Никита Кричевский: Выплаты родителям школьников в середине августа нужно сделать ежегодными

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и Никита Кричевский разбирают экономические аспекты Послания Президента Федеральному Собранию

А. Иванов:

- Здравствуйте. Это ваша любимая передача об экономике, Кричевский и Иванов. Мы русские, с нами Бог, а Редьярд Киплинг – великий писатель. Никита Александрович, здравствуйте.

Н. Кричевский:

- Здравствуйте.

А. Иванов:

- Если кто не понял, к чему этот выпад про Редьярда Киплинга, значит, вы плохо сегодня слушали нашего президента. Сегодня состоялось Послание Владимира Путина Федеральному собранию. Мы ждали его, как откровение, мы ждали его несколько месяцев, практически с самого начала 2021 года, и вот оно состоялось. Никита Александрович, вы удовлетворены?

Н. Кричевский:

- Нет.

А. Иванов:

- Почему?

Н. Кричевский:

- Давайте о плюсах сначала, а потом о минусах.

А. Иванов:

- Ну, давайте. Что вам понравилось?

Н. Кричевский:

- У нас же синхрончик есть. Запускаем.

А. Иванов:

- Давайте начнем с главных прозвучавших сегодня инициатив. Поддержка детей в неполных семьях.

Путин Владимир Владимирович
Владимир Владимирович Путин
Президент Российской Федерации

- Прежде всего, государство должно предоставить прямую поддержку семьям с детьми, которые находятся в сложной ситуации. Это наша последовательная политика, мы и дальше будем двигаться именно по этому пути. У нас уже действует система выплат на первого и второго ребенка в возрасте от рождения до 3 лет. В прошлом году мы ввели выплаты на детей от 3 до 7 лет включительно, их размер дифференцирован и в среднем по стране составляет от 5650 рублей до 11300 рублей в месяц. Поручаю правительству к 1 июля подготовить целостную систему мер поддержки семей с детьми. Задача – свести к минимуму угрозу бедности для таких семей.

А. Иванов:

- Это была часть про неполные семьи. Давайте, чтобы далеко не уходить, еще послушаем часть про беременных женщин и выплату больничных для молодых мам.

Путин Владимир Владимирович
Владимир Владимирович Путин
Президент Российской Федерации

- Все законодательные решения здесь нужно принять в ближайшее время, чтобы уже с этого года больничный по уходу за ребенком в возрасте до 7 лет включительно оплачивался в размере 100% от заработка. Чем больше стаж, тем больше оплата. Там 100% имеют женщины, которые уже имеют приличный стаж, но они уже, как правило, и не рожают, а те, кто рожает, 100% не имеют. Надо, безусловно, поддержать тех, кто ждет ребенка.

А. Иванов:

- Вот здесь про больничные прозвучало подробно, а про беременных не прозвучало. Я напомню, что Владимир Путин поручил ежемесячные выплаты производить женщинам, которые ждут ребенка и при этом находятся в тяжелом материальном положении, в районе 6 тысяч рублей в среднем по стране.

Н. Кричевский:

- 6300. Ну, давайте еще третий синхрон.

А. Иванов:

- Вы имеете в виду наверняка про школьников? 10 тысяч рублей, которые будут в августе.

Путин Владимир Владимирович
Владимир Владимирович Путин
Президент Российской Федерации

- Предлагаю провести еще одну единовременную выплату семьям, где растут дети школьного возраста, а именно, по 10 тысяч рублей на всех школьников. Более того, распространить эту меру на будущих первоклашек, на ребят, которые в этом году только пойдут учиться. Выплату проведем в середине августа, чтобы у родителей было время собрать ребенка в школу.

А. Иванов:

- Вот наши добрые старые «вертолетные» выплаты, так полюбившиеся нам в прошлый коронавирусный год. Никита Александрович, так чем вы недовольны или чем вы довольны?

Н. Кричевский:

- Ну, никакие это не «вертолетные» выплаты, я бы сделал их вообще постоянными, регулярными в течение неопределенного количества времени. Ну, как сегодня, например, пособие по беременности и родам.

