Никита Кричевский: В России первобытная экономика. Продаем на запад сырье и завозим обратно бусы

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и экономист Никита Кричевский обсуждают, нужно ли делать 31 декабря выходным днём, как решать проблему аварийного жилья и что будет в Россией, когда умрет последний советский инженер

А. Иванов:

- Здравствуйте, друзья. В студии профессор Никита Кричевский и Алексей Иванов. Никита Александрович, за ту неделю, что мы с вами не виделись, Владимир Путин примерил на себя, как мне кажется, роль Деда Мороза и дважды раздал подарки. Один раз это было на прошлой неделе в режиме пресс-конференции, когда он пообещал по 5 тысяч рублей детям до 7 лет. И второй раз – сегодня, когда Владимир Путин в ходе заседания Госсовета поддержал идею сделать 31 декабря уже в этом году всероссийским выходным днем. «Одним больше, одним меньше», - сказал Владимир Владимирович. По всей видимости, будем отдыхать.

Н. Кричевский:

- Это мы уже поняли. Вы к чему?

А. Иванов:

- Оцените, пожалуйста, эту инициативу президента.

Н. Кричевский:

- То есть вы меня подставляете? Что я должен сказать?

А. Иванов:

- Вы должны сказать, не слишком ли много мы отдыхаем.

Н. Кричевский:

- Я должен сказать, что мы достаточно много отдыхаем, и даже больше, чем надо.

А. Иванов:

- Может быть, как раз 31 декабря и нужно было поработать?

Н. Кричевский:

- У нас сегодня сквозная тема – состояние нашей экономики, кадровое, структурное положение нашей экономики. Так вот, я вам должен сказать, что львиную долю российской экономики составляют предприятия непрерывного цикла, в первую очередь – сырьевые компании. А там круглосуточный цикл непрерывного производства. Иными словами, страна будет 31-го, 1-го, 2-го, 5-го, 10-го гулять, а нефтяники с газовиками будут работать, как работали. И металлурги, кстати говоря. И те, кто лес валит, золото добывает с алмазами.

А. Иванов:

- Самое главное, что во многих регионах будут работать кабаки, магазины.

Н. Кричевский:

- Сфера услуг работать, кстати говоря, тоже будет.

А. Иванов:

- Представляете, сделать выходным днем 31 декабря для всех принудительно, магазины закрыть?

Н. Кричевский:

- Исключено. Потом скважину устанешь возобновлять, реанимировать. Не надо нам этого. Просто у вахтовиков не бывает выходных, не бывает праздников. У них есть вахты – две недели там, две недели дома. Знаете, больше слов, больше восторгов, больше каких-то рассуждений пустопорожних о том, что ввели выходной, давайте поговорим о том, много у нас выходных или мало. У нас экономика-то первобытная, считайте, разве что деньги у нас есть и на доллары их можно поменять. Мы живем за счет продажи нефти с газом и прочего сырья на восток и на запад и завозим обратно бусы. Вот это вся парадигма современной российской экономики.

Что мы производим внутри страны? Мы уже много раз говорили об этом. Кроме Росатома, вы ничего и сказать-то не смогли.

А. Иванов:

- Я просто вас поберег, Никита Александрович.

Н. Кричевский:

- Ну, вспомните валенки, квашеную капусту…

А. Иванов:

- Пушнину.

Н. Кричевский:

- Пушнина – тоже вопрос, и очень серьезный, между прочим.

А. Иванов:

- Золото.

Н. Кричевский:

- А золото – это сырье. Пушнина, кстати говоря, тоже сырье. Больше того, мы с вами уже как-то говорили, что у нас традиции звероводства были утеряны лет 25 назад. Потому что норковые фермы как существовали, так и существуют, но там совершенно не выдерживается техпроцесс. И российский мех на мировых рынках сегодня, к сожалению, не котируется по сравнению с европейским, канадским, прочими мехами, которые в промышленном масштабе точно выдерживают все технологические аспекты производства, а потом продают их на аукционах за очень хорошие деньги. Алексей Валерьевич, какая нам с вами разница, продаем мы пушнину или нет? Ее же не едят.

А. Иванов:

- Мы вакцину продаем.

