Экологичный барьер: чем России грозит углеродный налог в Европе

Чистая страна
В эфире Радио «Комсомольская правда» автор научного метода «Ансельм» Максим Канищев рассказывает, зачем его вводит Европа и сколько экономика России потеряет на этом денег

А.Ч. Сегодня мы будем говорить о введении с начала 2021 года Европой трансграничного углеродного налога. Что это такое и чем это чревато для России?

М.К. Смысл этого налога — удар по российскому экспорту. Сегодня товары из России занимают большую нишу в Европе, конкурируя с внутренними европейскими производителями. Введение углеродного налога решает сразу две проблемы ЕС: во-первых, происходит стимулирование производства к модернизации — компании вливают в экономику новые средства. Во-вторых, снижается конкурентоспособность российской продукции — и открываются новые возможности для европейских поставщиков. Тех самых, которые «простимулировали» экономику Брюсселя финансовыми потоками.

Это означает, что налог будет неизбежно введен — и это значительный дискомфорт для России, затрудняющий нашу экспортную деятельность.

Причины таких новаций, по моему мнению, кроятся в финансовом секторе: ЕвроСоюз хочет вернуть в экономику средства, лежащие «без дела» на банковских счетах корпораций. Чтобы убедить собственников провести модернизацию, нужен стимул — и перспектива избежать убытки (от уплаты налога) справляется с этой ролью.

А.Ч. Есть ли у ученых и экспертов какие-то предварительные оценки, какие деньги мы потеряем при введении этого налога?

М.К. Да, конечно. Авторитетные международные компании уже подсчитали, что до 2030 года ежегодный убыток российского экспорта будет составлять порядка $ 22 млрд.

Много это или мало?

В 2019 году объём экспорта составил $180 млрд — значит, снижение экспортной выручки составит 12%. Не уверен, что большинство товаров имеют норму рентабельности выше 12%, поэтому для России такие новации могут стать большим ударом — и превентивные меры нужно принимать уже сейчас.

А.Ч. То есть это может подстегнуть инфляцию внутри страны? Ведь эти налоги в дальнейшем будут переложены на покупателей.

М.К. Увы, это так.

А.Ч. Что же делать в этой тревожной ситуации?

М.К. Законодатель знал о наступлении тревожных событий: Россия заранее готовилась к подобному сценарию. Наш ответ — Стратегия социально-экономического развития Российской Федерации, где особое внимание уделяется снижению уровня выбросов парниковых газов до 2050 года. И в этой Стратегии описаны конкретные шаги предотвращения экономической катастрофы от введения углеродного налога. Подписание документа планируется в ближайшее время.

Первый пункт Стратегии — основополагающий: «для достижении целей Стратегии необходимо динамичное снижение энергоемкости российской экономики до среднемировых значений за счет реализации комплекса мер по повышению её энергетической эффективности». Законодатель понимает, что главный шаг, с которого надо начинать, – это повышение энергоэффективности, то снижение энергоемкости нашей продукции.

А.Ч. То есть получается, у нас есть некая промышленность в стране, которая имеет некий потенциал снижения энергоемкости, но по щелчку пальца невозможно сделать по щелчку пальца. Как повысить энергоэффективность в достаточно близкой перспективе, чтобы избежать этих налогов?

М.К. Отличный вопрос! Как ни странно, на мой взгляд, это делается просто. Во-первых, мы понимаем, что такая возможность есть: наш уровень энергоемкости ВВП гораздо выше, чем у европейских стран, хотя структура предприятий во многом и схожа. Следственно, наше производство можно модернизировать, снизив уровень энергоемкости. Если мы снижаем энергоемкость, то пропорционально сокращаем и выбросы СО2. По нашим оценкам, для различных отраслей производства можно снизить потребление топлива на выпуск продукции от 10 до 50%. Это будут окупаемые мероприятия, которые приносят собственнику дополнительные деньги. Причём эти оценки мы делали ещё до появления новостей о карбоновом налоге. Когда каждая тонна выбросов СО2 будет стоить от $30-50, эти мероприятия по модернизации станут еще более актуальными для собственника: они позволяют ему, во-первых, заработать, а во-вторых, защититься от будущих санкций.

