавказе перекинется на территорию России.

Г. Бовт:

- Когда писало?

И. Панкин:

- Первого числа.

Г. Бовт:

- Ситуация, конечно, опасная. И если война перейдет на территорию Армении, непосредственно в признанные ее границы, сейчас формально она идет на территории Азербайджана, тогда Россия не может не вмешаться, как член ОДКБ наряду с Арменией. Я думаю, что сейчас предпринимаются отчаянные дипломатические усилия для того, чтобы конфликт не разросся. И постараться его как можно быстрее прекратить. Мой главный прогноз, прогноз номер один, скажем так, остается прежним. До начала ноября, что конфликт будет прекращен в активной военной фазе, но Азербайджан добьется определенных побед тактических. Я не думаю, что им удастся к тому времени освободить весь Карабах и все семь занятых армянями районов, которые они назвали зоной безопасности.

Ситуация сложная. И нам дорога и Армения, и Азербайджан. И вмешательство на одной из сторон стало бы, конечно, безнадежно бы испортило отношение с другой. И привело бы к каким-то другим негативным последствиям.

И. Панкин:

- И про американцев. В конспирологии обычно я обвиняю вас. Теперь в этой программе вы меня обвиняете, но про роль США хотелось бы поговорить.

Г. Бовт:

- Я думаю, что ее там нет. Роли США там нет, там есть роль Турции совершенно очевидная, которая стоит за спиной у Алиева, подталкивает его немножко. И играет в свою большую геополитическую игру, где разменными фишками еще есть и Сирия, и Ливия, где у нас с турками терки. И Турция, конечно, хочет влезть и в карабахское урегулирования в качестве медиатора, посредника, участника этого урегулирования, чего Россия пока не хочет допускать, поскольку это будет вмешательство непосредственно в зону интересов той самой ОДКБ.

И. Панкин:

- Будем надеяться, что ваш прогноз сбудется.

Г. Бовт:

- Мне тоже хочется надеяться, что сбудется, хотя, конечно, всегда… Если он не сбудется, то, конечно, война приобретет неконтролируемый характер. И, конечно, тогда…

И. Панкин:

- Может продлиться пару лет. Как это было в 90-х.

Г. Бовт:

- Ну, на два года у них нет ресурсов воевать.

И. Панкин:

- У кого у них?

Г. Бовт:

- У двух стран нет ресурсов.

И. Панкин:

- У Азербайджана есть деньги, есть Турция.

Г. Бовт:

- Я и говорю, что у двух стран нет ресурсов воевать один на один против друг друга. Поэтому если война продлится дольше, то неизбежно вовлечение других сил. И мы понимаем, каких.

И. Панкин:

- Турция прямо сейчас помогает Азербайджану или нет?

Г. Бовт:

- Конечно.

И. Панкин:

- Просто Алиев говорит, что нет, там воюют только азербайджанцы.

Г. Бовт:

- Они не сражаются на поле боя, может, но уже доказано, что есть наемники, переброшенные из Сирии и Ливии, есть вооружение, есть рекогносцировка с воздуха, разведданные, которые турки предоставляют и так далее.

И. Панкин:

- Погодите! После того, как Макрон об этом заявил, его Алиев призвал к ответу за это, причем, довольно жестко. Он потребовал доказательств!

Г. Бовт:

- Понимаете, там доказательства у каждой стороны свои. И армяне говорят, что у них есть десятки трупов наемников, и они готовы их предъявить, правда, пока не предъявили. Со свой стороны Азербайджан тоже обвиняет Армению в том, что они используют наемников из той же Сирии или курдов, так далее. Вот ни одна из сторон конфликта не говорит всей правды, а иногда вообще правду не говорит. И если верить тем донесениям о потерях противника, о которых говорит Ереван и Баку, тогда уже там все вооружения должны были бы кончиться, поскольку они уничтожили столько, сколько у них нет.

И. Панкин:

- Теперь с хорошим новостям. Помните, мы с вами на прошлой неделе обсуждали новость, кажется, Силуанов заявил о том, почему не индексируется пенсия работающим пенсионерам? Потому что они работают. Но Владимир Путин пару дней назад дал поручение правительству изучить вопрос возобновления индексации пенсии работающих пенсионеров. Он сказал, что с точки зрения социальной справедливости есть над чем работать. И эту тему поднял глава «Справедливой России» Сергей Миронов, то есть, есть еще порох в пороховницах. Ранее он сообщал журналистам о разговоре с президентом об индексации, теперь стало известно, что именно говорилось на встрече ранее.

Как вы считаете, это поручение когда будет реализовано?

Г. Бовт:

- Я думаю, что оно должно быть реализовано достаточно оперативно, поскольку недавно были приняты поправки в конституции, где было записано, что государство берет на себя обязательства гарантированные – индексации пенсий. И там ничего не сказано было о том, что будут индексировать только неработающим пенсионерам. Правда, потом было разъяснение минфина, как надо понимать эту поправку к конституции, что дескать, работающий пенсионеры под нее не подпадают, потому что на этот счет есть федеральный закон. На что минфину можно сказать: минуточку! Федеральный закон вторичен по отношению к конституции. И если в конституции написано, что пенсионерам надо индексировать пенсии, то им надо ее индексировать. И не делить их на первого сорта и второго.

Другое дело, я думаю, что работающим пенсионерам эта индексация будет сделана на чисто символическом уровне. Конечно же, меньше инфляции. Ну, там полпроцента, скажем. Вот, мы выполнили поправку к конституции – индексировали.

И. Панкин:

- Но индексация будет регулярно проводиться, получается?

Г. Бовт:

- Она должна проводиться регулярно, если буквально понимать поправку к конституции, за которую проголосовал российский народ.

И. Панкин:

- А как вы считаете, справедливо ли это, что работающие пенсионеры получают заниженную пенсию?

Г. Бовт:

- Понимаете, есть масса стран, где работающие пенсионеры вообще пенсию не получают.

И. Панкин:

- Да есть страны, где пенсионеры пенсию не получают.

Г. Бовт:

- Совершенно верно. Но у нас было принято, что работающие пенсионеры получают полную пенсию, поэтому в данном случае это отступление от тех социальных норм, которые у нас уже были.

И. Панкин:

- А когда это было принято?

Г. Бовт:

- В СССР.

И. Панкин:

- Ну, вы копнули!

Г. Бовт:

- Вот. А отступление от социальных норм уже завоеванных всегда считается неправильным.

И. Панкин:

- Хорошо. Будем надеяться, что все будет как в СССР,

Г. Бовт:

- Всего вам доброго!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Легендарный реформатор боевых искусств и киноактер Брюс Ли
Архитекторы смыслов - журналисты Олег Кашин и Мария Баронова садятся к оранжевому микрофону, чтобы подвести свои итоги дня и повлиять на дальнейшее развитие событий. Задача максимум - остановить войны и воцарить мир во всем мире. Программа минимум - не дать заскучать слушателям.