А. Иванов:

- Или маткапитал.

Н. Кричевский:

- Да. Я бы сделал выплаты в середине августа регулярными в течение каждого года на протяжении всех предстоящих лет.

А. Иванов:

- Может быть, проще школьную форму выдавать?

Н. Кричевский:

- Знаете, не всегда и не во всех школах практикуется школьная форма, но одевать ребенка к школе, тем не менее, нужно. И поэтому где-то школьная форма, где-то, может быть, какая-то новая одежда. Дети имеют свойство расти, знаете ли, Алексей Валерьевич, причем расти постоянно, до тех пор, пока они не станут такими большими и красивыми, как вы, господин Иванов.

А. Иванов:

- Или как вы, Никита Александрович.

Н. Кричевский:

- Давайте без шуток. По поводу сегодняшнего Послания. Я буду, наверное, единственным человеком на радиоволнах РФ, который будет высказывать свои претензии. Я это делаю совершенно осознанно, потому что, во-первых, не могу молчать, а во-вторых…Вот сейчас кто-то прослушает и скажет: все, это будет последний эфир Криевского. Не будет это последним эфиром. Потому что Владимир Путин в отличие от не в меру самолюбивых, себялюбивых олигархов к критике относится абсолютно нормально, и не только он. Точно таким же свойством обладает премьер Мишустин. Но это к слову. Поэтому я абсолютно не боюсь говорить то, что считаю нужным, и высказывать те претензии, которые я увидел.

Первая и главная претензия касается меня лично. Где я в этом выступлении?

А. Иванов:

- У вас школьники есть?

Н. Кричевский:

- Один.

А. Иванов:

- Один из шести.

Н. Кричевский:

- Двое, слава богу, выросли. Трое остались. Хоть одна фраза была про многодетные семьи? Ведь мы же о демографии говорим. Где поддержка?

А. Иванов:

- Многодетных одаривали в прошлом году. В этом году пришла пора неполных семей.

Н. Кричевский:

- Так мы теперь будем ждать своей очереди?

А. Иванов:

- Так предыдущие меры не забрали.

Н. Кричевский:

- По поводу выплат. Почему только одному ребенку? А если в семье двое? Вот моей дочери 4 года, она тоже имеет свойство расти. Я себя имею в виду абстрактно. Потому что таких, как я, по стране сотни тысяч семей. И, естественно, каждая семья нуждается в элементарной поддержке. Ведь мы же о демографии говорим. Мы говорим о том, чтобы люди больше рожали, чтобы люди поддерживали уровень жизни, чтобы их дети росли здоровыми, как сказал президент, и все было хорошо. Ничего этого не было. Ни слова не было сказано о многодетных. Ладно, это прямые меры поддержки или, как вы их называете, «вертолетные» деньги.

Давайте не о прямых, а о косвенных. По поводу ипотеки. Мы постоянно говорим о том, что государству стоило бы поучаствовать, например, в погашении частично какой-то ипотечной суммы кредита, когда в семье рождается, предположим, третий ребенок, и она автоматически становится многодетной. Где это было?

А. Иванов:

- Так 450 тысяч уже давно…

Н. Кричевский:

- 450 тысяч – это была разовая выплата год назад. Я ею, кстати говоря, воспользовался.

А. Иванов:

- А, вы их уже спалили.

Н. Кричевский:

- Не спалил. Ее нельзя спалить, она зачисляется автоматически на корсчет того банка, где у вас кредит. Этого больше нет. Это было в прошлом году. Я имею в виду, что если вы берете ипотеку, например, и в вашей семье сегодня двое детей, и у вас рождается третий ребенок, автоматически вы проваливаетесь в бедность. Тем не менее, вы из кожи вон лезете, вы жилы надрываете, для того чтобы, с одной стороны работать… Там же один человек выпадает из этого списка, а именно мама, а второй человек начинает работать на двух-трех работах. Он себя ухандокивает в итоге, потому что ипотека-то остается прежней, а детей-то уже трое. Ну, элементарно простимулировать людей переходить в разряд многодетных. Можно было сказать: ребята, сегодня это будет половина погашения ипотеки, завтра посмотрим, как эта мера будет работать, пусть правительство мне предложит какие-нибудь иные варианты, но давайте начнем с половины. Потому что в других странах это, например, вся ипотека, скажем, на четвертого ребенка.

