«В Германии стеклянную бутылку в мусоропровод никто не выбросит»: как немецкие технологии сортировки отходов внедряются в России

Чистая страна
Об этом в эфире Радио «Комсомольская правда» рассказала глава Представительства Немецкого общества по международному сотрудничеству в Москве Юлия Грищенкова

А. Челышев:

- Сегодня гостем программы «Чистая страна. Контроль качества» станет глава представительства немецкого общества по международному сотрудничеству в Москве Юлия Грищенкова. Юлия Вячеславовна, здравствуйте.

Ю. Грищенкова:

- Добрый день.

А. Челышев:

- Вы у нас уже были, вы принимали участие в марафоне День экологического долга, который прошел в августе, но все-таки еще раз давайте коротко о том, чем занимается ваша организация в сфере экологии.

Ю. Грищенкова:

- Да, была в августе. Мы продолжаем наши два больших мощных проекта по внедрению наилучших доступных технологий в Российской Федерации, то есть, модернизации производства в угоду так скажем экологии и устойчивому развитию, и проект по климатически нейтральному обращению с отходами, где пытаемся вернуться на рельсы экологичного обращения с отходами и ответственного потребления.

А. Челышев:

- Российско-германский проект «Климатически нейтральная хозяйственная деятельность, внедрение наилучших доступных технологий в России» очень солидно звучит. А что вообще такое - внедрение наилучших доступных технологий или, если коротко, НДТ, вот если все это объяснять простым языком?

Ю. Грищенкова:

- Если объяснять это простым языком, это модернизация производства с целью снижения негативного воздействия на окружающую среду. То есть, фильтр для трубы, стоки, которые безопасны и отфильтрованы, и мы помогаем предприятиям модернизировать свое производство, внедрять систему автоматизированного непрерывного контроля и принимать программу повышения экологической эффективности. То есть, последовательного поступательного движения к более ответственному отношению к тому миру, к той планете, к той стране, в которой мы живем.

А.Челышев:

- Как обычный человек может выиграть от повсеместного внедрения наилучших доступных технологий, если речь идет только о модернизации крупных промышленных предприятий?

Ю. Грищенкова:

- У нас очень много градообразующих предприятий и есть 300 самых сильных загрязнителей воздуха и окружающей среды. Они должны в ближайшее время перейти на получение комплексных экологических разрешений, а для того, чтобы их получить, нужно показать, что поставили фильтры, внедрили какое-то очистное сооружение - то есть, уменьшили вот этот негатив. Как правило, жители как минимум ближайших поселений от этого должны, безусловно, по качеству жизни выиграть.

А. Челышев:

- Да, тут именно крупные предприятия зачастую являются главными источниками загрязнения, и, если мы на них ситуацию исправляем, то сразу окружающие это и почувствуют. А если предприятие прямо действительно гигант, то не только близлежащие поселки, но и все поселения в радиусе десятков, а то и сотен километров… поэтому тут, конечно, довольно сложно приуменьшить значение этого проекта.

Давайте поговорим об этом вашем проекте. Каких результатов достиг ваш проект по НДТ за последний год? Что удалось сделать? Потому что год был очень сложный…

Ю. Грищенкова:

- Да, год был очень сложный, но мы еще в конце прошлого года с нашими пилотными предприятиями, представителями этих самых загрязнителей пошли по пути подготовки к получению комплексного экологического разрешения, особенно это предприятия, которые работают в цементной отрасли. Вот в поселке Новогуровском Тульской области предприятие «HeidelbergCement» - это один из пионеров, который получил комплексное экологическое разрешение прямо в конце декабря прошлого года. А в этом году как раз внедряли систему автоматизированного непрерывного контроля, который показывает в режиме реального времени, какие сбросы и выбросы производит это предприятие. Это одно из предприятий, у нас таких всего семь, мы с ними вместе проанализировали ситуацию, дали им рекомендации, что надо сделать, и они побежали, так скажем, исполнять наши рекомендации и по меньшей мере еще три предприятия тоже на пороге получения. Жаль, что ввиду пандемии мы не смогли торжественно перерезать ленточки внедрения, так сказать, запуска этих систем, но мы знаем, что они работают и улучшают ситуацию для жителей близлежащих сел, поселков и городов.

А. Челышев:

- В прошлый раз вы много рассказывали о вашем втором проекте - это климатически нейтральное обращение с отходами. Что нового произошло в этом проекте за последние три месяца?

Ю. Грищенкова:

- Буквально позавчера я вернулась из Воронежа, мы торжественно передали оборудование для внедрения системы раздельного сбора мусора на территории первого нашего пилотного муниципального образования - город Нововоронеж. Мы активно сейчас уже вступили в финальную стадию, то есть, в практическую реализацию этого раздельного сбора на территории двух муниципалитетов, которые станут модельными и этот опыт можно будет потом транслировать. То есть, это городское образование с населением порядка 30 тысяч человек. И такой же сельский район. Таким образом, мы получим модель, которую для малых российских городов и для среднего российского среднего муниципального района можно будет внедрять.