Н. Кричевский:

- Вакцину мы тоже не продаем, нам самим не хватает. Хлеб едят, подсолнечное масло едят, мясо едят. Вот с этим надо разбираться. Хорошо, что у нас страна такая, что у нас есть нефть с газом, гидроэлектроэнергетика, прочие аспекты, связанные с обеспечением нашего спокойного существования. Нам тепло, светло, хорошо, спокойно, мы пьем водичку (кстати говоря, в основном импортную). А дальше что? А дальше ничего. Вы смотрите в компьютер. А монитор там чей? Это я к тому, что оттого, что мы будем отдыхать на день больше или на день меньше, мало что изменится. Ну, разве что банки работать не будут. Так у нас и банки-то нынче в онлайне. Оттого, что девочка не будет сидеть в окошке, ничего не изменится.

А. Иванов:

- Это решение давно готовилось, это было видно по параду новогодних суверенитетов…

Н. Кричевский:

- Я в этом не уверен, Алексей Валерьевич.

А. Иванов:

- Ну, 40 регионов уже приняли это решение.

Н. Кричевский:

- А у нас их 85.

А. Иванов:

- Самое смешное, что обычно губернаторы объявляли таким образом: дескать, вы, работодатели, сами решайте, кому работать, а кому отдыхать, а мы госслужащих отпускаем на отдых. То есть в основном это Новый год, который, наверное, и сейчас объявляется в первую очередь для бюджетников.

Н. Кричевский:

- На мой взгляд, это правильное решение. Потому что кто у бюджетников работодатель?

А. Иванов:

- Государство.

Н. Кричевский:

- Вот оно говорит: мы как работодатель объявляем 31 декабря выходным. А те, кто не государственный сектор, - на усмотрение. Потому что там же зависит заработная плата от чего? От выработки, от количества часов, от выручки, в конце концов. А выручка откуда бывает? За счет дополнительного рабочего времени.

А. Иванов:

- Главное, чтобы людям хуже не было от дополнительного выходного.

Н. Кричевский:

- Ну, хуже им 100% будет. Потому что в этом году, мало того, что мы уже на протяжении более чем 10 лет дружно ныряем в новогодний запой…

А. Иванов:

- Мы – это…

Н. Кричевский:

- Вся страна. То ли дело Белоруссия. Там 1 января выходной, 2-го – будьте добры на работу. И я считаю это верным, потому что люди работают, зарабатывают, получают дополнительные деньги, люди что-то производят. Но у нас-то чего производить? У нас ни спроса нет, ни экспорта нет, у нас один Байден, трансфер, обнуление, еще Устинов Максим Сергеевич в голове, а больше ничего.

А. Иванов:

- Владимир Путин сегодня назвал позорной страницей в российской истории существование такого огромного количества аварийного жилья, и призвал вытаскивать людей из трущоб. Никита Александрович, к чему ведет президент?

Н. Кричевский:

- Не знаю.

А. Иванов:

- А мне кажется, вы знаете. В следующем году должны принять очень важный закон…

Н. Кричевский:

- Я честно не знаю, что он имел в виду. Через 20 лет, после того как Владимир Владимирович заехал в Кремль, он в который раз вспомнил о том, что у нас аварийное жилье существует. Да мало того, что оно существует, оно кратно увеличилось за эти 20 лет.

А. Иванов:

- У нас практически треть страны живет в бараках. Я на днях ознакомился с этим законопроектом, он называется «Законопроект о комплексной застройке территории» (в народе его называют Закон о всероссийской реновации), который будет распространен на всю страну. Видимо, в следующем году его должны принять достаточно оперативно, потому что ему уделяется большое внимание. И вот сейчас как раз Владимир Путин, как мне кажется, анонсировал принятие этого закона и говорил, что нужно закрыть эту позорную страницу, людей вытащить из бараков. Самое главное, за 10 лет, до 2030 года, планируется построить более миллиарда квадратных метров жилья, то есть каждый пятый метр жилья в стране обновить.