А. Иванов:

- Я представляю, как у нас взлетят цены на квартиры.

Н. Кричевский:

- Это уже второй вопрос. У нас не так много многодетных семей в стране. Для жителей, предположим, Сибири и Дальнего Востока сразу, с этого года, полное погашение ипотеки, когда в вашей семье рождается третий ребенок.

А. Иванов:

- И вся Центральная Россия переселяется за Урал.

Н. Кричевский:

- Очень хорошо.

А. Иванов:

- Кто будет жить в Тамбове, в Саратове?

Н. Кричевский:

- В Саратове будете жить вы. Я вам туда отправлю.

А. Иванов:

- Депортируете.

Н. Кричевский:

- Это именно так и называется. Вы употребили умное слово. Я знаю еще одно умное слово – дискриминация. Вот только сегодня вы читали у меня в Телеграм-канале «Антискрепы». Первое или второе сообщение сегодняшнего дня было о дискриминации по экономическому признаку самозанятых. 1,7 млн. самозанятых, при этом эта цифра уже устаревшая, их сейчас больше, около 2 миллионов. Они поражены в социальных правах, у них нет возможности получить полис медстрахования, у них нет возможности формировать свой пенсионный капитал. Элементарно они не могут получить ипотеку, точнее, могут, но вы позвоните в Сбер, скажите: «Я – самозанятый». Первое, что вам скажет девочка: «А что это такое, как это записывать?» Для всех ставка 6,5, а для самозанятых – 8,1% годовых. Для всех первый взнос 15%, для самозанятых – 30%. Почему? Да, они платят 4%. Так это не они же ввели, это ввело правительство, это ввело государство. Люди выходят из тени. У нас до четверти населения, занятого в экономике, работает полулегально или нелегально. Они поражены в правах, когда формируют пенсионный капитал, они не могут это делать. В добровольном порядке. Одну плашечку, Михаил Владимирович, в мобильном приложении «Мой налог» сделайте, пожалуйста: если вы согласны формировать пенсионный капитал, просто поставьте галочку. И всё, мы будем это делать автоматически. Например, вы работаете на основной работе, а самозанятые, потому что вы сдаете квартиру в аренду. И нет проблем. Вам не нужно, потому что вам на работе платят. И этот вопрос закрывается. Но это как было, так и остается.

Идем дальше. Путин говорит: надо поддержать женщин на ранних сроках беременности, которые находятся в сложной жизненной ситуации. У меня вопрос. Алексей Валерьевич, вы знаете, сколько до недавних пор составляет пособие, выплачиваемое единовременно при постановке на учет в женской консультации?

А. Иванов:

- Затрудняюсь.

Н. Кричевский:

- Я вам скажу. 600 рублей. Путин говорит: будет 6 тысяч. Это, конечно, в 10 раз больше, мы благодарны. Но что есть 6 тысяч рублей для человека, который оказался в тяжелой жизненной ситуации? Она на лекарства и на то, что необходимо на ранних сроках, потратит как минимум столько же.

А. Иванов:

- Прожить на это невозможно, но поддержку это окажет.

Н. Кричевский:

- Конечно. По сравнению с тем, что или это, или 600 рублей, конечно, лучше 6 тысяч. Но мы сегодня (я имею в виду страну в целом и бюджет в частности) не в той ситуации, когда надо экономить каждую копейку, тем более, когда речь идет о будущем поколении. Ну ладно, 6 тысяч.

Идем дальше. Вне всякого сомнения, огромный позитив за то, что президент присоединился к тем предложениям, которые выдвигало правительство на предмет реструктуризации бюджетных кредитов.

А. Иванов:

- А давайте послушаем эту часть.