Это достаточно быстрый процесс и десятилетия ждать не придётся. Для условного завода мероприятия метода Anselm можно разработать за 3 месяца — и определить фактические шаги, необходимые собственнику, а также выявить 50% самых очевидных проектов, которые нужно реализовать. Далее проходят обычные для таких предприятий процессы инвестиционной деятельности: планирование, проектирование, закупка оборудования и реализация мероприятий в ближайший капитальный ремонт — либо в ближайший период работы. Это возможно сделать буквально за 2-3 года!

А.Ч. То есть научным методом можно повысить эффективность предприятий, сэкономить деньги на топливе, заодно снизить выбросы в атмосферу от 20 до 50% по промышленности страны?

М.К. Да, мы видим, что это возможно.

А.Ч. Это надо делать! Что же мешает это делать?

М.К. Да, вы абсолютно правы, это надо делать. Нельзя сказать, что дело стоит на месте, но драйва не хватает, потому что никто никогда не подходил к вопросу повышения энергоэффективности с точки зрения науки. Мы всегда находились в формате «поиска». Замена лампочек, теплоизоляция, наконечники проводов – мероприятия, которые очевидны для людей, работающих на предприятиях, но не являются системными. Эти действия не приносят того выхлопа, который должны приносить мероприятия по повышению энергоэффективности.

Ансельм же показывает весь комплекс мероприятий, которые можно осуществить на предприятии, заводе, производстве. Если их правильно сочетать между собой, то есть выделить наиболее экономически эффективные проекты и приоритизировать их, то можно понять, что вложения в энергоэффективность крайне прибыль и крайне выгодны.

До появления Ансельм никто не смотрел на модернизацию под таким углом. Никто не думал, что процесс повышения энергоэффективности можно как-то систематизировать и цифровизировать. У нас это получилось — и мы видим, что это работает.

А.Ч. Научный метод Anselm – это патентованная история? Это российские разработки?

М.К. Да, Ансельм — российский проект, я и мои коллегия являемся авторами этого метода, разработанного совместно с Российской Академией Наук. К тому же, мы уже внедрили Ансельм в различные предприятия, удостоверившись, что метод работает и показывает рост финансовых показателей производства, действительно повышает энергоэффективность и сокращает выбросы.

А.Ч. Вам тогда нужно регистрироваться в каких-то российских инновационных центрах?

М.К. Да, Ансельм является резидентом Сколково, Московского Инновационного Кластера, нас поддерживают органы государственной власти. Глобальная задача в масштабах страны — донести до бизнеса, что есть возможность дополнительно зарабатывать даже на текущей технологической схеме без глобальной перестройки, не затрагивая технологию, сырье и качество продукции.

А.Ч. Энергоэффективность, как новая задача, которую сегодня ставит правительство и президент, требует создания новых профессий? Ведь, к примеру, взять «мусорную реформу, в какой-то момент стало очевидно, что нет специалистов.

М.К. Академик РАН и мой научный руководитель, Валерий Павлович Мешалкин, уверен: Anselm может стать драйвером для 4-й технологической революции — мы запускам переформатирование производства в рамках всей страны, происходит формирование массы новых рабочих мест. Нам нужно новое производство теплообменников, производство печей, производство средств измерений и контроля, нужны дороги, по которым будет привозиться это оборудование и нужны люди, которые будут со всем этим работать. Это очень большая цепочка. Это то же самое, что и сделал Рузвельт во времена Великой депрессии: в самое сложное время он запустил крупнейший проект, который привел Америку туда, где она находится сейчас. Если поставить цель модернизировать российскую промышленность до мировых значений в короткие сроки, прийти в индустрию 4.0, то с помощью Anselm это возможно.

А.Ч. Максим, Вы рассказываете удивительные вещи! Я хочу Вам пожелать, чтобы европейские санкции и углеродные налоги, которые будут вводиться, коснулась нас в меньшей степени. Ведь если существуют российские разработки, которые позволяют очень быстро повысить энергоэффективность предприятия, то этим просто нужно пользоваться. Чтобы Вас услышали как в высоких кабинетах, так и владельцы тех предприятий, которые сегодня генерируют не только огромное потребление электроэнергии, но и те выбросы, которые нам не позволяют людям спокойно жить и чувствовать себя комфортно.

М.К. Спасибо Вам большое! Мы уверены, что мы достучимся и что нас услышат, но хотелось бы, чтобы услышали как можно раньше.

А.Ч. Мы будем этому способствовать!