Н. Кричевский:

- Да у нас никогда 100 миллионов в год не было. При этом у нас половина вводимого жилья – это частное индивидуальное жилье, а половина - то, что застраивают. Возникает вопрос. Они же его раздавать не будут, это не милостыня. Значит, будут продавать. А если не будут продавать, значит, за счет бюджет. А у бюджета нет денег. Что делать?

А. Иванов:

- Это вопрос такой от вас?

Н. Кричевский:

- Нет, это риторическое восклицание ни о чем.

А. Иванов:

- Вы готовы переехать в новое жилье?

Н. Кричевский:

- Нет. Меня устраивает. Да никто и не предлагает, и, я думаю, не предложит. С чего это вдруг новое жилье предлагать? Тут Губерниев сказал, что он башмак свой съест, если мы по итогам какого-то количества гонок в биатлоне не возьмем ни одной медали. Ну, ему уже башмаки начали подгонять, потому что понятно, что мы опережаем в командном зачете лучшую сборную Европы под названием Кипр. Я, конечно, не готов свои башмаки есть, но давайте мне какую-нибудь другую казнь придумаем, если в обозримой перспективе мы выйдем на цифру больше 100 миллионов квадратов.

А. Иванов:

- Судя по тому, как в этом году поддерживали застройщиков, мне кажется, так не поддерживали никого в нашей стране. Вот эта льготная ипотека, которую ввели… Кстати, сегодня об этом тоже Путин говорил. О том, что нельзя допускать того, чтобы за счет льготной ипотеки наживались строители.

Н. Кричевский:

- Вот он говорит: необоснованный рост цен на жилье, надо остро реагировать, купировать…

А. Иванов:

- Вы понимаете, что произошло? Снизили ставки по ипотеке, а для людей ничего не изменилось, потому что одновременно поднялась цена.

Н. Кричевский:

- Я вам говорил, что цены вырастут, еще полгода назад. Потому что был опыт славного города Нижневартовска, где в середине нулевых муниципалитет говорил: давайте мы вам будем часть процентов по ипотеке компенсировать. Вот метр стоил 60 тысяч, а после того как муниципалитет сказал, что будут часть компенсировать, метр стал стоить 100 тысяч рублей. Ровно такая же история должна была произойти (и она произошла), после того как ввели льготную ипотеку.

Я нашел как минимум 7 способов оперативного реагирования на необоснованный рост цен, как сказал Владимир Владимирович. Первое. Прикрыть программу льготного ипотечного кредитования под ширмой ипотечного пузыря.

А. Иванов:

- Она просто закончится 1 июля.

Н. Кричевский:

- Да. И цены сразу перестанут расти. Второе. Посадить всех посредников, наживающихся на перепродаже земли, разрешений, стройматериалов, инженерии.

Третье. Нагнуть (извините за сленг) олигархов – производителей металлоконструкций, ограничив им экспорт. Это возможно?

А. Иванов:

- Пожалуй, да.

Н. Кричевский:

- Я думаю, нет. И так экспорт падает по итогам 10 месяцев, несмотря на то, что и цены вроде как подрастают.

Проконтролировать застройщиков. То есть самим себя начать контролировать. Вот Виталий Леонтьевич Мутко придет себя контролировать, господин Хуснуллин придет себя контролировать. Для нас же делаете, так давайте себя и контролируйте. Тоже не вариант.

Выгнать нескольких глав регионов, где отмечен наибольший рост цен на жилье.

А. Иванов:

- Народ будет аплодировать.

Н. Кричевский:

- Возможно.

А. Иванов:

- Возможно, но неэффективно, мне кажется.

Н. Кричевский:

- Не в нашей стране. Национализировать крупнейшие строительные, энергетические, инженерные компании. Запустить в строительную сферу пациента берлинской клиники с его подручными и с последующей редакцией на вскрытые недостатки и злоупотребления.

А. Иванов:

- У меня есть восьмой способ.

Н. Кричевский:

- Какой?

А. Иванов:

- Выпустить приказ заморозить цены на квадратный метр. На подсолнечное масло заморозили, и на квадратный метр тоже заморозить.

Н. Кричевский:

- На три месяца.

А. Иванов:

- Не более 100 тысяч рублей за квадратный метр. За подписью Михаила Мишустина.