Путин Владимир Владимирович
Владимир Владимирович Путин
Президент Российской Федерации

- Комплексное развитие территорий и создание объектов туристической индустрии. Обращаю внимание, инфраструктурные бюджетные кредиты будут предоставляться под полным контролем федерального казначейства и только под конкретные проекты, прошедшие детальную экспертизу на федеральном уровне. Сразу хочу обратиться и к руководителям регионов, и к правительству. Послушайте, давайте только работать ритмично и четко. Готовить надо эти проекты, не прибегать просто с картинками в правительство, а правительство должно их быстро перерабатывать, помочь регионам там, где они с этим не справляются, а не отбрасывать в корзину и говорить: они плохо сделали. Некоторые не могут сделать так, как вы требуете. Помогите им, и тогда работа пойдет.

А. Иванов:

- Вот, Никита Александрович, укольчик в адрес Мишустина: не говорите, что плохо сделали, даже если плохо сделали, помогите.

Н. Кричевский:

- Да не говорил никогда так Мишустин, и никогда он в корзину ничего не бросал, это было при правительстве Медведева. Слушайте, правительство Медведева – это, по сути, правительство, которое было еще в нулевые годы. Я очень хорошо помню, как были сумасшедшие проблемы с теми, кто пытался получить деньги из Инвестиционного фонда РФ (в 6-7-м годах существовал такой фонд). На него было выделено 200 млрд. рублей. За два года оттуда забрали всего лишь 83 миллиарда. Приходи и забирай. Нет. А знаете почему? В первую очередь потому, что плохо были подготовлены документы. Но есть и обратная сторона медали. Да, безусловно, документы люди готовить не умеют, спасибо Высшей школе экономики, РАНХиГСу и всем остальным, они выбили просто, они убили экономическое образование за прошедшие годы. ЕГЭ туда же, все это в одну кучу.

И люди сегодня элементарно не могут составить грамотные проекты. Но есть специально обученные люди, которые тебе это сделают, обратись к ним. Это стоит копеечку, а мы жадные. Вот мы хотим, чтобы нам дали 100 миллиардов, все и сразу…

А. Иванов:

- Это же нужно откат уменьшать тогда.

Н. Кричевский:

- …желательно налом. Обратиться к спецам, которые мост в Курганской области не только на картинке нарисуют, но и обсчитают, этого мы не можем, потому что это стоит денег. А как вы хотели?

Другой вопрос. А почему бюджетный инфраструктурный кредит? Кто его выдает, правительство региона? Это бред. Потому что два субъекта, один федеральный, а второй региональный, оба на государственном уровне не могут находиться в отношениях сродни коммерческим банкам.

А. Иванов:

- Могу допустить, что это будет какой-то институт развития, например.

Н. Кричевский:

- Дело в том, что если регион берет кредит, значит, он его отдает на условиях срочности, возвратности, платности. Но что есть новый мост (неважно, через какую реку)? Это благо, которое обладает двумя свойствами – неисключаемости и всеобщности в доступе. Каким образом люди будут отбивать в регионах эти деньги? Они сделают проезд по мосту платным? Вот вам и обратная сторона. Я считаю, что если речь идет об инфраструктуре, это должны быть не кредиты, а это должны быть… Ну, называйте это субсидиями, называйте это финансированием, называйте это как угодно, только не кредитом. Потому что кредит – это то, что ты берешь на время, а потом отдаешь. Из каких налогов регион будет это делать? Что он будет продавать, для того чтобы расплатиться в 29-м году?

Вот вы в 29-м году станете губернатором Саратовской области, и сегодняшний Радаев оставит вам в наследство через 8 лет тот самый бюджетный инфраструктурный кредит, потраченный на новый мост через реку Волгу. Вы что будете делать?

А. Иванов:

- Ну, наверное, логика в том, чтобы увеличивать собственные доходы региона за счет повышения собираемости НДФЛ…

Н. Кричевский:

- Это слова.

А. Иванов:

- Улучшается инфраструктура, люди приезжают.

Н. Кричевский:

- На уровне реферата для 3-го курса Высшей школы экономики вы зачет получите.

А. Иванов:

- Знаете, я с вами согласен. Кстати, интересный момент. 500 миллиардов рублей – стоимость инфраструктурного пакета.