А. Челышев:

- Вы работаете в пилотных регионах, вы помогаете местным властям организовать, в том числе, раздельный сбор отходов, вот с точки зрения вашего опыта работы в России, каковы основные трудности, которые мешают нам в России сортировать твердые бытовые отходы максимально эффективно?

Ю. Грищенкова:

- Вы знаете, разруха, как говорится, бывает в головах. Люди просто к этому не привыкли, вернее, отвыкли. Нужно вводить возвратные системы для обмена тары - стеклянных и пластиковых бутылок.

А. Челышев:

- То есть, то самое, к чему мы привыкли в советское время?

Ю. Грищенкова:

- Да, совершенно верно. То есть, если люди будут видеть, что то, что они разделяют, перерабатывается тоже раздельно, я думаю, что они к этому придут. И если будет выгодно сдать эту бутылочку и получить взамен… вот, например, мы же распространяем германский опыт, в Германии ты покупаешь ящик, допустим, минеральной воды в стеклянной таре, в следующий раз, когда ты придешь, ты принесешь этот ящик с пустыми стеклянными бутылками и, соответственно, на сумму стоимости тары уменьшится твоя покупка. Это первый момент. И второй момент. Конечно, должен быть замкнутый цикл. В Германии это экономика замкнутого цикла, соответственно, не нужно забывать, что на конце этого цикла есть переработка. То есть, нужно извлекать из того, что мы считаем мусором, вторичные материальные ресурсы. А они там есть. Ну и, конечно, популяризация и объяснение, как и что, и почему. Я думаю, что мы достаточно хорошо продвигаемся по этому направлению.

А. Челышев:

- Хотелось бы чуть подробнее, наверное, об опыте Германии поговорить. Каких успехов эта страна достигла в вопросах повышения экологичности данных процессов, и, самое главное, каким образом опыт Германии, какие его элементы можно внедрить в нашей стране и как это нам поможет?

Ю. Грищенкова:

- Мы активно популяризируем опыт Германии и практически перевели все законодательство о системе обращения с отходами или об экономике замкнутого цикла, точнее, для специалистов, экспертов, для представителей государственных органов и вместе с УралНИИэкологии даже проводим сейчас такое полномасштабное исследование именно о том, какие есть методические рекомендации, что можно взять, а от чего следует отказаться. Самое основное, на мой взгляд, и я говорила уже в стенах «Комсомольской правды» об этом, - это задействование конкретного гражданина, потому что ответственное обращение с отходами начинается в рамках домохозяйства, в семье, и далее, конечно, в муниципалитете, в своем селе, в поселке, в доме сразу же видно, кто мусорит, да. Чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят. Поэтому, прежде всего, ответственное отношение к этой проблеме и понимание, что не безграничны ресурсы полигонов, не безграничны ресурсы этих самых мусорных контейнеров. Чем реже ты будешь покупать пластиковый пакет в магазине и, может быть, будешь ходить с холщовой сумочкой, тем меньше этого пластика будет потом оказываться в неразлагаемом виде на полигоне недалеко от твоего дома.

А. Челышев:

- Ну и помимо вот этих благородных целей наверняка есть прямо конкретные финансовые результаты от такой работы. Насколько борьба с замусоренностью, сколько она отбирает денег у государства, и сколько можно сэкономить, если просто не мусорить на самом деле.

Ю. Грищенкова:

- Ну, на самом деле все жалуются на высокие тарифы, а если будет введен раздельный сбор, я глубоко убеждена, что этот тариф можно будет снизить, потому что региональные операторы и те, кто за ними стоит, кому они смогут продать этот вторичный пластик, это вторичное стекло, соответственно, они уменьшат тариф. Это вот если конкретно для человека. Если в масштабах страны, то копленный экологический ущерб в виде смердящих свалок или в виде того, что там уходит в почву, это всегда намного дороже, чем если бы вы изначально рассортировали то, что накопилось за жизнедеятельность человека и отвезли, например, то же стекло в переработку. Просто к этому надо привыкнуть и пройдет, наверное, не одно десятилетие, как это было в Германии, чтобы люди привыкли к этой мысли.

А. Челышев:

- То есть, в Германии ящиками сдают стеклотару и люди, которые это делают, не считаются бедными, условно говоря, а они просто считаются ответственными?

Ю. Грищенкова:

- Там просто уже привыкли к этому. Ты идешь с этим ящиком и несешь пустые бутылки. Скоро новый год и все, наверное, могут вспомнить, как 1 января громыхают мусоропроводы, куда летят стеклянные бутылки. Вот такого, конечно, в Германии невозможно себе представить.

А. Челышев:

- Большое спасибо.