Н. Кричевский:

- Нет, Мишустин не подпишет это.

А. Иванов:

- На бензин цены заморозили практически, на подсолнечное масло заморозили. Следующий этап, я считаю, заморозка цен на квадратный метр. А дальше дойдем и до повсеместного установления директивных цен.

Н. Кричевский:

- Все это хорошо и складно слышится, ну а воровать-то как?

А. Иванов:

- Вы сказали: найдем способы.

Н. Кричевский:

- Знаете, чем больше смотрю в последние дни вокруг, тем больше понимаю, что определенная часть нашего истеблишмента живет, как последний день. Им надо обязательно застолбить, утрамбовать, занять как можно большее количество ниш, выбить себе максимальное количество бюджетных, налоговых и прочих преференций, сделать максимум того, чтобы они существовали хотя бы на протяжении последующих нескольких лет тепло, сыто и счастливо. То, что вы предложили (заморозить цены), это значит, удар по всем их планам. Я думаю, что они скажут: ладно, давай лучше сажай, только не замораживай, мы тебе приведем этих людей, которые будут сидеть, только не замораживай.

А. Иванов:

- Тут, оказывается, другая проблема самая главная, чтобы выполнить эти планы по 120 млн. квадратных метров в год. У нас строить-то некому. Сегодня обсуждали на полном серьезе, с участием президента, как в Россию привезти узбеков, таджиков, киргизов, которые будут работать на стройках. Знаете, я читал статистику, порядка 40% рабочих не хватает.

Н. Кричевский:

- Это то, что не хватает. И я не уверен, что это правильная цифра. По большей части, народ ведь и не уезжал никуда…

А. Иванов:

- Владимир Владимирович так говорит, что мы готовы обсуждать с главами иностранных государств меры безопасности, нам нужен импорт гастарбайтеров…

Н. Кричевский:

- Ну конечно. Потому что они будут работать в скотских условиях и за копейки.

А. Иванов:

- Да. А иначе как воровать-то?

Н. Кричевский:

- А российский гражданин, он как-то не хочет работать в скотских условиях и за копейки.

А. Иванов:

- Ему хочется контракт какой-то, пенсионные отчисления.

Н. Кричевский:

- Да. И чтобы соцпакет был…

А. Иванов:

- Отпуск два раза в год.

Н. Кричевский:

- Я сегодня все время пытаюсь с вами заговорить по поводу самого страшного провала за последние 20 лет в российской экономике. Это провал человеческий – провал инженеров, провал кадров, провал тех, кто, собственно, и создавал величие Советского Союза, а до этого царской России.

А. Иванов:

- Никита Александрович, хотят, чтобы вы высказались про инженеров. Давайте про инженеров.

Н. Кричевский:

- А вы-то рот затыкаете мне каждый раз, Алексей Валерьевич.

А. Иванов:

- 30 лет не говорили про инженеров, истребили инженеров.

Н. Кричевский:

- Я понимаю, что вы пропагандист, Алексей Валерьевич, вы не хотите слышать правду!

А. Иванов:

- Давайте, даю вам слово, что там с советскими инженерами.

Н. Кричевский:

- У меня в подписчиках в Телеграм канале «Антискрепа» есть очень хороший человек, ну, он такой самозанятый, шьет на заказ… и он мне пишет - был недавно у человека в гаражах в районе метро «Царицыно», прямо зашел как будто в НИИ «Робототехника». В совмещенных гаражах стоит станок с числовым программным управлением, работает, что-то пилит. Бывший инженер заказывает электронику в Китае, собирает станки с ЧПУ на продажу. Снаружи железный, обычный, невзрачный, полуржавый гараж, а внутри чистота и человек в белом халате. Вот такая история.