Н. Кричевский:

- Да, вы абсолютно правы. Разделите на 85 регионов.

А. Иванов:

- Получится где-то…

Н. Кричевский:

- Ну, грубо по 6 миллиардов. Для Москвы это может быть меньше, к примеру, для какого-то региона больше. Ну, скажем, 10 миллиардов. Но при том масштабе проблем, которые сегодня есть в регионах, это копейки. И почему опять эта ровная цифра, откуда она берется? Неужели Антон Германович Силуанов опять приложил к этому руку? Почему 500? Исходя из каких документов, исходя из каких цифр, каких смет вы определили 500 миллиардов? Потому что бюджет больше не может? Так, может быть, сегодня и не надо 500, может быть, сегодня надо 200-232 или 448, а не 500? Чтобы вы потом не говорили нам: ну как же, мы вот выделяли 500, а потом Кричевский на Радио «КП» сказал, что из 500 выбрали, скажем, 448, зачем нам это надо? А откуда 500?

А. Иванов:

- А вы знаете, сколько на социальные инициативы? Ровно 400.

Н. Кричевский:

- Сколько нужно, столько и выделим. За счет чего? За счет подключения ресурсов печатного станка Центрального банка. Что есть печатный станок Центрального банка в данном случае? Выпускает тот или иной регион инфраструктурные облигации. Договариваются с конкретным подрядчиком. Например, это одна из компаний Ротенберга, человека, который зарекомендовал себя и на строительстве Крымского моста, и на других объектах. К нему претензий нет. Он говорит: я выпускаю бумаги, мы заключаем договор, вы выпускаете под это дело инфраструктурные облигации, Центробанк берет на себя рефинансирование, то есть замещение тех денег, которые региональный бюджет мне перечислит. Элементарно. После этого это уже вопросы к ЦБ, каким образом он будет рассчитываться с федеральным правительством. Может быть, это будет через ОФЗ, может быть, это будет через замещение за счет средств федерального бюджета, я не знаю. Но автодороги, тем более федерального значения, мосты, аэропорты, железнодорожные вокзалы, железные дороги, связь – это же то, что скрепляет страну. Ведь мы же говорим не о том, чтобы отдельно взятый Саратов развивался, ведь за Саратовом есть еще много земель.

А. Иванов:

- Справедливости ради, там был озвучен проект скоростного автобана до Екатеринбурга. Я так понимаю, он даже не входит в эти инфраструктурные…

Н. Кричевский:

- У нас, кроме Екатеринбурга, есть еще Пермь, Челябинск, еще много других городов, где депрессия похлеще.

А. Иванов:

- Видимо, и до них когда-нибудь дойдет очередь.

Н. Кричевский:

- Когда она дойдет? Она дойдет только при принципиальной смене механизма финансирования именно инфраструктурных проектов. Вы скажете: что за бред, Кричевский, что ты несешь, ты ничего не понимаешь. Я вам скажу: Китай. Да, у них внутренних долг 303% ВВП. Но за счет чего? За счет того, что регионы рефинансировали выданные кредиты компаниям у Народного банка Китая. Естественно, закладывали свои облигации. Но сегодня Китай показывает сумасшедшие темпы роста. Почему мы не можем пойти по этому пути? Почему мы не можем посмотреть в сторону Америки?

А. Иванов:

- Давайте закончим тему дивидендов. Путин тоже сегодня говорил в Послании о дивидендах.

Н. Кричевский:

- Не тоже. Мы же идем по следам послания.

А. Иванов:

- Вы Байдена упоминали. Президент сказал, что кто выводит дивиденды, тех поощрять не будем. А кто дивиденды вкладывает в развитие своих предприятий, тех будем поощрять.

Н. Кричевский:

- Расшифруйте, пожалуйста. Это на уровне лозунга.

А. Иванов:

- Какие-то олигархи, получая прибыль…

Н. Кричевский:

- Но не в нашем районе.

А. Иванов:

- … от российских недр, от своих заводов, полученных в результате…

Н. Кричевский:

- Выводят в свои же офшоры, на которые оформлены эти предприятия.

А. Иванов:

- Потом покупают виллы во Флориде или в Лондоне дома. А какие-то, как говорил Владимир Путин, вкладывают в развитие. Они не выводят.

Н. Кричевский:

- Огласите, пожалуйста, весь список.

А. Иванов:

- Вот тут я теряюсь в догадках. Но Владимир Путин имена эти знает.

Н. Кричевский:

- Будем считать, что он в курсе. А мы-то нет. А послание ведь не для него и не для его окружения, которое тоже много знает. А послание для Федерального Собрания. По сути, для нас. Ведь он же и к нам тоже обращался. Можно же было предложить более или менее внятный, понятный, пусть даже в общих чертах механизм.

Почему я сказал про Байдена? Потому что месяц назад они заявили о том, что они инициируют новый глобальный корпоративный налог на прибыль. В первую очередь для того, чтобы те компании, которые выплачивают дивиденды в офшоры, чтобы они платили 21 %. Почему нельзя было сказать об этом? В настоящее время эти люди платят 15 %. Мы считаем, что это мало. Вне зависимости от того, вкладывают они деньги в свое предприятие или нет. Эти предприятия достались им, мягко скажем, не вполне законно. И Путин об этом говорил. Но он говорил об этом девять лет назад, в 2012 году. А сегодня другая ситуация. В стране непростая ситуация. Поэтому 25 %. Не 21 %, как у Байдена. И я уверен, что зал бы рукоплескал.

А. Иванов:

- И отнять загранпаспорта, чтобы не уезжали.

Н. Кричевский:

- Дело в том, что они не приезжают. Они здесь не живут.

А. Иванов:

- Роман Абрамович после сегодняшнего Послания должен продать футбольный клуб «Челси», тем более, что с Суперлигой все равно у них ничего не вышло. И вложить эти деньги в Чукотку.

Н. Кричевский:

- Дело не в Чукотке. У него здесь много других активов. Говорят, что Усманов уже больше года здесь не появляется. Приблизительно то же самое говорят про Потанина. Не знаю. Но предприятия работают здесь. И деньги перечисляют на офшоры этим ребятам. Давайте вспомним, что господин Потанин в 1995 году в результате залогового аукциона хапнул «Норильский никель» за 170 млн. долларов. При том, что цена его была раз в двадцать дороже. Он был вице-премьером, он готовил те самые залоговые аукционы. Но к этой теме никто не возвращается.

А ведь по всем соцопросам, деловой климат у нас отвратительный не потому, что у нас силовики лютуют или правоохранители достали. Я уж не говорю о налоговиках. А потому что люди не верят, что бизнес можно делать честно. Потому что люди понимают, что если ты будешь печь дома тортик – это один разговор, а если ты хочешь приобрести предприятие, то для этого тебе нужна мохнатая лапа в правительстве, как это было в 1995 году.

У меня скоро выходит книга «Духовные скрепы. Культурный код русского характера». И там это расписано в деталях. И почему Виктор Степанович Черномырдин, который стоял во главе правительства, после ухода из правительства заявился в списке Forbes с капиталом в 1,2 млрд. долларов. И ничего этого сказано не было. Не представлен механизм. Мы же хотим знать, как это будет. Потому что эти слова, эти лозунги – ни о чем.

А. Иванов:

- Но Потанина упоминали косвенно, когда Путин сказал о том, что закон о финансовой ответственности собственников предприятий за ущерб природе. И Потанин как раз первым пострадавшим стал, что ли.

Н. Кричевский:

- Влетел. Потому что та ситуация была вопиющая. Когда он отравил огромную арктическую территорию.

А. Иванов:

- Зато раскошелился он, не моргнув глазом.

Н. Кричевский:

- Не он. «Норильский никель». Речь шла о владельцах. И здесь Путину надо сказать огромное спасибо, что наконец-то пошел разговор о том, что напрягать и ошкуривать, говоря по-простому, нужно не предприятия, у которых и так не все хорошо, а собственников.

Точно так же не было сказано о механизме по поводу алиментов.

А. Иванов:

- Надеюсь, все эти собственники предприятий хотя бы алименты исправно платят, которые у них бывают.