Еще одна история. У дальнего знакомого моего родная тетя работала на крупном предприятии инженером. 75 лет ей, на пенсии давно, все хорошо. И тут ей эффективные менеджеры звонят и говорят - Ангелина Степановна, не могли бы вы к нам прийти поработать, может быть, у вас старые наработки есть, которые вы делали 20 лет назад… мы бы что-нибудь подкорректировали, запустили бы в производство и все было бы хорошо… Она говорит - вы знаете, давайте встретимся… Возвращается - смеется. Я говорю - а чего смеется? Во-первых, зарплата - прожиточный минимум - 12130. Во-вторых, работать в неотапливаемом помещении. То есть, вот зимой в куртках-валенках, как когда-то было в войну, так и сейчас. Сделай за копейки, мы тут подкрутим, упростим, запустим в производство, пусть работает, будем выпускать… Ну, естественно, она отказалась от этой истории, сказала, что, вы знаете, я, наверное, лучше дома посижу, на пенсии поспокойнее… И вот так у нас по всей стране! У нас еще буквально лет 5 от силы 10 и у нас уйдет то поколение, которое носит в себе, в свое интеллекте наследие советской инженерной мысли. Через 5-10 лет оно отойдет, оно погибнет… И, как говорил Карл Поланский, это один из очень хороших экономистов середины 20 века, он говорил, что, если на протяжении жизни одного поколения инженерная мысль не восстанавливается и не передается по наследству, то можно считать, что это ремесло погибнет. Вот мы на краю этой истории. Все, что мы сейчас запускаем, все, что мы сейчас якобы изобретаем, все, что мы сейчас пуляем влево-вправо-вверх-вниз - это все было наработано в советский период, это все было сделано тогда. Сейчас это все доводится до ума, это больших денег не стоит, нового ничего не производится, либо производится, но в очень небольших масштабах и объемах, так скажем, в локальных, а все остальное уже было сделано, было придумано и дальше ничего не развивается. На смену тем самым ненавистным красным директорам пришли эффективные менеджеры, все растащили, распродали, сдали на металлолом, кончилось это тем, что инженеры ушли сначала пить водку, потом продавать свои шмотки, потому просто тихо ушли в небытие… Кстати, закончил МФТИ парень. Он говорит - ты знаешь, я не потому не хочу туда идти, в свою бывшую сферу, что мне неинтересно или там тяжело, а потому, что мне просто легче, когда я занимаюсь элементарным купи-продай. Где-то что-то поставь, где-то с кем-то договорись, где-то дай кому-то взятку, где-то немножко укради налога… и живем даже неплохо, говорит. А если я уйду туда, то я первое, что начну спрашивать у своего начальника, который очень часто был замечен в плагиате и в откровенном воровстве научных мыслей, я скажу - почему ты получаешь столько-то сотен тысяч рублей, а я столько-то десятков, хотя работу-то я выполняю на порядок больше, нежели чем ты… И почему во всем мире таким людям, как я, платят там 5, 10, 15, 20 тысяч долларов в месяц, а мы получаем ровно то же самое, только не в долларах, а в рублях.

А. Иванов:

- Ну, инженеры нужны для выполнения сложных технических задач, Никита Александрович…

Н. Кричевский:

- Инженеры нужны для того, чтобы автоматизировать процесс возведения жилья хотя бы. Для того, чтобы его автоматизировать, упростить, для того, чтобы интенсифицировать труд, для того, чтобы научить тех людей, которые заняты в современном строительстве, делать так, чтобы это стояло, это не разрушалось, это занимало минимум энергии, минимум трудозатрат, по сравнению с тем, что было 20-30 лет назад. Поэтому-то нам и нужны мигранты из Средней Азии, что нам нужен тяжелый неквалифицированный физический труд. И все считают, что так и должно быть. Вот только одна "Комсомольская правда" говорит о том, что нет, ребята, это все плохо.

А. Иванов:

- Есть оппонент у вас в нашем чате. Он говорит - глупость вы говорите про инженеров…

Н. Кричевский:

- Ну, хорошо, я говорю глупость, а вы самый умный… я же не спорю…

А. Иванов:

- Он продолжает - сходите на сайт «Сделано у нас», там собрано про новое крупное производство в России. 4 новых микропроцессора мы сделали, два процесса обработки сигнала с искусственным интеллектом. Собственно, серверы ИСХД, десятки новых микросхем …

Н. Кричевский:

- Мы, конечно, сделали там 4 микропроцессора, 10 компьютеров, 20 счет бухгалтерских, 100 йотофонов, которых продали китайцам и китайцы это дело благополучно выкинули в корзину, для того, чтобы конкуренции не было. У меня только один вопрос - если вы такие умные, то почему же тогда у Бауманки встал вопрос о том, что Майкрософт не продлевает им лицензионное обслуживание? Кто там следующий будет? Роскосмос? Росатом? МФТИ? МИФИ? Кто будет? Пока что с Бауманкой не продлили договор на лицензионное обслуживание программного обеспечения… Я знаю, что мы самая умная нация в мире - но где это все? И почему это все не организуется? Почему нам говорят о том, что - ребята, наша сейчас основная проблема - это привлечь, привести, пригнать самолетами гастарбайтеров с ближнего зарубежья, потому что улицы убирать некому. Я как-то в благословенные времена был в Риме - так вот там ездит товарищ на бибике такой портативной и убирает улицы… И он ездит с таким внутренним самоуважением, и он так сверху вниз на всех смотрит…

А. Иванов:

- Это в Риме? В Италии?

Н. Кричевский:

- Так точно.

А. Иванов:

- Так это же мафия, там же мусорная мафия, конечно, он ездит с самоуважением. Он уважаемый член какого-нибудь сицилийского клана.

Н. Кричевский:

- Да, да. Только вы путаете Рим и Неаполь. Это разные территории. Но ничего, это нормально… Меня поправляют. «Обувь не простая, а историческая - технология начала 20 века». Опаньки! Вот где шах и мат! «Мои изделия на международном форуме заняли первое место, я оказался единственным сумасшедшим и дотошным реконструктором обуви в мире. Очередь растянулась на 8 месяцев. Ну, не то чтобы много зарабатываю, эксклюзив - очень кропотливый, трудный, долгий процесс». Вот оно что. Билл Гейтс в гараже.

А. Иванов:

- Дружите с Никитой Александровичем, он вас прорекламирует прямо…

Н. Кричевский:

- А я же не даю контактные данные, не называю этого человека. Я говорю о проблеме.

А. Иванов:

- Никита Александрович, давайте к серьезным темам перейдем. Я вас всю неделю хотел спросить - зампред ЦБ Сергей Швецов допустил законодательный демонтаж системы пенсионных накоплений. Что это он имеет в виду?

Н. Кричевский:

- Это вообще сумасшедшая новость. Я вчера как это дело прочитал и услышал, я подумал - что происходит, в чем дело? Первый зампред ЦБ в течение трех лет… ну, мозг-то не зашорен, как у вас, пропагандой, и я начал вспоминать, что был же индивидуальный пенсионный капитал как раз года три назад, все же носились, как с писаной торбой - вот, сейчас введут и все будет в шоколаде. Нет, в октябре прошлого года был принят проект по гарантированному пенсионному плану. И я думаю - ну, как-то, наверное… ну, это же было год назад, все забыли о нем…

А. Иванов:

- Концепция поменялась опять.

Н. Кричевский:

- Вот! Сейчас выходит первый зампред… а еще у меня вчера вышел пост на эту тему… вот его цитата. «Президент подписал очередные три года. Я думаю, что за эти три года институт будет демонтирован в регулировании, в законодательстве». Вот это «я думаю»… Надо сказать - Владимир Владимирович, вот у вас такие зампреды ЦБ сидят и размышляют - я думаю, он будет демонтирован… И тут же СМИ, медиа и прочие товарищи подхватили и говорят - стоп, стоп, а где наши пенсионные накопления-то? Демонтировать это что значит? Забрали и все, и с концами? А мы же там перечисляли 12, 18 лет - ну, кто сколько… Я, например, вот как ввели в конце 2001 года, вот с 2002 года перечислял в накопительную часть пенсии. Вернее, не я перечислял, а за меня перечисляли.

А. Иванов:

- И сколько у вас там накопилось?

Н. Кричевский:

- А это надо посмотреть по госуслугам. Там есть такая опция…

А. Иванов:

- Прибавочка будет рублей сто хотя бы?