Путин Владимир Владимирович
Владимир Владимирович Путин
Президент Российской Федерации

- Отдельно придется остановиться на такой чувствительной для многих семей теме как взыскание алиментов. Просто это проблема, к сожалению, у нас в стране. Эта процедура не должна унижать человека. Все вопросы здесь нужно решать преимущественно удаленно. И главное – в интересах пострадавшей стороны. Мама с малышом на руках, а именно так чаще всего и происходит, не должна обивать пороги инстанций, собирать справки. Надо так выстроить систему межведомственного взаимодействия, в том числе с банками, чтобы обеспечить безусловное исполнение судебных решений по взысканию алиментов. Государство обязано защитить права ребенка. Именно об этом идет речь.

А. Иванов:

- Если темой прошлого года были многодетные семьи, то темой этого года стали одинаковые женщины.

Н. Кричевский:

- Многодетные семьи в прошлом году кончились ничем. Я вам могу сказать как многодетный отец, с четырьмя несовершеннолетними детьми и с двумя совершеннолетними. Помните, я полгода назад говорил о том, что Сергей Семенович Собянин уважаемый предложил мне льготы по транспортному налогу и по налогу на имущество за квартиру до достижения моими двойняшками. 16-летнего возраста. Сергей Семенович, а почему? Мы с их мамой ухандокаемся за эти 16 лет по самое не балуйся. Как только детки подрастут, да и почему до 16? Самые большие проблемы с детьми начинаются, когда они заканчивают школу, когда им надо поступать в институт, потому что у них совершенно другие запросы, гораздо более серьезные в материальном плане. Почему, когда они достигнут 16-летнего возраста, вы снимете с нас льготу по налогу на имущество и по транспортному налогу?

А. Иванов:

- К тому момент уже коммунизм наступит по всему миру.

Н. Кричевский:

- Если вдруг так получится, что не наступит, тогда чего делать? Из ваших карманов или из чьих-то других? Или, может быть, сделать системно, чтобы это было на всю страну, а не только на Москву? Это к вопросу о поддержке многодетных семей.

А. Иванов:

- А про одиноких женщин?

Н. Кричевский:

- По поводу одиноких женщин или мужчин. У нас в эфире некоторое время назад была Елена Николаева, которая топила за создание алиментного фонда. Это один из механизмов. Это совершенно не обязательно единственный. Почему нельзя было взять за основу эту историю? Почему нельзя было предложить другой вариант, но чтобы это был механизм, чтобы это был алгоритм, что если папаша начинает бегать и скрывать свои доходы, ведь банки – это вовсе не обязательно все доходы человека. В банк может четыре или пять тысяч, а он может получать нелегально, полулегально, по ведомости суммы на порядок больше. Это не всегда видят даже налоговые органы. Но жить-то детям надо сегодня. Подайте в алиментный фонд. А уже государство будет всей мощью своего аппарата отыскивать этого козла и наказывать его, сажать его на кол. Почему нельзя было это сделать?

Я несколько лет назад был в службе судебных приставов одного из московских районов. Я ушел оттуда, как будто я разгрузил вагон. Настолько это было подавляюще для моего нутра. Потому что там были одни женщины, очень многие были с детьми. Заходишь в кабинет, где сидят несколько судебных приставов, и все как одна рассказывают свои истории. И все – про мужиков, которые когда-то признавались в любви и дарили цветы, а потом отымели свое, может быть, даже поженились и разбежались. Когда я смотрел на этих девчонок, которые работают приставами, я не мог понять, как они держатся, как они выживают в этих условиях. Это ад.

И вот президент говорит: ну, вот надо как-то вот так. Может быть, как-то предметно? Может быть, как-то системно подойти? Институционально, как сказали бы иные высоколобые экономисты? Я понимаю, что эта проблема есть. Ее надо как-то решать. А как? Этот вопрос остался открытым. Он остался не отвеченным. При том, что было много других моментов в выступлении президента, которые не то что понравились, а они были единственно правильными, единственно верными.