Н. Кричевский:

- Ну, у меня побольше будет, поскольку я в Москве живу и неплохо зарабатываю, а что касается в среднем по стране, там где-то рублей 80. Было 73-74 как раз году в 18-м. Сейчас, наверное, рублей по 80. Это средний чек, что называется, на одного будущего пенсионера. И вы меня, конечно, провоцируете и подводите под монастырь, но ладно уж, последний раз скажу - по поводу выступления первого зампреда я скажу: не его это ума дело принимать такие решения и высказываться на эту тему, вот даже в таком тоне, даже с учетом того, что я думаю… Хотя Швецов-то по сути прав. Объясню почему. По моей версии, по моему объяснению, пенсионный возраст был повышен потому, что в 2022 году, то есть, через год с небольшим, на пенсию должны были выходить первые женщины, имевшие право на пенсионные накопления, на выплату по пенсионным накоплениям в масштабах страны. Не точечно, а массово. Почему 2022-й? Потому что старый пенсионный возраст для женщин был 55 лет. Возникал вопрос - чем платить, пенсионные фонды разворованы.

А. Иванов:

- Где мои 80 рублей, спросили женщины?

Н. Кричевский:

- И этот вопрос звучал бы с каждым месяцем все громче и громче. Потому что с каждым месяцем все больше и больше людей выходило бы на пенсию. Этих денег нет. Я, как бывший заведующий кафедры социального страхования, имел непосредственное отношение и к теории, и к практике этого вопроса, и я должен вам сказать, что у НПФ все в шоколаде. И, если они мне сейчас напишут, что у нас по балансу все в полном шоколаде, они будут абсолютно правы. Потому что они на пенсионные накопления покупали в 2006-2007 году землю под Москвой, покупали какие-то ангары, склады, недвижимость…

А. Иванов:

- Хорошо, если под Москвой. А кто-то в Лондоне, мне кажется, покупал.

Н. Кричевский:

- Это воры, да. А если честно, то… вот тебе говорят - купи под Москвой 10 гектар. Ты говоришь - ну, конечно же, это классные инвестиции, я потом продам, наварю и все такое. А откат будет? Тебе говорят - ну, естественно…

А. Иванов:

- Крутанем денежки.

Н. Кричевский:

- Вот-вот, с тех пор цены что на землю, что на другие активы, снизились в полтора, два, а то и больше раза, а по балансу-то они висят по тем ценам. Грубо говоря, по единице, хотя это сейчас стоит 0,2 или 0,3. Другой вариант. Акции, облигации, векселя компаний, которых уже нет, но по балансу-то они висят, как те, которые вы купили за единицу или за сто единиц. И все хорошо. И все эти негосударственные пенсионные фонды могли работать относительно спокойно только в режиме финансовой пирамиды. Видя это, понимая, что происходит, а госпожа Голодец в свое время приложила руку к негосударственному пенсионному фонду «Норильский никель», она там была на руководящей должности, она понимала, к чему это все идет, и она еще с 2013 года настояла и пробила решение о том, чтобы заморозить пенсионные накопления до решения этой проблемы. Хотя началось это все не с того, что пенсионный фонд Саратова купил 10 гектар земли под Москвой, а началось все с проблемы 2003. Но опять же, это моя версия, мое предположение, как любит говорит господин Караулов. Что было в 2003 году? Здесь я цитирую и вы сами знаете кого. «Мы выплатили 17 миллиардов долларов, страна этого даже не заметила!». Это было сказано на итоговой пресс-конференции в 2003 году. Конечно, не все 17 млрд. долларов стригнули, там просто тогда таких денег не было, но стригнули много. Надо отдавать. То ли не отдали, то ли еще что получилось - не знаю… С тех пор пошла дыра. И то, что сегодня Швецов говорит о том, что система будет демонтирована, по сути-то он прав. Она действительно будет демонтирована. Идеальный вариант - не до 2027 года, когда пойдут первые имеющие право на пенсионные накопления 1967 года рождения женщины, а хотя бы за пару лет до этого. Ну, чтобы как-то успокоилось, забылось… оттащить эту историю на более долгую перспективу.

А. Иванов:

- Мы заплатили зато за суверенитет нашей страны!

Н. Кричевский:

- Да, помните об этом! Зато мы независимое государство!

А. Иванов:

- А с вами были Никита Кричевский и Алексей Иванов! До следующей недели!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.