А. Иванов:

- Я заметил, слушая Послание, что иногда будто бы заочно полемизирует с вами президент наш.

Н. Кричевский:

- Как со мной можно полемизировать? Кто я и кто президент.

А. Иванов:

- Вы все время ругаетесь на высшее образование. Владимир Владимирович говорил о нем. «Такого широкого бесплатного доступа к высшему образованию, как в России, нет ни в одной стране мира. В предстоящие два года дополнительно откроем в вузах еще 45 тысяч бюджетных мест. И не менее 70 % из них отдадим в регионы Российской Федерации, где нужны выпускники». Нечем крыть?

Н. Кричевский:

- А зачем крыть, если вчера нагадил президент Академии наук Сергеев. Он говорит, что снизилось количество аспирантов, в десять раза или во сколько. И еще меньше доходит до окончания учебы в аспирантуре. А за последние годы количество уехавших молодых ученых из России увеличилось в пять раз. Я вчера ему заочно в Telegram-канале «Антискрепа» сказал: первая главная причина, почему вот так, почему не защищаются, почему не учатся, дело даже не в финансировании. Его нет, считай. Люди готовы платить за то, что они учатся в аспирантуре, докторантуре. Дело в паскудности мира науки. Первая задача президента РАН была – не выбить дополнительное финансирование, не обозвать Сколково «карликовой институцией», - убить вот эту негативную тенденцию Она многодесятилетняя. Она еще с советских времен.

Когда мне было 20 лет, я пришел к 70-летнему проректору Московского института управления, сейчас это Государственный университет управления, что-то подписать. И мы разговорились с ним. Он на меня посмотрел, видимо, вспомнил себя молодого. Он сказал: Никита, паскуден мир науки. Владимир Сергеевич Румянцев. Не деньги, не научные материалы, не доступ к экспериментам или опытным образцам, а к тому, что моральный климат там отвратительный.

Потому что я потратил массу усилий для того, чтобы один мой близко знакомый человек, шикарный экономист, защитил докторскую диссертацию по поводу общественной мотивации. Он закрепился за докторантурой, он платил три года деньги, ему дали научного консультанта. Консультант спер у него идею. Это было при мне. И первый выступил категорически против допуска его к докторской защите. Почему – я не знаю. Но это было. И это сплошь и рядом. Поборы как были, так и остались. Плата за входной билет как была, так и осталась. Деньги в конверте как были, так и остались. Подсиживание, подзуживание, харассмент в науке как были, так и остались.

Не к ночи будет помянута Вышка. Да вы посмотрите, там на днях арестовали очередного товарища по подозрению в педофилии. Вот о чем нужно было в первую очередь говорить Сергееву, президенту Академии наук, когда он заступал на свою должность. Но он решил констатировать, что количество уехавших выросло в пять раз. А Путин говорит: у нас высшее образование зашибись. А Сергеев выходит и говорит: а количество уехавших выросло в пять раз. Представляете, какой диссонанс.

Я, как настоящий патриот, как человек, который безгранично любит свою Родину и ни на что ее не променяет, потому что у любого русского человека есть непререкаемая в голове константа – это мама и это Родина, больше ничего нет. Ну, вера еще. Вот за что надо аплодировать стоя, это за то, как президент скромно, выверенно, педантично, аккуратно высказался по поводу ситуации, которая в эти дни творится вокруг России. Ему достаточно было сказать только это, развернуться и уйти. И мы бы сказали: это наш президент! Потому что, если у России есть только два союзника – и это Петров и Боширов, то у России есть только один президент – это Владимир Путин!

А. Иванов:

- «Я плачу 13 % налогов, а самозанятые – 4 %. Так почему у них должны быть те же права?»

Н. Кричевский:

- И плюс за этого самозанятого этот человек еще платит взносы в социальные фонды. Самозанятые говорят: а можно мы тоже будем платить? Такой опции нет.

А. Иванов:

- На этом все. благодарю за то, что вы были с нами.

Н. Кричевский:

- Читайте Telegram-канал «Антискрепа». Там найдете ответы на все вопросы.

А. Иванов:

- Прощаемся с вами до следующей недели.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!